К вопросу о совершенствовании правового регулирования института врачебной тайны

(Куранов В. Г.)

(«Медицинское право», 2014, N 2)

Текст документа

К ВОПРОСУ О СОВЕРШЕНСТВОВАНИИ ПРАВОВОГО

РЕГУЛИРОВАНИЯ ИНСТИТУТА ВРАЧЕБНОЙ ТАЙНЫ

В. Г. КУРАНОВ

Куранов Владимир Григорьевич, заведующий курсом правоведения Пермской государственной медицинской академии им. академика Е. А. Вагнера.

Статья посвящена анализу действующего законодательства по вопросу применения на практике норм о раскрытии врачебной тайны без согласия пациента. Рассматриваются возможности получения информации о состоянии здоровья граждан адвокатами, органами прокуратуры, страховыми организациями. Законодательство об охране здоровья рассматривается в контексте иных нормативно-правовых актов, в том числе Закона об адвокатуре и Уголовно-процессуального кодекса. В статье сформулированы предложения по совершенствованию действующего законодательства.

Ключевые слова: врачебная тайна, адвокат, прокурор, пациент.

On the issue of improvement of legal regulation of the institute of medical confidentiality

V. G. Kuranov

This article is to analyze the russian legislation on practical application rules of medical secrecy revelation without patient consent. It is to describe the opportunities of receiving the patients’ medical information by the counsels of law, procurators, and insurance companies. Healthcare legislation is considered in the context of other legal acts, such as the advocate law, criminal procedure code. This article includes the for legislation development propositions.

Key words: medical secrecy, counsel at law, procurator, patient.

Конституция Российской Федерации в ст. 23 закрепляет право каждого на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну. Одним из видов личной тайны является тайна врачебная, регламентация которой содержится в Федеральном законе от 21.11.2011 N 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» (далее — Закон об охране здоровья, Закон N 323-ФЗ).

Соблюдение врачебной тайны отнесено законодателем к основным принципам охраны здоровья, что подчеркивает значимость данного правового института. Положения Закона сформулированы таким образом, что к врачебной тайне относится, по сути, любая информация, ставшая известной медицинскому работнику от пациента, а не только сведения о состоянии его здоровья.

В соответствии с ч. 1 ст. 13 Закона об охране здоровья к врачебной тайне относятся следующие сведения:

— о факте обращения гражданина за медицинской помощью;

— о состоянии здоровья гражданина;

— о диагнозе;

— иные сведения, полученные от пациента при медицинском обследовании и лечении.

Признавая право каждого на тайну частной жизни и устанавливая конфиденциальность сведений, составляющих врачебную тайну, законодатель закрепляет конфиденциальность таких сведений. Закон N 323-ФЗ запрещает разглашать врачебную тайну лицам, которым они стали известны при обучении, исполнении трудовых, должностных, служебных и иных обязанностей. Предоставление информации о состоянии здоровья пациента по общему правилу допускается только с его письменного согласия или с письменного согласия его законного представителя.

Несмотря на значимость врачебной тайны, этот институт нельзя абсолютизировать. Права личности могут быть ограничены с учетом интересов общества в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства. Но такие ограничения, как следует из ст. 55 Конституции, возможны только в соответствии с федеральным законом.

Закон об охране здоровья содержит перечень оснований, по которым разглашение врачебной тайны возможно без согласия пациента. Исходя из положений Конституции, такой перечень следует рассматривать как закрытый и не подлежащий расширительному толкованию.

При этом на практике возникают ситуации, когда Закон N 323-ФЗ вступает в противоречие с иными законодательными актами, что приводит к различиям в правоприменительной практике.

Так, остается открытым вопрос, имеет ли право адвокат в силу своего статуса получать сведения о состоянии здоровья лица, не имея на то согласия самого пациента.

В силу ч. 1 ст. 2 Федерального закона от 31.05.2002 N 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» (далее — Закон об адвокатуре) адвокатом является лицо, получившее в установленном настоящим Федеральным законом порядке статус адвоката и право осуществлять адвокатскую деятельность. Адвокат является независимым профессиональным советником по правовым вопросам.

Оказывая юридическую помощь, адвокат в том числе представляет интересы доверителя в органах государственной власти, органах местного самоуправления, общественных объединениях и иных организациях.

Согласно п. 1 ч. 3 ст. 6 Закона об адвокатуре, адвокат вправе собирать сведения, необходимые для оказания юридической помощи, в том числе запрашивать справки, характеристики и иные документы от органов государственной власти, органов местного самоуправления, а также общественных объединений и иных организаций. Указанные органы и организации в порядке, установленном законодательством, обязаны выдать адвокату запрошенные им документы или их заверенные копии не позднее чем в месячный срок со дня получения запроса адвоката.

Обращаем внимание, что ответы на запросы адвокатов выдаются в порядке, установленном законодательством. Следовательно, при получении адвокатского запроса о предоставлении сведений, составляющих врачебную тайну, медицинская организация обязана в первую очередь руководствоваться Законом об охране здоровья, а не Законом об адвокатуре.

В ст. 13 Закона N 323-ФЗ адвокат не поименован среди лиц, имеющих право на получение информации о состоянии здоровья пациента. Следовательно, врачебная тайна не может быть разглашена адвокату только в силу статуса последнего. Таким образом, право на получение таких сведений должно быть прямо предусмотрено в доверенности, выданной адвокату.

Анализ последних изменений Закона об охране здоровья также позволяет сделать вывод, что законодатель сосредоточивает перечень субъектов, которым врачебная тайна может быть раскрыта без согласия пациента, именно в Законе N 323-ФЗ, без возможных отсылок к иным нормативно-правовым актам.

Так, Федеральным законом от 02.07.2013 N 197-ФЗ установлено, что информация о состоянии здоровья пациента может быть предоставлена без его согласия по запросу органов опеки и попечительства в целях подтверждения наличия или отсутствия заболеваний, представляющих опасность для окружающих, у лиц, с которыми гражданин, выразивший желание стать усыновителем, опекуном, попечителем или приемным родителем, совместно проживает в жилом помещении.

Еще больший интерес представляет новелла, внесенная в институт врачебной тайны Федеральным законом от 23.07.2013 N 205-ФЗ, уточняющим полномочия органов прокураты Российской Федерации по вопросам обработки персональных данных.

В первоначальной редакции Закона об охране здоровья граждан прокуратура не входила в перечень правоохранительных органов, имеющих право на получение информации о состоянии здоровья гражданина без его согласия. При этом на практике запросы прокурорских работников, адресованные медицинским организациям, были нередки. При обосновании правомерности таких запросов работники органов прокуратуры обычно ссылались на полномочия по надзору за исполнением законов (ст. 22 Федерального закона от 17.01.1992 N 2202-1 «О прокуратуре Российской Федерации» (далее — Закон о прокуратуре)).

Очевидно, что органы прокуратуры выходили за пределы своих полномочий.

На сегодняшний день законодателем предусмотрено, во-первых, общее полномочие органов прокуратуры получать в установленных законодательством Российской Федерации случаях доступ к необходимой им для осуществления прокурорского надзора информации, доступ к которой ограничен в соответствии с федеральными законами, в том числе осуществлять обработку персональных данных. А во-вторых, органы прокуратуры поименованы в ст. 13 Закона об охране здоровья в перечне правоохранительных органов (органов дознания, следствия, суда, органов уголовно-исполнительной системы), имеющих право на получение информации о состоянии здоровья граждан по запросам. В частности, прокурорские работники получили такое право при осуществлении прокурорского надзора.

Итак, системное толкование действующего законодательства позволяет сделать вывод, что статус адвоката не предоставляет лицу право получать сведения, составляющие врачебную тайну, без согласия пациента. К аналогичным выводам пришли и высшие судебные инстанции.

Так, в Обзоре судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за третий квартал 2005 года указано, что, поскольку в действующем законодательстве адвокат не назван в числе субъектов, которым могут быть предоставлены сведения, составляющие врачебную тайну, указанная информация ему предоставлена быть не может.

Полагаем, следует отдельно остановиться на ситуации, когда адвокат является защитником лица в рамках уголовного процесса. В соответствии со ст. 53 Уголовного процессуального кодекса Российской Федерации (далее — УПК РФ) с момента допуска к участию в уголовном деле защитник вправе собирать и представлять доказательства, необходимые для оказания юридической помощи. Правовая регламентация сбора защитником доказательств содержится в ст. 86 УПК, согласно которой защитник вправе собирать доказательства путем:

1) получения предметов, документов и иных сведений;

2) опроса лиц с их согласия;

3) истребования справок, характеристик, иных документов от органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений и организаций, которые обязаны предоставлять запрашиваемые документы или их копии.

Отметим, что, в отличие от Закона об адвокатуре, УПК РФ не содержит оговорки, что истребование защитником справок и документов от организаций должно происходить в порядке, установленном законодательством. Следовательно, можно сделать вывод о том, что полномочия адвоката в уголовном процессе (т. е. в статусе защитника) шире, нежели в иных случаях.

Однако судебная практика подобных различий не делает. Рассмотрим Апелляционное определение Ярославского областного суда от 14 июня 2012 г. по делу N 33-2994. Адвокат обратился в суд с жалобой о признании незаконным решения начальника следственного изолятора об отказе в предоставлении сведений о состоянии здоровья содержащейся под стражей М. М., возложении обязанности устранить допущенное нарушение прав и свобод М. М. Отказ был мотивирован тем, что ст. 61 Основ законодательства РФ об охране здоровья граждан (акт, предшествовавший Закону N 323-ФЗ) адвокату не предоставлено право запрашивать сведения, составляющие врачебную тайну.

Суд первой инстанции позицию адвоката поддержал, заявленное требование удовлетворил в полном объеме. Однако суд апелляционной инстанции пришел к иным выводам. Суд указал, что в соответствии с пп. 5 п. 3 ст. 6 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре Российской Федерации» адвокат может беспрепятственно встречаться со своим доверителем наедине, в условиях, обеспечивающих конфиденциальность (в том числе в период его содержания под стражей), без ограничения числа свиданий и их продолжительности, из чего следует, что заявитель не был ограничен в возможности разрешения вопроса о даче подзащитной письменного согласия на представление сведений о ее состоянии здоровья.

Вопрос о возможности получения адвокатом сведений, составляющих врачебную тайну, был предметом рассмотрения Конституционного Суда Российской Федерации (Определение от 19 июня 2007 г. N 483-О-О).

Гражданин А. А. Суханов в своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации оспаривает конституционность п. 3 ч. 4 ст. 61 «Врачебная тайна» Основ законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан, согласно которому предоставление сведений, составляющих врачебную тайну, без согласия гражданина или его законного представителя допускается лишь в строго определенных случаях, в частности по запросу органов дознания и следствия, прокурора и суда в связи с проведением расследования или судебным разбирательством.

Как следует из жалобы, А. А. Суханов, работающий адвокатом, обратился в органы здравоохранения с просьбой о предоставлении ему информации относительно оказания медицинской помощи гражданке З. В.К., чьи интересы он представляет в качестве защитника по ее уголовному делу, поскольку такая информация, по его мнению, могла иметь доказательственное значение при разрешении данного дела. В удовлетворении этой просьбы ему было отказано со ссылкой на ст. 61 Основ законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан.

Высшая судебная инстанция России, выявив конституционно-правовой смысл рассматриваемой нормы, указала, что закрепление в ст. 61 Основ законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан особого правового режима информации, содержащей врачебную тайну, и специального порядка ее предоставления (в том числе путем ее истребования органами дознания, предварительного следствия, прокурором или судом по собственной инициативе либо по ходатайству сторон) не исключает возможность получения данной информации как непосредственно самим гражданином, которого она касается, так и его представителем (защитником). Предоставление указанным лицам такой возможности обеспечивается положениями не только названной статьи Основ законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан, но и их ст. 31.

Резюмируя вышесказанное, можно сделать вывод, что в Российской Федерации сложилась судебная практика, подтверждающая положения законодательства, согласно которым адвокат вправе истребовать информацию о состоянии здоровья гражданина только с письменного согласия последнего.

Таким образом, по нашему мнению, чтобы адвокат имел право на получение информации, составляющей врачебную тайну, на основании только своего статуса, это должно быть прямо прописано именно в Законе об охране здоровья.

На наш взгляд, отсутствие такого права у адвоката никоим образом не умаляет право гражданина на получение квалифицированной юридической помощи, поскольку не лишает доверителя права наделить адвоката соответствующим полномочием.

Во избежание разночтений при определении полномочий адвоката представляется целесообразным внести дополнение в Закон об адвокатуре, устанавливающее возможность получения адвокатом сведений о состоянии здоровья гражданина только при наличии соответствующего полномочия, оговоренного в доверенности.

Предлагается дополнить ч. 3 ст. 6 Закона об адвокатуре пунктом 1.1 следующего содержания: «…получать сведения, составляющие врачебную тайну только в случае наличия соответствующего полномочия в доверенности, выданной в соответствии с законодательством Российской Федерации».

Также считаем необходимым уточнить норму УПК РФ о собирании доказательств защитником, дополнив п. 3 ч. 3 ст. 86 словосочетанием «в порядке, установленном действующим законодательством».

Также на практике возникают некоторые трудности при ответе на запросы страховых компаний.

Правовой статус запросов страховых медицинских организаций, осуществляющих свою деятельность в рамках системы обязательного медицинского страхования, в достаточной мере определен. Как следует из ст. 38 Федерального закона от 29.11.2010 N 326-ФЗ (ред. от 23.07.2013) «Об обязательном медицинском страховании в Российской Федерации» (далее — Закон об ОМС), договор на оказание и оплату медицинской помощи по обязательному медицинскому страхованию заключается между медицинской организацией, включенной в реестр медицинских организаций, которые участвуют в реализации территориальной программы обязательного медицинского страхования и которым решением комиссии по разработке территориальной программы обязательного медицинского страхования установлен объем предоставления медицинской помощи, подлежащий оплате за счет средств обязательного медицинского страхования, и страховой медицинской организацией, участвующей в реализации территориальной программы обязательного медицинского страхования, в установленном настоящим Федеральным законом порядке.

При этом такой договор должен содержать, в частности, указание на обязанность медицинской организации предоставлять страховой медицинской организации сведения о застрахованном лице и об оказанной ему медицинской помощи. На законодательном уровне определен порядок организации и проведения контроля объемов, сроков, качества и условий предоставления медицинской помощи.

Проблема может возникнуть в том случае, если запрос страховой организации касается, например, умершего пациента, заключившего договор страхования жизни и здоровья. Подобные договоры зачастую заключаются при получении гражданином кредита в банке.

Закон РФ от 27.11.1992 N 4015-1 «Об организации страхового дела в Российской Федерации» (далее — Закон о страховом деле) устанавливает, что организации и индивидуальные предприниматели обязаны предоставлять страховщикам по их запросам документы и заключения, связанные с наступлением страхового случая и необходимые для решения вопроса о страховой выплате, в соответствии с законодательством Российской Федерации.

На наш взгляд, ситуация, аналогичная запросам адвокатов. То есть страховая организация (при отсутствии правоотношений с лечебным учреждением в рамках обязательного медицинского страхования) вправе запрашивать сведения о состоянии здоровья застрахованного только в случае, если имеется согласие самого гражданина, выраженное в письменной форме.

Таким образом, нормативно-правовое регулирование института врачебной тайны следует признать достаточно удачным, хотя и требующим определенных дополнений.

Литература

1. Федеральный закон от 21.11.2011 N 323-ФЗ (ред. от 23.07.2013) «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» // Официальный интернет-портал правовой информации. URL: http://www. pravo. gov. ru. 22.11.2011.

2. Федеральный закон от 29.11.2010 N 326-ФЗ (ред. от 23.07.2013) «Об обязательном медицинском страховании в Российской Федерации» // СЗ РФ. 06.12.2010. N 49. Ст. 6422.

3. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации от 18.12.2001 N 174-ФЗ // СЗ РФ. 24.12.2001. N 52 (ч. I). Ст. 4921.

4. Федеральный закон от 23.07.2013 N 205-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с уточнением полномочий органов прокуратуры Российской Федерации по вопросам обработки персональных данных» // СЗ РФ. 29.07.2013. N 30 (ч. I). Ст. 4038.

5. Федеральный закон от 02.07.2013 N 167-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросам устройства детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей» // СЗ РФ. 08.07.2013. N 27. Ст. 3459.

6. Федеральный закон от 31.05.2002 N 63-ФЗ (ред. от 02.07.2013) «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» // СЗ РФ. 10.06.2002. N 23. Ст. 2102.

7. Федеральный закон от 17.01.1992 N 2202-1 (ред. от 23.07.2013) «О прокуратуре Российской Федерации» // Ведомости СНД РФ и ВС РФ. 20.02.1992. N 8. Ст. 366.

8. Закон РФ от 27.11.1992 N 4015-1 (ред. от 23.07.2013) «Об организации страхового дела в Российской Федерации» // Ведомости СНД и ВС РФ. 14.01.1993. N 2. Ст. 56.

9. Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 19 июня 2007 г. N 483-О-О // СПС «КонсультантПлюс».

10. Обзор судебной практики Верховного Суда РФ от 23.11.2005 «Обзор судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за третий квартал 2005 года» // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2006. N 3.

11. Апелляционное определение Ярославского областного суда от 14 июня 2012 г. по делу N 33-2994 // СПС «КонсультантПлюс».

——————————————————————

Название документа

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *