Проблемы организации судебно-медицинской экспертизы

(Темираев О. П.) («Законность», 2012, N 8) Текст документа

ПРОБЛЕМЫ ОРГАНИЗАЦИИ СУДЕБНО-МЕДИЦИНСКОЙ ЭКСПЕРТИЗЫ

О. П. ТЕМИРАЕВ

Темираев Олег Павлович, первый заместитель руководителя следственного управления Следственного комитета Российской Федерации по Курской области.

В статье говорится о проблемах при назначении и производстве судебно-медицинских экспертиз. Вносятся предложения по изменению организации производства судебно-медицинских экспертиз в РФ.

Ключевые слова: судебно-медицинская экспертиза, судебно-экспертное учреждение, уголовное судопроизводство.

The problems of organization of forensic examination O. P. Temirayev

The article describes the problems arising in the course of appointment and performance of forensic examination. The author proposes to introduce amendments in organization of forensic examination in the Russian Federation.

Key words: forensic examination, forensic expert institution, criminal proceedings.

Уголовно-процессуальное законодательство содержит ограничения по использованию в ходе судебного разбирательства в качестве доказательств показаний свидетелей, потерпевших, подозреваемых и обвиняемых. Помимо этого, сами показания этих лиц, в силу человеческого свойства допускать ошибки при восприятии, запоминании и воспроизведении событий, всегда в той или иной степени являются субъективными. Кроме того, всегда была и остается актуальной проблема лжесвидетельства.

В связи с этим трудно переоценить значение «объективных» доказательств — заключений судебных экспертиз. Причем в большинстве случаев органы предварительного следствия и суды назначают судебно-медицинские экспертизы. Проведение судебно-медицинской экспертизы для определения характера и степени вреда здоровью, причины смерти потерпевшего и в некоторых других случаях по закону обязательно. Поэтому от того, как организовано проведение судебно-медицинских экспертиз, напрямую зависит качество уголовного судопроизводства по делам о преступлениях против личности. Казалось бы, порядок назначения судебной экспертизы четко регламентирован УПК РФ, а также Федеральным законом от 31 мая 2001 г. N 73-ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации». Давно сформировалась теория и практика судебно-медицинской экспертизы. Однако серьезные проблемы при назначении, организации и проведении судебно-медицинской экспертизы все-таки есть. В соответствии со ст. 3 Федерального закона от 31 мая 2001 г. N 73-ФЗ правовой основой судебно-экспертной деятельности, помимо законов, являются нормативные правовые акты федеральных органов исполнительной власти, регулирующие организацию и производство судебной экспертизы. Несмотря на это положение закона, ведомственные нормативные акты, ранее изданные по вопросам судебно-медицинской экспертизы, по сути, содержали лишь методические указания для судебных медиков по непосредственному проведению судебно-медицинских исследований. При этом они не затрагивали большинство организационных вопросов производства судебно-медицинской экспертизы. Лишь утвержденный Приказом Министерства здравоохранения и социального развития РФ от 12 мая 2010 г. N 346н Порядок организации и производства судебно-медицинских экспертиз в государственных судебно-экспертных учреждениях РФ восполнил некоторые существовавшие пробелы ведомственного регламентирования судебно-медицинской экспертизы. Однако по-прежнему ведомственные нормативные акты никак не определяют конкретные сроки производства того или иного вида судебно-медицинской экспертизы, отдавая решение этого вопроса на усмотрение руководителя государственного судебно-экспертного учреждения. Не определен порядок и сроки хранения предметов и биологического материала, изъятых при проведении судебно-медицинской экспертизы. Не регламентированы правила проведения судебно-медицинского исследования трупов, судебно-медицинского освидетельствования лиц, которые вправе назначать следователи в соответствии с ч. 1 ст. 144 УПК в ходе проведения проверок сообщений и заявлений о преступлениях. Не определен порядок работы врача-специалиста на месте происшествия и при проведении других следственных действий. Нет утвержденных форм судебно-медицинской документации, отвечающих требованиям современного процессуального законодательства. Длительное время не разрабатывались и не утверждались правила определения тяжести причиненного потерпевшему вреда здоровью, в связи с чем экспертам приходилось пользоваться устаревшими союзными нормативными актами. Примечательно, что аналогичные нормативные акты, изданные МВД России и Минюстом России, где также есть государственные судебно-экспертные учреждения, не содержат существенных пробелов и более четко регламентируют порядок проведения судебных экспертиз. Серьезная проблема — отсутствие четкой и детальной регламентации порядка формирования выводов и ответов на поставленные вопросы в ходе судебно-медицинской экспертизы. Это приводит к тому, что на основании одних и тех же результатов исследования судебными медиками могут быть сделаны противоположные выводы. Например, в ходе проведения судебно-медицинской экспертизы трупа по уголовному делу об убийстве судмедэксперт Курского ОБС-МЭ, обнаружив телесные повреждения, отказался определить их тяжесть и причину смерти, сославшись на гнилостное разложение трупа. Комиссия экспертов бюро соседнего региона, не проводя дополнительных исследований, лишь оценив ход и результаты вскрытия трупа по документам, все-таки определила и степень тяжести телесных повреждений, и причину смерти человека. Подобные примеры не единичны. Так, в одних регионах судмедэксперты отказываются отвечать на вопросы о том, могли ли те или иные повреждения быть получены в ходе борьбы или самообороны или, например, при насильственном половом сношении, считая, что они выходят за пределы компетенции эксперта. В других — судмедэксперты отвечают на такие вопросы. Аналогичная ситуация с судебно-медицинской оценкой показаний обвиняемого, подозреваемого о механизме причинения смерти жертве по делам об убийствах «без трупа» и по некоторым другим вопросам, что никак не способствует повышению качества и эффективности уголовного судопроизводства. Разная практика формирования выводов судебно-медицинских экспертов обусловлена различными подходами тех или иных специалистов в области судебной медицины к возможности формирования ответов на поставленные им вопросы в категоричной или вероятностной форме. Подобная практика проведения судебно-медицинских экспертиз противоречит ч. 2 ст. 8 Федерального закона от 31 мая 2001 г. N 73-ФЗ, согласно которой заключение эксперта должно основываться на базе общепринятых научных и практических данных, которые в нормативном порядке в судебной медицине никак не определены. Во многом причиной сложившейся ситуации является то, что в стране фактически нет единой системы судебно-медицинской экспертизы. Бюро судебно-медицинской экспертизы в регионах находятся в ведении республиканских, краевых, областных управлений (департаментов, комитетов) здравоохранения и финансируются за счет бюджетов субъектов Федерации. В результате заработная плата судмедэкспертов в бюро регионов с одинаковой нагрузкой может существенно отличаться. Особенно много проблем в дотационных регионах, где финансирование судебной медицины нередко производится по остаточному принципу, так как деятельность бюро СМЭ напрямую не влияет на решение главных задач, стоящих перед органами здравоохранения, — на оказание медицинской помощи населению и охрану здоровья граждан. По этой причине во многих регионах материально-техническая база бюро СМЭ не отвечает существующим стандартам и находится в неудовлетворительном состоянии, ощущается острая нехватка врачей-судмедэкспертов, особенно в сельской местности. Существующая зависимость областных бюро СМЭ от региональных органов здравоохранения особенно негативно сказывается на проведении судебно-медицинских экспертиз по делам о ненадлежащем оказании медицинской помощи. В этих случаях судебно-медицинским экспертам приходится оценивать действия и решения своих коллег, так же, как и они, подчиняющихся областному, республиканскому (краевому, областному) органу здравоохранения, которому в случае установления вины врачей придется выплачивать соответствующие компенсации пострадавшим фактически из общего с экспертным учреждением бюджета. Сложившаяся ситуация приводит к волоките, а также к тому, что вину врачей в ненадлежащем оказании медицинской помощи удается устанавливать после дополнительных комиссионных судебно-медицинских экспертиз, проведенных в других регионах либо в центральных экспертных учреждениях. Республиканский центр судебно-медицинской экспертизы МЗ России не наделен реальными полномочиями по методическому и практическому руководству областными судебно-медицинскими экспертными учреждениями, что является одной из причин упомянутых пробелов нормативного регулирования, а также запоздалого принятия нормативных актов, необходимых для нормальной работы государственных судебно-медицинских экспертных учреждений. Статья 37 Федерального закона от 31 мая 2001 г. N 73-ФЗ не допускает оплаты проведения судебных экспертиз по уголовным делам государственным судебным экспертным учреждениям. Однако в связи с тем, что областные бюро СМЭ финансируются из бюджетов субъектов Федерации, их руководители отказываются проводить судебные экспертизы бесплатно по постановлениям «чужих» следователей и судов из других субъектов Федерации, ссылаясь на противоречие названной нормы закона гражданскому и бюджетному законодательству. В соответствии с учредительными документами этих экспертных учреждений они созданы для проведения судебных экспертиз по постановлениям судов и правоохранительных органов соответствующего субъекта Федерации. В связи с этим определен размер и порядок их финансирования. Это создает дополнительные проблемы в работе следственных органов, так как следователь, лишенный возможности назначить судебно-медицинскую экспертизу в соседнем регионе, вынужден ожидать многомесячной очереди на проведение экспертизы в центральных экспертных учреждениях, что нередко является причиной затягивания сроков предварительного расследования по уголовным делам. Здравоохранение по Конституции РФ находится в совместном ведении федерального центра и субъектов Федерации. Однако, как справедливо указал Верховный Суд РФ в решении по конкретному делу, проведение судебно-медицинской экспертизы является не только медицинской, но и процессуальной деятельностью <1>, т. е. элементом судопроизводства, которое в соответствии со ст. 71 Конституции РФ находится в исключительном федеральном ведении. Значит, то, что государственные учреждения, основной целью функционирования которых является осуществление процессуальной деятельности — производство судебных экспертиз в порядке, определенном законом, находятся в ведении субъектов Федерации, не соответствует Конституции РФ. ——————————— <1> См.: Бюллетень Верховного Суда РФ. 2005. N 3. С. 11.

Для решения этих проблем республиканские, краевые, областные бюро судебно-медицинской экспертизы, как и судебно-психиатрические экспертные учреждения, необходимо подчинить непосредственно Министерству здравоохранения и социального развития РФ (как это сделано в МВД и Минюсте России с существующими в них судебно-экспертными учреждениями), предусмотрев их финансирование из федерального бюджета. Для этого в министерстве следует создать управление судебно-медицинских экспертных учреждений либо наделить реальными властными и организационно-распорядительными полномочиями Республиканский центр судебно-медицинской экспертизы МЗ России, поручив ему руководство судебно-медицинской службой страны. Это позволит быстрее и эффективнее решить проблему создания полноценной нормативной базы судебно-медицинской экспертизы, осуществления единых подходов к решению теоретических и практических вопросов назначения и проведения судебно-медицинских экспертиз, обеспечит необходимое финансирование, подготовку кадров государственных судебно-медицинских экспертных учреждений.

——————————————————————

Название документа

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *