Спорт и Трудовой кодекс: анализ споров с участием спортсменов и тренеров

(Русин А.) («Трудовое право», 2012, N 9) Текст документа

СПОРТ И ТРУДОВОЙ КОДЕКС: АНАЛИЗ СПОРОВ С УЧАСТИЕМ СПОРТСМЕНОВ И ТРЕНЕРОВ

А. РУСИН

Русин Алексей, юрисконсульт ООО «Мелт».

Трудовые отношения между спортсменами и их работодателями помимо ТК РФ регулируются большим объемом дополнительных нормативных актов — договорами, соглашениями, уставами спортивных организаций. Сложность рассмотрения дел не только в том, что необходимо учитывать все источники, но и в специфике самой сферы правоотношений.

Глава 54.1 Трудового кодекса РФ устанавливает особенности трудовых отношений с работниками, трудовая функция которых состоит в подготовке к спортивным соревнованиям и участии в спортивных соревнованиях по определенному виду (или видам) спорта, спортсменами, а также с работниками, трудовая функция которых состоит в проведении со спортсменами учебно-тренировочных мероприятий и осуществлении руководства состязательной деятельностью спортсменов для достижения спортивных результатов, — тренерами.

Трудовые отношения спортсменов, тренеров устанавливаются трудовым законодательством и иными нормативными правовыми актами, содержащими нормы трудового права, коллективными договорами, соглашениями, а также локальными нормативными актами, принимаемыми работодателями в соответствии с требованиями ст. 8 настоящего Кодекса с учетом норм, утвержденных общероссийскими спортивными федерациями, и мнения выборного органа первичной профсоюзной организации. В данной статье мы хотели бы рассмотреть, какая судебная практика существует на сегодняшний день в спорах между работодателями и спортсменами/тренерами. Заключение на основании судебной практики. Суд вправе отказать в принятии искового заявления клуба об обжаловании решения органа, рассмотревшего индивидуальный трудовой спор, в случае если, рассмотрев исковой материал, установит, что спор подлежит рассмотрению в ином судебном порядке.

Судебная практика. Определение Московского городского суда от 12.12.2011 по делу N 33-41158. Так, некоммерческое партнерство «Футбольный клуб «Краснодар» (далее — НП «Футбольный клуб «Краснодар», истец) обратилось в суд с заявлением к Д. (далее — ответчик) об обжаловании решения органа, рассмотревшего индивидуальный трудовой спор. В обоснование заявления указало, что 21.*.2010 между НП «Футбольный клуб «Краснодар» и гражданином Украины Д. был заключен срочный трудовой договор, по условиям которого Д. был принят на должность спортсмена-профессионала по футболу. 28.*.2011 футболист обратился к генеральному директору клуба с заявлением о расторжении трудового договора в соответствии со ст. 80 ТК РФ в связи с нарушением со стороны клуба условий трудового договора. Поскольку в этом было отказано, 29.*.2011 Д. обратился в Палату по разрешению споров Комитета Российского футбольного союза по статусу игроков с заявлением, в котором просил признать поданное им заявление об увольнении обоснованным и обязать клуб уволить его по ст. 80 ТК РФ, присвоить ему статус свободного агента и разрешить переход в другой спортивный клуб, признать наличие задолженности клуба перед ним по заработной плате. Решением Палаты по разрешению споров от 08.*.2011 N <…> Д. в удовлетворении всех заявленных требований отказано. Однако решением Общероссийской общественной организации «Российский футбольный союз» от 14.*.2011 N <…> решение палаты изменено в части отказа в удовлетворении требования о признании увольнения в одностороннем порядке обоснованным, а также о присвоении статуса свободного агента и переходу в другой футбольный клуб без какой-либо компенсации. Признано обоснованным увольнение футболиста Д. по собственному желанию из футбольного клуба без выплаты компенсации. В остальной части решение палаты оставлено без изменения. Не соглашаясь с решением Общероссийской общественной организации «Российский футбольный союз» в части удовлетворения требований Д., истец обратился в суд с данным заявлением о признании указанного решения необоснованным в части признания увольнения Д. правомерным. Судьей постановлено вышеприведенное определение об отказе в принятии искового заявления, об отмене которого в частной жалобе просит НП «Футбольный клуб «Краснодар». В соответствии с п. 1 ч. 1 ст. 134 ГПК РФ судья отказывает в принятии искового заявления в случае, если заявление не подлежит рассмотрению и разрешению в порядке гражданского судопроизводства, поскольку заявление рассматривается и разрешается в ином судебном порядке. Суд, изучив исковой материал, пришел к обоснованному выводу о том, что между сторонами спора установлена подсудность возникающих между ними споров. Так, п. 10.1 трудового договора между НП «ФК «Краснодар» и Д. предусмотрено, что в случае возникновения спора между сторонами он подлежит урегулированию путем переговоров. При недостижении сторонами соглашения по спорным вопросам они могут быть переданы на разрешение в Российский футбольный союз. Статьей 46 устава ФК «Краснодар» предусмотрено, что решение Общероссийской общественной организации «Российский футбольный союз» может быть обжаловано заявителем в Спортивный арбитражный суд г. Лозанны в соответствии с Кодексом арбитражного суда. При таких обстоятельствах судья пришел к правильному выводу о том, что для данного спора установлен иной судебный порядок разрешения, поэтому в принятии заявления должно быть отказано. Уставом ФК «Краснодар» определена подведомственность всех споров, возникающих между сторонами трудового договора, без конкретизации того, какими нормами они регламентированы, следовательно, возникший спор также должен рассматриваться в порядке, определенном трудовым договором и внутренними нормативными правовыми актами НП «ФК «Краснодар».

Заключение на основании судебной практики. Тренер-преподаватель в присутствии несовершеннолетних совершил аморальный проступок, несовместимый с продолжением работы, связанной с выполнением воспитательной функции, и был обоснованно уволен по п. 8 ч. 1 ст. 81 ТК РФ.

Судебная практика. Определение Московского городского суда от 24.01.2012 по делу N 33-1781. К. (далее — истец) на основании трудового договора от 1 марта 2011 г., заключенного на неопределенный срок, работала в ГОУ ДОДСН ДЮСШ «Виктория» (далее — ответчик) в должности тренера-преподавателя. В соответствии с п. 2 трудового договора от 1 марта 2009 г. функциональные обязанности и объем работы истицы изложены в прилагаемой к договору должностной инструкции. Согласно должностной инструкции тренера-преподавателя, с которой истица была ознакомлена под роспись 1 марта 2009 г., тренер-преподаватель должен добросовестно выполнять свои трудовые обязанности, соблюдать трудовую дисциплину и правила внутреннего трудового распорядка. Тренер-преподаватель несет ответственность за ненадлежащее исполнение своих должностных обязанностей, предусмотренных должностной инструкцией, и нарушение правил внутреннего трудового распорядка. Приказом от 23 декабря 2010 г. N 61/К истица была уволена с занимаемой должности по п. 8 ч. 1 ст. 81 ТК РФ за совершение аморального проступка, несовместимого с продолжением работы. Основанием для издания данного приказа послужили акт о совершении работником аморального проступка от 20 декабря 2010 г. и объяснительная записка К. С указанным приказом истица была ознакомлена под роспись 29 декабря 2010 г. Также суд установил, что поводом к увольнению истицы по указанному выше основанию послужили следующие обстоятельства. Так, 20 декабря 2010 г. во время проведения плановых учебно-тренировочных занятий по фигурному катанию на водных лыжах в бассейне «Олимпийский» между К. и директором ГОУ ДОДСН ДЮСШ «Виктория» Н. произошел конфликт, в ходе которого К. употребляла нецензурную брань, нанесла несколько ударов по лицу и спине Н. и, выхватив из его рук куртку с находящимися в ней личными вещами, бросила ее в бассейн. Данный конфликт имел место в присутствии несовершеннолетних обучающихся и работников трудового коллектива. В соответствии со ст. 67 ГПК РФ, в том числе с показаниями допрошенных в ходе слушания дела свидетелей, и с учетом требований закона суд правомерно пришел к выводу об отказе К. в восстановлении на работе, поскольку у ответчика имелись основания для увольнения истицы по п. 8 ч. 1 ст. 81 ТК РФ, так как факт совершения истицей аморального проступка, несовместимого с продолжением работы, связанной с выполнением воспитательной функции, нашел подтверждение в ходе судебного разбирательства, установленный законом порядок применения взысканий ответчиком был соблюден. Также суд первой инстанции с учетом обстоятельств дела и представленных доказательств обоснованно согласился с доводами ответчика о соразмерности примененного к истице дисциплинарного взыскания в виде увольнения по п. 8 ч. 1 ст. 81 ТК РФ совершенному ею проступку. При этом, как усматривается из материалов дела, в июле 2010 г. к истице за избиение спортсмена-инструктора Ш. и неоднократное оскорбление тренера-преподавателя П. в присутствии учащихся ГОУ ДОДСН ДЮСШ «Виктория» на воднолыжном стадионе ДЮВЦ им. Гагарина было применено дисциплинарное взыскание в виде строгого выговора, которое истицей в установленном законом порядке обжаловано не было и на момент ее увольнения не было отменено.

Заключение на основании судебной практики. Спортсменам важно соблюдать антидопинговые правила, данное условие является обязательным для включения в трудовой договор со спортсменом (ст. 348.2 ТК РФ).

Судебная практика. Определение Московского городского суда от 18.11.2010 по делу N 33-35857. М. являлась членом сборной России по легкой атлетике, сформированной для участия в чемпионате мира 2010 г. по легкой атлетике (12 — 14 марта 2010 г., Доха, Катар). 4 марта 2010 г. Общероссийской общественной организацией «Всероссийская федерация легкой атлетики» (далее — ООО «Всероссийская федерация легкой атлетики», ответчик) с привлечением специалистов ООО «НЦ ЭФИС» (лаборатория, аккредитованная Национальной антидопинговой организацией) были произведены очередной плановый забор и последующий анализ крови членов сборной команды России по легкой атлетике, сформированной для участия в чемпионате мира 2010 г. По результатам клинического анализа крови М. было установлено превышение показателя гемоглобина, гематокрита, индекса стимуляции. По результатам дополнительного клинического анализа крови истицы, произведенного 9 марта 2010 г., было выявлено превышение показателя гемоглобина, гематокрита, индекса стимуляции. На основании решения Главного тренерского совета ВФЛА от 9 марта 2010 г. М. была отстранена от участия в чемпионате мира 2010 г. и исключена из состава сборной команды России по легкой атлетике, сформированной для участия в чемпионате мира 2010 г. в г. Доха (Катар), которое было утверждено 23.04.2010 Президиумом ООО «Всероссийская федерация легкой атлетики». Согласно п. п. 1.1, 1.5 Устава ООО «Всероссийская федерация легкой атлетики» является основанным на членстве общероссийским общественным физкультурно-спортивным объединением, созданным с целью развития, совершенствования и популяризации легкой атлетики в РФ. Федерация является членом Международной ассоциации легкоатлетических федераций (ИААФ) и Европейской легкоатлетической ассоциации (ЕАА) и осуществляет свою деятельность в соответствии с Конституцией, Правилами, Регламентами ИААФ, ЕАА, общепризнанными международными нормами. Из положений п. п. 6.1, 6.8 Устава следует, что высшим руководящим органом ВФЛА является Конференция, которая созывается не реже одного раза в год. В период между конференциями постоянно действующим руководящим коллегиальным органом федерации является президиум. Судом было установлено, что Главный тренерский совет сборных команд России по легкой атлетике является постоянно действующим общественным органом президиума ООО «Всероссийская федерация легкой атлетики» на основании утвержденного Положения о ГТС. В соответствии с утвержденными Президиумом ВФЛА критериями отбора и формирования сборных команд России (от 30.10.2009 и от 24.12.2009) при окончательном формировании сборной команды России для участия в главных международных соревнованиях 2010 г. учитывается состояние здоровья спортсменов. Окончательный состав сборной команды по представлению ГТС утверждается президиумом ВФЛА. При этом ПС вправе принять оперативное решение по исключению спортсменов из состава сборной команды России в случае болезни или наличия у него иных медицинских противопоказаний, уличения спортсмена или обоснованного подозрения в употреблении спортсменом запрещенных веществ и применении запрещенных методов и манипуляций. Согласно п. 5.5 Критериев от 24.12.2009, если Президиум ВФЛА не может собраться на заседание, а вопрос об исключении спортсмена из состава сборной команды требует срочного рассмотрения, спортсмен может быть исключен из состава сборной по решению ГТС. В таком случае президиум ВФЛА обязан одобрить решение ГТС впоследствии, после окончания международных соревнований.

Заключение на основании судебной практики. Трехсторонний трансфертный контракт между двумя клубами и спортсменом, содержащий пункты о переводе спортсмена из одного клуба в другой с последующим прекращением трудовых отношений (в порядке п. 5 ч. 1 ст. 77 Трудового кодекса РФ), не противоречит ст. 348.4 «Временный перевод спортсмена к другому работодателю» ТК РФ.

Судебная практика. Определение Московского городского суда от 14.09.2011 по делу N 33-26350/2011. Между спортсменом Д. (далее — Д., истец) и АНО «Спортивный клуб «Дина» (далее — СК «Дина», ответчик) 2 июля 2007 г. был заключен срочный трудовой договор N 04Ф-Д/07 на срок до 30 июня 2012 г. В соответствии с трудовым договором спортсмен был принят на работу в качестве футболиста-нелюбителя. Трудовым договором ему была установлена заработная плата в размере 20000 руб. в месяц. Кроме этого, 02.07.2007 было подписано приложение N 1 к трудовому договору, согласно которому СК «Дина» взял на себя обязательство по осуществлению следующих выплат: 13000 руб. — ежемесячная премиальная поощрительная выплата, 10000 руб. — премиальные за каждую одержанную победу клубом, 5000 руб. — премиальные за каждую ничью, 27000 руб. — ежемесячный поощрительный бонус, 18000 руб. — на оплату аренды однокомнатной меблированной квартиры в г. Москве. Кроме этого, согласно приложению к договору работодатель обязался оплатить его обучение в высшем учебном заведении г. Москвы, что составляет 64000 руб. за учебный год, а также был обязан в срок до 01.09.2009 предоставить ему в собственность 1-комнатную квартиру в г. Москве общей площадью не менее 40 кв. м. С 1 сентября 2010 по 1 июля 2011 г. Д. был временно переведен к другому работодателю в некоммерческое партнерство «Футбольный клуб «Новая Генерация» на основании трансфертного контракта без номера от 31 августа 2010 г., заключенного между СК «Дина» и ФК «Новая Генерация». 20 августа 2010 г. истцом был заключен с ФК «Новая Генерация» срочный трудовой договор о спортивной деятельности N 14 на период до 30 июня 2011 г. Срочный трудовой договор с новым работодателем ФК «Новая Генерация» был досрочно расторгнут по соглашению сторон (п. 1 ч. 1 ст. 77 ТК РФ) 1 ноября 2010 г. В соответствии с действующим законодательством при досрочном прекращении трудового договора с ФК «Новая Генерация» трудовой договор с СК «Дина» действует в полном объеме со 2 ноября 2010 г. Руководство СК «Дина» заявило о том, что СК «Дина» не заинтересован в Д., до 01.07.2011. Со 2 ноября 2010 г. СК «Дина» перестал начислять заработную плату и иные платежи. Так и не была предоставлена в собственность квартира. Д. считает, что при оформлении его временного перевода к новому работодателю ФК «Новая Генерация» руководством СК «Дина» была ошибочно внесена запись в трудовую книжку о том, что он уволен из СК «Дина» в порядке перевода (п. 5 ч. 1 ст. 77 ТК РФ). Д. считает, что запись в трудовой книжке о его увольнении в связи с переводом (п. 5 ч. 1 ст. 77 ТК РФ) не соответствует существу возникших правоотношений между СК «Дина» и ФК «Новая Генерация» и внесена неправомерно. Запись, как считает Д., противоречит нормам действующего ТК РФ и нарушает его трудовые права. За период со 2 ноября 2010 г. по день подачи иска он был незаконно лишен возможности трудиться, и за данный период СК «Дина» обязан выплатить заработную плату в размере среднего заработка — 156000 руб., в том числе 20000 руб. — заработная плата за ноябрь 2010 г., 58000 руб. — выплаты за ноябрь 2010 г. в соответствии с Приложением N 1 (п. п. 2.1.1, 2.4.2, 2.4.3), 20000 руб. — заработная плата за декабрь 2010 г., 58000 руб. — выплаты за декабрь 2010 г. в соответствии с приложением N 1 (п. п. 2.1.1, 2.4.2, 2.4.3). Проверив материалы дела, заслушав представителя АНО «Спортивный клуб «Дина», Д., представителя Д., обсудив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия приходит к выводу об отмене решения суда по следующим основаниям. Приходя к выводу об удовлетворении иска Д. об изменении формулировки увольнения истца, суд не дал оценки в совокупности п. п. 1, 2, 3 трансфертного контракта от 31.08.2010, заключенного между АНО «Спортивный клуб «Дина», НП «Футбольный клуб «Новая Генерация», Д., из которых усматривается, что трудовые отношения между АНО «Спортивный клуб «Дина» и Д. не приостанавливаются, а прекращаются. Признавая п. п. 1, 3, 5 трансфертного контракта ничтожными, суд указал на противоречие их ст. 348.4 ТК РФ, однако данной статьей предусмотрено право на временный перевод спортсмена к другому работодателю и не регулируются отношения по прекращению трудового договора, то есть оснований для признания названных пунктов трансфертного контракта ничтожными в связи с тем, что они противоречат ст. 348.4 ТК РФ, у суда не имелось, так как стороны свободны в заключении договора. Также судом не дана оценка дополнительным соглашениям к трудовому договору от 02.07.2007 N 04-Ф-Д/07, заключенным сторонами 31.08.2010, предусматривающим прекращение трудовых отношений между сторонами на основании п. 5 ч. 1 ст. 77 ТК РФ.

Заключение на основании судебной практики. Письменное несогласие первичной профсоюзной организации об увольнении тренера явилось основанием для продолжения работы последним.

Судебная практика. Определение Московского городского суда от 29 марта 2011 г. по делу N 4г/2-2351. 01.09.2004 между Т. В.В. (далее — истец) и ГОУ ДОДСН «СДЮШОР N 104 «Жемчужина» (далее — ответчик) был заключен трудовой договор N 19/04, по которому Т. В.В. был принят на работу в ГОУ ДОДСН «СДЮШОР N 104 «Жемчужина» на должность старшего тренера-преподавателя 14-го разряда. Приказом от 24.05.2010 N 150 истец был уволен с 24.05.2010 с занимаемой должности на основании п. 5 ч. 1 ст. 81 ТК РФ за неоднократное неисполнение работником без уважительных причин трудовых обязанностей, если он имеет дисциплинарное взыскание (приказ по ГОУ ДОДСН «СДЮШОР N 104 «Жемчужина» от 03.07.2009 N 190 «О самовольном выезде старшего тренера-преподавателя Т. В.В. в летний спортивно-оздоровительный лагерь в г. Евпаторию»), за систематическое неисполнение должностных обязанностей, предусмотренных трудовым договором и должностной инструкцией старшего тренера-преподавателя. Также 24.05.2010 во изменение вышеназванного приказа N 150 о расторжении трудового договора с Т. В.В. директором ГОУ ДОДСН «СДЮШОР N 104 «Жемчужина» был издан приказ N 152, согласно которому датой увольнения старшего тренера-преподавателя Т. В.В. следовало считать 27.05.2010. В трудовой книжке истца была сделана запись от 27.05.2010 об увольнении по п. 5 ч. 1 ст. 81 ТК РФ за неоднократное неисполнение работником без уважительных причин трудовых обязанностей, если он имеет дисциплинарное взыскание. Основанием внесения данной записи указан приказ от 24.05.2010 N 152. Истец является заместителем председателя профкома, создание которого было утверждено Протоколом от 19.02.2010 N 1 и Постановлением исполкома от 01.04.2010 N 40-10/5-1. Проект приказа N 150, а также копии документов, являющихся основанием для принятия решения об увольнении Т. В.В. работодателем, направлялись в выборный орган соответствующей первичной профсоюзной организации, которая в письменном виде выразила несогласие с решением работодателя об увольнении истца. Суд кассационной инстанции правильно указал, что при вынесении решения не дано оценки правильности и законности увольнения с учетом принципа соразмерности, а также вопреки требованиям ст. 373 ТК РФ, не учло мнение профсоюзной организации о несоразмерности предполагаемого дисциплинарного взыскания тяжести проступка. Довод надзорной жалобы о применении судом кассационной инстанции закона, не подлежащего применению, в частности о возможности применения ч. 1 ст. 374 ТК РФ, не может служить основанием к отмене оспариваемого судебного постановления.

Список литературы, используемой автором при подготовке данной статьи

Нормативно-правовые акты

1. Конституция Российской Федерации (принята всенародным голосованием 12.12.1993). 2. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая) от 30.11.1994 N 51-ФЗ (принят ГД ФС РФ 21.10.1994). 3. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть вторая) от 26.01.1996 N 14-ФЗ (принят ГД ФС РФ 22.12.1995). 4. Гражданский процессуальный кодекс от 14 ноября 2002 г. N 138-ФЗ. 5. Трудовой кодекс Российской Федерации от 30.12.2001 N 197-ФЗ (принят ГД ФС РФ 21.12.2001).

Судебная практика

1. Определение Московского городского суда от 14.09.2011 по делу N 33-26350/2011. 2. Определение Московского городского суда от 12.12.2011 по делу N 33-41158. 3. Определение Московского городского суда от 29 марта 2011 г. по делу N 4г/2-2351. 4. Определение Московского городского суда от 24.01.2012 по делу N 33-1781. 5. Определение Московского городского суда от 18.11.2010 по делу N 33-35857.

——————————————————————

Название документа