Организационно-методические основы судебно-психофизиологической экспертизы с применением полиграфа

(Иванов Р. С.) («Юридическая психология», 2013, N 2) Текст документа

ОРГАНИЗАЦИОННО-МЕТОДИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ СУДЕБНО-ПСИХОФИЗИОЛОГИЧЕСКОЙ ЭКСПЕРТИЗЫ С ПРИМЕНЕНИЕМ ПОЛИГРАФА <*>

Р. С. ИВАНОВ

——————————— <*> Ivanov R. S. Organizational-methods fundamentals of judicial psycho-physiological expert examination with application of a polygraph.

Иванов Роман Станиславович, кафедра юридической психологии и военной психологии факультета психологии ФГАОУ ВПО «Южный федеральный университет».

В статье автор проводит ретроспективный обзор основных этапов становления судебно-психофизиологической экспертизы с применением полиграфа в России, анализирует ее научно-методические основы, дает практические рекомендации юристам по организации экспертного исследования. Статья представляет интерес для юристов-практиков: адвокатов, следователей, прокуроров и судей, а также полиграфологов, участвующих в судебно-экспертной деятельности. Публикуемая работа поможет им ориентироваться в основных вопросах по назначению и производству судебно-психофизиологической экспертизы с применением полиграфа.

Ключевые слова: полиграф, детектор лжи, судебно-психофизиологическая экспертиза, объект, предмет и экспертные задачи, психофизиологическое исследование, опрос с использованием полиграфа, теория целенаправленного тестирования памяти, криминалистические исследования, образовательные документы.

The article contains retrospective review of stages of formation of psychophysiological examination with polygraph as a forensic examination in Russia. It analyzes scientific and methodical bases of this kind of forensic examination, makes practical recommendations to lawyers on the selection of experts to conduct research. The article is of interest for lawyers, investigators, prosecutors and judges, also and polygraph examiners involved in forensic activities. Published paper will help them to be guided with the main questions of psychophysiological examination with polygraph as a forensic examination.

Key words: polygraph, the lie detector, forensic examination, object, subject and expert tasks, psychophysiological research, memory testing theory, forensic investigations, educational standards.

I. Достижения последних лет

1 марта 2013 г. полиграфологи России отмечали знаменательную дату: в этот день 20 лет назад, в 1993 г., Министерство юстиции Российской Федерации зарегистрировало Инструкцию N 6 Министерства безопасности Российской Федерации, которая установила порядок применения опросов с использованием полиграфа (ОИП) в оперативно-розыскной деятельности. Таким образом, Российское государство впервые за всю историю своего существования признало, что на его территории может применяться полиграф. За несколько дней до этого события, 12 февраля 1993 г., в Министерстве безопасности Российской Федерации была принята Инструкция N 6 «О порядке применения специальных психофизиологических исследований с использованием полиграфа федеральными органами государственной безопасности». В п. 1.1 Инструкции было зафиксировано, что «специальное психофизиологическое исследование с применением полиграфа (далее — СПфИ) является одним из видов опроса с использованием технических средств, не причиняющих вреда жизни и здоровью личности». Этот ведомственный нормативный акт придал применению полиграфа статус оперативно-розыскного мероприятия «опрос граждан» в соответствии с действовавшим в то время ФЗ от 1992 г. «Об оперативно-розыскной деятельности в Российской Федерации», и метод психофизиологических исследований с применением полиграфа перешел из научно-исследовательских лабораторий в арсенал средств по борьбе с преступностью субъектов оперативно-розыскной деятельности. Позже и другие правоохранительные органы ввели в действие подобные инструкции: 28 декабря 1994 г. в МВД России была принята Инструкция N 437 «о порядке использования полиграфа при опросе граждан». В настоящее время метод психофизиологических исследований с применением полиграфа нарастающими темпами внедряется в практику работы правоохранительных органов и других федеральных ведомств РФ. В последние годы наблюдается увеличение перечня судебных экспертиз. Появляются экспертизы, связанные с исследованием организма и психики человека [14, с. 31 — 33]. Одной из таких экспертиз является судебно-психофизиологическая экспертиза с применением полиграфа (далее — СПфЭ), базирующаяся на Теоретической концепции целенаправленного тестирования памяти, разработанная Ю. И. Холодным в 1987 г. [15, с. 82]. Впервые в нашей стране СПфЭ была проведена в 2001 г. экспертами государственного судебно-экспертного учреждения Института криминалистики ФСБ России [6, с. 314]. За прошедшее десятилетие накоплен значительный опыт производства СПфЭ с применением полиграфа, который убедительно показал, что этот вид экспертизы востребован судебной и следственной практикой: известны многие десятки случаев, когда результаты СПфЭ были признаны доказательствами судами различных инстанций, в том числе двумя коллегиями Верховного Суда Российской Федерации [19, с. 109]. В 2004 г. в Министерстве образования Российской Федерации были утверждены Государственные требования к минимуму содержания и уровню требований к специалистам для получения дополнительной квалификации «Судебный эксперт по проведению психофизиологического исследования с использованием полиграфа». В 2009 г. специалисты-полиграфологи появились в подразделениях Следственного комитета Российской Федерации [5, с. 14], а в 2010 г. для повышения научно-методического обеспечения производства СПфЭ в Региональном учебно-научном центре «Безопасность» МГТУ им. Н. Э. Баумана было проведено первое в России обучение по «Программе повышения квалификации специалистов, осуществляющих криминалистические исследования с применением полиграфа в процессуальных условиях и адвокатской практике». Целью обучения было получение специалистами систематизированных знаний по теории и практике производства СПфЭ с применением полиграфа. Кроме того, с декабря 2012 г. в РУНЦ «Безопасность» реализуется программа дополнительного профессионального образования «Программа повышения квалификации специалистов, осуществляющих криминалистические исследования с применением полиграфа по поручениям следственных подразделений». Слушателями программы являются сотрудники Следственного комитета Российской Федерации. Планируется, что полученные знания будут применяться ими в процессуальных условиях при расследовании уголовных дел. Криминалистические исследования с применением полиграфа не остались без внимания ученых, которые определили, что они являются одним из «нетрадиционных средств получения значимой для расследования преступлений информации», и рассмотрели возможности применения полиграфа в процессуальных условиях, в том числе в форме судебной экспертизы [1, с. 412 — 419]. В 2006 г. вышло первое издание монографии Л. А. Суворовой «Идеальные следы в криминалистике», которая представляет собой комплексное исследование широкого круга теоретических и практических криминалистических проблем, связанных с использованием в процессе расследования преступлений информации, содержащейся в памяти человека, на основании которого разработаны соответствующие практические рекомендации. Автор рассматривает тактико-технические способы обнаружения идеальных следов преступления, в частности с помощью полиграфа. А в 2008 г. криминалистические исследования с применением полиграфа впервые были включены в учебник криминалистики как самостоятельное направление раздела «Криминалистическая техника» [6]. Кроме фактов, перечисленных выше, на развитие применения СПфЭ в нашей стране влияние оказало гораздо большее количество событий, описание которых не может поместиться в журнальной статье. В настоящее время можно с уверенностью констатировать, что применение полиграфа в правоприменительной практике в форме судебно-психофизиологических экспертиз ширится из года в год.

II. Научные основы СПфЭ с применением полиграфа

Несмотря на достигнутые очевидные успехи в применении судебно-психофизиологических экспертиз, эксперты-полиграфологи зачастую сталкиваются с непониманием юристами-практиками — следователями, дознавателями, прокурорами, судьями и адвокатами научных основ СПфЭ. Так, автору этой статьи неоднократно приходилось слышать, что психофизиологическая экспертиза «не предусмотрена УПК», «нет закона о полиграфе» или что выяснение наличия в памяти человека информации о событии преступления — «это вопрос к Богу, возложенный на эксперта». В этой связи представляется необходимым помочь юристам-практикам разобраться в научно-методических основах СПфЭ с применением полиграфа. Любое преступление является для юристов ретроспективным событием независимо от того, сколько времени прошло после его совершения — сутки, месяц, год, а потому судить о нем возможно лишь по дошедшим до них признакам преступления, по которым это прошлое и надлежит восстановить, познать, представить [2, с. 52]. Преступление протекает в материальной среде и вызывает совокупность причинно связанных изменений — следы преступления. Это определяет то центральное место, которое занимают в криминалистике понятие «след» и механизмы следообразования [13, с. 6]. Следователь наблюдает не само событие преступления, а лишь изучает следы — отображения, возникшие в материальном мире и в сознании людей — участников уголовного судопроизводства. В криминалистке все следы преступлений делятся на два класса: материальные — представляющие результат взаимодействия различных материальных объектов, и идеальные — мысленные образы, запечатленные и хранящиеся в памяти человека. Известный юрист Л. А. Суворова характеризует идеальные следы преступления следующими признаками: 1) идеальные следы (как и материальные) содержат в себе информацию об определенном событии применительно к процессу расследования, т. е. криминалистически значимую информацию; 2) содержащаяся в этих следах информация воспринята и отражена именно человеком; 3) человек воспринимает информацию с помощью органов чувств, в первую очередь с помощью зрения и слуха; 4) информация представляется в виде мысленных (памятных) образов (идеалов); 5) информация должна быть воспроизведена в доступной исследованию форме. Преимущественно информация передается (воспроизводится) в устной или письменной форме; 6) информация может быть извлечена из памяти человека средствами, допустимыми для использования в уголовном судопроизводстве, например путем допроса, предъявления для опознания, в отдельных случаях с помощью полиграфа [13, с. 32]. Идеальные следы события преступления недоступны для непосредственного восприятия, поскольку содержатся в памяти человека. Их содержание может быть раскрыто лишь в процессе получения информации от лиц, являющихся носителями следов памяти: в ходе допроса, очной ставки, проверки показаний на месте, предъявления для опознания и других следственных действий вербального характера. Процесс воспроизведения идеальных следов, например при даче показаний в ходе допроса, является субъективным актом, и контролировать его в полной мере внешний наблюдатель (следователь, судья) не может. Обладатель этих следов (обвиняемый, подозреваемый, свидетель и потерпевший) воспроизводит их бесконтрольно, по своему усмотрению и может умышленно их искажать. При отсутствии у следователя или судьи информации, поступившей из независимых источников, оценить качество таких воспроизведенных идеальных следов порой невозможно. В таких ситуациях применение СПфЭ качественно изменило существовавшее положение. Появилась возможность выявлять в памяти человека идеальные следы скрываемых им обстоятельств или событий преступления, применение СПфЭ сделало идеальные следы памяти доступными объективному изучению, а также позволило обнаружить наличие (или отсутствие) умышленных искажений при воспроизведении основных, принципиально важных обстоятельств для раскрытия и расследования преступления [16, с. 59]. Судебно-психофизиологическая экспертиза с применением полиграфа — это криминалистическое исследование, направленное на обнаружение наличия (или отсутствия) в памяти человека идеальных следов (мысленных образов) событий. Память — это особая форма психического отражения действительности, которая представляет собой совокупность тесно взаимосвязанных процессов, обеспечивающих закрепление, сохранение и последующее воспроизведение информации [7, с. 190]. События (явления, предметы, объекты) внешнего мира воспринимаются человеком различными органами чувств и запечатлеваются в его памяти в виде тех или иных образов. Воспринятая информация в результате деятельности различных структур мозга трансформируется в совокупную активность множества нейронов, которые образуют нейрональный след того или иного события в виде энграммы (т. е. следа памяти, сформированного в результате получения какой-то информации). Это нейрофизиологическое отражение конкретного внешнего события предстает в сознании человека как образ этого события [17, с. 30]. Среди основных задач, решаемых экспертами, по характеру основных целей экспертного исследования можно выделить идентификационные задачи, направленные на отождествление объекта по его отображениям (следам), и диагностические задачи, которые состоят в выявлении механизма события, времени, способа и последовательности действий, событий, явлений, не поддающихся непосредственному восприятию [12, с. 24 — 30]. Поскольку СПфЭ с применением полиграфа имеет дело только с идеальными следами событий прошлого, которые недоступны для непосредственного восприятия и принципиально не подвержены идентификации, становится очевидным, что в ходе СПфЭ могут осуществляться исключительно диагностические исследования. Объекты криминалистической диагностики, в зависимости от их роли в диагностическом процессе, подразделяются на два класса — диагностируемые и диагностирующие [12, с. 31]. Диагностируемыми объектами, с которыми приходится иметь дело в ходе СПфЭ, являются идеальные следы произошедших ранее событий. Для поиска в памяти человека этих следов в диагностических целях могут использоваться диагностирующие объекты — вопросы тестов программы СПфЭ, каждый из которых охватывает отдельный элемент, обстоятельство или характеристику события, а также предметы, связанные с событием преступления. В случае обращения в ходе СПфЭ к памяти человека с помощью диагностирующего объекта, обращенного на поиск следов юридически значимого события (характеризуемого семантическим понятием, описывающим это событие или какие-то его обстоятельства), его психика воспринимает это воздействие и реагирует на него. Если такое обращение к памяти происходит методически корректно, а человек скрывает устанавливаемое юридически значимое событие, диагностирующий объект встречает соответствующий ему диагностируемый объект и происходит сравнение их содержаний (смысла). Результатом такого сравнения является активизация следа памяти, образа устанавливаемого события (процесс воспоминания). Это сопровождается дополнительной нейронной активностью структур мозга, участвующих в этом процессе, и, как следствие, полиграф регистрирует у человека более выраженные физиологические реакции, которые появляются независимо от его воли и желания и свидетельствуют о наличии в памяти идеального следа юридически значимого события. Если обращение к памяти происходит методически корректно, но человек не причастен к устанавливаемому юридически значимому событию и ничего не скрывает об этом в ходе СПфЭ, диагностирующий объект не находит соответствующий ему диагностируемый объект. В результате нейронные структуры мозга, участвующие в этом процессе, не получают дополнительной активации и полиграф не регистрирует выраженные физиологические реакции при предъявлении человеку диагностирующего объекта [17, с. 31]. При этом количественные и качественные характеристики физиологических реакций, регистрируемых полиграфом при производстве СПфЭ, являются диагностическими признаками, свидетельствующими о наличии или отсутствии в памяти человека диагностируемого объекта [4, 8, 20] — идеального следа события прошлого, являющегося носителем криминалистически значимой информации. Учитывая, что эксперт-полиграфолог имеет дело с идеальными следами событий прошлого, хранящимися в памяти конкретного человека, можно констатировать следующее. 1. Предметом СПфЭ с применением полиграфа является установление фактических данных о наличии в памяти человека следов событий прошлого. 2. Объектом СПфЭ с применением полиграфа является память человека как неотъемлемая составная часть его психики. 3. Экспертной задачей СПфЭ с применением полиграфа является диагностирование наличия в памяти информации, которую несет в себе идеальный след преступления: — о совершении подэкспертным действий, связанных с событием преступления; — об осведомленности подэкспертного о каких-либо обстоятельствах события преступления [9, 17, 18].

III. Использование сведений, полученных в результате применения полиграфа

Теперь следует обратиться к вопросу о том, каким образом юристы-практики могут использовать возможности судебно-психофизиологической экспертизы с применением полиграфа в своей повседневной работе. В соответствии со ст. 73 УПК РФ «Обстоятельства, подлежащие доказыванию», при производстве по уголовному делу подлежит доказыванию событие преступления: время, место, способ и другие обстоятельства совершения преступления, т. е. события прошлого. Таким образом, суду, прокурору, следователю, дознавателю необходимо установить события прошлого (обстоятельства, подлежащие доказыванию), участником или свидетелем которых явился обвиняемый, подозреваемый, свидетель и потерпевший. При этом ст. 74 УПК РФ «Доказательства» констатирует, что доказательствами являются любые сведения, на основе которых суд, прокурор, следователь, дознаватель устанавливают наличие или отсутствие обстоятельств, подлежащих доказыванию, а также иных имеющих значение обстоятельств. В качестве доказательств допускаются заключение и показания эксперта. Понятие «судебная экспертиза» определяет ст. 9 Федерального закона от 31 мая 2001 г. N 73-ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации»: это процессуальное действие, состоящее из проведения исследований и дачи заключения экспертом по вопросам, разрешение которых требует специальных знаний в области науки, техники, искусства или ремесла и которые поставлены перед экспертом судом, судьей, органом дознания, лицом, производящим дознание, следователем или прокурором в целях установления обстоятельств, подлежащих доказыванию по конкретному делу. Приведенные положения законов предполагают, что юристу-практику требуется содействие эксперта-полиграфолога в установлении обстоятельств, подлежащих доказыванию, т. е. последний в результате производства СПфЭ с применением полиграфа должен предоставить суду, прокурору, следователю и дознавателю сведения, на основе которых они смогут установить события прошлого. Хорошо известно, что психическим процессом, непосредственно связанным у человека с событиями прошлого, является его память. Как было сказано выше, обстоятельства, подлежащие доказыванию, воспринимаются участником судопроизводства различными органами чувств и запечатлеваются в его памяти в виде образов: энграмм — с точки зрения психофизиологии или идеальных следов преступления — с точки зрения криминалистики. Исходя из Теоретической концепции целенаправленного тестирования памяти, при производстве СПфЭ с соблюдением корректных условий исследования (т. е. целенаправленного исследования памяти) полиграфолог выделяет и регистрирует физиологические реакции, связанные с активацией идеального следа в памяти — энграммы, а также иных процессов, сопровождающих эту активацию. Поскольку энграмма является носителем информации о событиях прошлого, то эксперт-полиграфолог, наблюдая динамику реакций подэкспертного лица, может установить, обнаруживается ли в его памяти криминалистически значимая информация об обстоятельствах преступления. Обобщая все изложенное, вопросы, выносимые на разрешение эксперта-полиграфолога, рекомендуем ставить примерно в следующей редакции: Обнаруживается ли в памяти Жоржа Шарля Дантеса информация о том, что он производил выстрел из пистолета в Пушкина Александра Сергеевича 27 января 1837 года? Обнаруживается ли в памяти Данзаса Константина Карловича информация о том, что он видел, как Жорж Шарль Дантес произвел выстрел в Пушкина Александра Сергеевича 27 января 1837 года? Выводы об обнаружении или о необнаружении в памяти информации о событии преступления передаются лицу, назначившему СПфЭ с применением полиграфа. Далее, основываясь на общеизвестных принципах запечатления в памяти информации, юристы-практики используют полученные выводы для установления обстоятельства, подлежащего доказыванию. Если в памяти участника судопроизводства обнаружена информация о событиях преступления, то это обусловлено восприятием органами чувств подэкспертного лица обстоятельств, подлежащих доказыванию, характеризующих устанавливаемое событие, и находится в прямой причинно-следственной связи с объективной реальностью этого события в прошлом. Если в памяти участника судопроизводства не обнаружена информация об обстоятельствах события преступления, то это обусловлено отсутствием восприятия органами чувств подэкспертного лица обстоятельств, подлежащих доказыванию, характеризующих устанавливаемое событие, и находится в прямой причинно-следственной связи с объективной реальностью отсутствия этого события в прошлом. Таким образом, основываясь на сведениях, полученных в результате использования специальных знаний в области психофизиологических исследований с применением полиграфа и изложенных в заключении и показаниях эксперта, юристы-практики устанавливают наличие или отсутствие обстоятельств, подлежащих доказыванию, а также иных обстоятельств, имеющих значение при производстве по уголовному делу. Особо следует подчеркнуть, что в настоящее время только Теоретическая концепция целенаправленного тестирования памяти научно обоснована и адаптирована для использования при производстве СПфЭ. Вхождение судебно-психофизиологической экспертизы в систему методов и средств криминалистики дало возможность объективно выявлять и исследовать идеальные следы событий, хранящихся в памяти человека.

IV. Организационные аспекты СПфЭ с применением полиграфа

Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации рассматривает судебно-психофизиологическую экспертизу с применением полиграфа как необязательную. СПфЭ может быть проведена только при наличии добровольного согласия подэкспертного лица на участие в таком исследовании. «Данный принцип является основополагающим, — отмечает Ю. И. Холодный, — он определяется не только морально-этическими причинами и необходимостью соблюдения прав и свобод человека, но и самой технологией ОИП (опроса с использованием полиграфа. — И. Р.). Согласно установившимся в мировой и отечественной практике правилам, полиграфолог информирует опрашиваемое лицо в ходе предтестовой беседы, что последний в любой момент может прервать тестирование на полиграфе и отказаться от дальнейшего участия в этой процедуре» [6, с. 307]. В том случае, если подэкспертный не дал согласия на участие в СПфЭ, то он просто откажется от сотрудничества с экспертом: не станет садиться в кресло, отвечать на вопросы, не даст надеть на себя датчики и т. п. Судебно-психофизиологическая экспертиза с применением полиграфа может быть проведена в отношении подозреваемого, обвиняемого, свидетеля, потерпевшего. В случае отказа подозреваемого или обвиняемого от проведения в отношении его экспертизы исследование может быть назначено другим участникам уголовного процесса — потерпевшим или свидетелям, которые, как правило, не отказываются от прохождения СПфЭ и дают согласие на ее проведение. Судебно-психофизиологическая экспертиза с применением полиграфа может быть передана в государственное судебно-экспертное учреждение, а также иному эксперту, не являющемуся государственным судебным экспертом, но обладающему специальными знаниями в сфере проведения СПфЭ. В соответствии со ст. 57 УПК РФ «эксперт — лицо, обладающее специальными знаниями…». Из этого следует, что производство СПфЭ с применением полиграфа должно быть поручено лицу, обладающему специальными знаниями в сфере психофизиологических исследований с применением полиграфа. Поэтому юрист-практик при выборе эксперта должен удостовериться в том, что он будет иметь дело с компетентным экспертом. Поскольку в условиях назначения СПфЭ весьма затруднительно оценить фактический профессионализм полиграфолога, то необходимо хотя бы оценить его компетентность с формальной стороны. С этой целью следует запросить у потенциального эксперта сведения, касающиеся возможности производства данной экспертизы, а также сведения о полиграфологе, в том числе его фамилию, имя, отчество, образование, специальность, стаж работы в качестве судебного эксперта, иные данные, свидетельствующие о его компетентности и надлежащей квалификации, а также документы, подтверждающие его профессиональную подготовку, и тщательно изучить их. Прежде всего следует обратить внимание на название образовательной программы в области применения полиграфа, указанной в образовательном документе. Оно должно соответствовать тому виду деятельности, который юрист-практик планирует поручить потенциальному эксперту, а именно проведению психофизиологической экспертизы с применением полиграфа. Как известно, полиграф широко применяется не только в правоприменительной практике, а прежде всего в кадровой работе коммерческих организаций с целью профилактики правонарушений, наносящих ущерб безопасности предприятий [3, с. 99 — 107], поэтому многие образовательные учреждения реализовывали программы подготовки, направленные на удовлетворение запроса общества именно в этой сфере. Очевидно, что нельзя считать адекватным для проведения СПфЭ наличие подготовки в областях применения полиграфа по направлениям, не связанным с производством психофизиологической экспертизы. Например: «управление персоналом с применением полиграфа», «компьютерные полиграфные системы», «кадровый отбор с применением полиграфа» и т. п. Привлечение эксперта к производству судебной экспертизы с подобной подготовкой может привести к даче им недостоверных выводов, а также к ошибкам методического и процессуального характера, что, в свою очередь, потребует исключения заключения эксперта из доказательной базы по делу и нанесет ущерб репутации юриста-практика, поручившего производство СПфЭ такому эксперту. Если представленные образовательные документы полиграфолога выданы до 01.09.2013 <1>, то они должны отвечать требованиям, предъявляемым к документам государственного образца, и соответствовать положениям Постановления Госкомвуза РФ от 27 декабря 1995 г. N 13 «Об утверждении форм документов государственного образца о повышении квалификации и профессиональной переподготовке специалистов и требований к документам». Если потенциальный эксперт располагает документами не государственного, а иного образца, то это означает, что он обучался по образовательным программам, не имеющим государственной аккредитации, а значит, не соответствующим федеральным государственным стандартам, действующим в сфере образования. В государственных организациях, осуществляющих судопроизводство, привлечение полиграфологов с документами негосударственного образца недопустимо. ——————————— <1> 01.09.2013 вступает в силу Федеральный закон Российской Федерации от 29 декабря 2012 г. N 273-ФЗ «Об образовании в Российской Федерации», предусматривающий иную нормативно-правовую базу, регламентирующую выдачу образовательных документов.

Следует отметить, что документы государственного образца вправе выдавать как государственные, так и негосударственные образовательные учреждения. Для этого им необходимо иметь лицензию на право ведения образовательной деятельности и свидетельство о государственной аккредитации, полученные в Федеральной службе по надзору в сфере образования и науки (Рособрнадзор). Поэтому даже при наличии у полиграфолога документов государственного образца целесообразно запросить в Рособрнадзоре копию лицензии с перечнем образовательных программ, допущенных к реализации, а также копию свидетельства о государственной аккредитации образовательного учреждения, действующих в период реализации образовательной программы и выдачи образовательного документа. Эти меры дадут возможность установить, был ли документ государственного образца выдан в соответствии с условиями лицензирования и аккредитации образовательного учреждения, что, в свою очередь, позволит судить о компетенции полиграфолога. Таким образом, для производства психофизиологической экспертизы с применением полиграфа потенциальный эксперт должен иметь подготовку, связанную с производством психофизиологической экспертизы, свидетельствующий об этом образовательный документ государственного образца, законность выдачи которого подтверждена наличием лицензии и государственной аккредитации у образовательного учреждения, выдавшего его. По мнению автора статьи, также необходимым условием для поручения эксперту производства СПфЭ является стаж работы в качестве полиграфолога не менее пяти лет. При несвоевременном выяснении юристами-практиками требуемой компетенции у потенциального эксперта выполненное им исследование может не отвечать требованиям, предъявляемым к судебной психофизиологической экспертизе, и, как следствие, такое заключение эксперта может быть исключено из доказательств по делу. В том случае, если юрист-практик назначает проведение СПфЭ с применением полиграфа в государственном судебно-экспертном учреждении, государственный эксперт должен иметь документ, выданный экспертно-квалификационной комиссией, о присвоении ему права на самостоятельное производство психофизиологической судебной экспертизы. Такой документ выдается на пять лет и свидетельствует, что эксперт прошел подготовку по экспертной специальности в порядке, установленном нормативными правовыми актами соответствующих федеральных органов исполнительной власти. В настоящее время судебно-психофизиологическая экспертиза с применением полиграфа проводится в некоторых государственных судебно-экспертных учреждениях. Так, например, СПфЭ с применением полиграфа непосредственно включена в Перечень родов (видов) судебных экспертиз, производимых в экспертных подразделениях органов ФСБ России [11] и Министерства обороны Российской Федерации, также она может проводиться в экспертных подразделениях Министерства юстиции Российской Федерации [10]. В 2013 г. в различных регионах России уже проведены сотни СПфЭ. Результаты многих из них были признаны доказательствами судами различных инстанций, в том числе Военной коллегией и Коллегией по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации. П о мнению Ю. И. Холодного, исследование с применением полиграфа в форме судебно-психофизиологической экспертизы является наиболее перспективным для процессуальной практики [6, с. 314].

Литература

1. Аверьянова Т. В., Белкин Р. С., Корухов Ю. Г., Россин Е. Р. Криминалистика. М., 2000. 2. Белкин Р. С. Криминалистика: проблемы сегодняшнего дня. М., 2001. 3. Гамза В. А., Холодный Ю. И. Применение полиграфа при обеспечении безопасности коммерческого банка // Оперативное управление и стратегический менеджмент в коммерческом банке. 2004. N 1 (17). 4. Ефремов И. А. Есть ли у полиграфа научная основа? // Новая адвокатская газета. 2011. N 9. 5. Иванов Р. С. Общая оценка пригодности исследуемого лица к применению полиграфа // Юридическая психология: Научно-практическое и информационное издание. 2011. N 2. С. 14 — 21. 6. Криминалистика: Учебник / Под ред. А. Ф. Волынского, В. П. Лаврова. М.: Закон и право, 2008. 7. Марютина Т. М., Ермолаев О. Ю. Введение в психофизиологию. 4-е изд., испр. М.: Московский психолого-социальный институт; Флинта, 2004. 8. Орлов Ю. К., Холодный Ю. И. Процессуальные проблемы применения полиграфа при расследовании уголовных дел // Актуальные проблемы применения норм уголовно-процессуального права при расследовании преступлений: Материалы международной научно-практической конференции (Москва, 26 октября 2012 г.). М.: ООО «Буки Веди», 2012. 9. Орлов Ю. К., Холодный Ю. И. Судебно-психофизиологическая экспертиза с применением полиграфа: проблема допустимости // Вестник Академии экономической безопасности МВД России. 2009. N 12. С. 83 — 88. 10. Приказ Минюста РФ от 14 мая 2003 г. N 114 «Об утверждении Перечня родов (видов) экспертиз, выполняемых в государственных судебно-экспертных учреждениях Министерства юстиции Российской Федерации, и Перечня экспертных специальностей, по которым предоставляется право самостоятельного производства судебных экспертиз в государственных судебно-экспертных учреждениях Министерства юстиции Российской Федерации». 11. Приказ Федеральной службы безопасности Российской Федерации от 23 июня 2011 г. N 277 «Об организации производства судебных экспертиз в экспертных подразделениях органов федеральной службы безопасности». 12. Россинская Е. Р. Судебная экспертиза в гражданском, арбитражном, административном и уголовном процессе. М., 2005. 13. Суворова Л. А. Идеальные следы в криминалистике. М.: Юрлитинформ, 2010. 14. Холодный Ю. И., Николаев А. Ю. Психофизиологическая экспертиза — первый опыт применения // Запросы практики — движущая сила развития криминалистики и судебной экспертизы: Материалы Криминалистических чтений. М., 2003. 15. Холодный Ю. И. Опрос с использованием полиграфа и его естественнонаучные основы // Полиграф в России 1993 — 2008: Ретроспективный сборник научных статей, посвященный 15-летию применения полиграфа в РФ. М.: Изд-во МГТУ им. Н. Э. Баумана, 2008. С. 60 — 86. 16. Холодный Ю. И. Опрос с использованием полиграфа и компетенция полиграфолога // Вестник Академии экономической безопасности МВД России. 2009. N 8. 17. Холодный Ю. И. Судебно-психофизиологическая экспертиза: период становления. Статья первая // Вестник криминалистики. 2008. Выпуск 1 (25). С. 25 — 33. 18. Холодный Ю. И. Судебно-психофизиологическая экспертиза: период становления. Статья вторая // Вестник криминалистики. 2009. Выпуск 1 (29). С. 50 — 59. 19. Холодный Ю. И. Трудности на пути внедрения в практику экспертизы с применением полиграфа // Вестник Академии экономической безопасности МВД России. 2010. N 5. 20. Шипшин С. С. К вопросу о предмете и объекте комплексной психолого-психофизиологической экспертизы // Коченовские чтения «Психология и право в современной России»: Материалы Всероссийской конференции по юридической психологии (с международным участием). М.: МГППУ, 2012.

——————————————————————

Название документа

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *