Генезис и эволюция договора возмездного оказания медицинских услуг в российском гражданском праве

(Печников А. П., Печникова О. Г.) («Гражданское право», 2012, N 6) Текст документа

ГЕНЕЗИС И ЭВОЛЮЦИЯ ДОГОВОРА ВОЗМЕЗДНОГО ОКАЗАНИЯ МЕДИЦИНСКИХ УСЛУГ В РОССИЙСКОМ ГРАЖДАНСКОМ ПРАВЕ <*>

А. П. ПЕЧНИКОВ, О. Г. ПЕЧНИКОВА

——————————— <*> Pechnikov A. P., Pechnikova O. G. The genesis and evolution of the contract of compensated rendering of medical services in the Russian civil law.

Печников Андрей Павлович, профессор кафедры мировой политики и международных отношений Российского государственного гуманитарного университета, доктор юридических наук, профессор.

Печникова Ольга Глебовна, доцент кафедры уголовного права и криминологии Российского государственного университета нефти и газа им. И. М. Губкина, кандидат юридических наук, доцент.

В статье исследуются основные этапы развития договорных отношений в медицинской сфере на примере становления договора возмездного оказания медицинских услуг в отечественной цивилистике.

Ключевые слова: личный наем, гражданское законодательство, русские цивилисты, договорные отношения, медицина, услуги.

The paper examines the main stages in the development of contractual relations in the medical field as an example the formation of the contract of compensated rendering of medical services in the domestic civilistics.

Key words: personal employment, civil law, the Russian civil law, contractual relationships, health, services.

В Русской Правде имеется первое упоминание о найме рабочих «мостников» для ремонта и строительства мостов (ст. 97 Пространной Правды). Устанавливается размер платы за работы и питание. В XII — XIII вв. появляется категория наймитов, которых закон отграничивал от других групп зависимого населения, и их отношения с наймодателем оговаривались договором. Наймит волен был расторгнуть договор, возместив убытки. В то же время имеются упоминания о челядных-наймитах, закупах-наймятах, сохранявших зависимость. При этом характер имущественного найма в Русской Правде не раскрывается <1>. ——————————— <1> Хрестоматия по истории государства и права СССР / Под ред. Ю. П. Титова и О. И. Чистякова. М., 1990. С. 20.

Тем не менее деятельность врачей практически всегда осуществлялась на возмездной основе, особенно когда она была регламентирована государством усилиями такого органа, как Аптекарский приказ. В 1774 г., например, лекарь Грек взялся вылечить за 60 руб. С. Потемкина от «кильной болезни», развившейся вследствие удара лошадиным копытом. Больной заплатил лекарю аванс в размере 20 руб. Однако вместе с опухолью лекарь удалил у пациента и яичко. Потемкин отказался уплатить остальные 40 руб., мотивируя это тем, что его не вылечили, а искалечили. Однако проведенным освидетельствованием было установлено, что лечение производилось по всем правилам и по государеву приказу с Потемкина были взысканы неуплаченные деньги <2>. ——————————— <2> Гурочкин Ю. Д., Соседко Ю. И. Судебная медицина: Учебник. М., 2008. С. 11 — 12.

Если говорить о так называемом личном найме, то в отечественной цивилистике данный институт нашел свое развитие и своим происхождением всецело обязан римскому праву — locatio — conductio operarum <3>. Мы совершенно согласны с Е. Г. Шабловой, что в русском гражданском праве в эпоху империи «существовала масса частных правил о тех или иных отдельных договорах личного найма; правила о них были, например, помещены в Уставе Торговли о договоре найма приказчиков, лавочных сидельцев, лоцманов, корабельных служителей; в Уставе о промышленности — правила о найме рабочих на фабрики и заводы, о найме ремесленников и об отдаче к ним в обучение; в Горном уставе — правила о найме рабочих на горные работы и золотые прииски» <4>. ——————————— <3> Шаблова Е. Г. Гражданско-правовое регулирование отношений возмездного оказания услуг: Дис. … д. ю.н. Екатеринбург, 2003. С. 154. <4> Там же.

Отечественные цивилисты сразу же обратили внимание на отсутствие единообразного понимания о содержании данного договора, поскольку разброс мнений был весьма широк и это приводило к неверным трактовкам такой правовой конструкции, как договор личного найма, что явно не способствовало правовому упорядочению такой важнейшей сферы государства, как экономика. Одним из первых обратил на это внимание русский цивилист К. Анненков, отметивший, что в русском гражданском законодательстве отсутствует даже определение обозначенного договора. Законодатель ограничился лишь указанием его возможного предмета, который при этом определен весьма недостаточно <5>. Действительно, гражданское законодательство дореволюционной России сводило личный наем, прежде всего, к физическому труду в виде услуг, оказываемых домашней прислугой, а также в земледельческой, промышленной и торговой сферах. При этом законодатель допускал, что наем возможен «для отправления всякого рода работ и должностей, не воспрещенных законом» <6>. Данная не совсем корректная формулировка породила научную дискуссию, предметом которой стал вопрос о найме работников умственного труда, к которым относятся в том числе учителя и врачи. ——————————— <5> Анненков К. Указ. соч. С. 188. <6> См.: Свод законов (ст. 2201, т. 10, ч. 1).

Дискуссия расколола русских цивилистов на два лагеря. Представители одного из них — это К. Анненков, Д. Мейер, Г. Ф. Шершеневич, К. Победоносцев, В. И. Формаковский, Н. Растеряев <7>. Данные авторы склонялись к той точке зрения, что предметом договора личного найма являются материальные и нематериальные услуги, оказываемые одним лицом другому лицу за определенное вознаграждение и в течение определенного времени. При этом под услугами материальными понимались услуги физические, осуществляемые посредством личных усилий с использованием специальных орудий и инструментов. Соответственно, под услугами нематериальными понимались интеллектуальные услуги, в том числе и нравственно-религиозного характера, оказываемые учителями, врачами, священниками и т. д. ——————————— <7> Анненков К. Указ. соч. С. 189 — 190; Мейер Д. И. Русское гражданское право: В 2 т. М., 1997. Т. 2. С. 319 — 327; Победоносцев К. Курс гражданского права. Договоры и обязательства. СПб., 1896. Ч. 3. С. 397 — 398; Шершеневич Г. Ф. Учебник русского гражданского права (по изданию 1907 г.) / Вступ. ст. Е. А. Суханова. М., 1997. С. 364 — 369; Формаковский В. И. Законы о гражданских договорах и обязательствах. СПб., 1884. С. 166 — 173.

Так, по мнению русского цивилиста Н. Растеряева, по сделке личного найма нанявшийся обязуется за вознаграждение — рядную плату (жалованье) предоставить в течение известного времени свой труд в пользу нанимателя. При этом польза может быть как материального, так и нематериального характера. Предметом этой сделки, по мнению обозначенного автора, «может быть не только физический труд, но и иного рода деятельность, требующая от нанявшегося особых знаний и искусства» <8>. Н. Растеряев полагал, что личный наем по самому существу близко подходит к имущественному найму. Данный автор, говоря о предмете договора личного найма, определяет его как «совершение какого-либо личного труда, оказание какой-либо личной услуги». Он отмечал при этом, что наем личный «должен иметь дело с человеком, предлагающим свой труд и услуги». Далее Н. Растеряев подчеркивал, что с экономической точки зрения «все равно, приобретается ли право пользования имуществом или права пользования трудами или услугами человека» <9>. Однако законодательство в большей степени «в видах государственных, нравственных и экономических стремится оградить и охранить пользование человеком — его физическими и духовными силами, дабы силы эти, входящие известной частью в сумму всех накопленных в стране богатств, не терпели ущерба» <10>. Для подтверждения своего умозаключения Н. Растеряев в качестве примера ссылался на запрет законодателя (т. XIII Уст. общ. призр. ст. 198 прим.) нанимать женскую прислугу в больницы при больных мужского пола, «одержимых сифилитическою болезнью», а также на запрет найма на любые работы детей до 12 лет <11>. ——————————— <8> Растеряев Н. Недействительность юридических сделок по русскому праву: часть Общая и часть Особенная. Догматическое исследование. СПб., 1900. С. 245. <9> Там же. С. 246. <10> Там же. <11> Там же.

Противоположная сторона была представлена Думашевским, который относительно предмета этого договора высказывался весьма однозначно и категорично, что это может быть «только труд физический или труд рабочих, слуг и подобные ему» <12>. ——————————— <12> См.: Журнал Министерства юстиции. 1867. Кн. 5. С. 343 — 345.

Кроме предмета обозначенного договора, поводом для дискуссий послужило и то обстоятельство, влечет ли договор личного найма личную зависимость наемного лица по отношению к нанимателю. Не следует забывать, что в праве России описываемого периода торжествовали буржуазные принципы, порожденные отменой крепостного права в 1861 г. и судебной реформой 1864 г. Поэтому всякое проявление личной зависимости ассоциировалось с реакционным прошлым в виде крепостного права. Виднейший российский цивилист К. Победоносцев, прославившийся своей верностью монархическим устоям и будучи противником всякого либерализма, исследуя исторические корни договора личного найма в России, подчеркивал древность данного договора и его кабальное содержание, поскольку в XVII в. наем людей в услужение осуществлялся на основе кабальной записи вследствие крайней нужды наймита и приводил к установлению холопства. Согласно мнению данного ученого, личный наем создавал и создает право возникающего у одного человека распоряжаться личностью другого человека, что приводит к понятию «о владении человека человеком» <13>. ——————————— <13> Победоносцев К. Указ. соч. С. 397.

Выразителем идей буржуазной демократии в праве и, в частности, принципов равенства сторон и свободы договора являлся Г. Ф. Шершеневич, который определял договор личного найма как свободное соглашение сторон о пользовании и предоставлении труда, когда одно лицо приобретает право временного пользования трудом другого лица <14>. При этом Г. Ф. Шершеневич соглашался с тем, что в содержании данного договора присутствует элемент «зависимости и подчиненности нанявшегося от воли нанимателя», поскольку в границах имеющейся конструкции обязательственного отношения «рабочие предоставляют свой труд в распоряжение нанимателя и направляют его согласно указаниям последнего» <15>. ——————————— <14> Шершеневич Г. Ф. Указ. соч. С. 364. <15> Там же. С. 364 — 367.

Кроме этого, в исследуемый период цивилистами была предпринята попытка выявить существенные условия договора личного найма — это срок и рядная плата. По мнению К. Анненкова, «срок этот мог определяться годами, месяцами или же наступлением какого-либо события, например окончанием работы, срок мог быть вовсе не определен, когда контрагенты предоставляли себе право отступать от исполнения договора и прекратить его во всякое время» <16>. В. И. Формаковский, будучи не только теоретиком, но и прекрасным практиком в качестве мирового судьи, считал, что наем может быть на час, на день, на неделю, на месяц, на год или на несколько лет, но срок этот не должен превышать пяти лет согласно ст. 2214 Свода законов <17>. ——————————— <16> Анненков К. Указ. соч. С. 190. <17> Формаковский В. И. Указ. соч. С. 167.

Таким образом, договор личного найма в российской цивилистике XIX начала XX в., несмотря на имеющиеся дискуссии, представлял собой уже сложившуюся гражданско-правовую конструкцию. Какова же была форма данного договора и практика его применения? Совершение личного найма могло происходить как устно, так и письменно. Однако при найме фабричном и сельскохозяйственном письменная форма договора была обязательной. Каждому рабочему не позднее семи дней до допущения к работе выдавалась расчетная книжка утвержденного образца. Кроме этого, при найме сельскохозяйственных рабочих имелись еще договорные листы, выдача которых фиксировалась в особой договорной книге. Договорные листы были бессрочными и выдавались как отдельному лицу, так и всей семье или артели. При заключении договора о найме его условия вносились в договорный лист и подписывались сторонами. Такая запись должна была содержать, в чьем хозяйстве, на какие работы, за какую плату и на какой срок нанимался рабочий, а также сумму полученного им задатка. Рядная плата, или ряда, обозначалась цифрами и прописью. При производстве платежей было категорически запрещено вместо денег использовать купоны, условные знаки, хлеб, товары и иные предметы. При заключении соответствующего договора по договорному листу наниматель обязан был выдать рабочему расчетный лист, в который вписывалась копия договора, предъявляемая к засвидетельствованию с самим договором. При заключении договора договорный лист хранился у нанимателя, а расчетный лист у рабочего. Содержание договора личного найма представляло собой определенные юридические отношения между нанимателем и наймодателем. Наймодатель (хозяин) с нанявшимися лицами должен был обходиться «справедливо и кротко» и требовать от него только той работы, которая определена договором «платить им точно и содержать исправно» <18>. ——————————— <18> Растеряев Н. Указ. соч. С. 266.

Лицо, нанявшееся на работу или отданное в учение, должно быть «верным, послушным и почтительным к хозяину и его семье и стараться добрыми поступками и поведением сохранить домашнюю тишину и согласие. Сия последняя обязанность распространяется и на хозяина для отвращения случая к обоюдным неудовольствиям и жалобам». Кроме этого, законодатель предусматривал и обязанность нанявшегося добросовестно выполнять свою работу «по порученному от хозяина делу стараться сколько можно отвращать все могущие случиться убытки», если убытки будут иметь место, то нанявшийся, «который небрежением своим причинит вред или ущерб вверенному ему имуществу, платит за то хозяину безоговорочно или выслуживает причиненные им убытки» <19>. Срок договора личного найма определялся законом как месяц, год, но не более 5 лет <20>. ——————————— <19> СЗ РИ. СПб., 1832. Т. X. Ч. 1. Ст. 2229 — 2232. <20> СЗ РИ. СПб., 1832. Т. X. Ч. 1. Ст. 2214.

При прекращении договора договорный лист возвращался рабочему, а расчетный лист после прекращения расчета нанимателю. При этом в возвращенном договорном листе наниматель делал отметку о прекращении договора. Если договор был прекращен по решению суда, то такая отметка делалась судом. Каковы же особенности найма были в медицинской сфере? Медицинский департамент МВД издавал ежегодный список (календарь), где были указаны все врачи, как состоящие на государственной службе, так и вольнопрактикующие <21>. Данная практика была весьма действенной для искоренения незаконного врачевания и шарлатанства, связанных, как правило, с поборами денежных средств с населения. Особое место занимал договор найма, если речь шла об оказании медицинских услуг. При соблюдении практически всех вышеперечисленных условий договора личного найма значительно отличалась рядная плата и форма договора. ——————————— <21> СЗ РИ. СПб., 1832. Т. XIII. Ч. 3. Ст. 95.

Форма могла быть как письменной, так и устной на усмотрение сторон. Что же касается рядной платы, то законодателем были установлены определенные размеры вознаграждения, которые врач мог взимать с малоимущих людей за свои труды. Соответствующий перечень приводится дословно, чтобы сохранить стиль эпохи: «1) Доктор за посещение в городе, с прописанием рецепта, да приемлет тридцать копеек; за посещение в городе, без прописания рецепта, — пятнадцать копеек; за посещение за городом — шестьдесят копеек; за словесный или письменный совет — один рубль пятьдесят копеек. 2) Лекарь за посещение в городе, с прописанием и без прописания рецепта, да приемлет пятнадцать копеек; за словесный или письменный совет — девяносто копеек. 3) За кровопускание полагается платы семь с половиною копеек; за выдернутие испорченнаго зуба — пятнадцать копеек; за кровопускание рожками — за каждый по три копейки; за припущение пиявиц — за каждую по шести копеек; за приложение шпанских мух — семь с половиною копеек; за промывательное — семь с половиною копеек. 4) За лекарские операции, как-то: глазные, вынутие камня и подобные, количество платы не определяется, а предоставляется оная добровольному условию врачующего с болящим; однакож напоминается врачам, что медицинское управление, за непомерное требование платы, не оставит их без взыскания по законам. От людей достаточных, желающих изъявить свою благодарность за оказанную им в болезни услугу, дозволяется врачам принимать награждения и превосходящие меру, в статье (149) означенную» <22>. ——————————— <22> Растеряев Н. Указ. соч. С. 257.

«Ст. 277 Уст. Врач. Врач, подавший в тяжелых родах помощь, от малоимущих да приемлет в вознаграждение за его труд один рубль пятьдесят копеек; убогим же родильницам врачи, получающие жалование, должны подавать помощь безденежно. Ст. 278 Уст. Врач. Повивальная бабка за труды при родах и девятидневное помещение имеет право получить один рубль пятьдесят копеек. Родильницам недостаточным повивальные бабки, получающие жалование, должны услуживать безденежно или отправлять их в повивальные дома, ежели такие в том месте находятся» <23>. ——————————— <23> Фрейберг Н. Г. Врачебно-санитарное законодательство в России. Узаконения и распоряжения Правительства по гражданской медицинской, санитарной и фармацевтической частям, опубликованные по 1 января 1908 г. СПб., 1908. С. 138.

Договорные отношения имели место не только в практике вольнопрактикующих врачей при оказании вышеперечисленных медицинских услуг, но и при осуществлении санаторно-курортного лечения, в частности на Кавказских Минеральных водах. Действовали правила, утвержденные Министерством торговли и промышленности для посетителей Кавказских Минеральных вод, в соответствии с которыми устанавливалась оплата за пользование ваннами на договорной основе. Согласно правилам бесплатно лечащимся может быть предоставляемо не более 10% общего числа отпускаемых ванн, однако чтобы число бесплатных ванн не превышало 5% общего числа всех отпускаемых ванн и не обусловливало отказа в ваннах платным больным. При этом бесплатное пользование Цандеровским институтом, где осуществлялись врачебные консультации, и светолечебным кабинетом вовсе не допускалось <24>. ——————————— <24> Фрейберг Н. Г. Врачебно-санитарное законодательство в России. Узаконения и распоряжения Правительства по гражданской медицинской, санитарной и фармацевтической частям, опубликованные с 1 января 1908 г. по 1 июля 1909 г. СПб., 1910. С. 86. Растеряев Н. Указ. соч. С. 245.

Подводя итог сказанному, можно сделать вывод, что в царской России договорные отношения прочно вошли в медицинскую сферу и охватывали не только деятельность вольнопрактикующих врачей, но и санаторно-курортное лечение. Договор личного найма, близко стоящий, по мнению Н. Растеряева, по своему существу к договору найма имущественного <25> и имевший не вполне определенный предмет, тем не менее, с нашей точки зрения, в конце XIX и начале XX в. сформировался как самостоятельная гражданско-правовая конструкция, ставшая прообразом современного договора возмездного оказания услуг, в том числе и медицинских. ——————————— <25> Растеряев Н. Указ. соч. С. 245.

——————————————————————

Название документа

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *