Проблемы оценки качества судебно-экспертных исследований

(Замараева Н. А., Гаврилова Н. Ю.) («Эксперт-криминалист», 2012, N 3) Текст документа

ПРОБЛЕМЫ ОЦЕНКИ КАЧЕСТВА СУДЕБНО-ЭКСПЕРТНЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ <*>

Н. А. ЗАМАРАЕВА, Н. Ю. ГАВРИЛОВА

——————————— <*> Zamaraeva N. A., Gavrilova N. J. Problems of quality control of forensic examinations.

Замараева Н. А., кандидат юридических наук, начальник Северо-Западного регионального центра судебной экспертизы Министерства юстиции Российской Федерации.

Гаврилова Н. Ю., заведующая отделом трасологических и баллистических исследований Северо-Западного регионального центра судебной экспертизы Министерства юстиции Российской Федерации.

В статье отражены вопросы оценки и контроля качества выполнения судебных экспертиз. Основное внимание уделено проблеме оценки качества и достоверности экспертиз, проводимых негосударственными судебными экспертами. Выделены определенные пробелы в законодательстве. Проанализировано законодательство в сфере судебно-экспертной деятельности некоторых иностранных государств. Предложены направления повышения качества судебно-экспертных исследований.

Ключевые слова: судебная экспертиза, судебно-экспертная деятельность, добровольная сертификация, аккредитация судебно-экспертных лабораторий.

The article considers evaluation and quality control of forensic examinations. Much attention is devoted to the problem of quality and credibility evaluation of the reports made by private experts. Certain gaps in law are underlined. The legislation in the area of forensic activity in certain foreign countries is analyzed. Some ways of forensic examination improvements are given.

Key words: judicial expertize, judicial-expert activity, voluntary certification, accreditation of judicial-expert laboratories.

Потребности судебных и следственных органов в производстве судебно-экспертных исследований возрастают с каждым годом. Государственные судебно-экспертные учреждения России в силу ограниченных кадровых и материальных ресурсов не справляются со значительным объемом исследований. Поэтому в последние годы отмечается довольно значительный рост числа негосударственных экспертов и экспертных организаций. Как известно, действующее законодательство предусматривает привлечение в качестве судебного эксперта любого лица, обладающего необходимыми специальными знаниями. В этой связи перед судебно-следственными органами встает вопрос о выборе судебного эксперта и (или) судебной экспертной организации и оценке качества судебно-экспертного исследования. Для государственной судебно-экспертной деятельности законодательно определены и порядок контроля качества производства исследований, и механизм получения и подтверждения права самостоятельного производства экспертиз, и порядок повышения квалификации экспертов. Однако на негосударственную судебно-экспертную деятельность подобные положения не распространяются. Кроме того, законодательство не предъявляет требований ни к лицензированию, ни к особой регистрации и подтверждению наличия специальных знаний негосударственных экспертов. Данные вопросы ограниченно рассмотрены высшими судебными органами лишь в арбитражном и уголовном судопроизводстве. Так, Постановление Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 20 декабря 2006 г. N 66 «О некоторых вопросах практики применения арбитражными судами законодательства об экспертизе» обращает внимание суда на необходимость выяснения до поручения проведения экспертизы вопросов о профессиональных данных эксперта (сведения о его образовании, специальности, стаже работы и занимаемой должности), сроке проведения экспертизы, размере вознаграждения эксперту, согласовании с экспертом порядка и условий производства экспертизы, а также на некоторые другие особенности поручения производства судебной экспертизы негосударственному эксперту. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 21 декабря 2010 г. N 28 «О судебной экспертизе по уголовным делам» содержит аналогичные положения. При поручении производства экспертизы лицу, не являющемуся государственным судебным экспертом, суду следует предварительно запросить сведения, касающиеся возможности производства данной экспертизы, а также сведения об эксперте, в том числе его фамилию, имя, отчество, образование, специальность, стаж работы в качестве судебного эксперта и иные данные, свидетельствующие о его компетентности и надлежащей квалификации, и при необходимости приобщить к материалам уголовного дела заверенные копии документов, подтверждающих указанные сведения. Кроме того, данное Постановление уточняет, что в случаях, когда в государственном судебно-экспертном учреждении, обслуживающем определенную территорию, невозможно производство судебной экспертизы в связи с отсутствием эксперта конкретной специальности, или надлежащей материально-технической базы, или специальных условий для выполнения исследований, производство экспертизы может быть поручено государственным судебно-экспертным учреждениям, обслуживающим другие территории, или негосударственному судебно-экспертному учреждению, или лицу, не работающему в судебно-экспертном учреждении, в том числе сотруднику научно-исследовательского учреждения, вуза, иной организации, обладающему специальными знаниями и имеющему в распоряжении необходимое экспертное оборудование. Таким образом, названные Постановления дают определенные разъяснения по вопросам практики применения законодательства об экспертизе, как было отмечено, лишь в арбитражном и уголовном судопроизводстве. Для судов общей юрисдикции при проведении административного и гражданского судопроизводства такого разъясняющего документа не существует. Из этого следует вывод о необходимости принятия Верховным Судом РФ постановления (или постановлений отдельно для каждого вида судопроизводства) с разъяснениями по выбору экспертного учреждения при назначении экспертизы, а также по другим актуальным вопросам практики применения судами общей юрисдикции законодательства об экспертизе. Однако следует заметить, что и эта мера не решает в полном объеме проблему контроля качества судебно-экспертных исследований. Названными документами не регламентированы вопросы оценки компетентности негосударственного эксперта и качества его экспертного исследования. При ответе на вопрос, как подтвердить компетентность и квалификацию эксперта, мнения специалистов расходятся. Предлагаются обязательное лицензирование судебно-экспертной деятельности <1>, особые организационно-правовые формы негосударственных судебно-экспертных учреждений с обязательным указанием судебно-экспертной деятельности в качестве основной в уставных документах <2>, создание на государственном уровне квалификационных, аттестационных и лицензионных структур (комиссий) <3>, создание независимых вневедомственных экспертно-квалификационных комиссий или специального компетентного органа (экспертной палаты) и т. д. ——————————— <1> Внуков В. И., Зайцева Е. А. Независимая экспертиза в уголовном судопроизводстве России. Волгоград: ВА МВД России, 2008. С. 64 — 66. <2> Россинская Е. Р., Галяшина Е. И. Настольная книга судьи: судебная экспертиза. М.: Проспект, 2011. С. 102. <3> Мамай В. И. Современные проблемы судебной экспертизы и пути их преодоления // Российская юстиция. 2009. N 10.

Единственной легитимной формой подтверждения компетентности негосударственных судебных экспертов в России в настоящее время может считаться добровольная сертификация экспертной деятельности. Так, под эгидой Минюста России на базе Российского федерального центра судебной экспертизы при Минюсте России (РФЦСЭ) функционирует Система добровольной сертификации методического обеспечения судебной экспертизы. Система зарегистрирована в Федеральном агентстве по техническому регулированию и метрологии Российской Федерации (РОСС RU. В175.04ОЭ00 от 2 марта 2005 г.). Компетентность негосударственных экспертов в данной Системе оценивается в соответствии с требованиями нормативно-правовых актов Министерства юстиции РФ, предъявляемыми к экспертам системы судебно-экспертных учреждений ведомства. В целях повышения эффективности функционирования Системы, Министерством юстиции РФ 27 октября 2010 г. было издано распоряжение N 9105-р «Об организации добровольной сертификации компетентности экспертов в государственных судебно-экспертных учреждениях Министерства юстиции Российской Федерации», в соответствии с которым сертификация негосударственных экспертов в Системе с 2011 г. осуществляется с учетом территориальной сферы экспертного обслуживания. Региональные центры судебной экспертизы Минюста России наделены полномочиями по проведению оценки компетенции негосударственных экспертов, осуществляющих деятельность на территории их экспертного обслуживания. Данный принцип позволяет, с одной стороны, усилить контроль деятельности негосударственных судебных экспертов, а с другой стороны, облегчить доступ негосударственных экспертов к организациям, осуществляющим процедуры сертификации. Ключевым моментом функционирования Системы добровольной сертификации является организация обучения экспертов по конкретным экспертным специальностям либо по вопросам правового регулирования экспертной деятельности. Возможные пути решения данной проблемы видятся как в осуществлении теоретической подготовки на базе вузов, с которыми возможно заключение договоров, так и в осуществлении подготовки на базе экспертного учреждения, что требует дополнительной правовой регламентации. Подготовка на базе вуза, как показывает практика, целесообразна и возможна по общим теоретическим правовым вопросам в основном в рамках дополнительного профессионального образования. Обучение экспертной специальности на базе вуза не представляется возможным ввиду отсутствия квалифицированных практикующих кадров. Ведение образовательной деятельности на базе судебно-экспертного учреждения не предусмотрено уставными задачами, и, кроме того, отсутствует возможность получения лицензии на ведение данного вида деятельности. В настоящий момент допустимо осуществление судебно-экспертным учреждением консультационной деятельности на договорной основе (что допускается уставом), но требуется унификация проведения таких консультационных стажировок по конкретной экспертной специальности. Система добровольной сертификации рассматривается ее участниками, причем как проходящими сертификацию, так и проводящими ее, как промежуточный этап при введении обязательного лицензирования экспертной деятельности и/или аккредитации экспертных учреждений. Хотя Система добровольной сертификации на современном этапе является определенным гарантом контроля качества экспертной деятельности негосударственных судебных экспертов, вместе с тем необязательный, добровольный характер сертификации негосударственных экспертов оставляет поле для злоупотреблений как со стороны недобросовестных, некомпетентных судебных экспертов, так и со стороны лиц, заинтересованных в определенных результатах исследования. По мнению авторов статьи, с целью кардинального решения проблемы контроля качества негосударственной судебно-экспертной деятельности целесообразно законодательно ввести систему обязательной аттестации лиц, занимающихся судебно-экспертной деятельностью. Это вполне назревшая, осознанная необходимость. Надо отдать должное тому, что на постсоветском пространстве в большинстве бывших союзных республик этот вопрос уже решен на законодательном уровне. К наиболее проработанным с этой точки зрения следует отнести Закон Республики Казахстан от 20 января 2010 г. N 240-4 «О судебно-экспертной деятельности в Республике Казахстан». Само название данного Закона показывает его более широкое всеобъемлющее действие по сравнению с российским Федеральным законом от 31 мая 2001 г. N 73-ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации», регулирующим отношения, возникающие только при осуществлении своих функций государственными судебно-экспертными учреждениями. Распространение отдельных положений статей российского Закона на деятельность негосударственных экспертов можно не учитывать, поскольку этими статьями к ним не предъявляется, по сути, никаких квалификационных, профессиональных, организационных требований. В Республике Казахстан производство судебной экспертизы может быть поручено только сотрудникам органов судебной экспертизы или лицам, осуществляющим судебно-экспертную деятельность на основании лицензии. Лишь в исключительных случаях в разовом порядке выполнение судебно-экспертного исследования доверяется иным лицам. Причем в соответствии со ст. 12 указанного Закона «О судебно-экспертной деятельности в Республике Казахстан» и сотрудники государственных экспертных учреждений, и негосударственные эксперты должны обладать квалификацией судебного эксперта, подтверждаемой квалификационным свидетельством на право производства определенного вида судебной экспертизы, быть аттестованы комиссиями Министерства юстиции Республики Казахстан или уполномоченного органа в области здравоохранения Республики Казахстан и внесены в Государственный реестр судебных экспертов Республики Казахстан. Другой интересной новацией рассматриваемого Закона является законодательное закрепление сроков проведения судебной экспертизы. В частности, в ст. 25 указано: «Срок производства судебной экспертизы не должен превышать тридцать суток, кроме исключительных случаев, предусмотренных Министерством юстиции Республики Казахстан и уполномоченным органом в области здравоохранения Республики Казахстан». В российском законодательстве только Арбитражным процессуальным и Гражданским процессуальным кодексами предусмотрена возможность установления судом конкретных сроков представления заключения эксперта в суд. При отсутствии мотивированного сообщения эксперта или государственного судебно-экспертного учреждения о невозможности своевременного проведения экспертизы либо о невозможности проведения экспертизы по тем или иным причинам судом на руководителя государственного судебно-экспертного учреждения или виновного в указанных нарушениях эксперта налагается судебный штраф (см. ст. 55 АПК РФ и ст. ст. 80, 85 ГПК РФ). Контроль качества судебно-экспертных исследований включает в себя не только проверку профессиональной компетентности эксперта, но и оценку научной обоснованности, достоверности и пригодности к использованию применяемых экспертных методик. Активное бесконтрольное развитие негосударственного сектора экспертной деятельности в Российской Федерации привело к возникновению множества частных авторских экспертных (по мнению авторов) в большинстве своем псевдометодик, нигде официально не апробированных, не запатентованных и законно не подтвердивших достоверность получаемых с их применением результатов. Особенно остро это ощущается в таких видах экспертных исследований, как почерковедческие, определение давности исполнения реквизитов документов, реконструкция механизма дорожно-транспортного происшествия, идентификация говорящего по голосу и др. В государственных экспертных учреждениях имеется давно сложившаяся система разработки, апробации и внедрения новых экспертных методов и методик. Для негосударственных экспертов в Российской Федерации возможность легализации в сфере судебно-экспертной деятельности созданных ими новых экспертных методик до недавнего времени практически отсутствовала. Такой механизм появился с началом функционирования вышеупомянутой Системы добровольной сертификации методического обеспечения судебной экспертизы. В рамках описываемой Системы проводятся испытания и выдача рекомендаций к использованию в экспертной практике методических материалов, методов и средств производства судебной экспертизы, то есть объектами сертификации могут являться экспертные методики. Данное положение Системы обеспечивает возможность применения при производстве судебных экспертиз новых научных разработок, выполненных вне государственных судебно-экспертных учреждений, и одновременно препятствует широкому распространению псевдонаучных методик исследования, создаваемых недобросовестными частными экспертами и экспертными организациями. Основной недостаток данного механизма — опять же добровольность. В то же время в Казахстане законодательно закреплено ведение государственного реестра методик судебно-экспертных исследований. Кроме того, ст. 46 Закона «О судебно-экспертной деятельности в Республике Казахстан» предусмотрено, что «судебный эксперт может осуществлять свою деятельность при наличии специально оснащенных помещений, соответствующих стандартам и требованиям, утвержденным Правительством Республики Казахстан». В этой связи как один из возможных путей повышения качества, научной обоснованности, технического оснащения деятельности негосударственных экспертных организаций и экспертов и как результат достоверности их заключений может рассматриваться аккредитация экспертных организаций на соответствие тем или иным международным и российским стандартам. Аккредитация испытательных и аналитических лабораторий широкого профиля в отечественной и международной практике осуществляется в соответствии с требованиями стандарта ИСО/МЭК 17025 «Общие требования к компетентности испытательных и калибровочных лабораторий». С 2006 г. этот стандарт действует в России в качестве национального. Данный документ является основополагающим в формировании критериев работы любых лабораторий, в том числе выполняющих судебные экспертизы. Стандарт устанавливает общие требования к компетентности лаборатории. При проведении испытаний лаборатории могут использовать стандартные методы, нестандартные методы и методы, самостоятельно разработанные лабораторией. Стандарт применим для организаций любых форм собственности и любой численности. Требования стандарта содержат две части: требования к менеджменту (организация, система менеджмента, управление документацией и записями и т. д.); а также технические требования (персонал, помещения и условия окружающей среды, оборудование и т. д.). Если лаборатории осуществляют не все виды деятельности, установленные стандартом, то требования соответствующих разделов на них не распространяются. Положения стандарта могут применяться заказчиками, регулирующими органами и органами по аккредитации при подтверждении и/или признании компетентности лабораторий. Относительно лабораторий, занимающихся судебными экспертизами, решение задачи по расширению сферы применения стандарта ИСО/МЭК 17025 возложено на международную организацию по аккредитации — ИЛАК (ILAC (International Laboratory Accreditation Cooperation)). Указанная организация опубликовала Руководство по применению ИСО/МЭК 17025 при аккредитации судебно-экспертных лабораторий — G19 (Guidelines for Forensic Science Laboratories ILAC-G19:2002) <4>. ——————————— <4> Подробнее см.: Усов А. И., Омельянюк Г. Г., Ламухина О. А. Возможности использования международных стандартов в судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации // Теория и практика судебной экспертизы. 2009. N 3 (15).

Таким образом, аккредитация российских судебно-экспертных учреждений должна проводиться в соответствии с требованиями указанного Руководства G19 и стандарта ИСО/МЭК 17025. Поэтому Руководство по применению ГОСТ Р ИСО/МЭК 17025 при аккредитации судебно-экспертных лабораторий — G19 потребовало соответствующей подготовки для придания ему статуса национального стандарта. В сентябре 2008 г. Федеральным агентством по техническому регулированию и метрологии (Ростехрегулированием) утвержден национальный стандарт ГОСТ Р 52960-2008 «Аккредитация судебно-экспертных лабораторий. Руководство по применению ГОСТ Р ИСО/МЭК 17025». Именно в этом документе содержатся специальные требования к судебно-экспертным лабораториям. Основная часть данного Руководства посвящена требованиям к менеджменту (документированным процедурам организации и производства экспертизы), а также техническим требованиям, касающимся персонала, помещений и окружающей среды, методов испытаний и оценки пригодности методов, оборудования, прослеживаемости измерений, отбора образцов, обращения с объектами испытаний, обеспечения качества результатов испытаний, отчетности о результатах. Безусловно, аккредитация судебно-экспертных лабораторий в России является сложной задачей, поскольку еще не накоплен достаточный опыт и не создана система их аккредитации. Из действующих систем аккредитации к специфике судебно-экспертных лабораторий наиболее близка Система аккредитации аналитических лабораторий (СААЛ). Руководящий орган СААЛ — Ростехрегулирование — принял решение о распространении сферы своей деятельности на судебно-экспертные лаборатории. В целом ознакомление с международными стандартами аккредитации судебно-экспертных лабораторий показало, что требования, предъявляемые этими стандартами, и требования системы Минюста России к судебно-экспертным учреждениям, по сути, идентичны. Международная аккредитация предъявляет требования по целому ряду параметров: компетентности экспертов, т. е. кадровой составляющей; помещениям и соблюдению санитарных, противопожарных норм; применяемым в учреждении методам исследования; оборудованию и его обслуживанию; документообороту и пр. Схему международной аккредитации, применяемую к отечественным судебно-экспертным учреждениям, вполне можно применить и к аккредитации частных судебно-экспертных учреждений. Главным условием является наличие или регистрация органа по сертификации в системе Минюста России. В опыте аккредитации судебно-экспертных учреждений по международному стандарту присутствуют многие положительные моменты, которые можно использовать при аккредитации негосударственных судебных учреждений, например система выполнения тестовых заданий, система внутреннего аудита (самооценки, самообследования). Безусловно, регламентирование процесса аккредитации негосударственных экспертов требует разработки, принятия и изменения ряда законов, касающихся экспертной деятельности. Целесообразнее осуществить реформирование посредством принятия нового единого Закона «О судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации». Должны быть определены и законодательно регламентированы права, обязанности и ответственность субъектов экспертной деятельности, разграничены полномочия, определены требования и порядок допуска лиц и организаций к экспертной деятельности, сформулированы квалификационные требования и порядок их подтверждения и решены многие другие вопросы.

——————————————————————

Название документа

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *