Причины, условия возникновения преступлений в сфере реализации программы суррогатного материнства, а также их предупреждение

(Чернышева Ю. А.) («Семейное и жилищное право», 2013, N 3) Текст документа

ПРИЧИНЫ, УСЛОВИЯ ВОЗНИКНОВЕНИЯ ПРЕСТУПЛЕНИЙ В СФЕРЕ РЕАЛИЗАЦИИ ПРОГРАММЫ СУРРОГАТНОГО МАТЕРИНСТВА, А ТАКЖЕ ИХ ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ <*>

Ю. А. ЧЕРНЫШЕВА

——————————— <*> Tchernysheva Ju. A. The reasons, conditions of emergence of crimes in the sphere of implementation of the program of substitute motherhood, and also their prevention.

Чернышева Юлия Андреевна, доцент кафедры уголовного права и процесса Елецкого государственного университета имени И. А. Бунина, кандидат юридических наук.

Настоящая статья посвящена исследованию уголовно-правовых проблем в сфере суррогатного материнства. Суррогатное материнство в РФ — новый метод вспомогательных репродуктивных технологий, требующий детального изучения. Возникновение проблем правового характера связано с отсутствием четкого законодательного регулирования в данной области.

Ключевые слова: суррогатное материнство, эмбрион, правовой статус эмбриона.

The present article is devoted to research of criminal and legal problems in the sphere of substitute motherhood. Substitute motherhood in the Russian Federation a new method of the auxiliary reproductive technologies demanding detailed studying. Emergence of problems of legal character is connected with lack of accurate legislative regulation in the field.

Key words: substitute motherhood, embryo, legal status of an embryo.

Правовые проблемы, связанные с имплантацией эмбрионов, не ограничиваются только вопросами установления родительских прав и возмездностью услуг суррогатной матери. Несомненный интерес вызывает правовой статус самих эмбрионов. Кроме СК РФ эмбрионы упомянуты в Законе РФ «О трансплантации органов и (или) тканей человека» в качестве разновидностей органов человека, имеющих отношение к процессу воспроизводства человека. В ст. 2 указанного Закона сказано, что действие Закона не распространяется на такие органы. Тем самым Закон выделяет эмбрионы из общего списка органов человека, имея в виду наличие в данном случае специфики их правового статуса. Справедливости ради нужно сказать, что к числу органов, на которые не распространяется Закон о трансплантации, кроме эмбрионов относятся сперма, яичники и яички. Однако если последние действительно являются частями органов человека, то эмбрион не может быть отнесен к таковым, поскольку представляет собой зародыш новой жизни. Эмбрион при наличии создания соответствующих условий, а к таковым пока относится только внутренняя среда утробы матери, почти всегда при отсутствии патологии у матери развивается в человека (медицина в принципе не отрицает возможности создания искусственной среды для развития эмбриона в человека). Иными словами, участие родителей как людей, давших свой генетический материал, уже не нужно. В эмбрионе заложены все основы жизни, собственно, это уже и есть жизнь. Вместе с тем, поскольку эмбрион только начало жизни, но еще не человек, он не имеет правоспособности и его судьба в руках родителей. Такая двойственная правовая природа эмбрионов порождает серьезные правовые проблемы. Прежде всего, это вопрос о том, может ли эмбрион быть объектом правоотношений, в том числе имущественного характера <1>. ——————————— <1> Майфат А. В. Суррогатное материнство и иные формы репродуктивной деятельности в Семейном кодексе // Юридический мир. 2000. N 2. С. 29.

Практика заменяющего материнства подвергается критике из-за возможности коммерциализации. Она заключается в том, что данный метод может быть использован как средство эксплуатации женщин в роли платных инкубаторов, производящих детей для богатых заказчиков. И таких фактов немало. Недавно в Молдове была разоблачена преступная организация, занимающаяся переправкой детей за рубеж. Матери-«доноры» уже в период беременности знали, куда будут отправлены младенцы. В Венгрии было возбуждено уголовное дело против врача-генетика Эндре Цейзеля, который вместе со своей партнершей, находящейся в Америке, также занимался аналогичным «бизнесом» <2>. ——————————— <2> Воеводин Л. Д. Юридический статус личности. М.: Инфра-М, 2000. С. 282.

Одним из важнейших вопросов современного национального и международного права является вопрос о правовом статусе эмбриона. В настоящее время правовому положению эмбриона не дается единой оценки ни учеными-правоведами, ни нормативными актами международного и национального права. Является ли эмбрион субъектом или объектом в правоотношениях? Россия должна пойти по пути европейских стран, ведь нормы Конституции РФ провозглашают, что право на жизнь не подлежит ограничению. Поэтому наиболее удачным будет признание за эмбрионом правосубъектности после 12 недель внутриутробного развития. Данный момент развития зародыша выбран не случайно. Во-первых, на данном этапе эмбрион приобретает человеческий облик и становится жизнеспособным. Во-вторых, производство аборта в более поздние сроки может угрожать здоровью женщины. Анализ литературы дает возможность выделить два основных подхода к проблеме правового статуса эмбриона: A. Эмбрион — субъект права, полноправный участник правоотношений, приравненный к человеку. B. Эмбрион — объект права: — как часть организма матери, приравненная к органам и тканям человека; — как вещь, по поводу которой могут возникнуть правоотношения имущественного характера. Итак, закрепление права на жизнь человеческого эмбриона еще до момента рождения может рассматриваться в качестве базы для правового регулирования репродуктивных прав человека, правомерного использования человеческих эмбрионов для научно-исследовательских целей. Более того, данное конституционное положение закрепит право на жизнь как абсолютную ценность и будет способствовать формированию гуманного и морально оправданного отношения к человеческому эмбриону в современном мире, а также позволит по-другому взглянуть на проблему искусственного прерывания беременности и право женщины на аборт <3>. ——————————— <3> Федосеева Н. Н., Фролова Е. А. Проблема определения правового статуса эмбриона в международном и российском праве // Медицинское право. 2008. N 1. С. 36 — 40.

Предотвращение незаконного оборота фетальных тканей, недопустимость использования женского организма как конвейера для производства зародышей должно достигаться путем создания системы юридических гарантий, а не законодательным изменением момента начала права на жизнь человека. Необходимо заметить, что указанные задачи находятся в плоскости социальной деятельности государства, включающей также и материальное, медицинское обеспечение молодых семей, с целью повышения мотивации для зачатия и рождения детей <4>. Статистические данные, показывающие значительное количество произведенных абортов в России, убедительно свидетельствуют о необходимости комплексного, в том числе теоретико-правового, анализа создавшейся ситуации. А. Юсупова относительно абортов утверждает, что «…низкая рождаемость на фоне высокой младенческой смертности, современное состояние и тенденции изменения репродуктивного здоровья населения страны дают основание рассматривать эту медико-демографическую ситуацию в качестве национальной безопасности» <5>. ——————————— <4> Сальников В. П., Стеценко С. Г. Трансплантация органов и тканей человека: проблемы правового регулирования. Санкт-Петербургский университет МВД России, Академия права, экономики и безопасности жизнедеятельности, Фонд «Университет», 2000. С. 95. <5> Там же. С. 227 — 228.

Весьма убедительна точка зрения М. Н. Малеиной, которая считает, что родители могут распорядиться абортированным плодом, т. е. дать или не дать согласие на использование тканей, органов эмбриона для научных исследований или лечения. В качестве общего правила Малеина предлагает установить, что зачатие и аборт только с целью получения материала для трансплантации не разрешаются. Однако в порядке исключения автор считает возможным разрешить подобные операции в интересах жизни и здоровья близких, если это единственный способ их спасения <6>. ——————————— <6> Малеина М. Н. Человек и медицина в современном праве: Учебное и практическое пособие. М.: БЕК, 1995. С. 78.

Следует согласиться с Н. Е. Крыловой, которая утверждает, что «основаниями для криминализации тех или иных деяний в уголовном праве России признаются причинение существенного вреда общественным ценностям, корыстная направленность и мотивация, существенное злоупотребление своими профессиональными функциями. Эти признаки свойственны, в частности, случаям производства абортов с корыстной целью, а также клеточной терапии на коммерческой основе» <7>. ——————————— <7> Крылова Е. Н. Уголовное право и биоэтика: проблемы, дискуссии, поиск решений. М.: ИНФРА-М. С. 239.

Например, по данным SCPI (некоммерческая исследовательская организация, целью которой является информирование общественности о широком использовании абортированных эмбрионов в фармацевтической промышленности), в настоящее время имеется 24 вакцины, для производства которых используются клетки абортированных эмбрионов и/или они содержат ДНК, белки, остатки клеток клеточных культур, происходящих из абортированных человеческих эмбрионов. В их число входят 4 вакцины для профилактики полиомиелита, 6 — для предупреждения гепатита A, 5 — ветрянки и опоясывающего герпеса, вакцина против бешенства и 8 вакцин, каждая из которых предназначена для профилактики кори, свинки и краснухи. Биотехнологические компании применяют эти культуры в своих исследованиях, целью которых является создание широкого спектра новых продуктов — от мыла до кремов для кожи. Например, косметическая компания Neocutis Inc. подтвердила, что ключевой компонент ее антивозрастного крема для ухода за кожей, РСР, был получен из ткани абортированного эмбриона. Использование эмбриональных тканей для изготовления кремов против морщин, несомненно, находится за пределами моральных и этических границ для большинства потребителей, особенно когда производящие их компании скрывают эту информацию. Клетки абортированных эмбрионов могли также быть использованы для разработки усиливающих вкусовых агентов супов и безалкогольных напитков. Такие компании, как PepsiCo, Kraft Foods и Nestle сообщали, что они были партнерами с биотехнологической фирмой Senomyx, которая использует клетки почки человеческого эмбриона в своих исследованиях, направленных на поиск привкусов, приятных для вкусовых рецепторов. Компания PepsiCo, в частности, заявила, что сотрудничество с фирмой Senomyx необходимо для создания низкокалорийных вкусных продуктов для ее потребителей <8>. ——————————— <8> Использование клеток абортированных эмбрионов человека в промышленности // URL: http://www. islamlife. ru/blog/46.html.

Причины, способствовавшие возникновению преступлений в сфере суррогатного материнства: — ухудшение репродуктивной способности человека; — медицинские факторы, связанные со здоровьем человека; — мужчина и женщина, как состоящие, так и не состоящие в браке, имеют право на применение ВРТ. Условиями, способствовавшими возникновению преступлений в сфере суррогатного материнства, являются: — криминальный рынок использования половых клеток, тканей репродуктивных органов и эмбрионов человека для различных целей (косметологических, медицинских, промышленных и т. п.); — экономическое благосостояние отдельных слоев населения; — криминогенность такого фактора, как участие ОПГ в сфере суррогатного материнства; — корыстное отношение лиц, как организующих, подготавливающих, так и осуществляющих данный акт (материальная заинтересованность недобросовестных врачей); — отсутствие правового регулирования использования эмбриональных тканей; — отсутствие единого нормативно-правового акта, регулирующего данную сферу правоотношений; — отсутствие в Уголовном кодексе Российской Федерации статей, предусматривающих ответственность за незаконное осуществление порядка и условий программы суррогатного материнства; незаконное осуществление порядка и условий программы суррогатного материнства; подмена эмбриона; принуждение к производству искусственного оплодотворения, имплантации, редукции эмбриона; использование половых клеток, тканей репродуктивных органов и эмбрионов человека для промышленных целей. Уровень и качество нормативно-правовой регламентации оснований и условий, порядка и пределов использования вспомогательных репродуктивных технологий и, в частности, суррогатного материнства представляют собой криминальную угрозу. Отсутствие наказуемости за действия, представляющие собой общественную опасность, может во многом спровоцировать высокий уровень преступности в данной сфере. Нормативно-правовая база Российской Федерации, относящаяся к сфере применения ВРТ, находится в хаотичном состоянии и оставляет за пределами правовой регламентации многие общественные отношения, которые фактически уже сложились. Для предупреждения преступлений в сфере суррогатного материнства следует предусмотреть и установить на законодательном уровне конкретные условия и правила осуществления программы суррогатного материнства, за нарушение которых в УК РФ должна быть предусмотрена ответственность.

Список литературы

1. Воеводин Л. Д. Юридический статус личности. М.: Инфра-М, 2000. С. 282. 2. Использование клеток абортированных эмбрионов человека в промышленности // URL: http://www. islamlife. ru/blog/46.html. 3. Крылова Е. Н. Уголовное право и биоэтика: проблемы, дискуссии, поиск решений. М.: ИНФРА-М. С. 239. 4. Майфат А. В. Суррогатное материнство и иные формы репродуктивной деятельности в Семейном кодексе // Юридический мир. 2000. N 2. С. 29. 5. Малеина М. Н. Человек и медицина в современном праве: Учебное и практическое пособие. М.: БЕК, 1995. С. 78. 6. Сальников В. П., Стеценко С. Г. Трансплантация органов и тканей человека: проблемы правового регулирования. Санкт-Петербургский университет МВД России, Академия права, экономики и безопасности жизнедеятельности, Фонд «Университет», 2000. С. 95. 7. Федосеева Н. Н., Фролова Е. А. Проблема определения правового статуса эмбриона в международном и российском праве // Медицинское право. 2008. N 1. С. 36 — 40.

——————————————————————

Название документа

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *