Понятие «предмет экспертизы» и его практическое значение

(Корухов Ю. Г.) («Эксперт-криминалист», 2013, N 1) Текст документа

ПОНЯТИЕ «ПРЕДМЕТ ЭКСПЕРТИЗЫ» И ЕГО ПРАКТИЧЕСКОЕ ЗНАЧЕНИЕ <*>

Ю. Г. КОРУХОВ

——————————— <*> Korukhov Yu. G. Concept «subject-matter of enquiry» and practice importance thereof.

Корухов Юрий Георгиевич, президент НП «Палата судебных экспертов», доктор юридических наук, профессор, заслуженный юрист Российской Федерации.

Автор подчеркивает, что содержание предмета судебной экспертизы необходимо рассматривать с двух позиций — научной и практической, а предмет рода экспертизы призван дать о ней полное, исчерпывающее представление и способствовать ее отличию от любого другого рода судебной экспертизы.

Ключевые слова: предмет познания, криминалистика, судебная экспертиза, предмет рода экспертизы.

The author stresses that the contents of subject-matter of forensic enquiry shall be considered from two points — scientific and practice, and the subject-matter of type of enquiry may give a full and exhaustive understanding of such enquiry and help to delimit it from any other type of forensic enquiry.

Key words: subject-matter of perception, criminalistics, forensic enquiry, subject-matter of type of enquiry.

Термин «предмет экспертизы» является процессуальным термином, так как он фигурирует во многих статьях процессуальных кодексов Российской Федерации. Так, в п. 1 ч. 3 ст. 57 УПК указано, что эксперт вправе знакомиться с материалами дела, относящимися к предмету судебной экспертизы. Согласно п. 3 той же статьи эксперту предоставляется право «задавать вопросы, относящиеся к предмету судебной экспертизы». Часть 3 статьи 85 АПК также содержит указание о праве эксперта «знакомиться с материалами дела, относящимися к предмету экспертизы». Часть 2 статьи 205 УПК запрещает допрашивать эксперта об обстоятельствах, которые стали ему известны при производстве экспертизы, если они «не относятся к предмету данной экспертизы». Как видим, законодатель придает важное процессуальное значение понятию «предмет экспертизы». Такое положение требует от участников процесса четкого представления о том, что следует понимать под предметом экспертизы и каково практическое значение данного термина. Иногда предметом экспертизы считают фактические данные, материалы дела, представляемые эксперту для производства конкретной судебной экспертизы. Такое толкование предмета не просто неполно, но и неверно по существу, так как, говоря о материалах (фактических данных), предоставляемых эксперту, мы говорим фактически не о предмете экспертизы, а некоторых объектах экспертного исследования. Обозначая понятие «предмет судебной экспертизы», законодатель имел в виду то, что в науке о судебной экспертизе именуется «предметом рода экспертизы». Все судебные экспертизы делятся на классы, классы — на роды экспертиз. Предмет рода экспертизы призван дать о ней полное, исчерпывающее представление и способствовать ее отличию от любого другого рода судебной экспертизы. Предмет рода экспертизы — это тот объем сведений, который определяет компетенцию судебного эксперта в области производства экспертизы данного рода, и в этом плане он также имеет процессуальное значение (упоминается в процессуальных кодексах). Для правильного понимания предмета экспертизы необходимо обратиться к трактовке научно-практического термина «предмет познания», используемого в теории познания. В философии предмет познания обычно рассматривается как зафиксированные в опыте и включенные в процесс практической деятельности человека стороны, свойства и отношения объекта, исследуемые с определенной целью в данных условиях и обстоятельствах. Указание на то, что речь идет о сведениях, зафиксированных в опыте, необходимо нам для того, чтобы помнить — любые научные знания (об экспертизе в целом, об экспертизе каждого рода) начинаются с обобщения и изучения эмпирического (практического материала). Сведения эти касаются, как видно из приведенного выше определения, предмета познания трех категорий: а) объектов (их свойств, отношений); б) целей исследования; в) условий исследования. По этому триединому основанию и определяется предмет рода судебной экспертизы, где цель заменяется понятием «экспертная задача», а условия — сведениями об экспертных методиках и методах, используемых при исследовании объектов экспертизы. Таким образом, понятие «предмет рода экспертизы» («предмет экспертизы») включает сведения об объектах (их свойствах), об экспертных задачах (конкретизируемых в вопросах эксперту) и об экспертных методиках (методах), применяемых для исследования свойств объектов. Особо следует подчеркнуть, что только такое триединое основание способно дать правильное представление о предмете экспертизы. Мнение о том, что экспертизы можно дифференцировать только по объектам, является ошибочным. Один и тот же объект может изучаться в рамках самых разных экспертиз. Так, тело человека (живого, мертвого) исследуется при проведении судебно-медицинской экспертизы. Психические заболевания человека изучает судебная психиатрия. Способность лица к восприятию и его неадекватное поведение анализируются в ходе судебно-психологической экспертизы; следы рук, ног, зубов человека — в ходе трасологической; признаки (навыки) почерка — в ходе судебно-почерковедческой; признаки внешности — в ходе судебно-портретной экспертизы. Объект один — человек, но каждая из приведенных экспертиз изучает различные специфические свойства объекта. Здания и сооружения могут быть объектом как судебной строительно-технической экспертизы, так и пожарно-технической, взрыво-криминалистической и пр. Пониманию того, какие свойства объекта изучает данный род экспертизы, способствует знание решаемых ею задач, хотя бы на уровне понимания типовых задач. Указание на экспертные методики и методы также является необходимым. В процессуальных кодексах (АПК, УПК РФ) и Федеральном законе от 31 мая 2001 г. N 73-ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации» (далее — ФЗ о ГСЭД) оговаривается, что в исследовательской части заключения судебного эксперта должны быть указаны содержание и результаты исследования с указанием примененных методик/методов. Это значит, что при оценке заключения судебного эксперта судьи должны обращать внимание на то, в какой мере эксперт использовал методы и методики, относящиеся к предмету данного рода экспертизы. В целом знания об объектах и их свойствах, исследуемых экспертизой данного рода, о ее задачах и применяемых методах и методиках дают судье полное представление о компетенции судебной экспертизы данного рода. Эти знания могут быть получены из справочных пособий по судебной экспертизе, посредством получения консультации специалиста (ст. 188 ГПК РФ, ст. 58 УПК РФ) или эксперта. Практически важным является то, что понятие «предмет экспертизы» законодатель связывает с материалами дела, представляемыми эксперту, и с вопросами сторонам и свидетелям, которые вправе задавать эксперт. К сожалению, многие судьи не удосуживаются в точном соответствии с требованиями закона отобрать для эксперта материалы, относящиеся к предмету экспертизы. Они предпочитают направлять эксперту все дело целиком, предоставляя ему право самому выбирать необходимые материалы. Такое положение не согласуется с законом. Дело в том, что, осуществляя отбор материалов, судебный эксперт, по сути, занимается оценкой представленных ему доказательств по делу. Отбирая материалы, он решает вопрос об их относимости и допустимости в качестве доказательств, а в целом о достаточности (недостаточности) для производства экспертизы. Эти и подобные им вопросы должен решать сам судья, реализуя свое право оценивать доказательства, собранные по делу. В ходе такого отбора материалов он может консультироваться с экспертом или специалистом, но окончательное решение об отборе материалов, относящихся к предмету экспертизы, должно принадлежать ему (судье). Говоря об объеме знаний, составляющих компетенцию рода экспертизы, следует иметь в виду, что законодатель различает понятия «компетенция экспертизы» и «компетентность эксперта». Эти понятия различаются как общее и частное. Компетенция рода экспертизы — это полный объем знаний о ее предмете (объектах и их свойствах, экспертных задачах, методах и методиках исследования). Компетентность конкретного эксперта — это та часть знаний из общего объема, которыми владеет эксперт. Разграничение этих понятий хорошо видно из текста ст. 23 ФЗ о ГСЭД, где указано, что общий вывод формулируют эксперты, компетентные в оценке полученных результатов и в формулировании общего вывода. В ст. 70 УПК РФ говорится об отводе эксперта, «если обнаружится его некомпетентность». Следовательно, вопросы, поставленные перед экспертом, могут относиться к компетенции той экспертизы, которую предоставляет эксперт, но его знаний может оказаться недостаточно для решения этих вопросов. В этом случае он сам обязан заявить самоотвод, а стороны имеют право заявить ему отвод. Вопрос о достаточной компетентности судебных экспертов, не являющихся государственными экспертами, достаточно сложен. Если в отношении государственных экспертов судьям известны формы их подготовки, аттестации и переаттестации, то в отношении негосударственных экспертов такие данные отсутствуют. Поэтому судьи обращают особое внимание на наличие диплома о высшем образовании, специализации эксперта, стаже его работы по специальности. В настоящее время в отношении негосударственных экспертов, выдержавших соответствующие экзамены по специальности и по основам судебной экспертизы, производится их сертификация, в том числе Российским федеральным центром судебной экспертизы при Минюсте России и независимым партнерством «Палата судебных экспертов».

——————————————————————

Название документа

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *