Криминологическая и судебно-психиатрическая характеристика женщин, совершивших убийство новорожденного (неонатицид)

(Русина В. В.) («Российский следователь», 2012, N 7) Текст документа

КРИМИНОЛОГИЧЕСКАЯ И СУДЕБНО-ПСИХИАТРИЧЕСКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ЖЕНЩИН, СОВЕРШИВШИХ УБИЙСТВО НОВОРОЖДЕННОГО (НЕОНАТИЦИД) <*>

В. В. РУСИНА

——————————— <*> Rusina V. V. Criminological and forensic-psychiatric characteristics of women committed infanticide (neonaticide).

Русина Виктория Викторовна, врач, судебно-психиатрический эксперт высшей категории КУЗ «Воронежский ОКПНД», кандидат медицинских наук.

В статье даются криминологические и личностные характеристики матерей, совершивших убийство новорожденного (ст. 106 УК РФ). Рассматривается влияние психической патологии, а также социальных факторов, имеющих особое значение для женщин, находящихся в состоянии беременности, и способствующих совершению ими преступления.

Ключевые слова: убийство новорожденного, неонатицид, женщины-преступницы, психические расстройства, личностные особенности, отсутствие социальной поддержки.

The aim of the present study was to examine criminological and personal characteristics of women committed neonaticide. The effect of mental disorders and few independent social factors were found to predict neonaticide. Risk factors were associated with low socioeconomic status, lack of social support and negative attitudes of relatives to the current pregnancy, from which women are dependent.

Key words: neonaticide, female offenders, mental disorders, personal characteristics, lack of social support.

К концу XX в. 29 стран, признавая уникальные биологические изменения в организме, вызываемые деторождением, изменили меру наказания в случае совершения женщиной неонатицида (убийства новорожденного в первые 24 часа жизни) [3]. Согласно данным World Health Statistic [16] средняя распространенность неонатицида в мире — 7,2+/-5,4/100000 (6,4/100000), в 1995 г. его частота составила в России 18,5/100000. Тем не менее точной статистики нет, лишь отмечается, что с начала 90-х гг. к концу века число убийств новорожденных выросло более чем вдвое [2]. Исследователи разных стран, изучая данный феномен, установили, что средний возраст женщин, убивших новорожденных, варьировался от 19 до 24 лет [1, 7, 10, 11, 14]. При описании характерологических особенностей отмечались их личностная незрелость, отсутствие криминального прошлого [12, 15], пассивность, интеллектуальный уровень ниже среднего [14], тревожность, неуверенность в себе, ранимость, низкий уровень фрустрационной толерантности [1]. Фактором риска совершения неонатицида являлся незамужний статус беременных женщин [1, 7, 9, 10, 11, 12], а также проживание вместе с родителями или другими родственниками [4, 13]. В семьях будущих матерей отмечалось отсутствие теплых родственных отношений, нередко царящие строгие религиозные и культуральные правила, исключающие сексуальные отношения до брака [11, 13]. Кроме того, взаимоотношения с отцом ребенка носили непрочный характер, что объясняло боязнь женщин сообщить своим партнерам о наступившей беременности [1, 11]. J. Haapasalo et al [9], C. L. Meyer et al [11], M. G. Spinelly [14] в своих работах сделали вывод, что члены семьи или интимные партнеры могут «не замечать» нежеланной беременности женщин, несмотря на красноречивое изменение тела будущих матерей. A. J. Wilkins [15] подчеркивал, что общая характеристика женщин, убивших новорожденных, включает сокрытие беременности, а S. H. Friedman et al [8] обобщила, что сокрытие беременности или ее отрицание может служить предиктором неонатицида; уклонение женщины от акушерско-гинекологической помощи достоверно свидетельствует о такой возможности, однако подобное поведение трудно выявляется. Вследствие, как правило, неожиданного наступления родов женщины чаще рожают в одиночестве, нередко дома или поблизости, в то время когда остальные домочадцы находятся рядом. При таких обстоятельствах в момент рождения ребенка у женщин часто наступало истощение психической деятельности и/или развивалось паническое состояние, сопровождающееся спутанностью сознания, что не позволяло им верно оценить ситуацию и произвести соответствующие ей действия [4, 11, 12]. Многими отмечалось, что у совершивших неонатицид женщин чаще имеются психологические проблемы [9], а психотические расстройства встречаются редко [7, 9, 11, 12]. В результате отечественного исследования случаев убийств матерями новорожденных М. А. Качаевой [1] был выявлен ряд отличительных черт, заключающихся в особенностях предшествующей преступлению психотравмирующей ситуации, включающей в себя страх огласки, позора незаконной беременности, сложные семейные взаимоотношения (с будущим отцом ребенка, родственниками), материальные затруднения, увольнение с работы. Такая ситуация всегда отличалась относительной неразрешимостью, нарастающей с приближением родов, и способствовала быстрому развитию у рожениц особого эмоционального состояния, относящегося к периоду непосредственного совершения агрессивных действий, возникновению выраженной астении, связанной с фактом субъективно-неожиданных, внезапных, стремительных, происходивших без родовспоможения, в ситуации изоляции родов. При этом у женщин возникало ощущение беспомощности, растерянности. Агрессивные действия совершались непосредственно во время родов или немедленно после рождения ребенка путем удушения, утопления, нанесения смертельных ранений колющими предметами. В настоящей работе были обследованы 22 женщины, совершившие убийство новорожденного (неонатицид — ст. 106 УК РФ). В результате исследования было установлено, что значительная часть женщин не достигли 25 лет (49,6%, р < 0,05). 45,5% женщин находились в зарегистрированном или незарегистрированном браке, 36,4% были незамужними, остальные — разведенными, вдовами. Отношения с брачными партнерами у женщин преимущественно были несчастливыми, формально-равнодушными или конфликтными, чаще всего у них отсутствовала поддержка со стороны близких людей. У многих женщин имелось несколько детей (68%), за которыми в 47% случаев близкие женщинам люди замечали отсутствие должного ухода, в результате чего к женщинам нередко применялись административные санкции в виде выговоров, штрафов (13%), 6,7% (р < 0,01) были лишены родительских прав. 13% женщин наблюдались психиатром вследствие ранее выявленной умственной отсталости. В подавляющем большинстве случаев (81,8%) женщины скрывали свою беременность от окружающих, в 18,2% они однократно обращались к гинекологам или непосредственно перед родами вставали на учет в женскую консультацию. Однако в 81,8% случаев родственники и близкие женщинам люди были осведомлены об их беременности, предпочитая ее «не замечать», или высказывали женщинам угрозы оставить их и их имеющихся и будущих детей без помощи и материальной поддержки, поскольку во всех случаях беременность была нежеланной. Гибели новорожденных предшествовало тяжелое материальное положение их семей (45,5%, р < 0,01). В 36,4% случаев после рождения женщины оставляли новорожденных без помощи, в результате чего наступала их смерть от переохлаждения. В 36,4% случаев матери перекрывали или сдавливали детям дыхательные пути, в 23% случаев смерть младенцев наступала в результате причинения им тупой травмы головы. В 32% случаев родные или лица ближайшего окружения были осведомлены о произошедших родах, при этом женщины сообщали, что у них произошел выкидыш или ребенок родился мертвым, и окружающие помогали им в сокрытии трупа. Большинство женщин к уголовной ответственности привлекались впервые (95,5%, р < 0,01). При оценке личностных особенностей у женщин преобладал следующий комплекс: тенденция не раскрывать свои чувства и переживания, зависимость, пассивность, отгороженность, замкнутость (31,8%), между которым и вероятностью совершения неонатицида была выявлена положительная корреляционная связь (rs = 0,7). В результате экспертного решения было установлено, что 68% (р < 0,01) женщин были способны осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими, однако у 18,2% из них было установлено состояние эмоционального напряжения, оказавшего существенное влияние на их поведение при совершении преступления. Решение об ограниченной способности женщин понимать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими (ст. 22 УК РФ) было обусловлено декомпенсацией состояния женщин с умственной отсталостью в период родов (13,7%). Экскульпация совершивших неонатицид женщин (18,2%) происходила вследствие отмечавшегося у них в период родов временного психотического состояния (F53.9 по МКБ-10), а также при выявлении выраженной психической патологии. При оценке неслучайности действий женщин, а также жестокого обращения с детьми как предиктора последующей смерти новорожденных был использован биноминальный критерий m. В результате было выявлено, что от рук повторнородящих женщин, жестоко обращавшихся со старшими детьми, новорожденные погибают чаще, чем от рук первородящих матерей. Проведенное исследование позволяет сделать вывод, что к моменту родов у женщин отмечалась констелляция различных факторов, способствующих убийству новорожденных (тяжелое материальное положение и/или конфликтные/формальные семейные отношения, негативное давление и отсутствие поддержки со стороны родных, наличие у женщин психических расстройств, ограничивающих их адаптационные ресурсы), что вызывало снижение социальной адаптации и фрустрационной толерантности женщин. Можно отметить, что одним из специфических предикторов неонатицида могут служить уклонение женщины от акушерско-гинекологической помощи и сокрытие беременности, о которой тем не менее широко известно окружающим людям, предпочитающим «не замечать» особое положение женщин или открыто угрожать оставить тех и их малолетних детей без помощи в случае рождения еще одного ребенка. Кроме того, возможность неонатицида достоверно высока в неблагополучных семьях, в которых практикуется жестокое обращение с детьми. Особого внимания заслуживают юные незамужние, не имевшие ранее детей женщины, у которых незапланированная беременность протекала в условиях длительной психотравмирующей ситуации (страха перед родителями, позора) и у которых вследствие специфических физиологических факторов, обусловленных беременностью и родами, развивались временные психотические расстройства или особые эмоциональные состояния, обусловливавшие совершение женщинами криминальных действий. Таким образом, проблема неонатицида в значительной степени является социальной, она может быть решена совместными усилиями общественных структур на государственном уровне.

Литература

1. Качаева М. А. Психические расстройства у женщин, совершивших агрессивные действия против личности (клинический и судебно-психиатрический аспекты): Дис. … докт. мед. наук. М.: 1999. 389 с. 2. Криминогенная ситуация в России на рубеже XXI века / Под общ. ред. А. И. Гурова. М.: ВНИИ МВД РФ, 2000. С. 21. 3. American Psychiatric Association Statement on the Insanity Defense and Mental Illness. Release N 02-0. Washington, DC: APA, 2002. 4. Atkins E. L., Grimes J. P., Joseph G. W., Liebman, J. Denial of Pregnancy and neonaticide during adolescence: Forensic and clinical issues // American Journal of Forensic Psychology. 1999. Vol. 17. N 1. P. 5 — 33. 5. Brockington I. Pregnancy and mental health // Motherhood and Mental Health. Oxford: Oxford University Press, 1996. P. 61 — 134. 6. Browne K., Lynch M. The nature and extent of child homicide and fatal abuse // Child Abuse Rev. 1995. Vol. 4. P. 309 — 316. 7. D’Orban P. T. Women who kill their children // British Journal of Psychiatry. 1979. Vol. 134. P. 560 — 571. 8. Friedman S. H., McCue Horwitz S., Resnick, P. J. Child Murder by Mothers: A Critical Analysis of the Current State of Knowledge and a Research Agenda // The American Journal of Psychiatry. 2005. Vol. 162. P. 1578 — 1587. 9. Haapasalo J., Petaya S. Mothers who killed or attempted to kill their child: Life circumstances, child abuse, and types of killing // Violence and victims. 1999. Vol. 14. N 3. P. 219 — 239. 10. Herman-Giddens M. E., Smith J. B., Mittal M., Carlson M., Butts J. D. Newborns Killed or left to die by a Parent. A population-based study // JAMA. 2003. Vol. 289. P. 1425 — 1429. 11. Meyer C. L., Oberman M., White K., Rone M., Batra P., Proano T. C. Mothers who kill their children: Understanding the acts of moms from Susan Smith to «Prom Mom». New York: New York University Press, 2001. 12. Resnick P. J. Murder of the newborn: A psychiatric review of neonaticide // American Journal of Psychiatry. 1970. Vol. 126. N 10. P. 1414 — 1420. 13. Sadoff R. L. Mothers who kill their children // Psychiatr Ann. 1995. Vol. 25. P. 601 — 605. 14. Spinelly M. G. Neonaticide: A systematic investigation of 17 cases // Spinelly M. G. (Ed.) Infanticide: psychosocial and legal perspectives on mothers who kill. Washington, DC: American Psychiatric Publishing, Inc., 2003. P. 105 — 118. 15. Wilkins A. J. Attempted infanticide // Br J Psychiatry. 1985. Vol. 146. P. 206 — 208. 16. WHO. World Health Statistic (1986 — 1998) / Geneva.

——————————————————————

Название документа

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *