К вопросу о необходимости назначения судебной экспертизы на стадии возбуждения уголовного дела

(Сучков А. В.) ("Эксперт-криминалист", 2012, N 3) Текст документа

К ВОПРОСУ О НЕОБХОДИМОСТИ НАЗНАЧЕНИЯ СУДЕБНОЙ ЭКСПЕРТИЗЫ НА СТАДИИ ВОЗБУЖДЕНИЯ УГОЛОВНОГО ДЕЛА <*>

А. В. СУЧКОВ

-------------------------------- <*> Suchkov A. V. To a question on necessity of appointment of judicial examination at a stage of excitation of criminal case.

Сучков А. В., старший следователь следственного отделения Кировского ЛО МВД России на транспорте, майор юстиции.

Статья посвящена проблеме выбора момента назначения и проведения судебной экспертизы. Автор анализирует точки зрения ученых, следственную, судебную практику, доказывая обоснованность своей позиции.

Ключевые слова: экспертиза, специалист, производство исследования, информация.

The article is devoted to the problem of choice of moment of assignment and carrying out of judicial expertize. The author analyses the viewpoints of scholars, investigative, judicial practice, proving feasibility of position thereof.

Key words: expertize, specialist, carrying out of research, information.

Бесспорно утверждение С. А. Шейфера, который отмечал, что "по мере развития уголовно-процессуальной науки взгляды исследователей на сущность экспертизы заметно изменялись" <1>. -------------------------------- <1> Шейфер С. А. Следственные действия. Основания, процессуальный порядок и доказательственное значение. Самара: Самар. ун-т, 2004. http://www. pravo. vuzlib. net/book_z291_page_6.html.

Первые упоминания о применении специальных знаний в судопроизводстве появились в Китае и относятся ко II в. н. э. Также известны факты официального исследования документов в эпоху византийского императора Юстиниана в V - VI вв. В царской России понятие "экспертиза" появилось только в начале XX в., хотя для государственных, в том числе судебных, целей исследования осуществлялись сведущими лицами уже при Иване Грозном в XVI в. Наиболее ранним представлением, сохранившимся в ряде современных правовых систем, было отождествление экспертизы со свидетельскими показаниями так называемых сведущих лиц (именно такую трактовку мы находим в трудах русского криминалиста С. И. Баршева). Наряду с указанным представлением об экспертизе выдающийся российский ученый Л. Е. Владимиров, развивая идеи немецкого ученого К. Миттермайера, полагал, что выводы эксперта служат "научным приговором", не подлежащим критической оценке со стороны судьи, так как тот не обладает специальными познаниями <2>. По мнению С. А. Шейфера, у концепции "эксперт - научный судья" сторонники есть и сегодня <3>. -------------------------------- <2> Владимиров Л. Е. Учение об уголовных доказательствах. Тула: Автограф, 2003; СПС "КонсультантПлюс". <3> Шейфер С. А. Указ. соч.

В советский период в энциклопедиях экспертиза определялась как "исследование специалистом (экспертом) каких-либо вопросов, решение которых требует специальных познаний в области науки, техники, искусства и т. д.", когда заключение эксперта рассматривается как одно из доказательств по делу <4>. В современной России используемая в некоторых энциклопедиях дефиниция понятия "экспертиза" изменилась - последнее предложение было исключено <5>. -------------------------------- <4> Советский энциклопедический словарь. М.: Советская энциклопедия, 1983. <5> Большой энциклопедический словарь. М.: Норинт, 2000.

Законодатель в ст. 9 Федерального закона "О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации" <6> судебную экспертизу рассматривает как процессуальное действие, состоящее из проведения исследований и дачи заключения экспертом по вопросам, разрешение которых требует специальных знаний в области науки, техники, искусства или ремесла и которые поставлены перед экспертом судом, судьей, органом дознания, лицом, производящим дознание, следователем в целях установления обстоятельств, подлежащих доказыванию по конкретному делу. -------------------------------- <6> Федеральный закон "О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации" // СЗ РФ. 2001. N 23. Ст. 2291.

Анализируя следственную и судебную практику, точки зрения ученых - криминалистов и процессуалистов - по вопросу о возможности и целесообразности назначения в рамках проверки сообщения о преступлении на стадии возбуждения уголовного дела судебной экспертизы, нетрудно заметить, что мнения специалистов на этот счет расходятся. В юридической литературе советского периода многими практическими работниками и учеными-криминалистами неоднократно ставился вопрос о дополнении Уголовно-процессуального кодекса нормой, которая давала бы возможность сотрудникам правоохранительных органов назначать и проводить судебную экспертизу на стадии возбуждения уголовного дела <7>. Так, профессор С. А. Шейфер полагал, что "назначение и проведение судебно-медицинской экспертизы до возбуждения уголовного дела устранят параллелизм в работе судебных медиков, когда подмена судебно-медицинской экспертизы освидетельствованием причиняет ущерб делу и правам участников процесса" <8>. -------------------------------- <7> См., например: Вульфин Г., Тевлин Р. Освидетельствование или экспертиза? // Радян. право. 1965. N 2. С. 99 - 100; Нагнойный Я. П. О возможности назначения судебной экспертизы до возбуждения уголовного дела // Криминалистика и судебная экспертиза. Киев, 1967. Вып. 4. С. 174 - 178; Шаркова Т. Ф. Использование специальных знаний в стадии возбуждения уголовного дела // Криминалистика и судебная экспертиза. Киев, 1973. Вып. 10. С. 226 - 229; и др. <8> Дьяконова О. Г. К вопросу о возможности производства судебной экспертизы до возбуждения уголовного дела // Уголовное судопроизводство. 2009. N 1. С. 9 - 11.

На постсоветском пространстве проблема производства судебных экспертиз до возбуждения уголовного дела по-разному решалась при принятии уголовно-процессуальных кодексов государств - республик бывшего СССР. К примеру, ч. 2 ст. 242 УПК Республики Казахстан гласит: "В случаях, когда принятие решения о возбуждении уголовного дела невозможно без производства экспертизы, она может быть назначена до возбуждения уголовного дела" <9>. Автор статьи поддерживает мнение С. А. Саушкина, который считает, что "России следует признать подобный подход к производству экспертизы достойным признания и рецептирования собственной правовой системой" <10>. -------------------------------- <9> Уголовно-процессуальный кодекс Республики Казахстан. Алматы, 2003. С. 181. <10> Саушкин С. А. Производство экспертизы до возбуждения уголовного дела // Российский следователь. 2005. N 9. С. 12 - 14.

Для ответа на вопрос, в какой момент (или на какой стадии) возможны назначение и проведение экспертизы, необходимо рассмотреть правовую основу назначения и производства исследования как в рамках производства проверки, так и в рамках предварительного расследования по уже возбужденному уголовному делу. Согласно п. 5 ч. 1 ст. 6 Федерального закона "Об оперативно-розыскной деятельности" <11>, одним из видов оперативно-розыскных мероприятий является исследование предметов и документов. Получается, что оперативные подразделения для решения поставленных перед ними задач вправе назначать исследования. Однако закономерен следующий вопрос: почему нецелесообразно на стадии возбуждения уголовного дела по составам, предусмотренным ст. ст. 222, 223, 226, 228, 228.1, 229 УК РФ, и некоторым другим назначать судебную экспертизу? Однозначного ответа, на наш взгляд, нет. -------------------------------- <11> Федеральный закон от 12 августа 1995 г. N 144-ФЗ "Об оперативно-розыскной деятельности" (ред. от 28 декабря 2010 г.) (принят ГД ФС РФ 5 июля 1995 г.) // СЗ РФ. 1995. N 33. Ст. 3349.

Так, изъятие объектов исследований по преступлениям, предусмотренным ст. ст. 222, 223, 226, 228, 228.1, 229 УК РФ, производится согласно закону либо в ходе производства осмотра места происшествия, либо в рамках административного задержания и составления соответствующих процессуальных документов. Фиксация состояния объектов исследования по преступлениям, предусмотренным ч. 2 ст. 109, ч. 2 ст. 118, ст. 124 УК РФ, производится врачами-экспертами в БСМЭ по направлению следователя (дознавателя) и лишь в редких случаях - следователями и дознавателями в ходе производства осмотра места происшествия <12>. При этом в дальнейшем при проведении СМЭ по преступлениям, предусмотренным ч. 2 ст. 109, ч. 2 ст. 118, ст. 124 УК РФ, экспертные исследования проводятся в основном по документам. -------------------------------- <12> В данной ситуации имеется в виду направление на освидетельствование, проводимое в рамках сбора первоначального материала по заявлению или сообщению, а не следственное освидетельствование, предусмотренное ст. 179 УПК РФ. О правомерности проведения и допустимости проводимого в рамках сбора первоначального материала исследования однозначного мнения нет.

Такое положение вещей создает ряд сложностей следователю и дознавателю при принятии решения в соответствии со ст. 144 УПК РФ, поскольку лицо, производящее проверку сообщения о совершенном преступлении, признав необходимость применения специальных знаний для установления обстоятельств, влияющих на принятие законного и обоснованного решения, вынуждено назначить исследование, не являющееся судебной экспертизой и, соответственно, не относящееся к доказательствам. Сотрудники экспертно-криминалистических подразделений при выполнении таких исследований применяют только те методы, которые не вызывают изменения вида и свойств объектов исследования, не влекут их утраты и не исключают возможности последующего экспертного исследования. Именно это зачастую на практике и невозможно при проведении исследований, связанных с определением того, является ли тот или иной представленный на исследование объект боеприпасом или наркотическим веществом. Согласно ч. 2 ст. 74 УПК РФ справка об исследовании в числе доказательств не указана. Как известно, результаты оперативно-розыскной деятельности доказательствами не являются. Е. А. Доля справедливо пишет: "Они могут отвечать требованию относимости, т. е. содержать сведения о фактах и обстоятельствах, имеющих значение для уголовного дела. Однако, поскольку эти данные получаются из источников и способами, не предусмотренными уголовно-процессуальным законом, их нельзя считать отвечающими требованию допустимости" <13>. -------------------------------- ------------------------------------------------------------------ КонсультантПлюс: примечание. Научно-практический комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации (под ред. В. М. Лебедева, В. П. Божьева) включен в информационный банк согласно публикации - Юрайт-Издат, 2007 (3-е издание, переработанное и дополненное). ------------------------------------------------------------------ <13> Научно-практический комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / Под общ. ред. В. М. Лебедева; науч. ред. В. П. Божьев. М.: Спарк, 2002. С. 164.

Ряд практических работников с данной точкой зрения не согласны, утверждая, что п. 6 ч. 2 ст. 74 УПК РФ позволяет использовать в качестве доказательств иные документы. Другими словами, справку об исследовании возможно использовать в качестве доказательства, указанного в п. 6 ч. 2 ст. 74 УПК РФ. Формально - да, однако обращение к судебной практике свидетельствует об обратном. Так, согласно п. 6 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 21 декабря 2010 г. N 28 "О судебной экспертизе по уголовным делам", справки, акты, заключения и иные формы фиксации результатов ведомственного или другого исследования, полученные по запросу органов предварительного следствия или суда, не могут рассматриваться как заключение эксперта и служить основанием к отказу в проведении судебной экспертизы <14>. Анализируя данное Постановление Пленума ВС РФ, а также требования ч. 2 ст. 74 и ст. 84 УПК РФ, следует сделать вывод, что и после проведения исследования с целью получения допустимого доказательства необходимо назначать и проводить судебную экспертизу. -------------------------------- <14> Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 21 декабря 2010 г. N 28 "О судебной экспертизе по уголовным делам". URL: http://www. vsrf. ru/second. php.

Итак, справка (акт) об исследовании не является доказательством, и проводить исследование, которое может повлечь утрату первоначального состояния объекта исследования, нецелесообразно, так как это грозит потерей будущей доказательственной базы. С другой стороны, лишь вывод специалиста позволяет в ряде случаев принять законное и обоснованное решение по материалу проверки. Как должны следователь и дознаватель вести себя в данной ситуации? По нашему мнению, целесообразно было бы назначить и провести судебную экспертизу. Однако назначение и проведение судебной экспертизы на стадии возбуждения уголовного дела в рамках проведения проверки сообщения о совершенном преступлении, когда решается вопрос о наличии или отсутствии в деянии лица признаков состава преступления, невозможны по нескольким причинам. Во-первых, законодатель не предусматривает возможности назначения и проведения судебной экспертизы на стадии возбуждения уголовного дела. Анализируя уголовно-процессуальное законодательство, следует иметь в виду, что с вступлением в силу Федерального закона N 87-ФЗ <15> ч. 4 ст. 146 УПК РФ претерпела существенные изменения. Так, согласно требованиям ч. 4 ст. 146 УПК РФ в редакции ФЗ от 29 мая 2002 г. N 58-ФЗ <16>, следователь и дознаватель в случае производства отдельных следственных действий по закреплению следов преступления и установлению лица, его совершившего, могут до вынесения постановления о возбуждении уголовного дела и получения согласия прокурора назначить судебную экспертизу. Однако и при действовавшей некоторое время новелле законодателем недостаточно четко были определены основания производства судебной экспертизы на стадии возбуждения уголовного дела. -------------------------------- <15> Федеральный закон от 5 июня 2007 г. N 87-ФЗ "О внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации и Федеральный закон "О прокуратуре Российской Федерации" (принят ГД ФС РФ 11 мая 2007 г.) // Российская газета. 2007. 8 июня. N 122. <16> Федеральный закон от 29 мая 2002 г. N 58-ФЗ "О внесении изменений и дополнений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации" (принят ГД ФС РФ 26 апреля 2002 г.) // Российская газета. 2002. 1 июня.

Об этом говорит следующий факт: лишь в ч. 2 ст. 176 УПК РФ отмечено, что в случаях, не терпящих отлагательства, осмотр места происшествия может быть произведен до возбуждения уголовного дела. Гл. 27 УПК РФ, посвященная производству судебной экспертизы, такого указания не содержала и не содержит. Указывая на возможность назначения судебной экспертизы на стадии возбуждения уголовного дела (ч. 4 ст. 146 УПК РФ в ред. ФЗ N 58-ФЗ), законодатель исходил из позиции соблюдения прав и законных интересов участников уголовного процесса. Логичным при этом было бы внесение дополнений в ст. 195 УПК РФ относительно момента назначения и производства судебной экспертизы, согласно которым судебная экспертиза назначалась и проводилась бы до возбуждения уголовного дела. Но этого не произошло. Во-вторых, существует точка зрения, согласно которой назначение судебной экспертизы возможно только по возбужденному уголовному делу, так как данное следственное действие в ряде случаев связано с ущемлением прав и законных интересов граждан <17>. -------------------------------- <17> Уголовный процесс: Учебник для вузов / Под общ. ред. В. И. Радченко. 2-е изд., перераб. и доп. М.: Юстицинформ, 2006. С. 366.

Несомненно, что истина в данном утверждении присутствует, но не нарушаются ли права гражданина, в отношении которого возбуждается уголовное дело, если в дальнейшем, после проведения экспертизы, будет выяснено, что оснований для возбуждения уголовного дела не было, так как согласно заключению эксперта будет установлено, что объект, направленный на исследование, не является предметом, запрещенным к свободному гражданскому обороту <18>? -------------------------------- <18> К примеру, по уголовному делу N 1234/2005, возбужденному отделом дознания Шереметьевской таможни по факту обнаружения у гражданина Австрии Ф. 350 г порошка белого цвета, экспертиза была проведена на второй день; порошок оказался безвредным реагентом ненаркотической группы. И как результат - вынесение постановления о прекращении уголовного дела и уголовного преследования (см.: Саушкин С. А. Производство экспертизы до возбуждения уголовного дела // Российский следователь. 2005. N 9. С. 12 - 14).

Немаловажным обстоятельством, говорящим в пользу назначения и проведения судебной экспертизы на стадии возбуждения уголовного дела, является факт, согласно которому при проведении исследования в рамках проверки лицо, проводящее исследование, не может быть привлечено к уголовной ответственности за умышленное искажение его результатов. При этом суть проводимой специалистом работы не меняется ни при первоначальном исследовании, ни при последующем проведении судебной экспертизы. Еще один фактор, который нельзя сбрасывать со счетов, - время. Лицо, производящее предварительное расследование, обременено ожиданием результата дважды: первый раз - ожиданием справки об исследовании; второй - ожиданием заключения эксперта по уже проведенному исследованию. По ряду составов время, ко всему прочему, играет роль разрушителя, так как попросту объект исследования утрачивается. Выход из сложившейся ситуации видится во внесении изменений в действующий УПК РФ, касающихся установления возможности назначения судебной экспертизы на стадии возбуждения уголовного дела. К такому решению ученые и практики вынуждены прийти, так как действующее уголовно-процессуальное законодательство после многочисленных вносившихся законодателем в УПК РФ изменений вернулось на круги своя, то есть порядок назначения и проведения судебной экспертизы остался тем же, что и был по УПК РСФСР: пока назначение и производство судебной экспертизы возможны лишь на стадии предварительного расследования.

------------------------------------------------------------------

Название документа