Практика и особенности проведения судебных психофизиологических экспертиз с применением полиграфа в Украине

(Усиков И. П.) («Эксперт-криминалист», 2013, N 2) Текст документа

ПРАКТИКА И ОСОБЕННОСТИ ПРОВЕДЕНИЯ СУДЕБНЫХ ПСИХОФИЗИОЛОГИЧЕСКИХ ЭКСПЕРТИЗ С ПРИМЕНЕНИЕМ ПОЛИГРАФА В УКРАИНЕ <*>

И. П. УСИКОВ

——————————— <*> Usikov I. P. Practice and peculiarities of judicial and psycho-physiological expert examinations with application of polygraph in Ukraine.

Усиков Игорь Петрович, директор Украинского Бюро психофизиологических исследований и безопасности.

В статье кратко освещается украинский и международный опыт назначения и проведения судебных психофизиологических экспертиз с применением полиграфа в рамках судопроизводства, а также специфика изложения выводов по результатам проведенных исследований.

Ключевые слова: судебная психофизиологическая экспертиза, полиграф, детектор лжи.

The article briefly describes the Ukrainian and international experience of assignment and conduct of judicial psycho-physiological expert examinations with application of polygraph within the framework of judicial proceeding, and also the specifics of statement of conclusions on results of the research.

Key words: judicial psycho-physiological expert examination, polygraph.

С 1 ноября 2010 г. профессия «эксперт-полиграфолог» официально включена в Национальный классификатор профессий Украины (код 2144.2) <1>. Если полиграфолог обладает необходимыми знаниями, владеет соответствующими навыками — грамотно использует тактические и методические приемы проведения исследования, понимает, что именно и для чего он делает, какой именно результат он получает и каким образом будет его оценивать, то только в этом случае можно говорить о его профессионализме и возможности квалифицированно участвовать в производстве экспертиз с применением полиграфа в судопроизводстве. ——————————— <1> Национальный классификатор профессий Украины ДК: 003 «Классификатор профессий», введен в действие Приказом Госпотребстандарта Украины от 28 июля 2010 года N 237 // Официальный сайт Верховной рады Украины, раздел «Законодательство», документы издателя — Госпотребстандарт Украинi / URL: http://zakon2.rada. gov. ua/laws/show/va327609-10, редакция от 1 сентября 2012 г. (дата обращения: 15.12.2012).

Анализ нашей практики за последние 3 года показывает значительную востребованность экспертных исследований с применением полиграфа со стороны всех участников уголовного процесса. Например, если в 2009 г. было проведено только две экспертизы, то в 2012 г. их было проведено свыше двадцати. На сегодняшний день появились приговоры судов, в том числе апелляционных, с признанием проведенных автором статьи экспертиз в качестве доказательств. По нашему глубокому убеждению, заключения экспертов-полиграфологов могут быть только косвенными доказательствами. Во всех случаях они должны рассматриваться в комплексе с иными доказательствами и материалами уголовного дела. Особенно это касается ситуаций, когда доказательств вины или невиновности конкретного лица недостаточно и сложно принимать процессуальное решение. Когда решается вопрос о привлечении к уголовной ответственности человека, который попал под подозрение в силу множества сложившихся против него обстоятельств, либо в ситуации, когда человек невиновен, но все говорит против него, проверка на полиграфе нередко становится основным аргументом, определяющим, в каком направлении дальше вести расследование. На наш взгляд, применение полиграфа именно в таких случаях не только оправдано, но и необходимо. При проведении экспертных исследований в рамках уголовных дел (в ходе предварительного или судебного следствия), с научной точки зрения, вполне допустимо говорить о работе полиграфолога с идеальными следами (следами в памяти). При расследовании уголовного дела следователь всегда сталкивается именно с такого рода следами в памяти потерпевших, свидетелей, подозреваемых, обвиняемых и т. д., которые посредством вербального (речевого) общения во время следственных действий (например, допроса) «материализуются» (закрепляются в протоколе) и получают определенный документально-процессуальный статус. Очевидно, что проведение целого ряда следственных действий возможно только при условии наличия в памяти человека следов каких-то событий, действий (например, при производстве опознания или при воспроизведении обстановки и обстоятельств совершенного преступления на месте в ходе следственного эксперимента). Если говорить языком криминалистики, именно этот подход является наиболее понятным для юристов — следователей, судей, прокуроров и адвокатов. Об этом много писали в своих работах авторитетные российские ученые: Ю. И. Холодный, Я. В. Комиссарова, Л. А. Суворова <2>. ——————————— <2> Полиграф в России: 1993 — 2008: Ретроспект. сб. статей / Авт.-сост. Ю. И. Холодный. М., 2008. С. 55 — 59; Комиссарова Я. В. Криминалистическая полиграфология: миф или реальность? // Биб-Элиотека криминалиста. Научный журнал. 2011. N 1. С. 96 — 108; Суворова Л. А. Идеальные следы в криминалистике. М.: Юрлитинформ, 2010. С. 132 — 133.

Что касается профессионального анализа и экспертной оценки данных тестирования на полиграфе, автор статьи ориентировался на результаты диссертационного исследования известного российского полиграфолога С. В. Поповичева <3>. ——————————— <3> Основные методические особенности проведения психофизиологических исследований с применением полиграфа см.: Поповичев С. В. Легко солгать тяжело: инструментальная детекция лжи: от идеологии к технологии. М., 2011.

Любая новая экспертная методика проходит обязательный путь к официальному признанию, начиная с научных дебатов до проведения экспериментальных, а затем и полевых исследований в реальных условиях досудебного следствия. Это все касается и психофизиологических экспертиз с применением полиграфа. Автор статьи пришел к выводу, что объектом исследования при проведении экспертизы с применением полиграфа являются сам проверяемый (обследуемое лицо) и его физиологические реакции на предъявляемые стимулы (реакции, зарегистрированные посредством полиграфа в виде полиграммы). Данный способ инструментальной фиксации результатов психофизиологического исследования позволяет на основании использования общенаучных методов — квалифицированного наблюдения, измерения, комплексного описания и сравнения — проводить их анализ и делать экспертные выводы. Экспертизы с применением полиграфа могут назначаться и проводиться по следующим блокам задач. 1. Совершал или не совершал в прошлом обследуемый какие-либо умышленные действия, связанные с преступлением. 2. Совершались или не совершались в прошлом в отношении обследуемого какие-либо действия, связанные с преступлением. 3. Присутствовал и видел ли обследуемый в прошлом совершение каких-либо действий, связанных с преступлением. 4. Скрывает или не скрывает обследуемый какую-либо достоверно известную ему информацию об исследуемых событиях или конкретных фактах либо действиях, связанных с совершенным преступлением. 5. Исключается или подтверждается самооговор в случае признания обследуемым вины в совершении инкриминируемого ему преступления. Собственно, ничего нового здесь не изложено, но основным, с нашей точки зрения, является профессионально, понятно и юридически корректно донести результаты исследования с применением полиграфа до следователя, суда, адвоката путем подготовки экспертного заключения. Наша практика показывает, что к полиграфу в рамках судопроизводства обращаются, как правило, при недостаточном объеме доказательной базы с целью получения дополнительных объективных данных о действиях или осведомленности подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего или свидетеля о случившемся. Грамотное оформление выводов, сделанных экспертом-полиграфологом с соблюдением всех необходимых процессуальных и криминалистических требований, позволяет рассматривать, оценивать и признавать результаты его работы в качестве одного из доказательств. В конечном итоге это дает возможность не только с большей уверенностью выстраивать следственные и судебные версии, но и принимать решения по делу в совокупности с другими собранными доказательствами. Ценность психофизиологического исследования с применением полиграфа определяется не только умением полиграфолога правильно провести тестирование, но и его умением грамотно изложить и оформить результаты своей работы, что особенно важно, когда это касается следственных и судебных ситуаций. Для суда важным требованием при оценке заключения эксперта как доказательства наряду с его допустимостью, относимостью и достоверностью является доступность для восприятия, научность и убедительность изложенных в нем выводов. Наша практика проведения экспертиз (с учетом мнения и конструктивной критики следователей, судей, работников прокуратуры и адвокатов) позволила сформировать оптимальный макет экспертного заключения, отвечающий вышеуказанным требованиям. Имея в своей практике более чем 16-летний опыт следственной работы, хорошо понимая, каким образом правовые знания стыкуются с методическими возможностями использования полиграфа как технико-криминалистического средства, досконально зная все процессуальные особенности сбора и оценки доказательств (какие сведения и в какой форме необходимы для того, чтобы их рассматривать и принимать объективные решения о квалификации действий того или иного лица), автор разработал собственные подходы к подготовке и проведению экспертиз с применением полиграфа, включая оформление полученных результатов. Так, по структуре наше заключение всегда состоит из 4-х частей: вводной, исследовательской, синтезирующей и выводов. Основные требования к обязательному содержанию экспертного заключения в целом определены уголовно-процессуальным законом. Единственное, что надо добавить — помимо основных, перечисленных в УПК Украины сведений, во вводной части содержатся описание ситуации совершенного преступления и набор основных понятий, используемых в тексте заключения. В исследовательской части заключения мы описываем, какие вопросы ставились, ход проведения тестирования, отмечаем полученные данные обработки полиграмм. При балльной оценке баллы по каждому предъявлению вносятся в специальную таблицу, что обеспечивает наглядность и доступность для понимания выводов эксперта, позволяет увидеть статистику и, при необходимости, перепроверить правильность балльной оценки реакций обследуемого лица. В синтезирующей части заключения полученные результаты тестирования мы логически увязываем между собой путем описания причинно-следственных связей между полученными реакциями и выводами, которые из этого могут вытекать. Логика построения выводов очень наглядна и понятна опять же за счет использования таблиц, где мы обобщаем полученные данные. Принятая нами за основу формулировка выводов в различных ситуациях может звучать примерно следующим образом. 1. В результате проведенного психофизиологического исследования, экспертного обсчета и криминалистического анализа полученных данных были выявлены признаки физиологических изменений, указывающие на наличие сознательно скрываемой информации и точной осведомленности о… (указываются детали случившегося). 2. Зарегистрированные (проявленные) физиологические реакции… (указывается Ф. И.О. обследуемого лица) на проверочные вопросы (к примеру): известно ли ему, чем наносились удары, в какую часть тела потерпевшего, в каком месте это происходило, свидетельствуют о наличии в его памяти идеальных следов (образов событий) о том, что… (указываются обстоятельства случившегося). 3. Зарегистрированные (проявленные) физиологические реакции… (указывается Ф. И.О. обследуемого лица) являются (или не являются) устойчивыми и выраженными, их совокупность и системность проявления на значимые (проверочные) вопросы тестов согласуется (не согласуется) с сообщаемой им вербальной информацией и ответами на вопросы тестов о том, что он… (указываются обсуждавшиеся в ходе тестирования обстоятельства случившегося). 4. Проведенный экспертный анализ материалов психофизиологического исследования с применением полиграфа указывает, что значимых реакций на проверочные вопросы о намеренных действиях… (указывается Ф. И.О. обследуемого лица), имеющих отношение к совершенному преступлению, не зарегистрировано. 5. Экспертный анализ материалов психофизиологического исследования с применением полиграфа свидетельствует о наличии у подэкспертного стойких физиологических реакций, которые указывают на значимость для него проверочных стимулов, что позволяет утверждать, что изложенные им сведения не отображают достоверно исследуемые обстоятельства. При проведении экспертизы на ее подготовку уходит 1 — 2 дня, на непосредственную работу с обследуемым отводится, как правило, 2 дня (что может составлять суммарно от 6 до 10 часов работы с ним с перерывами на отдых). Указанного времени обычно хватает на то, чтобы без спешки проработать все направления в развитие поставленных перед экспертом вопросов. Последующая подготовка экспертного заключения может занять до 2-х недель, его объем достигает 40 — 60 страниц, а с учетом приложений доходит до 80 — 120 страниц. Примером положительной оценки и правового признания проведенных Украинским Бюро психофизиологических исследований и безопасности экспертиз с применением полиграфа служат рассмотренные судами Украины уголовные дела по фактам умышленных убийств, где наши заключения были признаны доказательствами и положены в основу приговоров. Например, в приговорах апелляционного суда Луганской области по уголовным делам N 1-47/2009 в отношении Т. А.А. (т. 2, л. д. 87) и N 1-13/2010 в отношении С. Ю.И. суд указал: «Заключение психофизиологической экспертизы N 0000266 от 1 октября 2009 г., из которого следует, что проявленные С. Ю.И. психофизиологические реакции при ответах на значимые вопросы экспертизы согласуются с его показаниями об обстоятельствах и деталях совершенного преступления, имевшего место 19 сентября 2009 г., и свидетельствуют о наличии идеальных следов (образов событий) в памяти проверяемого о деталях совершенного преступления, а именно: о месте, времени, способе и орудии совершения преступления, а также о личности потерпевшей. Проявленные С. Ю.И. психофизиологические реакции на вопросы тестов полностью согласуются с его вербальными ответами. Информация о деталях совершенного преступления, которой располагает С. Ю.И., вероятно, была получена им на момент случившегося, закрепилась и запомнилась в его памяти естественным образом в форме идеальных следов о субъективных насильственных действиях в отношении потерпевшей З. У.Т. (т. 2, л. д. 54 — 101)». И далее: «Суд считает достоверными заключения экспертиз, поскольку они надлежащим образом мотивированы и находят взаимное подтверждение с другими доказательствами, исследованными в судебном заседании». По некоторым уголовным делам проведенные нами экспертизы позволили следствию принять процессуальные решения о переквалификации действий обвиняемых в сторону смягчения их ответственности, например, по уголовному делу N 07-6953 в отношении Д. С.В., которое расследовалось СУ УМВД Украины в Киевской области. Первоначально обвинение строилось по п. п. 4, 6, 12 ч. 2 ст. 115 (убийство); ч. 3 ст. 146 (похищение человека) УК Украины. После возвращения дела на дополнительное расследование и проведения экспертизы с применением полиграфа, а также ряда других дополнительных следственных действий уголовное преследование в отношении Д. С.В. в части ст. 115 УК Украины было полностью прекращено. В приговоре суда наше заключение было признано в качестве доказательства (т. 15, л. д. 1 — 149). Суд указал: «Вина доказана… Выводом психофизиологической экспертизы с использованием полиграфа N 0000464 от 4 апреля 2011 г., по результатам которой установлено, что признаков наличия идеальных следов (образов события) в памяти Д. С.В. о сговоре с Л. и К. на убийство потерпевшего проведенным психофизиологическим исследованием не установлено. Д. С.В. убийство потерпевшего заранее не планировал, указаний на это Л. и К. не давал, телесных повреждений потерпевшему не причинял, о смерти потерпевшего впервые узнал, когда приехал к себе на дачу при осмотре тела потерпевшего и достоверно убедился в его смерти. В момент смерти потерпевшего рядом с ним не находился». Наша практика также включает в себя и случаи с полным прекращением уголовного преследования в отношении подозреваемых, как это было по уголовным делам N 05/08/1399, N 05/11/0008, N 17/10/0807, где после проведения экспертиз и ряда других дополнительных следственных действий уголовное преследование в отношении лиц было полностью прекращено на стадии досудебного следствия. Во многом такое стало возможным в силу квалифицированной подготовки и оформления заключений с учетом всех необходимых криминалистических и процессуальных требований, а также их объективности, доступности для восприятия и убедительности. При назначении и проведении экспертизы с применением полиграфа, подготовке заключения, по нашему опыту, необходимо учитывать следующее. 1. На разрешение эксперта необходимо методически корректно ставить вопросы о действиях кого-либо в прошлом, т. е. используя глаголы: «совершал ли…», «находился ли…», «присутствовал ли…», «держал ли в руках…», «наносил ли удары…», «прятал ли…» и т. п. 2. Следует использовать не общие фразы (например, «имеет ли Петров какое-либо отношение к совершенному преступлению»), а предложения, точно описывающие, что именно мог делать человек, являющийся исполнителем либо соучастником преступления (к примеру, «сообщал ли Петров Сидорову код доступа», «лично ли положил Петров деньги в тайник» и т. п.). 3. Допустимы также и вопросы в целом об осведомленности участника процесса о событии и его деталях («видел ли…», «знает ли…», «известно ли…», «располагает ли. какой-либо информацией об обстоятельствах и деталях совершенного преступления»). К примеру, вопрос может звучать так: «Скрывает ли Петров свою осведомленность о деталях и обстоятельствах нанесения ударов Иванову?» Или: «При каких обстоятельствах и в какой момент времени Петров мог получить информацию об обстоятельствах и деталях совершенного преступления? Могла ли эта информация быть получена им в момент случившегося?». В условиях назначения и проведения экспертизы недопустимы постановка и выяснение вопросов о намерениях обследуемого лица («думал ли Петров о том, что…», «планировал ли…», «собирался ли…» и пр.). Вопросы типа: «Есть ли причины для оговора со стороны лиц, на показаниях которых строится обвинение?» также недопустимы, поскольку, по сути, они являются правовой оценкой материалов уголовного дела, что к компетенции эксперта не относится, и он этого делать не вправе. На это прямо было указано пленумом Верховного суда Украины <4>. ——————————— <4> Пункт 2, Пленум Верховного суда Украины от 30.05.1997 N 8 «О судебной экспертизе по уголовным и гражданским делам» // Официальный сайт Верховной Рады Украины, раздел «Законодательство», документы издателя — Верховный суд Украины URL: http://zakon2.rada. gov. ua/laws/show/v0008700-97, редакция от 25 мая 1998 г. (дата обращения: 15.12.2012).

При формулировании экспертных выводов полиграфолог должен исключать любые суждения правового характера. Российский ученый-криминалист Т. В. Аверьянова указывает <5>, что выводы эксперта должны быть однозначными, понятными, все части его заключения должны быть согласованы между собой, не противоречить друг другу. Эксперт должен давать ответы только на поставленные ему в постановлении вопросы, выводы должны вытекать из результатов проведенного исследования, быть логически правильно выстроены и формулироваться в соответствии со специальными знаниями и по внутреннему убеждению эксперта. Эксперт должен не описывать факты, как они происходили, а объяснять эти факты, объяснять происхождение фактов, излагать свое мнение об этих фактах. Если эксперт это делает, значит, он познал механизм и закономерность образования следов, т. е. нашел стабильные и индивидуальные признаки объекта, совокупность которых представляет собою то достаточное основание, которое необходимо для достоверного вывода эксперта. ——————————— <5> Аверьянова Т. В. Судебная экспертиза: курс общей теории. М.: Норма, 2006. С. 244 — 277.

Всегда нужно помнить, что любая проверка на полиграфе проводится прежде всего с добровольного согласия самого подэкспертного, желающего подтвердить свои показания таким способом. Исходя из данной особенности исследования, проводимые полиграфологом достаточно высокого профессионального уровня, являются надежным инструментом подтверждения прежде всего непричастности и неосведомленности искреннего участника процесса, и только потом — причастности и осведомленности заведомо лгущего лица.

——————————————————————

Название документа

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *