К вопросу о необходимости законодательного закрепления понятия "врач"

(Сучкова Т. Е.) ("Медицинское право", 2014, N 3) Текст документа

К ВОПРОСУ О НЕОБХОДИМОСТИ ЗАКОНОДАТЕЛЬНОГО ЗАКРЕПЛЕНИЯ ПОНЯТИЯ "ВРАЧ"

Т. Е. СУЧКОВА

Сучкова Татьяна Евгеньевна, старший преподаватель кафедры трудового и социального права юридического факультета Вятского государственного гуманитарного университета (г. Киров).

В работе автор рассматривает и обосновывает необходимость дополнительного законодательного закрепления ключевых понятий в сфере осуществления медицинской деятельности. Раскрывая тему работы, автор проводит сравнительный анализ не только существующих в нормативных правовых актах определений в указанной сфере, но и приводит свою точку зрения на понятия, содержащиеся в научной литературе.

Ключевые слова: понятийный аппарат, медицинский работник, врач, врачебная тайна, врачебное вмешательство, зубной врач.

To a question of the legislative recognition of the need the term "physician" T. E. Suchkova

In article the author examines and justifies the need for further legislative recognition of the key concepts in the field of medical practice. Expanding the theme of work by carrying out a comparative analysis of not only the existing legal acts of definitions in this field, but also gives his perspective on the concepts contained in the scientific literature.

Key words: conceptual apparatus, medical professional, doctor, patient confidentiality, medical intervention, a dentist.

В настоящее время к лицам, имеющим право на осуществление медицинской деятельности, в соответствии с Федеральным законом "Об основах охраны здоровья граждан РФ" [1] относятся врачи всех специальностей, а также средний медицинский персонал: фельдшеры, акушерки, медицинские сестры. Однако легальных понятий, раскрывающих содержание данных терминов, действующее законодательство не содержит. Имеющееся в ст. 2 данного Закона понятие "медицинский работник", на наш взгляд, излишне широко по содержанию и не позволяет персонифицировать правовой статус каждого субъекта, имеющего право на осуществление медицинской деятельности. В указанное понятие, помимо лиц, непосредственно ведущих медицинскую деятельность, можно включить тех, кто, не всегда обладая медицинским образованием, способствует оказанию профессиональной медицинской помощи, - это не только санитарки, медицинские регистраторы, нянечки или сестры - хозяйки, которых относят к младшему медицинскому персоналу, но и высококвалифицированные техники, обслуживающие сложные медицинские приборы или аппараты. В ст. 69 Закона "Об основах охраны здоровья граждан" о медицинских работниках говорится лишь как о лицах, имеющих право на осуществление медицинской деятельности при наличии определенных условий, тогда как определение правового статуса врача в соответствии с его профессиональной деятельностью в современной юридической науке и законодательной практике до сих пор отсутствует. На сегодняшний день такое "отсутствие нормативно закрепленного правового статуса врача привело к снижению престижности этой профессии и оттоку кадров из этой области" [20]. Более того, в современном российском законодательстве отсутствует такое основополагающее, на наш взгляд, определение, как "врач". При всей очевидности, на первый взгляд, значения этого термина в правоприменительной практике вполне обоснованно поднимается вопрос о необходимости законодательного закрепления данного понятия [21]. Между тем термин "врач" широко используется законодателем, он содержится во многих нормативно-правовых актах, осуществляющих правовое регулирование деятельности в сфере оказания медицинской помощи и ведения медицинской деятельности. Например, действующий Закон "Об основах охраны здоровья граждан РФ" содержит данный термин в ч. 15 ст. 2, ч. 6 ст. 20, ч. ч. 7, 8 ст. 21, ч. 4 ст. 33, ч. 2 ст. 47, ст. 48, ч. 3 ст. 59, ч. 3 ст. 66, ч. 1 ст. 67, ст. 71, ч. 3 ст. 76. Также термин "врач" фигурирует в ст. ст. 5, 14 Федерального закона "О трансплантации органов и (или) тканей человека" [2], в ст. ст. 11, 20, 23, 47 Федерального закона "О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании" [3]. Кроме того, законодательство в сфере здравоохранения включает в себя нормы, регламентирующие деятельность врача-специалиста. Однако при достаточно частом употреблении этого термина, в частности, в ч. 3 ст. 21, ч. 5 ст. 33, ч. 1 ст. 34, ч. 2 ст. 47, ч. 6. ст. 67 Закона "Об основах охраны здоровья граждан РФ", ст. 9 Закона "О трансплантации органов и (или) тканей человека", объяснения данного термина в виде легальной дефиниции также не существует. Также в качестве одного из важнейших принципов взаимодействия врача и пациента законодательно закреплен деонтологический принцип соблюдения врачебной тайны. Так, в соответствии с ч. 1 ст. 13 ФЗ "Об основах охраны здоровья граждан РФ" под врачебной тайной следует понимать сведения о факте обращения гражданина за оказанием медицинской помощи, состоянии его здоровья и диагнозе, иные сведения, полученные при его медицинском обследовании и лечении. Следуя логике данного определения, можно сделать вывод о том, что субъектами врачебной тайны являются не только врачи в соответствии с дефиницией указанной статьи, но и иные лица, содействующие врачам при осуществлении последними профессиональной деятельности: медицинские регистраторы, водители медицинского транспорта, лаборанты, сотрудники медицинских архивов, поскольку "все они могут стать обладателями сведений о пациенте в силу исполнения законно возложенных на них обязанностей" [19], притом что в соответствии с энциклопедическим утверждением "врачебная тайна - это обязанность врача не оглашать сведения о больном без его согласия, если речь идет о заболевании, связанном с интимной жизнью больного (женские болезни, психические нарушения, некоторые пороки развития и т. д.)" [8]. Иными словами, легальное определение врачебной тайны носит излишне широкий характер и, на наш взгляд, более соответствует термину "медицинская тайна". В настоящий момент по вопросу равнозначности врачебной тайны и медицинской тайны в юридической науке существуют диаметрально противоположные взгляды. С одной стороны, существует точка зрения о тождественности этих терминов [22], с другой - присутствует мнение о том, что это два различных, хотя и связанных между собой правовых института [18]. Данная терминологическая неопределенность вызвана, по нашему мнению, прежде всего, отсутствием законодательного определения понятия "врач". Будучи легально закреплено, такое понятие содействует формированию понятия врачебной тайны как составного элемента института медицинской тайны, что, в свою очередь, будет способствовать установлению точного круга субъектов, обязанных не только хранить врачебную тайну, но и подлежащих ответственности за ее разглашение. Равным образом формулирование правового понятия врача предоставит возможность для формирования и уяснения с юридической точки зрения понятия "врачебная деятельность". Действующее законодательство в сфере здравоохранения на сегодняшний день содержит лишь понятие "медицинская деятельность". В соответствии с ч. 10 ст. 2 ФЗ "Об основах охраны здоровья граждан РФ" медицинская деятельность - профессиональная деятельность по оказанию медицинской помощи, проведению медицинских экспертиз, медицинских осмотров и медицинских освидетельствований, санитарно-противоэпидемических (профилактических) мероприятий и профессиональная деятельность, связанная с трансплантацией (пересадкой) органов и (или) тканей, обращением донорской крови и (или) ее компонентов в медицинских целях. Однако профессиональную медицинскую деятельность призваны осуществлять не только врачи, но и так называемый средний медицинский персонал - акушеры и медицинские сестры. По этой причине к медицинской деятельности в юридической науке принято относить не только оказание амбулаторно-поликлинической, стационарной, высокотехнологичной, скорой и санаторно-курортной медицинской помощи, но и доврачебную медицинскую деятельность [16]. Между тем термин "врачебная деятельность" также присутствует в действующем законодательстве. В частности, в соответствии с ч. 1 ст. 19 Закона "О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании" право на врачебную деятельность по оказанию психиатрической помощи имеет врач - психиатр, получивший высшее медицинское образование и подтвердивший свою квалификацию в порядке, установленном законодательством Российской Федерации. К тому же требует разрешения вопрос о правовом разграничении понятий "медицинское вмешательство" и "врачебное вмешательство", поскольку необходимо четко определить, с одной стороны, перечень процедур, проводимых медицинскими сестрами или фельдшерами, с другой - обозначить те медицинские манипуляции, которые должны выполняться исключительно врачами. При существующей на сегодняшний день неясности относительно правового содержания понятия "врач", в правовой науке вполне оправданно ставится вопрос о юридическом содержании определений "врачебная деятельность" [23] и "врачебное вмешательство" [12], причем вопрос о специфичности врачебной деятельности, например, поднимался в нашей стране еще в 20-е гг. XX в. в работах профессора В. А. Рожановского [6]. По нашему мнению, только законодательное закрепление понятия "врач" разрешит имеющуюся в данное время юридическую неопределенность. Кроме того, нормативное закрепление понятия "врач" способствует внесению определенности в такие категории, как "врачебная комиссия" и "консилиум врачей", поскольку, несмотря на активное использование законодателем этих терминов как в федеральном законодательстве [1], так и в нормативных правовых актах федеральных органов исполнительной власти [4], субъектный состав данных коллегиальных органов законодателем обозначается исключительно методом количественного перечисления, тогда как качественный состав врачебной комиссии или консилиума врачей остается неясным. На сегодняшний день термином "врач" обозначаются различные по широте и смыслу понятия. К примеру, словарь С. И. Ожегова содержит следующее определение: врач - это "специалист с высшим медицинским образованием" [17]. То есть наличие высшего медицинского образования следует считать в соответствии с данным определением единственным признаком, характеризующим врача как имеющего право на осуществление медицинской деятельности. При этом под медицинской деятельностью в ст. 2 ФЗ "Об основах охраны здоровья граждан в РФ" следует понимать профессиональную деятельность по оказанию медицинской помощи. Следовательно, правом на осуществление медицинской деятельности наделяются не только врачи, но и акушерки, медицинские сестры, фельдшера. Более того, сегодняшним реалиям не соответствует также утверждение о том, что только врач может иметь высшее медицинское образование. В настоящее время действующая система образования предусматривает возможность получения высшего медицинского образования не только для врачей, но и для медицинских сестер. Такая возможность предусмотрена во многих ведущих высших учебных заведениях Российской Федерации <1>. -------------------------------- <1> Таковы, например, Первый Московский государственный медицинский университет имени И. М. Сеченова, Северо-Западный государственный медицинский университет имени И. М. Мечникова, Саратовский государственный медицинский университет имени В. И. Разумовского, Казанский государственный медицинский университет, Самарский государственный медицинский университет, Уральская государственная медицинская академия, Рязанский государственный медицинский университет имени академика И. П. Павлова, Оренбургская государственная медицинская академия, Читинская государственная медицинская академия, Дагестанская государственная медицинская академия, Кировская государственная медицинская академия и др.

В соответствии со словарем Т. Ф. Ефремовой врач - это "специалист с высшим медицинским образованием, имеющий право заниматься лечебно-профилактической деятельностью" [9]. В данном понятии в качестве характеризующих категорий указываются наличие у врача высшего медицинского образования и, как следствие этого, предоставляемая врачу возможность заниматься лечебно-профилактической деятельностью. Такое определение, по нашему мнению, также не позволяет четко определить характерные признаки, характеризующие врача в соответствии с действующим законодательством. Во-первых, о наличии у врача высшего медицинского образования как отличительного признака, позволяющего отграничить его от иного медицинского работника, в настоящее время говорить не приходится, о чем было сказано выше. Во-вторых, право заниматься лечебно-профилактической помощью, которое в рассматриваемом определении выдвигается как отличительный признак деятельности врача, также не позволяет определить границы врачебной и иной медицинской деятельности, поскольку в соответствии с положениями медицинской энциклопедии лечебно-профилактическая помощь, которая в вышеприведенном понятии признается существенным признаком врача, может оказываться двумя категориями медицинских работников. С одной стороны, "лечебно-профилактическая помощь может быть врачебной (осуществляется лицами с законченным высшим медицинским образованием)", и, во-вторых, "лечебно-профилактическая помощь может быть доврачебной (оказывается лицами со средним медицинским образованием - фельдшером, медсестрой, акушеркой)" [7]. Иными словами, единственным критерием, позволяющим отграничить врачебную лечебно-профилактическую деятельность от лечебно-профилактической деятельности, осуществляемой иными категориями медицинских работников, называется опять-таки наличие или отсутствие у соответствующего медицинского работника высшего медицинского образования. Еще больше вопросов вызывает понятие "врач", предлагаемое Медицинским словарем: врач - "1) доктор; лицензированный практик в медицине, который занимается диагностикой и лечением различных заболеваний без использования хирургических методов (в России хирурги также относятся к врачам); 2) врач - педиатр - врач, занимающийся лечением детей; 3) врач семейный - врач, наблюдающий и занимающийся лечением всех членов одной семьи" [14]. Раскрытие дефиниции "врач" через термин "доктор", на наш взгляд, следует признать совершенно неверным, так как в отличие от определения "врач" значение термина "доктор" более многогранно. Словарное значение этого термина двояко: "1. То же, что и врач. 2. Высшая ученая степень, а также лицо, которому присуждена эта степень" [17]. Если в качестве определения термина "врач" взять за основу первое значение термина "доктор" - "то же, что и врач", то неизбежно появление терминологической конструкции "врач - это доктор, который есть то же, что и врач". Подобная конструкция с точки зрения формальной логики является, безусловно, circulus-vitiosus - логической ошибкой под названием "порочный круг", когда "понятие определяется с помощью другого понятия, которое, в свою очередь, определяется через первое" [11]. К тому же второе значение термина "доктор" предполагает наличие у лица высшей ученой степени, которая может быть не только в области медицины, но и в любой другой научной сфере. Следовательно, понятие "доктор" во втором значении этого термина будет значительно шире понятия "врач". Значит, первый постулат "врач - это доктор" следует признать в корне ошибочным. Утверждения "врач - педиатр" и "врач семейный" также не раскрывают смысла термина "врач", поскольку такую логическую конструкцию можно признать еще одной логической ошибкой - ignotumperignotius - "неизвестное через неизвестное" [11]. В ситуации отсутствия на сегодняшний день легального понятия "врач" термины "врач-педиатр" и "врач семейный" ни в коей мере не способствуют прояснению ситуации. Итак, проанализировав самые распространенные из существующих на сегодняшний день понятий, раскрывающих термин "врач", следует сделать вывод о том, что данные понятия различны по объему, носят расплывчатый, а в отдельных случаях - противоречивый характер. Эта понятийная неоднозначность, в свою очередь, создает условия для необоснованно широкого толкования норм законодательства, содержащих термин "врач". Более того, имеющееся в Законе "Об основах охраны здоровья граждан в РФ" понятие "лечащего врача" как врача, "на которого возложены функции по организации и непосредственному оказанию пациенту медицинской помощи в период наблюдения за ним и его лечения" [1] не решает этой проблемы. Исходя из того что "понятие "врач" - как раз общее понятие, поскольку оно обозначает всех представителей класса врачей" [15], существование термина "лечащий врач" не может устранить имеющейся в законодательстве неясности по поводу содержания понятия "врач", так как частное понятие в соответствии с законами логики не может раскрыть общее. К тому же при современном уровне развития медицины появился целый ряд новых врачебных специальностей, которые, не занимаясь непосредственно лечением, тем не менее участвуют в оказании профессиональной медицинской помощи. Это врачи, занимающиеся исключительно различными видами диагностических исследований, таких, к примеру, как лабораторная, лучевая диагностика, морфологические или гистологические исследования. Они не принимают напрямую участия в лечении пациента, но "от их мнения зависит диагноз, который поставит лечащий врач, и выбор тактики лечения" [12]. Вместе с тем отсутствие понятия "врач" не позволяет четко определить статус таких специалистов, как анестезиолог, дежурный врач, врач, проходящий учебу и одновременно ведущий больных и др., деятельность которых, по мнению Е. В. Козьминых, также "в конкретном клиническом случае влечет наступление и определенных юридических последствий в плане ответственности за несоблюдение должностных обязанностей или причинение вреда жизни или здоровью пациента" [10]. При этом в отдельных случаях при использовании термина "врач" в настоящее время допускается излишне широкое толкование. В частности, терминологически неверным является, на наш взгляд, употребление в нормативных правовых актах и правоприменительной практике термина "зубной врач". Несмотря на то что в настоящее время одним из существенных признаков понятия "врач" признается наличие у лица высшего медицинского образования, "зубные врачи - специалисты с ограниченным медицинским образованием, пользующие исключительно болезни зубов" [24] - это выпускники медицинских колледжей, имеющие, соответственно, среднее медицинское образование. Кроме того, в соответствии с Приказом Министерства здравоохранения РФ от 20 декабря 2012 г. N 1183н [5] должность зубного врача отнесена к категории должностей специалистов со средним профессиональным (медицинским) образованием. Имеющаяся на сегодняшний день терминологическая неопределенность в отношении понятия "врач" ставит зубного врача в нашей стране в двойственное положение. С одной стороны, зубной врач в соответствии с действующими нормативными актами относится к среднему медицинскому персоналу, и в этой ситуации использование термина "врач", по нашему мнению, совершенно необоснованно. С другой стороны, если зубной врач - это врач, то в этом случае он, как и иные врачи, должен иметь диплом о высшем медицинском образовании. Вследствие вышесказанного, на наш взгляд, необходимо отказаться от термина "зубной врач" при обозначении квалификации специалиста со средним медицинским образованием по специальности "Стоматология". Вполне логично в данном случае, на наш взгляд, использовать термин "зубной фельдшер", который достаточно четко характеризует уровень образования специалиста и не введет в заблуждение его пациентов. Таким образом, в настоящее время существует необходимость законодательного закрепления определения, раскрывающего содержание термина "врач". Легальное определение данного термина не только устранит существующую на сегодняшний день терминологическую путаницу в сфере осуществления медицинской деятельности, но и будет способствовать внесению ясности в правоприменительной практике.

Литература

1. Федеральный закон Российской Федерации от 21 ноября 2011 г. N 323-ФЗ "Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации" (ред. от 25.06.2012) // СЗ РФ. 2011. N 48. Ст. 6724. 2. Федеральный закон Российской Федерации от 22 декабря 1992 г. N 4180-1 "О трансплантации органов и (или) тканей человека" (ред. от 29.11.2007) // Ведомости СНД и ВС РФ. 1993. N 2. Ст. 62. 3. Федеральный закон Российской Федерации от 2 июля 1992 г. N 3185-1 "О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании" (ред. от 21.11.2011) // Ведомости СНД и ВС РФ. 1992. N 33. Ст. 1913. 4. Приказ Министерства здравоохранения и социального развития РФ от 5 мая 2012 г. N 502н "Об утверждении порядка создания и деятельности врачебной комиссии медицинской организации" // Российская газета. 22.06.2012. N 141. 5. Приказ Минздрава России от 20.12.2012 N 1183н "Об утверждении номенклатуры должностей медицинских работников и фармацевтических работников" // Российская газета. N 65. 27.03.2013. 6. Акопов В. И. К истории судебной ответственности врачей и судебно-медицинской экспертизы при дефектах медицинской помощи // Проблемы экспертизы в медицине. 2002. N 1. Т. 2. С. 4. 7. Большая медицинская энциклопедия / Гл. ред. Б. В. Петровский. 3-е изд. В 30 т. М.: Сов. энциклопедия, 1980. Т. 13. С. 82. 8. Большая советская энциклопедия: В 30 т. / Гл. ред. А. М. Прохоров. 3-е изд. М.: Советская энциклопедия, 1971. Т. 5. С. 423. 9. Ефремова Т. Ф. Новый словарь русского языка. Толково-словообразовательный. М.: Рус. яз, 2000. Т. 1: А - О. С. 224. 10. Козьминых Е. В. Что нового в "Новых основах" для врача и пациента с позиций судебной практики. Комментарий к ФЗ "Об основах охраны здоровья граждан в РФ" // Пермский медицинский правозащитный центр. URL: http://пмпц. рф/index. php? option= com_content&view;= article&id;=77:sam-kommentari-k-ovim - osnovam&catid;= 2:pmpc&Itemid;=15. 11. Кондаков Н. И. Логический словарь-справочник / Отв. ред. Д. П. Горский. 2-е изд., испр. и доп. М.: Наука, 1975. С. 377, 461. 12. Корсаков С. А. О трудностях формирования медицинского права в России // Медицинское право и этика. 2000. N 1. С. 18 - 23. 13. Малеина М. Н. Защита личных неимущественных прав советских граждан. М., 1991. С. 80. 14. Медицинский словарь (Oxford) / Пер. с англ. М.: Вече; АСТ, 1998. Т. 1: (А - М). С. 185 - 186. 15. Моисеев В. И. Философия науки. Философия биологии и медицины: Учебное пособие для вузов. М.: ГЭОТАР - Медиа, 2008. С. 73. 16. Научно-практический комментарий к Федеральному закону "Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации" (постатейный) / Под общ. ред. А. А. Кирилловых. М.: Деловой двор, 2012. С. 19. 17. Ожегов С. И. Словарь русского языка: ок. 53000 слов / Под общ. ред. проф. Л. И. Скворцова. 24-е изд., испр. М.: Оникс; Мир и образование, 2008. С. 129. 18. Папеева К. О. Проблемы уголовно-правовой охраны медицинской тайны (сообщение 1) // Медицинское право. 2007. N 4. С. 26 - 31. 19. Папеева К. О. Понятие и признаки медицинской тайны // Медицинское право. 2007. N 3. С. 25 - 31. 20. Риффель А. В. Административно-правовой статус врача в РФ // Административное и муниципальное право. 2008. N 8. С. 19 - 21. 21. Тихомиров А. В. Законодательная реформа здравоохранения: подведение итогов // Главный врач: хозяйство и право. 2012. N 1. С. 13 - 28. 22. Филимонова Е. А. Конституционное право российских граждан на неприкосновенность частной жизни: Дис. ... к. ю.н. 12.00.02. Волгоград, 2005. С. 25. 23. Шишов М. А. Актуальные вопросы юридической ответственности врача // Медицинское право. 2013. N 3. С. 39 - 40. 24. Энциклопедический словарь. Репринтное воспроизведение издания: Ф. А. Брокгауз - И. А. Ефрон, 1890. М.: ТЕРРА, 1991. Т. 24. С. 701.

------------------------------------------------------------------

Название документа