Реализация права на экспертную инициативу при проведении комиссионных судебно-медицинских экспертиз ненадлежащего оказания медицинской помощи детям

(Купрюшин А. С.) («Медицинское право», 2013, N 1) Текст документа

РЕАЛИЗАЦИЯ ПРАВА НА ЭКСПЕРТНУЮ ИНИЦИАТИВУ ПРИ ПРОВЕДЕНИИ КОМИССИОННЫХ СУДЕБНО-МЕДИЦИНСКИХ ЭКСПЕРТИЗ НЕНАДЛЕЖАЩЕГО ОКАЗАНИЯ МЕДИЦИНСКОЙ ПОМОЩИ ДЕТЯМ

А. С. КУПРЮШИН

Купрюшин Алексей Степанович, кандидат медицинских наук, доцент, заведующий кафедрой клинической морфологии и судебной медицины ФГБОУ ВПО «Пензенский государственный университет».

В статье рассматривается проблема применения права судебно-медицинской экспертной комиссии на инициативу при экспертизе ненадлежащего оказания медицинской помощи детям.

Ключевые слова: комиссионная судебно-медицинская экспертиза, ненадлежащее оказание медицинской помощи детям, экспертная инициатива.

Implementation of the right to expert initiative on the conduct of commission judicial expert examinations of undue rendering of medical services to children A. S. Kupryushin

The article considers the problem of implementing the right of the forensic medical expert commission to initiate the examination of improper medical aid provided to children.

Key words: forensic medical examination by the commission of experts, improper medical aid provided to children, expert initiative.

Одним из доказательств по уголовному делу (УД), как это указано в п. 3 ч. 2 ст. 74 УПК РФ, является заключение эксперта (ЗЭ). Это означает, что ЗЭ является одним из оснований для установления наличия или отсутствия обстоятельств, подлежащих доказыванию при производстве по уголовному делу. Поэтому к содержанию заключения, как и к любому другому доказательству, применяется правовое требование об относимости. Относимость означает связь ЗЭ с обстоятельствами и фактами, имеющими значение для УД <1>. Поэтому относимым может быть только такое заключение, которое на основе всестороннего, полного и объективного экспертного исследования будет отражать суть изучаемого объекта и выражаться в разрешении абсолютно всех соответствующих конкретной экспертизе (Э) вопросах. ——————————— —————————————————————— КонсультантПлюс: примечание. Научно-практический комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации (под ред. В. М. Лебедева, В. П. Божьева) включен в информационный банк согласно публикации — Юрайт-Издат, 2007 (3-е издание, переработанное и дополненное). —————————————————————— <1> Лебедев В. М., Божьев В. П. Научно-практический комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации. 4-е изд., перераб. и доп. М.: Юрайт-Издат, 2008. С. 1181.

Вопросы же формулируются процессуальным лицом, которое ведет производство по уголовному делу и не обладает специальными познаниями в той отрасли человеческой деятельности, по поводу которой назначается судебная экспертиза (СЭ). Поэтому при формулировании вопросов следователь исходит из общих представлений о возможностях экспертного анализа материальных носителей следов преступления и не может предвидеть всех особенностей, которые могут быть выявлены при Э. Это приводит к тому, что в постановление о назначении СЭ вносятся не все вопросы, которые могут быть разрешены конкретной экспертизой. Относительно расследования случаев ненадлежащего оказания медицинской помощи детям (НОМПД) следует заметить, что, формулируя вопросы для судебно-медицинской экспертизы (СМЭ), следователь не может предвидеть все особенности конкретного случая, по поводу которого он принимает решение о необходимости проведения Э и выносит соответствующее постановление. Поэтому перечень вопросов может быть не полным, либо недостаточно полным. При этом незаданные вопросы могли бы в значительной степени способствовать выяснению обстоятельств, связанных с ненадлежащим оказанием медицинской помощи (НОМП). Исследование этих обстоятельств следователем и судом будет способствовать установлению их причин и объективной юридической оценке неблагоприятного исхода медицинской деятельности. Как же поступать в случае установления судебно-медицинской экспертной комиссией важных обстоятельств, по поводу которых в постановлении о назначении экспертизы не было вопросов? В таких случаях судебно-медицинские эксперты, проводящие экспертизу, должны руководствоваться ст. 57 УПК РФ, определяющей права эксперта. Пунктом 4 ч. 3 этой статьи отмечается право давать заключение по не поставленным в постановлении о назначении судебной экспертизы вопросам, имеющим отношение к предмету экспертного исследования. Это же положение повторяется ч. 2 ст. 204 Кодекса предоставлением эксперту возможности указать в заключении эксперта на обстоятельства, имеющие значение для УД, но по поводу которых ему не были поставлены вопросы. Из текста этих статей вытекает, что проведение судебной экспертизы, в том числе экспертизы НОМПД, с целью получения относимого доказательства предполагает разрешение максимального количества вопросов, а не только поставленных следователем. Такой творческий подход к проведению судебно-медицинской экспертизы можно назвать экспертной инициативой, право на которую комиссия должна максимально использовать <2>. ——————————— <2> Сергеев Ю. Д. Медицинское право: Учебный комплекс: В 3 т. М.: ГЭОТАР-Медиа, 2008. 784 с.

Исследованные нами 277 комиссионных судебно-медицинских экспертиз НОМПД, проведенных в Бюро СМЭ нескольких субъектов РФ в 1999 — 2009 гг., в подавляющем большинстве содержали выводы, строго соответствующие вопросам постановления. Анализ содержательной части экспертиз выявил, что при проведении 14 (5%) из них не была реализована экспертная инициатива добавления дополнительных, имеющих значение для дела выводов, по которым вопросы следователем или судом не ставились. Проиллюстрировать случаи, когда судебно-медицинские экспертные комиссии могли, но не реализовали возможность отразить значимые для УД обстоятельства, можно следующими примерами. При проведении экспертизы НОМП новорожденному ребенку комиссией были объективно разрешены все вопросы постановления, которые относились к анализу лечебно-диагностического процесса в родильном доме. Вопросы, относящиеся к анализу деятельности женской консультации, следователем не задавались и в экспертных выводах не разрешались. Между тем именно на этапе дородового патронажа были допущены серьезные ошибки, которые если не вызвали, то во всяком случае способствовали неблагоприятному исходу. Таким образом, деятельность акушера-гинеколога женской консультации не получила какой-либо юридической оценки. Следовательно, нельзя утверждать, что были устранены причины НОМП и в дальнейшем подобные неблагоприятные исходы не будут повторяться. Во время ночного дежурства детским хирургом была неадекватно проведена операция, что повлекло неблагоприятные последствия для здоровья ребенка. Судебно-медицинская экспертная комиссия сделала научно обоснованные и объективные выводы, разрешив все поставленные следователем вопросы. Между тем из представленных для проведения Э материалов УД следовало, что врач проводил операцию в конце своего дежурства, в 6 часов утра, перед этим в течение ночи успешно проведя еще две операции. Таким образом, проведя всю ночь без сна у операционного стола, хирург во время последней операции допустил ошибку. По нашему мнению, экспертная комиссия должна была в своих выводах, без соответствующего вопроса, отразить объективные условия деятельности медицинского работника, которые могли вызвать его утомление и способствовать НОМП, что, в свою очередь, должно было получить юридическую оценку и повлиять на установление степени его вины. В таких и некоторых других случаях результаты экспертизы лечебно-диагностического процесса позволяли судебно-медицинским комиссиям давать его более подробный анализ, чем это было сделано при ответах на поставленные вопросы. Тем самым были упущены некоторые характеристики процесса оказания медицинской помощи, что могло привести к необъективной юридической оценке действий медицинского персонала, а значит, снизить объективность проводимого расследования. Следует отметить, что основным нормативным документом, регулирующим производство судебно-медицинской экспертизы, в РФ является Приказ МЗиСР РФ от 12 мая 2010 г. N 346н «Об утверждении Порядка организации и производства судебно-медицинских экспертиз в государственных судебно-экспертных учреждениях Российской Федерации». В этом Приказе такому ответственному разделу судебно-медицинской деятельности, как производство комиссионной экспертизы «по делам о привлечении к ответственности медицинских работников за профессиональные правонарушения», посвящен всего один пункт — 93. В нем говорится даже не об обязательности, а только о возможности привлечения к экспертизе экспертов-врачей соответствующих специальностей. Каких-либо других положений по проведению таких экспертиз в Приказе нет, что свидетельствует об отставании ведомственного регулирования судебно-медицинской деятельности от существующего судопроизводства <3>. ——————————— <3> Качина Н. Н. Становление и перспективы совершенствования правового регулирования использования специальных знаний в области судебной медицины в уголовном судопроизводстве в России // Медицинское право. 2011. N 4. (38). С. 15 — 19.

По нашему мнению, в настоящее время имеется необходимость в разработке и утверждении инструкции о порядке организации и проведения комиссионных судебно-медицинских экспертиз ненадлежащего оказания медицинской помощи, в которой, кроме прочих важнейших вопросов, должна быть закреплена обязанность разрешения всех возможных для конкретного случая вопросов, а не только перечисленных в постановлении о назначении экспертизы.

——————————————————————

Название документа

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *