О разработанном МВД РФ законопроекте «Об обеспечении безопасности при проведении спортивных и иных массовых мероприятий в Российской Федерации»

(Песков А. Н.) («Спорт: экономика, право, управление», 2012, N 2) Текст документа

О РАЗРАБОТАННОМ МВД РФ ЗАКОНОПРОЕКТЕ «ОБ ОБЕСПЕЧЕНИИ БЕЗОПАСНОСТИ ПРИ ПРОВЕДЕНИИ СПОРТИВНЫХ И ИНЫХ МАССОВЫХ МЕРОПРИЯТИЙ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ» <*>

А. Н. ПЕСКОВ

——————————— <*> Peskov A. N. About the draft law «On en suring safety in sports and other mass events in the Russian Federation» developed by the Ministry of internal affairs.

Песков Анатолий Николаевич, начальник Управления безопасности Российского международного олимпийского университета, член Комиссии по спортивному праву Ассоциации юристов России, кандидат юридических наук, автор учебной программы «Спорт и безопасность».

МВД РФ передало в Комиссию по спортивному праву Ассоциации юристов России последний вариант разработанного этим ведомством законопроекта «Об обеспечении безопасности при проведении спортивных и иных массовых мероприятий в Российской Федерации». Внесенные МВД РФ изменения улучшили и конкретизировали содержание этого документа. Однако, по мнению эксперта, законопроект нуждается в новых концептуальных подходах, широком использовании международных стандартов безопасности, новаций зарубежного законодательства и положительного опыта правоприменительной практики в сфере обеспечения безопасности спорта.

Ключевые слова: обеспечение безопасности спортивных мероприятий, субъекты обеспечения безопасности, сертификация безопасности спортивных объектов, лишение права.

The Ministry of Internal Affairs has transferred the latest version of the draft «On ensuring safety in sports and other mass events in the Russian Federation» to the Commission on Sports law of Association of Russian Lawyers. The changes made by the Ministry of Internal Affairs improved the content and makes the draft more concrete. However in expert’s opinion the draft needs a new conceptual approach, extensive use of international standards of safety, innovations of foreign legislation and positive experience of law-application practice in the sphere of sports safety.

Key words: ensuring of protection of sports events, subjects of protection, safety certification of sporting objects, deprivation of rights.

Принятие закона об обеспечении безопасности спортивных массовых мероприятий весьма актуально для Российской Федерации, особенно в связи с предстоящими Олимпийскими играми и Чемпионатом мира по футболу. В ходе обсуждения указанного законопроекта главный инициатор и разработчик этого документа, МВД РФ, уже внес существенные изменения в его редакцию, которая ранее была опубликована на открытом сайте разработчика. Указанные изменения, как представляется, улучшили и конкретизировали содержание ранее представленного законопроекта. Кроме того, МВД РФ одновременно внесло законодательные предложения (с учетом опыта Великобритании) по усилению административной ответственности лиц, нарушающих общественный порядок на спортивных мероприятиях. Эти предложения, по нашему мнению, в целом заслуживают одобрения и должны сыграть позитивную роль в обеспечении безопасности спортивных мероприятий. Однако, к сожалению, представленный к рассмотрению законопроект, на наш взгляд, по-прежнему нуждается в доработке, не в полной мере, даже в обновленной редакции, он соответствует международным стандартам и не учитывает многие новации зарубежного законодательства в сфере обеспечения безопасности спорта, оставляет без правового регулирования ряд проблем обеспечения безопасности спортивных мероприятий. Имеются замечания и концептуального характера, связанные с определением данным законопроектом объекта регулирования правовых отношений. Как представляется, проект устанавливает правовые и организационные основы безопасности в совершенно разных сферах деятельности, таких как спорт и культурно-зрелищные, развлекательные мероприятия. Между тем во многих странах обеспечение безопасности в спорте рассматривается как самостоятельная правовая проблема и регулируется специальными законодательными актами. В Великобритании, например, парламентом страны принят целый ряд правовых актов, посвященных исключительно проблемам обеспечения безопасности в спорте. Таковыми, например, являются акты о спортивных мероприятиях (контроль потребления алкоголя) (1985 г.), футбольных болельщиках (1989 г.), правонарушениях на футболе (1991 г.), беспорядках на футболе (2000 г.) и другие. Можно также привести в пример Спортивный кодекс Франции и другие аналогичные законодательные акты зарубежных стран. По-видимому, такой подход к правовому регулированию обеспечения безопасности в спорте является более корректным, поскольку спорт играет особую роль в жизни каждого общества, и правоотношения в сфере спорта имеют рельефно выраженную специфику. Кроме того, необходимо учитывать, что правонарушения в спорте и сопровождающие спортивные мероприятия массовые беспорядки достаточно распространены и представляют серьезную угрозу общественным интересам, вследствие чего также требуют специальных и самостоятельных мер профилактического и правового воздействия. Что же касается безопасности культурно-зрелищных мероприятий, то, как представляется, они могут быть объектом иного правового регулирования, поскольку в большей степени связаны с оказанием потребительских услуг в творческой сфере со специфическим составом потребителей этих услуг и специальными договорными отношениями. Например, заказчиком охранных услуг при проведении культурно-зрелищных мероприятий нередко выступают представители артистов, творческие коллективы и т. п. Поэтому существуют очень большие различия между организацией обеспечения безопасности на объектах спорта и культуры. Так, процедуры обеспечения правопорядка в киноконцертном зале и на спортивном стадионе имеют принципиальные отличия и требуют разных правовых подходов и механизмов правового регулирования. Однако, по-видимому, нельзя исключать из данного законопроекта случаи, когда спортивные объекты могут использоваться в культурно-зрелищных целях и в силу этого имеется необходимость использования общих стандартов безопасности. По-прежнему остаются серьезные замечания по содержанию и существу некоторых правовых положений рассматриваемого законопроекта. К сожалению, многие предлагаемые правовые механизмы заимствованы из старых нормативных актов и не учитывают реалии сегодняшнего дня. В частности, в рассматриваемом законопроекте повторяются многие положения межведомственного Приказа, утвердившего в 1983 г. Положение о мерах по обеспечению общественного порядка и безопасности, а также эвакуации и оповещения участников и зрителей при проведении массовых спортивных мероприятий (Приказ Комитета по физической культуре и спорту при Совете Министров, МВД, Минобороны, ВЦСПС СССР от 17 октября 1983 г. N 786). Именно этим документом устанавливались полномочия комиссий по спорту исполкомов Советов народных депутатов, рабочих комиссий, обязанности администрации и посетителей и т. п. Необходимо также отметить, что в рассматриваемом законопроекте превалируют положения, направленные на повышение ответственности организаторов спортивных соревнований и администрации спортивных объектов, в то время как ответственность так называемых специальных субъектов обеспечения безопасности (прежде всего органов МВД и ФСБ) не детализируется, как, по сути, и не определяются их конкретные полномочия по обеспечению безопасности спортивных мероприятий. Вся ответственность по наведению порядка возлагается на рабочие комиссии и рабочие группы по контролю за проведением спортивных мероприятий. Однако их состав, полномочия и ответственность четко не определены. В частности, в ст. 6 проекта указывается, что рабочие комиссии формируются в рамках межведомственных комиссий по профилактике правонарушений «с целью решения вопросов государственного или местного значения по созданию условий для организации досуга и обеспечения граждан услугами организаций культуры и спорта, развития массовой физической культуры и спорта». Однако, как представляется, статус таких комиссий с такими широкими полномочиями должен определяться федеральным законодательством в сфере спорта и физической культуры. Не определены и органы, контролирующие и анализирующие деятельность рабочих комиссий и групп. И, самое главное, непонятно, какой уровень руководителей возглавит эти комиссии и группы, как должно осуществляться руководство этими рабочими комиссиями и группами в регионах и на федеральном уровне и как процедурно эти органы будут принимать ответственные решения. Или кто будет отвечать в этих коллективных органах за допущенные чрезвычайные происшествия или принятие неправомерных решений. Например, непонятно, кто и в каком размере возместит убытки организатору спортивных игр за неправомерное принятие решений о прекращении либо приостановлении спортивных игр рабочей комиссией и рабочей группой (ст. 22 и 23 проекта Закона). При этом надо учитывать, что основания запрета или приостановления проведения спортивных мероприятий настолько широки и абстрактно сформулированы в рассматриваемом законопроекте, что, в свою очередь, дают основания для различного толкования закона и принятия в этой связи неправомерных решений. Так, в соответствии со ст. 22 рабочая комиссия может выносить решение о запрете спортивного мероприятия, если оно не соответствует требованиям ч. 1 ст. 7 или ч. 1 и 2 ст. 8 предлагаемого законопроекта. Это означает, что спортивное мероприятие может быть прекращено в связи с такой туманной формулировкой как «несоответствие требованиям федеральных законов, нормативных правовых актов Правительства Российской Федерации, законов и иных нормативных правовых актов субъектов Российской Федерации». Кроме того, в соответствии с п. 22 спортивное мероприятие может быть запрещено и при «нарушении организатором порядка организации и обеспечения безопасности в период подготовки и проведения спортивных и иных массовых мероприятий» или при неисполнении организаторами обязанностей, установленных настоящим законопроектом (ст. 15 проекта). Это означает, что спортивное мероприятие может быть запрещено, если хотя бы одна из 25 обязанностей не будет выполнена, по мнению членов комиссии, организатором спортивного соревнования (неисправное оборудование, отсутствие камеры хранения, персонифицированных билетов и т. п.). Естественно, это может повлечь запрет спортивных мероприятий по любым малозначительным поводам, большие материальные убытки организаторов спортивных мероприятий, а также существенным образом нарушить права и законные интересы зрителей, спровоцировать их неадекватные действия. К сожалению, законопроект изобилует и другими общими фразами, абстрактными понятиями и формулировками, нормами декларативного содержания, которые не раскрывают конкретное содержание работы по безопасности, позволяют «субъектам безопасности» толковать их широко, что также создает условия для нарушения прав различных категорий лиц. Например, непонятно, что понимается под «персонифицированной продажей» билетов и кто будет в правовом и техническом плане осуществлять «идентификацию личности при входе на объект» и нести ответственность, если зрителю необоснованно будет отказано в приобретении билета при входе на объект из-за неправильного ведения реестра правонарушителей и по другим таким причинам (п. 12 и 13 ст. 15 проекта). И вообще, какой правовой механизм обеспечит выполнение обязанности организатора спортивного мероприятия по недопущению лиц, лишенных судом права посещать спортивные мероприятия (п. 19 ст. 15 проекта). Не расшифровывается и такой термин, как «осмотр» граждан при входе на спортивный объект. Непонятно, как будут представители организатора спортивных мероприятий осуществлять осмотр одежды граждан и находящихся при них вещей (п. 23 ст. 15 проекта). В частности, имеют ли право представители организатора с помощью рук ощупывать одежду граждан, требовать открытия сумок, портфелей с тем, чтобы проверить возможность проноса запрещенных предметов или только осматривать граждан внешне и изымать у них запрещенные к проносу предметы. При этом непонятно, почему в числе запрещенных к проносу предметов не указываются средства для обороны (электрошокеры и баллончики со слезоточивым газом и др.), мегафоны, плакаты с националистскими и экстремистскими лозунгами и т. п. (ст. 21 проекта). Непонятно также, по какой процедуре будет определяться степень алкогольного, наркотического и токсического опьянения зрителя при решении вопроса его прохода на спортивное мероприятие (п. 1 ст. 21). Не урегулирован и вопрос прохода на спортивный объект должностных лиц, имеющих разрешение на ношение табельного оружия. Абсолютно нет правовой ясности, например, в отношении того, какую документацию должен представить организатор спортивного мероприятия в рабочую комиссию и что понимается под работой организатора «по техническому и материальному обустройству» спортивного мероприятия или под «санитарно-гигиеническим обустройством» спортивного объекта, почему средства рекламы и наглядной агитации должны согласовываться с рабочей комиссией (п. 5, 9, 1, 14 ст. 15 проекта) и т. п. Такие же декларативные и пространные нормы характерны практически для всех разделов законопроекта. Например, в ст. 5 проекта перечисляются всевозможные нормативные акты, являющиеся правовой основой для обеспечения безопасности массовых спортивных мероприятий, которые можно с таким же успехом указать и в любом другом законопроекте, не связанном с освещением вопросов безопасности в спорте. В то же время нет никаких конкретных ссылок на национальное и международное законодательство, регулирующее вопросы безопасности в сфере спорта. И, что еще более удивительно, предлагается регулировать вопросы безопасности спортивных объектов ведомственными нормативными актами МВД, ФСБ и других органов власти даже без указания необходимости их регистрации в органах Минюста РФ (в нарушение требования Постановления Правительства РФ от 13 августа 1997 г. N 1009). Сам же понятийный аппарат законопроекта морально устарел, не соответствует терминам международного спортивного права и даже действующего законодательства Российской Федерации. В частности, Федеральный закон о физической культуре и спорте в Российской Федерации уже содержит понятия «объекты спорта», «организатор физкультурного и спортивного мероприятия». Стандарты же РФС, например, уже предусматривают такие определенные международным спортивным правом понятия, как «физкультурно-спортивное сооружение», «спортивно-демонстрационное сооружение», «спортивное ядро», «блок зрительских мест», «спортивно-зрелищное сооружение». Непонятно, для чего введен общий термин «безопасность» безотносительно к спортивному мероприятию, почему «оперативно-технический осмотр» предназначен для выявления только «скрытых угроз» и что делать, если обнаружены «открытые угрозы» (например, наличие деформированных конструкций, способных нанести вред зрителям, предметов, похожих на взрывное устройство и т. п.). Названия же некоторых «специальных субъектов» безопасности формулируются настолько туманно, что трудно понять, о каких государственных органах исполнительной власти идет речь. Например, в тексте все время встречается громоздкая формулировка «федеральный орган исполнительной власти, осуществляющий функции по выработке и реализации государственной политики и нормативно-правовому регулированию в области внутренних дел». Однако даже специалисту непонятно, идет ли речь о главном управлении по обеспечению охраны порядка и координации взаимодействия с органами исполнительной власти субъектов федерации РФ и его подразделениях на местах или об управлении по обеспечению безопасности крупных международных и массовых спортивных мероприятий либо об иных подразделениях МВД РФ. Многие важные вопросы в сфере правового регулирования обеспечения безопасности в сфере спорта освещены только фрагментарно либо вообще оказались вне пределов данного законопроекта. В законопроекте ничего не говорится о правовой регламентации обеспечения безопасности деятельности Олимпийских игр и международных спортивных соревнований, взаимодействии по данному вопросу с правоохранительными структурами других стран. Не рассмотрены в полном объеме проблемы обеспечения безопасности спортивных мероприятий, проходящих за пределами спортивных объектов. Например, непонятно, как будет обеспечиваться безопасность спортивного автомногоборья, дрэг-рейсингов, парусного спорта, спортивной ходьбы на 20 км и т. п. Непонятно, на каком уровне будут приниматься решения о проведении Олимпийских игр, чемпионатов мира и Европы по футболу и других подобных международных спортивных мероприятий. В законопроекте не определена и роль федерального органа исполнительной власти в области физической культуры и спорта в организации обеспечения работы в сфере безопасности спорта. Между тем международным и действующим федеральным законодательством на этот орган возлагаются определенные задачи по руководству спортивными объектами и организаторами соревнований, по подготовке регламентов соревнований, противодействию насилию в спорте, обеспечению общественного порядка, проведению воспитательной и профилактической работы с болельщиками и зрителями. В законопроекте практически не освещаются вопросы воспитательной и профилактической работы с фан-клубами и другими категориями зрителей. Между тем, как представляется, этой сфере деятельности должен быть посвящен самостоятельный раздел указанного законопроекта. В ст. 14 проекта содержится длинный перечень видов общих нормативных актов, в соответствии с которыми «специальные субъекты» обязаны обеспечивать безопасность. Однако, кроме общих фраз, указанная статья не содержит какой-либо конкретной правовой регламентации деятельности субъектов безопасности, в частности, в случаях возникновения массовых беспорядков, совершения террористических актов. Не указаны в этой связи и конкретные полномочия «специальных субъектов», в частности органов полиции, по предотвращению актов насилия и массовых беспорядков на спортивном объекте, при перемещениях болельщиков на транспорте, хотя соответствующий эффективный опыт правоприменительной деятельности в этой сфере имеется. При этом нет ссылок и на уже принятое законодательство, в соответствии с которым, например, «специальный субъект» в сфере безопасности может самостоятельно объявить о проведении контртеррористической операции на спортивном объекте, создать в этих целях оперативный штаб и начать активно действовать. Кроме того, никаких прав по наведению порядка не предоставлено и службам безопасности, распорядителям (контролерам, стюардам и т. п.), организаторам спортивных мероприятий. В частности, непонятно, почему они не могут самостоятельно пресекать антиобщественное поведение зрителей и участников спортивных мероприятий и передавать их для принятия последующих мер правового воздействия «специальным субъектам». В ст. 7 и 8 проекта предлагается, чтобы объект культуры и спорта и место проведения спортивных мероприятий соответствовали требованиям федеральных законов. В ст. 13 проекта говорится об обязанности органов власти осуществить оценку возможности эксплуатации объектов спорта и культуры. Однако в законопроекте не предлагается практически никаких правовых механизмов сертификации спортивных объектов и мест проведения спортивных соревнований для установления их соответствия международным и национальным нормативам безопасности в сферах градостроительства, экологии, здравоохранения, противопожарной, общественной, антитеррористической и иной деятельности. Между тем соответствующие международные нормативы уже разработаны, и имеется достаточно интересный законодательный и правоприменительный опыт в других странах. Как представляется, порядок такой сертификации должен определяться и рассматриваемым законопроектом. В то же время следует согласиться с разработчиками законопроекта в том, что сами стандарты безопасности должны быть утверждены Правительством РФ (п. 2 ст. 7). Не учтена и специфика работы субъектов безопасности с инвалидами и лицами с ограниченными возможностями здоровья, в т. ч. занимающимися адаптивной физической культурой. Как представляется, для таких лиц следует предусмотреть специальные процедуры досмотра и прохода на спортивный объект, условия для их быстрой эвакуации при чрезвычайных обстоятельствах и т. п. Бесспорно, включение в законопроект такого рода положений соответствовало бы стандартам международного законодательства. Не продуманы механизмы финансирования реализации указанного законопроекта (ст. 18 проекта). В частности, не определена роль в финансировании безопасности государственных и муниципальных органов, не предложено, например, целевое кредитование или льготы для частных инвесторов, осуществляющих вложение денежных средств в безопасность спорта, не определены сроки переоснащения спортивных объектов средствами безопасности. Отсутствуют также меры по материальному стимулированию «специальных субъектов безопасности», задействованных на обеспечении общественной безопасности спортивных мероприятий. Не предложена и система страхования рисков, связанных с ликвидацией последствий чрезвычайных происшествий на спортивных объектах. Не предложены также механизмы контроля за реализацией указанного проекта. В частности, не определена роль органов прокуратуры в надзоре за деятельностью органов исполнительной власти, отвечающих за организацию и проведение спортивных мероприятий. Не предусмотрен и порядок обжалования гражданами неправомерных действий «субъектов безопасности» в случае нарушения их прав и свобод. Имеется множество других частных замечаний по корректности и правомерности используемых формулировок (п. 2 ч. 1 ст. 9, п. 7 ч. 1 ст. 9 и др.), спорности отдельных положений (п. 4 и 5 ст. 3, п. 3 ст. 15 и др.). Однако, как представляется, указанный законопроект нуждается не в устранении частных замечаний и предложений, а в новых концептуальных подходах к решению проблем обеспечения безопасности в спорте, в более широком использовании положительного опыта законодательной и правоприменительной практики зарубежных стран, соответствующих положений документов международного спортивного права. Прежде всего, название законопроекта, как представляется, должно быть следующим: «Об обеспечении безопасности при проведении массовых спортивных мероприятий в Российской Федерации». И, соответственно, должно быть изменено его содержание, поскольку регулироваться, по нашему мнению, должны главным образом правоотношения, касающиеся организации массовых мероприятий в сфере спорта. Кроме того, при разработке нового варианта законопроекта следует иметь в виду следующее. 1. Как представляется, должен быть изменен подход к принятию решений, связанных с проведением и запретом спортивных мероприятий. Решения о проведении либо запрете, приостановлении спортивных мероприятий, по нашему мнению, должны приниматься по ходатайству рабочих комиссий первыми лицами исполнительных органов, а именно главами администраций, управ районов, городов, мэрами, губернаторами соответствующих территориальных органов управления с учетом положений, содержащихся в п. 1 ст. 10 рассматриваемого законопроекта. Предлагается в этой связи установить и соответствующую ответственность для федеральных органов исполнительной власти за проведение общероссийских, международных соревнований и Олимпийских игр. Как представляется, федеральные органы исполнительной власти в этой связи не только должны быть «согласующими» органами (п. 4 ст. 10), но обязаны нести полную ответственность за решения, связанные с проведением данных спортивных мероприятий. Например, в соответствии с законопроектом неясно, кто и как должен принимать решения о запрете либо приостановлении проведения международных спортивных соревнований и Олимпийских игр, проходящих в различных регионах страны, в случае совершения террористических актов или широкомасштабных массовых беспорядков в местах проведения спортивных мероприятий. По-видимому, возложение соответствующих полномочий на первых лиц государственных и муниципальных органов власти позволило бы усилить ответственность за принятие решений, связанных с проведением различного уровня спортивных массовых мероприятий. Кроме того, представляется целесообразным предусмотреть в данном законопроекте возможность назначения руководителями рабочих групп представителей специальных субъектов безопасности (ФСО, ФСБ, МВД, МЧС) в зависимости от уровня проведения спортивного мероприятия, имеющихся угроз или складывающейся оперативной обстановки. Полагаем, что указанные руководители рабочих групп должны быть также наделены правом принятия решений о приостановлении или прекращении спортивного мероприятия в конкретных экстремальных случаях, специально определенных в рассматриваемом законопроекте. Возможно, целесообразно на законодательном уровне определить и единые требования к их квалификации, позволяющие им руководить указанными группами и принимать правильные правовые и профессиональные решения в экстремальных ситуациях (окончание специальных курсов, сдача квалификационных экзаменов, игровых тестов и т. п.). 2. Весьма важным представляется установление правовой процедуры сертификации безопасности спортивных объектов. Должны быть четко определены субъекты сертификации: федеральные или местные органы власти, органы полиции, пожарной службы, градостроительного надзора и здравоохранения. С учетом зарубежного опыта сертификацию безопасности спортивных объектов следует проводить ежегодно. Организовывать и контролировать процесс сертификации в масштабах страны, по нашему мнению, с учетом опыта Великобритании может специальный орган Минспорттуризма. Как представляется, изъятие сертификата безопасности должно повлечь незамедлительный запрет на проведение спортивных мероприятий. Необходимо учесть и уже разработанные Российским футбольным союзом стандарты обеспечения безопасности футбольных стадионов. Возможно, в указанном законопроекте должна быть предусмотрена сертификация безопасности спортивных объектов в зависимости от их категории (высшая, первая, вторая, третья, четвертая), как это уже предусмотрено стандартами ФИФА и УЕФА. Особо необходимо отметить важность создания пунктов охраны правопорядка на спортивных объектах (с комнатами для задержанных и досмотра); использования службами безопасности компьютеризированных систем контроля доступа, специальных систем видеонаблюдения, позволяющих идентифицировать личность, систем оповещения с автоматическим повышением звука, использование аварийных источников электропитания и т. п. 3. Как представляется, следует кардинально усилить роль МВД в организации обеспечения безопасности в сфере спорта. Возможно, в МВД РФ должен быть создан единый центр координации организационной, профилактической, оперативной работы, направленный на обеспечение безопасности спортивных мероприятий на базе уже существующего Управления по обеспечению безопасности крупных международных и массовых спортивных мероприятий. В перспективе такой центр мог бы заняться и в целом проблемами выявления, пресечения и предупреждения всех преступлений в сфере профессионального спорта. В Великобритании, например, в системе МВД страны действует Национальное футбольное подразделение (предыдущее название «Национальная футбольная разведывательная служба»), которое выполняет две главные задачи, связанные со сбором оперативной информации о «спортивных» правонарушителях и выполнением судебных решений по их недопущению на спортивные объекты. Это же подразделение отвечает за ведение соответствующей базы о «спортивных» правонарушителях, а также профилактическую работу с фан-клубами и спортивными клубами. Офицеры «спортивной» полиции Великобритании закреплены за спортивными клубами для сбора разведывательной информации и в полном объеме занимаются оперативной работой среди болельщиков, сопровождают их на матчи как внутри страны, так и за рубежом. Например, офицеры «спортивной» полиции, курирующие разные спортивные клубы, собираются вместе перед матчем между этими клубами, обмениваются оперативной информацией и вырабатывают совместные организационные и профилактические мероприятия. Как представляется, этот опыт целесообразно использовать и учесть при подготовке нового варианта рассматриваемого законопроекта. В частности, следует предусмотреть расширение соответствующих прав полиции при осуществлении обеспечения безопасности спортивных мероприятий на законодательном уровне. В настоящее время в соответствии со ст. 12 Федерального закона «О полиции» этот государственный орган обязан оказывать только «содействие» организаторам спортивных мероприятий в обеспечении безопасности граждан и общественного порядка в местах проведения этих мероприятий и не несет более никакой специальной ответственности в сфере обеспечения безопасности спорта. Поэтому, по нашему мнению, в рассматриваемом законопроекте и Законе о полиции следует предусмотреть дополнительные полномочия и ответственность полиции по обеспечению безопасности спортивных мероприятий, в т. ч. определить порядок нахождения работников полиции в местах проведения спортивных мероприятий; их полномочия по пресечению правонарушений, в т. ч. массовых беспорядков, на спортивных объектах; блокированию и оцеплению мест проведения спортивных мероприятий; участию в организации системы видеоконтроля и электронного доступа, оперативно-техническому обследованию спортивных объектов; эвакуации транспорта в местах проведения спортивных соревнований; ведению реестров «спортивных» правонарушителей; организации передвижения зрителей на транспорте и вблизи спортивных объектов; доставлению правонарушителей в служебные помещения организатора спортивного соревнования; пресечению пропуска на спортивные мероприятия лиц, которым законом запрещено это делать. Необходимо, в частности, расширить права полиции по досмотру и задержанию болельщиков, в т. ч. в автобусах и поездах по пути следования на спортивное мероприятие. В частности, полиции, по нашему мнению, с учетом опыта Великобритании, должно быть предоставлено право превентивного задержания лиц, нарушающих общественный порядок по пути следования на спортивное мероприятие с последующим доставлением в суд. 4. В рассматриваемом законопроекте необходимо в полной мере учесть все действующие нормы в сфере международного спортивного права, связанные с обеспечением безопасности спортивных мероприятий. В частности, с учетом требований Европейской конвенции о предотвращении насилия и хулиганского поведения зрителей во время мероприятий и футбольных матчей от 19 августа 1985 г. целесообразно сформулировать положения, связанные с обменом международной правоохранительной информацией, разделением групп болельщиков на спортивных объектах по секторам. Возможно, целесообразно использовать в рассматриваемом законопроекте и положения, содержащиеся в проекте Правил обеспечения безопасности зрителей, подготовленных РФС с учетом уже имеющихся международных стандартов. В частности, в рассматриваемом законопроекте целесообразно осветить положения, связанные с обеспечением прав зрителей на уважение, защиту, безопасность, медицинскую помощь, определением средств поддержки и порядка их использования зрителями, перечнем устанавливаемых запретов для болельщиков. Особо интересны положения, связанные с созданием службы стюардов и порядком ее взаимодействия с органами полиции и волонтерами. В этой связи можно еще раз вспомнить опыт Великобритании, где национальные футбольные ассоциации и клубы используют стюардов для обеспечения порядка на стадионах. При этом полиция в этой стране находится за пределами мест проведения спортивных мероприятий и появляется там только тогда, когда требуется помощь организаторам массовых спортивных мероприятий. Интересно, что сверхурочная работа привлеченных к охране порядка полицейских оплачивается спортивными клубами, которые в этой связи перечисляют деньги на специальный счет Скотланд-Ярда. 5. Имеется также ряд замечаний и предложений по представленному проекту правового акта о внесении изменений в действующее законодательство в связи с принятием федерального закона об обеспечении безопасности при проведении спортивных мероприятий. Как представляется, первые части ст. 20.2.2 и 20.2.3 законопроекта об изменении Кодекса об административных правонарушениях нуждаются в детализации, поскольку непонятно, за какие виды серьезных нарушений правил организации спортивных мероприятий или поведения на спортивных объектах может быть назначено административное наказание. Непонятно также, почему не предусмотрены штрафные санкции за административные правонарушения, предусмотренные ст. 20.2.3 законопроекта. Кроме того, полагали бы целесообразным по аналогии с законодательством Великобритании предусмотреть административную ответственность за продажу и распространение билетов на спортивные мероприятия не уполномоченным на это лицом, поскольку действия такого лица могут создать условия для проникновения на спортивное мероприятие болельщиков, лишенных судом права их посещать. Представляется также целесообразным установить запрет на распитие спиртных напитков для болельщиков по пути следования на спортивные матчи и определить административные санкции за скандирование и вывешивание текстов неприличного или расистского содержания.

——————————————————————

Название документа