О присутствии участников процесса при производстве судебно-медицинской экспертизы по уголовным делам

(Заславский Г. И., Попов В. Л., Ялышев С. А.) («Эксперт-криминалист», 2012, N 3) Текст документа

О ПРИСУТСТВИИ УЧАСТНИКОВ ПРОЦЕССА ПРИ ПРОИЗВОДСТВЕ СУДЕБНО-МЕДИЦИНСКОЙ ЭКСПЕРТИЗЫ ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ <*>

Г. И. ЗАСЛАВСКИЙ, В. Л. ПОПОВ, С. А. ЯЛЫШЕВ

——————————— <*> Zaslavskij G. I., Popov V. L., Yaly’shev S. A. On Presence of Participants of Procedure in Carrying Out of Judicial-medical Expertize on Criminal Cases.

Заславский Г. И., доктор медицинских наук, профессор, заслуженный врач Российской Федерации, действительный член IAIA (Международной академии интегративной антропологии), главный судебно-медицинский эксперт Минздравсоцразвития России в Северо-Западном федеральном округе, начальник Ленинградского областного бюро судебно-медицинской экспертизы.

Попов В. Л., доктор медицинских наук, профессор, заслуженный деятель науки Российской Федерации, заслуженный врач Российской Федерации, заместитель начальника Ленинградского областного бюро судебно-медицинской экспертизы по научной работе.

Ялышев С. А., доктор юридических наук, профессор, профессор кафедры уголовно-процессуального права Северо-Западного филиала Российской академии правосудия.

Присутствие участников судопроизводства при производстве следственных действий предусмотрено рядом действующих нормативных правовых актов. В статье речь идет о присутствии участников судопроизводства при производстве судебно-медицинской экспертизы по уголовным делам.

Ключевые слова: участники процесса, судебно-медицинская экспертиза, присутствие при проведении исследования.

Presence of participants of judicial proceeding in carrying out of investigative actions is provided for by a number of the current normative legal acts. The article deals with presence of participants of judicial proceeding in carrying out of judicial-medical expertize on criminal cases.

Key words: participants of procedure, judicial-medical expertize, presence in carrying out of research.

Статья 197 УПК РФ предоставляет следователям право присутствовать при производстве судебной экспертизы и получать от эксперта разъяснения по поводу производимых им действий. Закон лаконично постулирует это право, не оговаривая форму присутствия, права следователя, обязанности эксперта, стадию судебной экспертизы и др. По сложившейся практике присутствие следователя при производстве судебной экспертизы чаще всего ограничивается судебно-медицинской экспертизой трупов. Судебно-медицинский эксперт планирует проведение экспертизы, исходя из задания, содержащегося в постановлении следователя. Вместе с тем эксперт нередко добывает информацию в процессе исследования трупа, которая приобретает важное значение, позволяя следователю оперативно выдвигать новые версии, требующие постановки дополнительных вопросов эксперту, и которая должна быть закреплена в установленном процессуальным кодексом порядке. В литературе указывается на несколько обстоятельств, являющихся обоснованием необходимости присутствия следователя при производстве экспертизы: а) разъяснить эксперту цели и содержание экспертного исследования; б) выяснить непосредственно у эксперта, не требуются ли дополнительные материалы или сравнительные образцы; в) удостовериться в сохранности объектов и сравнительных образцов, переданных для исследования; г) обратить внимание эксперта на сохранение объектов, имеющих значение для дела; д) поставить эксперта в известность о получении дополнительных доказательств, касающихся предмета судебной экспертизы; е) оказать содействие эксперту в получении и фиксации объяснений обвиняемого (подозреваемого), участвующего в производстве судебной экспертизы. Перечень велик, но не все перечисленные позиции бесспорны. Цели и задачи экспертного исследования не нуждаются в разъяснениях, они должны быть ясно изложены в постановлении о назначении экспертизы. При неясности задания эксперт может ходатайствовать о необходимых уточнениях, и это является процессуальным правом эксперта, а не следователя. Разъяснение следователем эксперту содержания (!) его (экспертного) исследования по меньшей мере неуместно, т. к. эксперт и только эксперт определяет содержательную часть своего исследования. Для того и производится специальное исследование, поскольку своими силами, знаниями и умением следователь провести его не может (а по закону и не имеет права). Необходимость ходатайствовать о предоставлении дополнительных материалов и образцов для сравнительного исследования может возникнуть непосредственно после изучения экспертом постановления следователя о назначении экспертизы либо в процессе исследования. В этих случаях инициатором ходатайства является эксперт, и он же выбирает время и основание для ходатайства. Излишняя (если не сказать навязчивая) опека следователя в таких случаях выходит за рамки процессуального поля. Быть уверенным в сохранности объектов и образцов для сравнительного исследования следователь может в том случае, если будет соблюдать требования закона об их изъятии, приобщении к делу, упаковке, заверении и транспортировке. При сомнении в сохранении объектов и образцов следователь должен действовать в соответствии с законом, и в этих следственных действиях участие эксперта не предусмотрено (за исключением ситуации, когда сохранность не обеспечена экспертом или объекты и образцы им утрачены). Необходимость сохранения объектов является обязанностью судебного эксперта, предусмотренной Федеральным законом от 31 мая 2001 г. N 73-ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации» (далее — ФЗ о ГСЭД). Поэтому напоминание следователем эксперту известных положений закона представляется излишним. Если речь идет о том, что объекты не должны быть в ходе исследования частично или полностью повреждены (разрушены), то этот запрет должен содержаться в постановлении о назначении экспертизы. Эксперт, планируя исследование, может изначально полагать, что решение поставленных следователем вопросов может быть сопряжено с порчей, частичным или даже полным уничтожением объекта. В таких случаях эксперт уведомляет следователя об этой возможности (или неизбежности) и обращается к нему за разрешением о возможном частичном или полном повреждении объекта. Дальнейшие действия эксперта зависят от решения следователя. Необходимость изменения объекта может возникнуть в ходе экспертного исследования. В этом случае исследование приостанавливается до получения разрешения (или запрета) следователя на видоизменение объекта. Если следователь считает необходимым поставить эксперта в известность о получении дополнительных доказательств, касающихся предмета судебной экспертизы, для этого следует воспользоваться процедурами, предусмотренными ФЗ о ГСЭД и УПК РФ. Во всяком случае, следователь должен сделать это сообщение в рамках закона, не ограничиваясь устным уведомлением во время производства экспертного исследования, поскольку сделанное в устной форме сообщение не может быть императивом для эксперта по его исполнению при проведении экспертного исследования. Использование не зафиксированного в установленном процессуальном порядке сообщения следователя при определенных условиях грозит признанием заключения эксперта недопустимым доказательством. Содействие эксперту в получении и фиксации объяснений обвиняемого (подозреваемого), участвующего в производстве судебной экспертизы, во многом зависит от содержания таких объяснений. Очевидно, что объяснения, процессуально не закрепленные следственными действиями, не могут использоваться в рамках судебной экспертизы. Также очевидно, что судебный эксперт не имеет права самостоятельно собирать доказательства, к числу которых могут быть отнесены и упомянутые объяснения. Если говорят, что следователь присутствует при производстве судебной экспертизы для того, чтобы получить от эксперта предварительные выводы, то невольно возникает следующий вопрос: в какой процессуально предусмотренной форме? Такой формы нет. Здесь следует помнить, что судебный эксперт доводит до следователя результаты своих исследований только в виде заключения эксперта. Несомненно, присутствуя при проведении судебной экспертизы, следователь может задавать вопросы по поводу существа проводимых исследований и получать разъяснения эксперта. Его ответы могут быть полезны для подтверждения или опровержения выдвинутых версий, для построения (выдвижения) новых версий. Это, пожалуй, единственный обоснованный, реальный и чрезвычайно важный смысл присутствия следователя при производстве судебно-медицинской экспертизы. В этой связи, на наш взгляд, возможность присутствия следователя при производстве экспертизы из факультативной (как в УПК РФ) должна быть преобразована в обязательную, в особенности при расследовании тяжких и особо тяжких преступлений против жизни и здоровья личности. Такой прецедент существует. Так, согласно указанию Главного военного прокурора РФ от 16 апреля 1992 г. N СУ-106 следователь (очевидно, военный следователь) обязан присутствовать при производстве судебно-медицинской экспертизы трупа. Согласно ч. 5 ст. 198 УПК РФ подозреваемый, обвиняемый, их защитник могут присутствовать при производстве судебной экспертизы с разрешения следователя и давать объяснения эксперту. Статья 24 ФЗ о ГСЭД дополнительно предоставляет присутствующим участникам процесса право задавать вопросы эксперту. Справедливости ради заметим, что Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 21 декабря 2010 г. N 28 «О судебной экспертизе по уголовным делам» не упоминает ни объяснения, ни вопросы, говоря лишь о присутствии. При этом ст. 24 ФЗ о ГСЭД ограничивает присутствие участников процесса исследовательской стадией экспертизы, прямо запрещая вмешательство в ход экспертного исследования и присутствие на стадии совещания экспертов и формулировки выводов. Рассмотрим эти нормы применительно к исследованию разных объектов судебно-медицинской экспертизы. Не оспаривается право на пассивное присутствие вышеперечисленных участников процесса при производстве судебно-медицинской экспертизы с разрешения следователя или суда. Исключение составляет лишь обследование в рамках экспертизы живого лица, сопровождающееся обнажением тела обследуемого. Закон запрещает в таких случаях присутствие лиц противоположного пола. Какие объяснения могут давать судебному эксперту участники процесса? Нам представляется, что это возможно и необходимо при судебно-медицинском обследовании потерпевшего, свидетеля, обвиняемого, подозреваемого, подсудимого. В ходе такого исследования эксперт выслушивает жалобы исследуемого на состояние здоровья и его рассказ (анамнез) об обстоятельствах получения повреждения и реакции организма на полученную травму, имеющие значение для полноценной диагностики повреждений или для последующих ситуационных оценок. Трудно представить другие ситуации, когда участники процесса давали бы объяснения судебному эксперту, не нарушая при этом требования процессуального закона. Ведь ФЗ о ГСЭД прямо запрещает судебному эксперту собирать доказательства и прямо указывает на то, что судебный эксперт не вправе вступать в контакт с участниками процесса. В ряде случаев для ответа на вопросы, поставленные следователем или судом, требуются исследования на специальной аппаратуре, создание моделей и проведение экспериментов. Если подозреваемый, обвиняемый, потерпевший или свидетель высказывает обоснованное желание присутствовать при производстве такой экспертизы, суд вполне может удовлетворить его ходатайство. Желание указанных участников процесса присутствовать при производстве такой экспертизы, по-видимому, может быть обусловлено тем, что они хотят убедиться, действительно ли проводятся соответствующие исследования, действительно ли используется аппаратура и какая именно, какие задачи решают с помощью тех или иных приборов, какие получают результаты, как их учитывают, фиксируют, регистрируют. А если эксперты создают модели и выполняют эксперименты, то насколько они соответствуют решаемым задачам, и т. д. В ряде случаев подсудимый или защитник изначально преследует провокационные цели, рассчитывая на технические или смысловые ошибки в ходе экспертных действий. В таких случаях судебным экспертам целесообразно ходатайствовать о присутствии при производстве экспертизы следователя (при предварительном расследовании) или прокурора (на стадии судебного следствия). Независимо от присутствия другой стороны эксперт должен обеспечить наглядную видео — или аудиофиксацию всех этапов экспертного исследования, причем так, чтобы в кадре обязательно было изображение присутствовавших при производстве экспертизы. Во всех случаях эта мера позволит в дальнейшем избежать многих недоразумений. Наряду с этим следует остановиться на уместности присутствия участников процесса при производстве судебно-медицинской экспертизы по материалам дела. В целом мы не усматриваем каких-то препятствий и возражений в отношении присутствия участников процесса (естественно, с разрешения следователя и суда) при производстве такого рода экспертизы. Вместе с тем хотелось бы подчеркнуть некоторые условия, которые способствовали бы производству надежного, объективного и полного экспертного исследования. Процедура производства такой судебной экспертизы заключается в работе судебного эксперта с материалами дела, представленными эксперту. Начальный этап изучения заключается в поиске содержащихся в уголовном деле документов, необходимых для ответа на поставленные вопросы. Если документов достаточно, то начинается их последовательное изучение. При необходимости эксперт возвращается, причем неоднократно, к уже изученным документам. Этого требуют сопоставление и сравнительный анализ. В целом ряде случаев требуется перерыв, например для поиска и изучения специальной литературы. Нет сомнений в том, что все это представляет собой непростой единый творческий процесс. Что же видит присутствующий участник процесса? То, что эксперт листает материалы дела, читает отдельные документы, направляется в библиотеку, берет и читает литературу и т. д. Еще раз заметим, что никакой закон не обязывает судебного эксперта информировать присутствующих о своих действиях. В связи с изложенным возникает очевидный вопрос: в какой форме и, главное, с какой целью должны (или могут) присутствовать при изучении материалов дела некоторые участники процесса? Изучая и сравнивая содержание исследуемых документов, эксперт в определенный момент сосредотачивает в своем сознании множество сравниваемых фактов, нередко рождающих новое фактическое качество. Можно утверждать, что это интеллектуальное качество изначально весьма хрупко и любые внешние раздражители, даже безмолвствующие присутствующие, способны легко его разрушить. По закону присутствующие могут давать пояснения. О чем? Если они касаются специальных вопросов, то судебный эксперт в них не нуждается. Более того, они вредны. Ведь эксперт обязан (!) строить свои суждения на основании самостоятельного исследования материалов, предоставленных ему лицом или органом, назначившим экспертизу. Любые пояснения присутствующих вначале должны быть приобщены к материалам дела, что судебный эксперт делать не вправе. Это запрещает процессуальный закон, речь идет об исключительной прерогативе суда и следствия. Поэтому свои пояснения присутствующие должны передавать органу или лицу, назначившему судебную экспертизу. Только это лицо (или орган) может, если сочтет необходимым, предоставить пояснения (очевидно, письменные и процессуально закрепленные) судебному эксперту. И если уж законом присутствующим предоставлено право давать эксперту пояснения, то тот же закон не обязывает судебного эксперта принимать их (ни письменные, ни устные), поскольку это, как уже упоминалось выше, относится к сбору доказательств, что не является ни правом, ни обязанностью судебного эксперта. То же самое касается и вопросов, которые по закону могут задавать судебному эксперту присутствующие. Процедура постановки вопросов для разрешения в рамках судебной экспертизы четко регламентирована процессуальным законодательством. Выслушав и оценив ходатайства сторон о постановке вопросов судебному эксперту, суд формулирует окончательный перечень и редакцию вопросов в своем постановлении (определении) о назначении судебной экспертизы. Иначе говоря, закон не предусматривает постановку вопросов (подсудимым, защитником и другими участниками процесса), минуя лицо или орган, которые назначили экспертизу. В чем же заключается смысл присутствия участников процесса при производстве судебной экспертизы по материалам дела? Мы не нашли каких-то объективных оснований. Более того, если присутствующие станут осуществлять свое право на пояснения и вопросы, то это может лишь помешать процессу экспертного исследования. Если судебный эксперт ощущает помехи своей работе, он должен немедленно приостановить производство экспертизы и воспользоваться своим правом заявить о чинимых препятствиях лицу или органу, назначившему экспертизу и принявшему решение, разрешающее конкретным участникам процесса присутствовать при производстве судебной экспертизы. Думается, изложенное будет полезно помнить всем судебно-медицинским экспертам, задача деятельности которых — производство экспертных исследований и дача заключений в строгом соответствии с нормами законодательных актов.

——————————————————————

Название документа

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *