«Царица доказательств» по делам о врачебных преступлениях

(Флоря В. Н., Оставчук Д. И.) («Медицинское право», 2012, N 5) Текст документа

«ЦАРИЦА ДОКАЗАТЕЛЬСТВ» ПО ДЕЛАМ О ВРАЧЕБНЫХ ПРЕСТУПЛЕНИЯХ

В. Н. ФЛОРЯ, Д. И. ОСТАВЧУК

Флоря Василий Николаевич, доктор права, профессор кафедры уголовного права и криминологии Академии «Штефан чел Маре» МВД Республики Молдова.

Оставчук Дину Иванович, майор полиции, начальник Управления анализа, планирования и обучения Департамента уголовного преследования МВД Республики Молдова.

Статья посвящена анализу истории привлечения врачей к уголовной ответственности с 1924 по 1953 г., конференции, прошедшей в Татарской Республике в 1935 г. по проблеме «Врачебные ошибки и врачебные преступления», и современному состоянию этой проблемы, практике прекращения уголовных дел.

Ключевые слова: врачебные преступления, пациент, врач, доказательства, судебно-медицинская экспертиза, смягчающие обстоятельства.

«Empress of Evidence» in the Cases of Doctor’s Deliquencies V. N. Florya, D. I. Ostavchuk

The article is devoted to analysis of history of bringing of doctors to criminal responsibility from 1924 till 1953, conferences, which took place in 1935 in the Tatar Republic in 1935 on the problem «Doctor’s Mistakes and Doctor’s Delinquencies» and contemporary state of this problem, practice of termination of criminal cases.

Key words: doctor’s delinquencies, patient, doctor, evidence, judicial-medical expertise, mitigating circumstances.

Из истории вопроса

В 1929 г. появилось сообщение о «вражеском заговоре» украинских академиков, среди которых было пять врачей — известных ученых-теоретиков, которые якобы «проводили медицинский террор» против большевиков. Газета «Правда» писала, что медицинская группа своей террористической свирепостью выделялась среди других враждебных группировок. Все врачи были осуждены, и это чудовищное обвинение долго тяготело над медициной. Научно-медицинская ассоциация Татарской Республики в 1935 г. провела конференцию «Врачебные ошибки и врачебные преступления» с широким привлечением врачей, юристов, ученых <1>. ——————————— <1> Баринов Е. Х. (с соавт.). Исторические аспекты ответственности медицинских работников за профессиональные правонарушения в первой половине XX столетия; Правовое обеспечение профессиональной деятельности среднего медицинского персонала: Сборник научных статей / Под ред. ч.-к. РАМН, проф. Ю. Д. Сергеева. СПб., 2010. С. 42 — 49; Гусев А. Д. Врачебные ошибки и врачебные преступления. Казань, 1935.

В Ленинграде за 24 года (1924 — 1948 гг.) было возбуждено 1854 дела. Со стороны судебной власти отмечается вдумчивое и осторожное отношение к врачебным делам без нажима и недоверия к экспертизе, что доказывается большим процентом прекращенных против врачей дел. (В начале XXI столетия у следователей, прокуроров и судов сложилась такая же практика: большая часть уголовных дел о врачебных преступлениях прекращается, и, по нашему мнению, не всегда обоснованно. — В. Ф.) В 1949 г. наряду с делом безродных космополитов началась новая кампания против врачей. 13 января 1953 г. было опубликовано сообщение ТАСС об аресте врачей-вредителей. Органами госбезопасности была «раскрыта террористическая группа врачей, ставивших своей целью, путем вредительского лечения, сократить жизнь активным деятелям Советского Союза». Среди 37 арестованных — академики Виноградов, Вовси, Коган, Егоров, Зеленин и др., которых обвиняли в умерщвлении не только советских руководителей, но и лидеров международного коммунистического движения М. Тореза и Г. Димитрова. Материалы этого уголовного дела до сих пор не опубликованы <2>. ——————————— <2> Баринов Е. Х. (с соавт.). Указ. соч. С. 44 — 47.

В период массовых репрессий 30 — 50-х годов XX столетия при расследовании и судебном рассмотрении уголовных дел против врачей и других категорий обвиняемых и подсудимых широко применялись пытки для выбивания признательных показаний. Среди теоретиков, оправдывавших применение пыток для получения признательных показаний, был и академик, юрист, дипломат А. Я. Вышинский (1883 — 1954 гг.), который в 1933 — 1939 гг. занимал пост заместителя Генерального прокурора, Генерального прокурора СССР и выступал обвинителем по сфабрикованным уголовным делам против оппозиции <3>. А. Я. Вышинский называл признание обвиняемого «царицей доказательств». ——————————— <3> Советский энциклопедический словарь. М., 1980. С. 264.

Современность

В соответствии с п. «f» ст. 76 УК РМ 2002 г. признание вины и сейчас является обстоятельством, смягчающим ответственность. Без признания вины трудно раскрыть некоторые преступления, скажем, обнаружить закопанный, сожженный труп, спрятанное оружие, наркотики, другие вещественные доказательства, документы. Статья 78 УК РМ предусматривает возможность сокращения наказания при наличии смягчающих обстоятельств, в том числе и при признании обвиняемым, подсудимым своей вины. Статья 80 УК РМ регламентирует применение наказания в случае заключения соглашения о признании вины. Подобной нормы нет в УК России и в УК Украины. Как видим, законодатель Республики Молдова и сейчас придает большое значение признанию обвиняемым своей вины. Как мы ранее отмечали, по делам о врачебных преступлениях виновные, как правило, не признают своей вины, на предварительном следствии не задерживаются и не арестовываются, несмотря на тяжесть последствий совершенных преступлений, приговариваются к мягким видам уголовного наказания, без лишения права практиковать профессиональную деятельность. Следственно-судебная практика по этой категории дел показывает, что в настоящее время «царицей доказательств» по делам о врачебных преступлениях является заключение судебно-медицинской экспертизы, которой следователи (офицеры уголовного преследования), прокуроры, судьи слепо доверяют из-за своей слабой осведомленности в медицине. Потерпевшие по этим делам, их родственники соглашаются с чувством обреченности с необоснованным прекращением уголовных дел, не пользуются своим правом обжалования этих постановлений во все судебные инстанции Республики Молдова, вплоть до Европейского суда по правам человека. Для непосвященных сообщаем адрес этого суда: European Curt of Human Rights Cur europeenne des Droits de l’Homme F — 67075 Strasbourg Cedex. Жалоба пишется на румынском, русском, других языках, как и обратный адрес. Письмо отправляется заказное, с заказным уведомлением о вручении. Некоторые недобросовестные адвокаты в нашей Республике утверждали, что ЕСПЧ не рассматривает дела о врачебных преступлениях, что не соответствует действительности. Вот несколько примеров. 27 сентября 2007 г. прокурор сектора Чентру г. Кишинева прекратил уголовное дело по факту гибели пациента О. М. Было установлено, что врач Л. К. 3 февраля 2007 г. сделал пациенту обезболивающий укол с неизвестным лекарством, вследствие чего потерпевший погиб. Налицо преступная халатность врача, имевшая следствием гибель пациента. Ни прокурор, ни следователь никаких следственных действий по изобличению виновного не провели, а обосновали свое решение заключением судебно-медицинской экспертизы, которая, как и во многих других аналогичных случаях, вынесла свой вердикт: «Пациент погиб, но врач невиновен» (уголовное дело N 2007010135, возбуждено 12 февраля 2007 г., прекращено 27 сентября 2009 г.). Для оправдания врача судебные медики к основной причине гибели пациента — уколу лидокаина — присоединяют все болезни пациента, чуть ли не с самого рождения, а следствие выдают за причину. Предварительное тестирование пациента на переносимость неизвестного лекарства (лидокаина) не проводилось, что могло спасти ему жизнь. Во многих случаях делается следующий вывод: причина гибели пациента — сердечно-сосудистая, легочная недостаточность, ишемическая болезнь сердца, кровоизлияния в мозг и другие. То есть называются причины смерти, которые известны и людям без медицинского образования, а главная, основная причина гибели пациента путем несложной логической операции исключается из причинного ряда и делается необоснованный вывод об отсутствии причинной связи между действием и последствием. И еще. В своих необъективных заключениях судебно-медицинские эксперты часто ссылаются на данные научной медицинской литературы, без указания источника, автора. То есть ссылаются на анонимные источники, не имеющие никакой доказательственной силы (уголовное дело N 2008018067, возбужденное прокуратурой сектора Чентру г. Кишинева 3 июля 2008 г. по факту гибели ребенка П. П. Прекращено 14 мая 2010 г.). Уголовное дело N 2008420615 было возбуждено полицией сектора Ботаника г. Кишинева по факту гибели пациента Р. О. во время получения капельницы в больнице «Строитель» 16 мая 2008 г. Было установлено, что 12 мая 2008 г., во время получения капельницы в больнице «Строитель», Р. О. погибла. Следователь (офицер уголовного преследования) на место происшествия не выехал, содержимое капельницы и медицинскую документацию не изъял, содержимое капельницы не было исследовано, перед экспертами не был поставлен вопрос, в какой степени вводимые лекарства привели к немедленному наступлению смерти пациентки, явились ли они причиной включения других болезней пациентки, приведших к ее внезапной смерти. И здесь «царицей доказательств» невиновности врачей явилось поверхностное заключение судебно-медицинских экспертов, не исследовавших основную причину гибели пациентки, содержимое капельницы, предварительное тестирование вводимых лекарств, имелись ли у пациентки противопоказания к их приему, правильность их назначения и другие важные вопросы. Оправдывая нарушения правил и методов оказания медицинской помощи с тяжкими последствиями, Министерство здравоохранения заранее предупреждает, что любая, самая несложная процедура может вызвать осложнения и привести к гибели пациента. Уголовное дело N 2006428079 прекращено прокуратурой сектора Ботаника г. Кишинева 29 ноября 2007 г. за отсутствием события преступления. Дело было возбуждено 30 сентября 2006 г. Было установлено, что пациентка Б. Т., 1984 г. рождения (22 года), 29 сентября поступила в больницу N 1 по ул. Мелестиу, 20, г. Кишинева, где и погибла. Обстоятельства дела изложены поверхностно, не указано, в связи с чем поступила, время поступления, время смерти, какая помощь была оказана. Заключение СМЭ: пациентка погибла от миокардита как осложнения от полиорганической инфекции неизвестного происхождения. То есть причина гибели точно не установлена. Итак, пациенты погибают в результате проведения медицинских манипуляций, судебно-медицинская экспертиза произвольно исключает эти манипуляции из причинной связи, для оправдания врачей прибегают к запутанной медицинской фразеологии, в которой следователи, прокуроры ничего не понимают, но легко с ней соглашаются. Все изложенное подтверждает необходимость выведения СМЭ из подчинения Министерства здравоохранения.

Литература

1. Баринов Е. Х. (с соавт.). Исторические аспекты ответственности медицинских работников за профессиональные правонарушения в первой половине XX столетия. 2. Правовое обеспечение профессиональной деятельности среднего медицинского персонала: Сборник научных статей / Под ред. ч.-к. РАМН, проф. Ю. Д. Сергеева. СПб., 2010. С. 42 — 49. 3. Гусев А. Д. Врачебные ошибки и врачебные преступления. Казань, 1935. 4. Советский энциклопедический словарь. М., 1980. С. 264. 5. Уголовный кодекс Республики Молдова от 18 апреля 2002 г. (введен в действие с 12 июня 2003 г.). 6. Уголовно-процессуальный кодекс Республики Молдова от 14 марта 2003 г. (введен в действие с 12 июня 2003 г.). 7. Сергеев Ю. Д., Ерофеев С. В. Неблагоприятный исход оказания медицинской помощи. М.: НАМП, 2001. 288 с.

——————————————————————

Название документа

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *