Пробелы законодательной регламентации отсрочки отбывания наказания больным наркоманией (ст. 82.1 УК РФ) и пути их преодоления

(Смеленко Э. М.) («Российский следователь», 2012, N 21) Текст документа

ПРОБЕЛЫ ЗАКОНОДАТЕЛЬНОЙ РЕГЛАМЕНТАЦИИ ОТСРОЧКИ ОТБЫВАНИЯ НАКАЗАНИЯ БОЛЬНЫМ НАРКОМАНИЕЙ (СТ. 82.1 УК РФ) И ПУТИ ИХ ПРЕОДОЛЕНИЯ <*>

Э. М. СМЕЛЕНКО

——————————— <*> Smelenko E. M. Gaps of a legislative regulation of a delay of serving punishments by the patient by drug addiction (art. 82 of the Criminal Code of Russian Federation) and ways of their overcoming.

Смеленко Эдуард Михайлович, соискатель кафедры уголовного права и процесса Пятигорского государственного гуманитарно-технологического университета.

В статье автором представлен критический анализ законодательной регламентации института отсрочки отбывания наказания больным наркоманией, выявляются пробелы и недочеты, допущенные в ней, а также определяются конкретные пути их преодоления.

Ключевые слова: отсрочка отбывания наказания, осужденный к лишению свободы, больной наркоманией, курс лечения от наркомании, медико-социальная реабилитация, ремиссия.

In the article the author presented the critical analysis of a legislative regulation of institute of a delay of serving of punishment to patients with drug addiction, allowed in it gaps and defects come to light, and also concrete ways of their overcoming are defined.

Key words: a delay of serving of the punishment, condemned to the imprisonment, sick drug addiction, plan of treatment from drug addiction, medico-social rehabilitation, remission.

Статья 43 Стратегии государственной антинаркотической политики Российской Федерации до 2020 г. предусматривала введение в законодательство норм, предоставляющих подсудимым, больным наркоманией и признанным виновными в совершении преступлений небольшой или средней тяжести, связанных с незаконным оборотом наркотиков и их прекурсоров, возможность выбора между лечением и уголовным наказанием, а также устанавливающих механизм контроля за принятыми данной категорией лиц обязательствами по лечению и ответственность за их невыполнение <1>. В развитие этих положений в 2011 г. УК РФ был дополнен ст. 82.1 «Отсрочка отбывания наказания больным наркоманией». Эта новелла в определенной мере реализовала давно назревшую необходимость легального стимулирования добровольного лечения лиц, страдающих наркоманией, токсикоманией и алкоголизмом. Кроме того, рассматриваемая норма совершила «революционный прорыв», поскольку в ней впервые в истории российского уголовного права упоминается термин «медико-социальная реабилитация». ——————————— <1> Указ Президента Российской Федерации от 09.06.2010 N 690 «Об утверждении Стратегии государственной антинаркотической политики Российской Федерации до 2020 г.» // РГ. 2010. N 128.

Обращаясь к вопросу о социальной необходимости института отсрочки отбывания наказания больным наркоманией, необходимо отметить, что ее воплощение в системе норм УК РФ продиктовано социальным заказом на эффективное решение проблемы преодоления криминального наркотизма в стране. Вместе с тем эта отсрочка гармонично расширяет потенциал уголовно-правовой превенции, достигаемой применением поощрительных норм. Во-первых, наличие отсрочки отбывания наказания больным наркоманией обусловливается специфическими характеристиками личности осужденного, страдающего наркотической зависимостью, по сути, больного и не в полной мере управляющего своей волей индивида. Во-вторых, предоставляется возможность реализации целей наказания без его реального отбывания в условиях контроля, которые достигаются при отсрочке отбывания наказания именно за счет осуществления не карательных мер, связанных с лишением свободы, а медико-социальных мер ресоциализации и реабилитации. В-третьих, с помощью института отсрочки отбывания наказания, предоставляемой больным наркоманией, более полно реализуются такие принципы, как гуманизм, справедливость, дифференциация, индивидуализация ответственности и наказания, экономия мер уголовно-правовой репрессии. Вместе с тем содержательный анализ ст. 82.1 УК РФ дает основания для высказывания целого ряда критических замечаний. Прежде всего бросается в глаза диссонанс между названием статьи и ее содержанием. Возникает вопрос, почему отсрочка больным наркоманией предоставляется лишь лицам, осуждаемым по трем статьям УК РФ (ст. ст. 228, 231 и 233). Думается, что более перспективным было бы распространение ее положений на всех лиц, страдающих наркоманией, совершивших впервые преступление небольшой или средней тяжести. Лица, больные наркоманией, к сожалению, совершают не только деяния, криминализованные в вышеназванных статьях УК РФ. Высока их доля и в совершении большой группы общеуголовных преступлений. Так, согласно данным статистических отчетов по линии МВД России, в 2011 г. доля лиц, совершивших преступления в РФ в состоянии наркотического опьянения, составила 32,3%, что на 1,5% выше, нежели аналогичный показатель 2010 г. <2>. ——————————— <2> Состояние преступности в РФ за январь — декабрь 2011 г.: Статист. сб. МВД РФ. М., 2012. С. 34.

Исследование, проведенное М. И. Прохоровой <3>, показало, что причиной совершения грабежей и разбоев в 21% явился алкоголизм либо злоупотребление спиртными напитками, а в 5% — употребление наркотиков и отсутствие средств на их приобретение. В данном случае логика законодателя, ограничившегося полумерами, труднообъяснима. По сути ведь неважно, какое преступление совершил виновный, страдающий наркотической зависимостью. Определяющим здесь должно выступать то обстоятельство, что при применении поощрительной нормы об отсрочке исполнения наказания в виде лишения свободы, т. е. в условиях экономии репрессии, у осужденного формируется мотивация на добровольное лечение от наркотической зависимости, а за счет медико-социальной реабилитации осуществляется профилактика совершения им новых преступлений. ——————————— <3> Прохорова М. И. Некоторые особенности детерминации совершения грабежей и разбойных нападений // Рос. следователь. 2005. N 8. С. 37.

Следовательно, применение отсрочки данного вида повышает вероятность достижения целей наказания, а следовательно, и эффективность правоприменения. Вместе с тем весьма спорным представляется включение законодателем в этот перечень ст. 233 УК РФ. Объективная сторона данного преступления выражается либо в незаконной выдаче, либо незаконной подделке рецептов или иных документов, дающих право на получение наркотических средств или психотропных веществ. В первом случае деяние совершает специальный субъект. Это медицинский работник, осуществляющий свою преступную деятельность, как правило, из корыстных побуждений, а не в связи с заболеванием наркоманией. В свете сказанного трудно также согласиться с тем, что данная отсрочка предоставляется лишь лицам, больным наркоманией. Почему она не распространена законодателем на лиц, злоупотребляющих иными психоактивными веществами (токсикоманов и алкоголиков)? Объективных оснований для подобного подхода нет. В этой связи считаем, что необходимо распространить действие данной отсрочки отбывания наказания и на указанных лиц. Кроме того, на практике может возникнуть коллизия при определении сроков, императивно предписанных законодателем: отсрочка не может быть предоставлена более чем на пять лет, а срок ремиссии должен составлять не менее двух лет. Что делать, если осужденный добросовестно проходит лечение и медико-социальную реабилитацию, но срок наступившей ремиссии менее двух лет, а общий период лечения и реабилитации выходит за рамки пяти лет? Следуя букве закона, суд должен отменить отсрочку и направить осужденного для исполнения лишения свободы. Думается, что в целях исключения подобных вопросов законодатель должен отказаться от указания в ч. 1 на максимальный срок предоставляемой отсрочки, ведь в данном случае важен факт добросовестного лечения, прохождения медико-социальной реабилитации, правопослушного поведения лица и устойчивой ремиссии. Это же — главная цель предоставляемой отсрочки — нейтрализация внутренних причин и по возможности устранение внутренних условий преступного поведения лица, злоупотребляющего психоактивными веществами, и, следовательно, предупреждение совершения им новых преступлений. Вызывает возражения и установленный законодателем срок ремиссии в два года. Так, по данным социологического исследования «Состояние и динамика наркоситуации в среде населения России в возрасте 11 — 40 лет», руководители наркологических служб отмечают, что становление ремиссии проходило у 15,8% пролеченных. Средняя длительность ремиссии составляла 10,7 месяцев. По оценкам экспертов, весь ее цикл проходит лишь 17,8% больных. При этом примерно две трети наркологических служб регулярно отслеживали дальнейшую судьбу находившихся на стационарном лечении, а около трети — выборочно <4>. Кроме того, в научной литературе отмечается, что в настоящее время не определены эффективные средства и методы лечения, в результате ремиссия наступает только у 10-20% пациентов. Это означает, что из каждых 100 человек 8090 вновь начинают употреблять наркотические вещества <5>. ——————————— <4> Состояние и динамика наркоситуации в среде населения России в возрасте 11 — 40 лет. М.: Центр аналит. прогнозирования, 2006. С. 28. <5> http://www. stratgap. ru

Помимо всего прочего, крайне пространно сформулированы законодателем и критерии оценки конечного результата применения отсрочки наказания больным наркоманией. Так, особые вопросы вызывает указание на «наличие объективно подтвержденной ремиссии». Каким образом и какими субъектами должно отслеживаться состояние ремиссии лица на протяжении двух лет? В настоящее время у отечественных врачей нет таких полномочий. Этот крайне принципиальный вопрос, имеющий непосредственное значение для определения судьбы человека, должен найти свое точное легальное решение. Иначе применение ст. 82.1 УК РФ будет сведено на нет. Анализируя положения ст. 82.1 УК РФ, нельзя обойти вниманием и вопрос о механизме реализации ее предписаний. Это, пожалуй, «ахиллесова пята» отечественного законодательства. Создавая достаточно оптимальные нормы материального права, законодатель весьма пунктирно определяет пути их реализации. Не является исключением и данная норма. Так, с ее принятия прошло уже более семи месяцев, но до сих пор неясно, где должен проходить лечение больной наркоманией, кто должен оплачивать это лечение. В настоящее время в России существует всего 138 наркологических диспансеров, в большинстве которых есть стационарные отделения, а также 1856 наркологических кабинетов. Имеется и 25,5 тысяч коек для больных. Однако в законе не прописан порядок направления на лечение лиц, в отношении которых была применена отсрочка отбывания наказания. Кроме того, по информации Минздравсоцразвития России, стоимость одного курса стационарного лечения наркомана составляет 21 тыс. рублей <6>. В этой связи важно решить вопрос об источниках финансирования подобного лечения. Что касается медико-социальной реабилитации, то смысловое наполнение этого словосочетания имеет существенные различия в понимании специалистов, не говоря уже о том, что в РФ нет ни центров подобной реабилитации, ни утвержденных методик ее осуществления. Так, давая разъяснение по данному вопросу, Верховный Суд РФ указал, что «основные положения медико-социальной реабилитации больных наркоманией изложены в Приказе Министерства здравоохранения РФ от 22 октября 2003 г. N 500 «Об утверждении протокола ведения больных «Реабилитация больных наркоманией». Медико-социальную реабилитацию должны осуществлять специализированные лечебные учреждения наркологического профиля. В настоящее время требуется принятие ряда нормативных правовых актов, регламентирующих порядок медико-социальной реабилитации больных наркоманией. Необходимо наличие специализированных медицинских центров наркологического профиля, в т. ч. для того, чтобы суд имел возможность указать в решении конкретное учреждение для прохождения лечения <7>. Вместе с тем в названном Приказе не дано понятия медико-социальной реабилитации, а лишь указывается, что «медико-социальная реабилитация не только снижает финансовые расходы на восстановление и ресоциализацию больных наркоманией, но и, естественно, повышает уровень качества их жизни» <8>. И вновь, к сожалению, приходится констатировать декларативность положений ст. 82.1 УК РФ. ——————————— <6> Готчина Л. В. Молодежный наркотизм в современной России: криминолог. анализ и профилактика: Автореф. дис. … д-ра юрид. наук. СПб.: СПБУ МВД России, 2011. С. 45. <7> Ответы на вопросы, поступившие из судов, по применению Федеральных законов от 7 марта 2011 г. N 26-ФЗ «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации» и от 7 декабря 2011 г. N 420-ФЗ «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации» (утверждены Президиумом Верховного Суда РФ 27 июня 2012 г.) // URL: http://www. vsrf. ru. <8> http://www. lawmix. ru

Для устранения перечисленных проблем необходимо в ближайшей перспективе разработать Типовое положение о государственных центрах медико-социальной реабилитации. Думается, что осуществлять эту деятельность должны только государственные медицинские учреждения. Нельзя ни в коем случае коммерциализировать эту сферу. Кроме того, следует объявить конкурс на разработку типовой методики медико-социальной реабилитации лиц, страдающих алкоголизмом, наркоманией и токсикоманией, и по его итогам ее утвердить. Важно, чтобы в методике были отражены все направления позитивного воздействия на индивида, начиная от религиозного просвещения и сопровождения больного и заканчивая выработкой у него навыков авиктимного поведения.

——————————————————————

Название документа