Проблемы заключения третейского соглашения медицинскими организациями

(Куранов В. Г.)

(«Медицинское право», 2013, N 2)

Текст документа

ПРОБЛЕМЫ ЗАКЛЮЧЕНИЯ ТРЕТЕЙСКОГО СОГЛАШЕНИЯ

МЕДИЦИНСКИМИ ОРГАНИЗАЦИЯМИ

В. Г. КУРАНОВ

Куранов Владимир Григорьевич, заведующий курсом правоведения Пермской государственной медицинской академии имени академика Е. А. Вагнера, директор ООО «Центр медицинского права».

Статья посвящена третейскому соглашению как основанию для обращения в третейский суд. Рассматриваются возможности заключения третейских соглашений между медицинскими организациями и различными категориями контрагентов. Анализируются возможности включения третейской оговорки в государственные и муниципальные контракты, в договоры с пациентами (с учетом статуса пациента как потребителя) и в договоры в системе обязательного медицинского страхования.

Ключевые слова: третейский суд, третейское соглашение, медицинский спор, медицинское учреждение, пациент.

Problems of conclusion of arbitration agreement by medical organizations

V. G. Kuranov

Article is to describe arbitration agreement as an argument for recoursing to an arbitration court. Here we are to consider possibilities of arbitration agreement concluding between medical organisations and different types of contractors and to analyze those possibilities in governmental, municipal, patients (considering their status as consumers) contracts and contracts in compulsory health insurance system.

Key words: arbitration court, arbitration agreement, medical issue, medical organisation, patient.

В силу ч. 2 ст. 45 Конституции Российской Федерации каждый вправе защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом.

Современное правовое пространство Российской Федерации включает в себя не только арбитражные суды и суды общей юрисдикции (т. е. суды государственные), но и третейские суды, которые не являются ни органами государственной власти, ни органами местного самоуправления.

В соответствии с п. 2 ст. 1 Закона о третейских судах в третейский суд может по соглашению сторон третейского разбирательства передаваться любой спор, вытекающий из гражданских правоотношений, если иное не установлено федеральным законом. Значимо, что на рассмотрение третейского суда могут передаваться споры с участием как юридических лиц, так и индивидуальных предпринимателей и граждан, не обладающих таковым статусом. Следовательно, в третейский суд может быть передан спор как между ЛПУ и контрагентом по договору или страховой компанией, так и между ЛПУ и пациентом.

Для того чтобы обратиться в третейский суд, сторонам необходимо заключить третейское соглашение, в котором оговаривается, какие споры и из каких правоотношений будут переданы на рассмотрение третейского суда. В третейском же соглашении стороны определяют третейский суд, который будет рассматривать спор и правила рассмотрения спора. Именно в третейском соглашении стороны могут как сослаться на регламент третейского суда, так и предусмотреть иные процедуры разбирательства дела.

Третейское соглашение может быть заключено как в виде отдельного документа, так и инкорпорировано в текст договора (в этом случае третейское соглашение принято называть третейской оговоркой). Необходимо, чтобы третейское соглашение было заключено в письменной форме, но при этом его фиксация возможна и путем обмена письмами.

Третейское соглашение может быть заключено как до момента возникновения спора, так и после, даже если дело уже рассматривается в компетентном суде (в суде общей юрисдикции или в арбитражном). Главное, чтобы государственный суд еще не принял решение по делу в первой инстанции.

Значимым признаком третейского соглашения является его автономия по отношению к основному договору. Статья 17 Закона о третейских судах устанавливает, что третейское соглашение, заключенное в виде оговорки в договоре, должно рассматриваться как не зависящее от других условий договора. Вывод третейского суда о том, что содержащий третейскую оговорку договор недействителен, не влечет за собой в силу закона недействительность третейской оговорки.

Третейское соглашение автономно по отношению к основному договору и с точки зрения срока его действия. Данное утверждение подтверждено судебной практикой. В качестве примера можно привести позицию Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, указавшего в п. 22 информационного письма от 22.12.2005 N 96 «Обзор практики рассмотрения арбитражными судами дел о признании и приведении в исполнение решений иностранных судов, об оспаривании решений третейских судов и о выдаче исполнительных листов на принудительное исполнение решений третейских судов», что соглашение о передаче дела в третейский суд сохраняет свою силу и после окончания срока действия договора, содержащего третейское соглашение, если стороны своим соглашением не установили иное.

Остановимся более детально на особенностях заключения третейского соглашения медицинскими учреждениями с различными субъектами, такими как: контрагенты по хозяйственным договорам (подрядчики, поставщики, исполнители), пациенты, страховые медицинские организации. Так, наличие третейской оговорки в обычных хозяйственных договорах (поставки, подряда, оказания услуг и др.) для коммерческих медицинских организаций сложностей не вызывает. Не возникает проблем и у автономных учреждений, поскольку Федеральный закон от 18.07.2011 N 223-ФЗ «О закупках товаров, работ, услуг отдельными видами юридических лиц» абсолютно рамочный и зависеть все будет от Положения о закупках и от документации по конкретной закупке.

Споры чаще возникают по вопросу, может ли бюджетное учреждение, подчиняющееся нормам Федерального закона от 21.07.2005 N 94-ФЗ «О размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд», включать в свои договоры третейскую оговорку. Анализ действующего законодательства позволяет сформулировать следующую правовую позицию.

И Закон о третейских судах, и Арбитражный процессуальный кодекс позволяют сторонам по своему соглашению передавать спор на рассмотрение третейского суда. Закон о закупках не содержит ограничений по включению третейской оговорки как в государственные и муниципальные контракты, так и в договоры бюджетных учреждений. В подтверждение данного тезиса можно привести материалы судебной практики, когда арбитражные суды прямо указывают на действительность третейской оговорки в государственных контрактах (Постановление ФАС Московского округа от 09.03.2011 N КГ-А40/1034-11; Постановление Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 26.05.2009 N 15АП-3283/2009; Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 10.04.2009 N А32-20799/2008; Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 01.04.2009 N А32-19233/2008).

При заключении третейских соглашений с пациентами следует учитывать, что пациент обладает еще и статусом потребителя.

Если при оказании платных медицинских услуг статус пациента как потребителя сомнений не вызывает, то о возможности применения Закона РФ от 07.02.1992 N 2300-1 «О защите прав потребителей» (далее — Закон о ЗПП) в системе ОМС порой ведутся дискуссии, по мнению автора, не вполне оправданные.

Закон о ЗПП определяет потребителя как гражданина, имеющего намерение заказать или приобрести либо заказывающего, приобретающего или использующего товары (работы, услуги) исключительно для личных, семейных, домашних и иных нужд, не связанных с осуществлением предпринимательской деятельности. Исполнителем при этом является организация независимо от ее организационно-правовой формы, а также индивидуальный предприниматель, выполняющие работы или оказывающие услуги потребителям по возмездному договору.

Сопоставление приведенных дефиниций позволяет сделать вывод о том, что потребитель не обязательно должен быть и плательщиком по договору с исполнителем — гражданскому праву известна конструкция договора в пользу третьего лица.

Устанавливая право каждого на охрану здоровья и медицинскую помощь, Конституция в ст. 41 закрепляет, что помощь, оказываемая бесплатно в системе государственного и муниципального здравоохранения, финансируется за счет средств бюджета, обязательного медицинского страхования, иных источников. Следовательно, оказание медицинских услуг, бесплатных для пациента, не будет являться безвозмездным для медицинской организации.

Оплата медицинской помощи в системе ОМС осуществляется в рамках договора на оказание и оплату медицинской помощи, заключаемого между медицинской организацией и страховой медицинской организацией, основной обязанностью которой и является оплата оказанной медицинской помощи (ст. 39 Федерального закона от 29.11.2010 N 326-ФЗ «Об обязательном медицинском страховании в Российской Федерации»).

Таким образом, медицинские услуги, предоставляемые пациентам в рамках системы ОМС, оказываются по возмездному договору в пользу третьего лица, а следовательно, их оказание подпадает под действие Закона о ЗПП.

До недавнего времени правоприменительная практика Роспотребнадзора исходила из того, что споры в сфере защиты прав потребителей не могут передаваться на рассмотрение третейских судов. Однако Верховный Суд сформулировал иную правовую позицию. В Обзоре судебной практики за четвертый квартал 2011 г. указано, что действующее законодательство не содержит запрета на разрешение споров, возникающих в сфере защиты прав потребителей, посредством третейского разбирательства. Суд дал трактовку п. 1 ст. 17 Закона «О защите прав потребителей» в том ключе, что указанная норма, устанавливая возможность защиты судом прав потребителей как экономически слабой стороны, вводит дополнительные механизмы правовой защиты в договоре, в том числе в вопросе определения подсудности гражданских дел с участием потребителей, и не содержит запрета на использование иных способов разрешения гражданско-правовых споров, в частности путем обращения потребителей в третейский суд.

Стороны спора, заключая соглашение о его передаче на рассмотрение третейского суда и реализуя тем самым свое право на свободу договора, добровольно соглашаются подчиниться правилам, установленным для конкретного третейского суда. В таких случаях право на судебную защиту, которая — по смыслу ст. 46 Конституции Российской Федерации — должна быть полной, эффективной и своевременной, обеспечивается возможностью обращения в предусмотренных законом случаях в государственный суд, в частности путем подачи заявления об отмене решения третейского суда.

Полагаем, что данная правовая позиция Верховного Суда не подвергнется изменению и после принятия Постановления Пленума ВС от 28.06.2012 N 17 «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей». Анализ положений раздела, посвященного процессуальным особенностям рассмотрения данной категории дел, в их совокупности позволяет сделать вывод, что Верховный Суд конкретизирует порядок разрешения споров с участием потребителей именно в судах общей юрисдикции, не утверждая, что такие дела подведомственны только компетентным государственным судам. Более того, в п. 15 Постановления имеется отсылка и к ст. 11 Гражданского кодекса РФ, в силу которой защита оспариваемых или нарушенных прав возможна и в третейском суде.

Таким образом, включение третейской оговорки в договоры с участием потребителей является правомерным.

О возможности третейского разбирательства споров в системе обязательного медицинского страхования указывалось еще в Методических рекомендациях «Возмещение вреда (ущерба) застрахованным в случае оказания некачественной медицинской помощи в рамках обязательного медицинского страхования», утвержденных исполнительным директором Федерального фонда обязательного медицинского страхования 27.04.1998 (письмо ФФОМС от 05.05.1998 N 1993/36.1-и). В указанных Рекомендациях предусмотрено, что досудебная защита прав застрахованных в системе ОМС может осуществляться также посредством третейского суда. При наличии решения третейского суда вред (ущерб) застрахованному выплачивается страховщиком самостоятельно за счет средств, выделенных на оплату медицинской помощи, оказываемой населению.

Данный документ и сегодня подлежит применению в части, не противоречащей действующему Закону об ОМС, — письмо ФФОМС от 26.04.2012 N 3021/80-1/и.

Анализ действующих норм о договорах в системе ОМС позволяет сделать следующие выводы.

Закон об ОМС предполагает правовое оформление отношений между участниками системы обязательного медицинского страхования посредством двух договоров:

— договор о финансовом обеспечении ОМС (заключается между территориальным фондом ОМС и страховой медицинской организацией);

— договор на оказание и оплату медицинской помощи по ОМС (заключается между страховой медицинской организацией и медицинской организацией).

Оба договора заключаются согласно типовым формам, утверждаемым подзаконными актами. Существующие типовые формы обоих договоров (утвержденные Приказами Минздравсоцразвития от 09.09.2011 N 1030н и от 24.12.2010 N 1184н) предусматривают, что споры рассматриваются в соответствии с действующим законодательством.

Таким образом, действующее законодательство об ОМС не содержит запретов на рассмотрение споров в третейском суде.

Интерес представляет конструкция, разработанная Санкт-Петербургским третейским судом медицинского страхования и здравоохранения при Санкт-Петербургской торгово-промышленной палате, позволяющая, в частности, подавать иски о компенсации расходов пациентам, застрахованным в системе ОМС. В этих целях в договор между лечебным учреждением и страховой медицинской организацией на оказание и оплату медицинской помощи вносится третейская оговорка. При этом третейский суд признает право пациента, которому была оказана медицинская помощь в рамках названного договора, надлежащим истцом по спорам с медицинской организацией. В данном случае пациент рассматривается как выгодоприобретатель по договору на оказание и оплату медицинской помощи.

Таким образом, действующее законодательство позволяет заключать третейские соглашения с различными категориями контрагентов.

Список литературы

1. Федеральный закон от 24 июля 2002 N 102-ФЗ «О третейских судах в Российской Федерации» // СЗ РФ. 29.07.2002. N 30. Ст. 3019.

2. Гражданский кодекс Российской Федерации. Часть первая // СЗ РФ. 05.12.1994. N 32. Ст. 3301.

3. Закон РФ от 07.02.1992 N 2300-1 «О защите прав потребителей» // Ведомости СНД и ВС РФ. 09.04.1992. N 15. Ст. 766.

4. Федеральный закон от 29.11.2010 N 326-ФЗ «Об обязательном медицинском страховании в Российской Федерации» // СЗ РФ. 06.12.2010. N 49. Ст. 6422.

5. Обзор судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за четвертый квартал 2011 г. (утвержден Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 14.03.2012) // СПС «КонсультантПлюс».

6. Определение Верховного Суда Российской Федерации от 10.01.2012 N 19-В11-24 // СПС «КонсультантПлюс».

7. Информационное письмо Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 22 декабря 2005 г. N 96 // Вестник ВАС РФ. 2006. N 3.

8. Письмо Федерального фонда обязательного медицинского страхования от 5 мая 1998 г. N 1993/36.1-и // Здравоохранение. 1998. N 8.

9. Куранов В. Г. Преимущества рассмотрения медицинских споров в третейском суде и перспективы развития третейского разбирательства в здравоохранении // Медицинское право. 2012. N 6.

10. Мохов А. А., Мхитарян О. Ю. К вопросу о третейском разбирательстве «врачебных дел» // Медицинское право. 2006. N 1.

——————————————————————

Название документа

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *