Криминалистическая характеристика профессиональных преступлений, совершенных медицинскими работниками при осуществлении ими своих профессиональных обязанностей

(Сучков А. В.)

(«Медицинское право», 2012, N 2)

Текст документа

КРИМИНАЛИСТИЧЕСКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА

ПРОФЕССИОНАЛЬНЫХ ПРЕСТУПЛЕНИЙ,

СОВЕРШЕННЫХ МЕДИЦИНСКИМИ РАБОТНИКАМИ

ПРИ ОСУЩЕСТВЛЕНИИ ИМИ СВОИХ ПРОФЕССИОНАЛЬНЫХ ОБЯЗАННОСТЕЙ

А. В. СУЧКОВ

Сучков Андрей Викторович, майор юстиции, старший следователь СО Кировского ЛО МВД России на транспорте.

В работе автор рассматривает содержание элементов криминалистической характеристики профессиональных преступлений, совершенных медицинскими работниками при осуществлении ими своих профессиональных обязанностей. Раскрывая тему работы, автор доказывает обоснованность включения указанных элементов в структуру криминалистической характеристики конкретного вида преступлений.

Ключевые слова: криминалистическая характеристика преступлений, элемент, профессиональные преступления, информация.

Criminalistic characteristics of professional crimes committed by medical workers in effectuation by them of their professional duties

A. V. Suchkov

In the work the author considers the maintenance an element the kriminalistichesky characteristics of the professional crimes made by medical workers at realization by them of the professional duties. Opening a work theme, the author proves validity of inclusion of the specified elements in structure the kriminalistichesky characteristics of a concrete kind of crimes.

Key words: the kriminalistichesky characteristic of crimes, an element, professional crimes, the information.

Достижение цели уголовного судопроизводства по конкретному уголовному делу во многом зависит от профессиональных навыков и умений следователей и дознавателей.

В свою очередь, лишь постоянное совершенствование следователями и дознавателями своих знаний, умений и навыков — залог успеха в достижении цели уголовного судопроизводства.

Одним из источников профессиональных следственных знаний являются частные методики расследования преступлений и их криминалистические характеристики.

Криминалистическая характеристика преступления как категория сформировалась в криминалистической науке наряду с уголовно-правовой, криминологической и психологической характеристиками преступлений, но в отличие от них представляет собой «совокупность данных о преступлении, которые способствуют его раскрытию и наиболее оптимальному расследованию» [1].

Видовая криминалистическая характеристика преступлений формируется научными методами в ходе изучения и обобщения уголовных дел определенной категории. При этом следует отметить, что юридические и практические проблемы доказывания профессиональных преступлений медицинских работников не позволяют сформировать судебную практику, несмотря на то, что с каждым годом количество обращений пациентов и их представителей на неправомерные действия медицинских работников растет.

Таким образом, в результате изучения уголовных дел формируется «картина» преступления, дающая возможность лицу, уполномоченному проводить предварительное расследование, преодолеть информационный вакуум, выдвинуть реальные версии о сущности события, способах его совершения, о следах, подлежащих изъятию.

При этом следует заметить, что понятие криминалистической характеристики преступлений — это одна из наиболее дискуссионных проблем в криминалистике [2, 3].

Единой дефиниции понятия «криминалистическая характеристика» в науке нет. Обобщенно под криминалистической характеристикой преступления понимается совокупность объективных сведений о преступлении, позволяющих следователю наиболее эффективно и оптимально организовать раскрытие и расследование преступного события.

Проблемам криминалистической характеристики преступлений в научной литературе в последнее время стало уделяться достаточно много внимания [2, 4, 5].

Но, несмотря на это, дискуссионным остается вопрос о содержании криминалистической характеристики и ее роли как одной из ведущих категорий криминалистической науки [2, 3, 4, 5, 6, 7].

Также следует отметить, что среди ученых нет единства мнений относительно количества и содержания элементов, входящих в общую криминалистическую характеристику преступлений.

Ввиду ограниченности объема статьи мы лишь укажем, что данному вопросу посвящена работа В. Л. Кудрявцева, с точкой зрения которого нельзя не согласиться [4].

Согласно позиции автора к элементам, образующим общую криминалистическую характеристику, преступления следует отнести:

а) первоначально полученную информацию, а также известные обстоятельства совершения преступления (место, время, способ, предмет преступного посягательства, обстановка, сопровождавшая совершение преступления);

б) информацию, полученную непосредственно после совершения преступления и при проверке сообщения о совершенном преступлении:

— информацию о способах подготовки, совершения, сокрытия преступления;

— информацию о методах, приемах, используемых при подготовке и в процессе совершения преступления;

— информацию о предполагаемом субъекте (группе субъектов) преступления;

— информацию о возможных мотивах совершенного преступления;

— информацию о результатах, последовавших после совершения преступления;

— информацию о материальных следах;

— информацию о пострадавшем.

Информация группы «а», как правило, очень скудна, и в ходе проведения проверочных мероприятий в порядке ст. 144 УПК РФ необходимо располагать информацией, основные тезисы которой указаны в группе «б».

С практической точки зрения на этапе проверки сообщения о совершенном преступлении и первоначальном этапе расследования уголовного дела при разработке розыскных и следственных версий важное значение имеет криминалистическая характеристика конкретного вида преступлений.

Интерес нашего исследования составляют профессиональные преступления медицинских работников, совершенные последними при исполнении своих должностных (профессиональных) обязанностей.

При этом на практике сотрудники правоохранительных органов при производстве проверок по сообщениям о совершении профессиональных преступлений медицинскими работниками при осуществлении последними должностных обязанностей (трудовых функций) и в дальнейшем при расследовании уголовных дел, возбужденных в отношении медицинских работников по фактам совершения ими профессиональных преступлений, в одних случаях используют элементы методики расследования неосторожных преступлений, посягающих на жизнь и здоровье граждан; в других — пытаются на основе личных знаний и следственного опыта разобраться в сути происшедшего самостоятельно.

В большинстве же случаев сотрудники правоохранительных органов, не утруждая себя необходимостью познать и понять суть происшедшего, назначают судебно-медицинскую экспертизу и на основании полученного результата принимают решение.

Сложившаяся на практике ситуация дает основание полагать, что трудность в формировании криминалистической методики расследования профессиональных преступлений, совершенных медицинскими работниками в ходе осуществления ими своих профессиональных (должностных) обязанностей, заключается в недостаточно изученной и разработанной криминалистической характеристике преступлений данного вида.

Учитывая ограниченность объема статьи, рассмотрим более подробно первые четыре элемента криминалистической характеристики профессиональных преступлений медицинских работников (информация группы «б»), а именно:

1) информацию о способах подготовки, совершения, сокрытия преступления;

2) информацию о методах, приемах, используемых при подготовке и в процессе совершения преступления;

3) информацию о предполагаемом субъекте (группе субъектов) преступления;

4) информацию о результатах, последовавших после совершения преступления.

1. В научной литературе встречается точка зрения, согласно которой при расследовании уголовных дел, возбужденных в отношении медицинских работников за совершение последними профессиональных преступлений, такой элемент общей криминалистической характеристики, как информация о способах подготовки преступления, не может входить в перечень общих элементов. Это связано с тем, что отмеченный элемент относится исключительно к преступлениям, имеющим вину в форме умысла [5].

Преступления рассматриваемой категории характеризуются виной в форме неосторожности.

Таким образом, к способам совершения преступления указанной категории относятся:

— невыполнение (полное, частичное);

— игнорирование;

— незнание.

К способам сокрытия преступления следует отнести:

— уничтожение;

— замена;

— внесение изменений, дополнений в медицинские документы.

Невыполнение (полное, частичное). Возможно, на первый взгляд, покажется, что игнорирование — это и есть невыполнение, а невыполнение — игнорирование. Это не совсем так. В словаре русского языка С. И. Ожегова мы находим толкование слова «выполнить». Так, с позиции С. И. Ожегова «выполнить — 1. Осуществить, провести в жизнь (порученное, задуманное); 2. Создать, сделать» [8].

Соответственно, невыполнение — это не сделать, не осуществить.

Основным критерием разделения понятий «не выполнить» и «игнорировать» является наличие точного знания субъектом мероприятий (манипуляций), подлежащих выполнению.

«Игнорировать — умышленно не заметить, не замечать, не принять во внимание» [8].

Таким образом, основным критерием разделения понятий «невыполнение» и «игнорирование» является наличие точного знания субъектом мероприятий (манипуляций), подлежащих выполнению.

Незнание. «Незнание — неосведомленность в чем-нибудь» [8]. Незнание как способ совершения профессионального преступления медицинских работников настолько актуален, что об этом уже заговорили сами медики. Так, согласно точке зрения одного из ведущих специалистов в области акушерства и гинекологии, заслуженного деятеля науки РФ, профессора В. Е. Радзинского [9], одной из основных причин врачебных ошибок на сегодняшний день называется именно незнание.

Уничтожение. Уничтожение материальных носителей информации осуществляется в первую очередь посредством их изъятия. Процесс и способ изъятия зависят от того, где находится материальный носитель информации (например, первичная медицинская документация) и к какому виду источников информации он относится (например, медицинская документация или биологический материал, подлежащий исследованию).

Замена. Следует отметить, что заменить возможно лишь материальный носитель информации (документ). То есть, как правило, заменяется первичная медицинская документация, отражающая действия медицинского персонала, повлекшие наступление вредных последствий, или отражающая причинно-следственную связь между действиями медицинского персонала и наступлением вредного результата.

Внесение изменений, дополнений в медицинские документы. Сокрытие преступления возможно путем внесения дополнений, изменений в медицинские документы.

Так, согласно данным обвинительного заключения по уголовному делу N 10236019: «Пояснения потерпевшей Д. от 24 октября 2010 г., сделанные ею собственноручно в протоколе ознакомления потерпевшей с заключением эксперта N 269-02/10 от 04.08.2010, согласно которым в заключении эксперта, с которым она ознакомилась, говорится, что у ее ребенка во время родов было обвитие пуповины вокруг шеи и туловища. Это не соответствует действительности. Думает, что М. написал в медицинской документации про обвитие пуповиной шеи и тела ребенка с целью уйти от ответственности. Ее ребенок получил травму из-за неквалифицированных действий М., который на протяжении практически 10 минут не мог извлечь голову ее ребенка во время родов» (том N 2, л. д. N 29) [10].

О необходимости ликвидации порочной практики неправдивого и неточного заполнения медицинской документации автор находит в работе В. Е. Радзинского [9]. При этом В. Е. Радзинский четко указывает, что «историю родов пишут «для прокуроров» [9].

2. К особенностям преступлений данной категории относится то, что у профессиональных преступлений медицинских работников отсутствует динамический процесс подготовки к совершению данного преступления.

Отчасти к процессу подготовки можно отнести процесс неполучения медицинским работником знаний, необходимых для оказания квалифицированной медицинской помощи.

Однако данная характеристика более полно, на наш взгляд, должна быть освещена при раскрытии элемента криминалистической характеристики, характеризующего субъекта преступления.

Таким образом, при рассмотрении информации о методах, приемах, используемых при подготовке и в процессе совершения преступления, следует отметить, что преступления данной категории не готовятся.

К методам и приемам совершения данных преступлений следует отнести не точное, не полное выполнение и (или) не точное, не полное соблюдение указанных и общепринятых в медицинской литературе (науке) методов и способов оказания медицинской помощи по конкретному виду заболеваний.

3. Анализируя информацию о предполагаемом субъекте преступления, необходимо установить, каким образом характеризуется подозреваемое лицо не только по месту жительства, но и главным образом по месту работы. Причем общей ошибкой лиц, уполномоченных проводить проверки и принимать процессуальные решения, является истребование характеристики как по месту работы, так и по месту жительства — без указания качеств, которые подлежат оценке. Так, из обвинительного заключения по уголовному делу N 10236019, возбужденному по факту причинения заведующим гинекологическим отделением МУЗ «Коношская центральная районная больница Архангельской области» врачом акушером-гинекологом первой квалификационной категории по специальности акушерство и гинекология, имеющим общий медицинский стаж 25 лет и право осуществлять медицинскую деятельность, смерти по неосторожности, то есть по признакам состава преступления, предусмотренного ст. 109 ч. 2 УК РФ, следует, что привлеченный заведующий гинекологическим отделением МУЗ «участковым уполномоченным милиции характеризуется удовлетворительно, по месту работы — посредственно» (том N 2, л. д. N 152176) [10].

В ходе анализа обвинительного заключения по уголовному делу N 10236019 возникает вопрос: термин «посредственно», указанный в характеристике с места работы, относится к личности обвиняемого или к профессиональным качествам обвиняемого? Если имеется в виду оценка личностных качеств лица — это субъективная оценка руководителя. Если оцениваются профессиональные качества, то в материалах уголовного дела должны быть соответствующие доказательства, подтверждающие данные выводы проверки:

— во-первых, если руководитель считает данного специалиста «посредственным», то почему не ставился вопрос о соответствии обвиняемого занимаемой должности;

— во-вторых, что послужило основанием утверждения о «посредственности» данного лица как специалиста, если у него имеется весь перечень документов, позволяющих осуществлять врачебную практику.

В данном обвинительном заключении автор не нашел ответов на поставленные вопросы, которые позволили бы охарактеризовать данное лицо с точки зрения его профессиональной компетентности.

При этом, анализируя существо обвинения в тексте обвинительного заключения, автор находит подтверждение правоты занятой позиции: «…согласно методу Цовьянова I, описанному в специальной медицинской литературе, знание которого входит в программу обучения по специальности «Акушерство и гинекология» и обязательно для сдачи квалификационного экзамена по специальности «Акушерство и гинекология», при тазовом (ягодичном) предлежании плода выполнить следующие действия: рождение плода до пупочного кольца происходит самостоятельно…» Далее в обвинительном заключении подробно описывается сам метод.

Таким образом, следователь при составлении обвинительного заключения косвенно указывает на недостаточность и неполноту знаний обвиняемого, хотя последний имеет соответствующие документы, позволяющие ему осуществлять практику врача. Следователь акцентирует внимание на том, что именно незнание обвиняемым обязательного метода (алгоритма действий) способствовало совершению инкриминируемого деяния.

Дальнейший анализ указанного обвинительного заключения вновь подтверждает занятую автором позицию относительно необходимости принятия медицинских стандартов, обязательных для исполнения всеми субъектами.

Так, «согласно приложению N 1 к Приказу Министерства здравоохранения РФ «Об отраслевых стандартах объемов акушерско-гинекологической помощи» N 323, утвержденному 05.11.1998 (вместе с «Отраслевыми стандартами объемов обследования и лечения беременных, рожениц и родильниц», «Отраслевыми стандартами объемов обследования и лечения при гинекологических заболеваниях»), в котором перечислены необходимые для осуществления родовспоможения требуемый минимальный, рекомендуемый максимальный перечни диагностических мероприятий и стандарт лечения, необходимо вести родоразрешение, в т. ч. при тазовом (ягодичном) предлежании, согласно стандарту лечения, в который входят: оказание ручного пособия по Цовьянову; введение спазмолитических и анальгетических препаратов; внутривенное введение утеротонических средств» [10].

Таким образом, следователь ссылается на медицинские стандарты, которые носят рекомендательный характер и не обязательны к исполнению, как на документы, носящие императивный характер. Заместитель главного врача по медицинским вопросам при перечислении документов, обязательных к исполнению медицинским работником, в данном случае заведующим гинекологическим отделением — врачом-акушером, не указала ни на один именующийся стандарт.

Учитывая изложенное, можно предположить, что при наличии необходимых для ведения практики документов медицинский работник не всегда обладает необходимым объемом и качеством знаний, которые требуются при исполнении профессиональных обязанностей.

Подтверждение этому мы находим в работах ученых медиков. Так, В. Е. Радзинский в своей работе, посвященной акушерской агрессии, со ссылкой на исследования выдающегося клинициста Р. Хегглина отмечает, что основными причинами врачебных ошибок, явившихся причинами смертельных исходов, являются:

— незнание;

— недостаточное обследование;

— ошибки в суждении (отсутствие клинического мышления, излишняя самоуверенность, предвзятость, самолюбие и тщеславие, нелогичность выводов, нерешительность, стремление ставить «интересные диагнозы», склонность к пессимизму или излишний оптимизм);

— ошибки аппаратуры [9].

Таким образом, из четырех причин врачебных ошибок, являющихся преступными, три относятся к субъекту и субъективной стороне, т. к. являются элементами неосторожной формы вины.

При расследовании данной категории дел в криминалистическую характеристику нецелесообразно включать такой элемент, как мотивы совершения преступления, т. к. данный элемент присущ преступлениям, имеющим вину в форме умысла.

4. Информация о результатах, последовавших после совершения преступления.

Законодательное определение преступления содержит в себе такой признак, как общественная опасность. Общественная опасность заключается в способности причинения от преступления существенного вреда охраняемым уголовным законом объектам.

Ожегов определяет вред как ущерб, порчу [8].

Таким образом, к информации о результатах, последовавших после совершения преступления, следует отнести данные о причиненном потерпевшему от преступления вреде.

В ходе анализа уголовных дел, заключений комиссий экспертов по уголовным и гражданским делам данной категории, научных работ и статей в научно-практических СМИ автор пришел к выводу, что криминалистическая характеристика преступлений данной категории состоит из следующей информации:

1) информация о способах совершения, сокрытия преступления;

2) информация о месте совершения преступления:

а) пострадавшее лицо находилось на амбулаторном лечении;

б) пострадавшее лицо находилось на стационарном лечении в ЛПУ;

в) экстренное доставление пострадавшего в ЛПУ;

3) информация о способах сокрытия преступления;

4) информация о предполагаемом субъекте (группе субъектов) преступления;

5) информация о результатах, последовавших после совершения преступления.

Значение разработки криминалистической характеристики преступлений конкретного вида или группы состоит в том, что знания совокупности входящих в нее (криминалистическую характеристику) элементов позволят по отдельно установленным фрагментам построить достаточную для принятия решения модель преступления, а также высказать обоснованные предположения о наличии не известных еще элементов, т. е. предугадать всю совокупность подготовки, совершения и сокрытия преступления, а также характеристику личности виновного [5].

С практической точки зрения криминалистическая характеристика как научная абстракция может иметь значение лишь тогда, когда выявлены «корреляционные связи и зависимости между ее элементами, носящие закономерный характер, данные о которых служат ориентиром при выдвижении версий и определении направления расследования» [5].

В заключение необходимо отметить, что разработка криминалистической характеристики профессиональных преступлений, совершенных медицинскими работниками при осуществлении ими профессиональных (должностных) обязанностей, послужит:

— во-первых, защите прав и законных интересов граждан, пострадавших от преступных действий медицинского персонала;

— во-вторых, защите от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения медицинских работников за профессиональные преступления, при осуществлении профессиональных (должностных) обязанностей.

Литература

1. Балашов Д. Н., Балашов Н. М., Маликов С. В. Криминалистика: Учебник. М.: ИНФРА-М, 2005. С. 6.

2. Егорышева Е. А. Дискуссионные проблемы криминалистической характеристики преступлений // Вестник ВЭГУ. 2006. N 27/28. С. 141 — 146.

3. Криминалистика: Учеб. пособие / Под ред. А. В. Дулова. Мн.: НКФ Экоперспектива, 1996. С. 73.

4. Кудрявцев В. Л. Криминалистическая характеристика преступлений: вопросы существования в науке и значимости на практике // Международная ассоциация содействия правосудию / МАСП/IUAJ 2010. URL: http://www/iuaj. net/node/614 (дата обращения: 10.10.2011).

5. Виноградов С. В., Флоровский М. Ю. Структура и содержание криминалистической характеристики в видовом моделировании частных методик расследования преступлений // Общественно-политический журнал-клуб «ЗНАТЬ». URL: http:// www. znat. ru/ 78-vinogradov-s.-v.-florovskijj-m.-ju.-struktura-i. html (дата обращения: 19.10.2011).

6. Егорышева Е. А. Первоначальный этап расследования краж из помещений, совершенных несовершеннолетними в группе: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Уфа, 2004. С. 10 — 20.

7. Прохоров М. С. Криминалистическая характеристика преступлений // Известия Российского государственного педагогического университета им. А. И. Герцена. СПб., 2008. N 12 (85). С. 353 — 355.

8. Словарь русского языка. Ок. 53000 слов / С. И. Ожегов; под общ. ред. проф. Л. И. Скворцова. 24-е изд., испр. М.: ООО «Изд-во Оникс»: ООО «Изд-во «Мир и Образование», 2008.

9. Радзинский В. Е. Акушерская агрессия. М.: Изд-во журнала Status Praesens, 2011. С. 69.

10. Обвинительное заключение по уголовному делу N 10236019, расследованному следователем Няндомского межрайонного следственного отдела следственного управления Следственного комитета при прокуратуре РФ по Архангельской области и Ненецкому автономному округу.

——————————————————————

Название документа

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *