Репродукция человека: этико-правовые проблемы

(Силуянова И. В., Силуянов К. А.) ("Медицинское право", 2013, N 4) Текст документа

РЕПРОДУКЦИЯ ЧЕЛОВЕКА: ЭТИКО-ПРАВОВЫЕ ПРОБЛЕМЫ

И. В. СИЛУЯНОВА, К. А. СИЛУЯНОВ

Силуянова Ирина Васильевна, доктор философских наук, профессор, заведующая кафедрой биоэтики, профессор Российского национального исследовательского медицинского университета имени Н. И. Пирогова.

Силуянов Кирилл Андреевич, кандидат медицинских наук, ассистент кафедры урологии и оперативной нефрологии Российского национального исследовательского медицинского университета имени Н. И. Пирогова.

В настоящее время практическое использование вспомогательных репродуктивных технологий сталкивается с несогласованностью правовых регламентаций применения вспомогательных репродуктивных технологий, как между собой, так и с моральными ценностями, традиционными для общества. В статье предлагается вариант преодоления данной несогласованности в виде конкретного законопроекта.

Ключевые слова: репродукция человека, ВРТ, этические и правовые проблемы.

Reproduction of a human being: ethical-law problems I. V. Siluyanova, K. A. Siluyanov

Nowadays the practical use of reproductive technologies collides with a lack of coordination both between different norms in the legislation and between the legislation and society's traditional moral values. The article offers a way of overcoming this incoordination in the form of a particular proposed statute.

Key words: reproduction of a human being, secondary reproductive technology, ethic and legal problems.

В настоящее время регламентация применения вспомогательных репродуктивных технологий является одной из самых проблемных областей современного законодательства. В значительной степени эта "проблемность" определяется различием нравственных представлений людей о семье, материнстве, правах детей и обязанностях родителей. Существующие различия непосредственно отражаются в несогласованности правовых регламентаций вспомогательных репродуктивных технологий, как между собой, так и с моральными ценностями, традиционными для общества. Наиболее очевидно эта несогласованность выявилась после вступления в силу 01.01.2012 Федерального закона "Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации". В России применение вспомогательных репродуктивных технологий регламентируется следующими законодательными актами и нормативными документами. Семейный кодекс Российской Федерации 29 декабря 1995 г. N 223-ФЗ (ст. ст. 51 - 52); Федеральный закон от 21 ноября 2011 г. N 323-ФЗ "Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации" (ст. 55); Федеральный закон от 15 ноября 1997 г. N 143-ФЗ "Об актах гражданского состояния" (ст. 16); Приказ Минздрава Российской Федерации от 26 февраля 2003 г. N 67 "О применении вспомогательных репродуктивных технологий (ВРТ) в терапии женского и мужского бесплодия". По Семейному кодексу Российской Федерации в книге записи рождений родителями записываются "лица, состоящие в браке между собой и давшие свое согласие в письменной форме на применение метода искусственного оплодотворения или на имплантацию эмбриона". Федеральный закон от 21 ноября 2011 г. N 323-ФЗ "Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации" (ст. 55) вводит понятие "потенциальные родители" и право "мужчин и женщин, как состоящих, так и не состоящих в браке, на применение вспомогательных репродуктивных технологий", а также право "одиноких женщин на применение вспомогательных репродуктивных технологий". Таким образом, традиционным представлениям о родителях как лицах, состоящих в браке, в современном правовом поле противостоит понятие "потенциальные родители", которое включает мужчин и женщин, состоящих и не состоящих в браке, и одиноких женщин. В то же время судебная практика свидетельствует о признании права рождения суррогатного ребенка и у одинокого мужчины. Так, в августе 2010 г. Бабушкинский районный суд г. Москвы вынес первое - прецедентное для России - решение, в котором районный ЗАГС обязывался зарегистрировать ребенка, родившегося по программе гестационного суррогатного материнства с донорскими ооцитами для одинокого мужчины. В результате было получено первое в стране свидетельство о рождении суррогатного ребенка у одинокого мужчины с прочерком в графе "мать". В этом ставшем знаковым для всей страны решении суд установил, что в российском законодательстве отсутствуют какие-либо запреты или ограничения относительно возможности для женщины или для мужчины, не состоящих в браке, реализовать себя как мать или отец с применением методов искусственной репродукции. Эти факты отражают реальные тенденции кризиса традиционной семьи, которые выражаются в увеличении числа неполных семей, в попытках узаконить разные виды гомосексуальных сожительств. К сожалению, новое законодательство не только отражает, но и становится своеобразной формой утверждения и легализации подобных тенденций. В связи с этим возникают вопросы о фундаментальных задачах права: предназначено ли оно для регламентации существующего разнообразия человеческих отношений и должны ли правовые регламентации соотноситься с существующими моральными оценками, нормами и ценностями? В значительной степени подобные теоретические вопросы решаются с помощью соотношения интересов всех заинтересованных в их решении сторон. С нашей точки зрения, при решении этих вопросов необходимо учитывать не только интересы родителей, но интересы детей, в том числе и естественные права детей иметь родителей, иметь мать и отца, воспитываться в семье. В результате несоответствия норм права и морали можно четко фиксировать следующие отрицательные факторы: во-первых, дети лишаются фундаментального права иметь родителей - мать или отца - в результате эгоистического удовлетворения прав одиноких родителей, во-вторых, возникает реальная угроза для благополучия детей, в том числе их физического и психического здоровья, в-третьих, увеличивается рост сиротства в случаях отказа от ребенка по целому ряду причин генетических родителей и суррогатной матери. Легализация разнообразия потенциального родительства, безусловно, ущемляет естественные права детей. Это относится и к неполным семьям с доминантным правом одиноких женщин иметь детей, и к гомосексуальным сожительствам, и к суррогатному материнству. Если же поставить во главу угла естественные интересы детей иметь "естественных" мать и отца, то вопрос о соответствии норм права и морали решается в пользу признания необходимости такого соответствия. Ограничению фундаментального права детей иметь родителей - мать или отца - служит и суррогатное материнство. Феномен суррогатного материнства обостряет проблему самоидентичности человека вопросом о том, кто его мать. Этот вопрос свидетельствует и о серьезных сдвигах в понимании сущности родительства, которые происходят, во-первых, под влиянием нигилистического отношения к традиционной морали и, во-вторых, под влиянием развития таких новых биомедицинских направлений, как генетика, медицинская генетика, пренатальная диагностика и т. п. Традиционно матерью считалась женщина, родившая ребенка, физиология которой после родов полностью подчиняется задаче его вскармливания. В настоящее время физиология родов все более уступает физиологии генов. Активно начинают работать в культуре понятия "биологическое родительство" и "социальное родительство". Эти новые тенденции уже учитываются российским законодательством, но Семейный кодекс исходит все же из признания доминанты физиологии родов и оставляет приоритетное право на признание себя матерью матери суррогатной: "Лица, состоящие в браке между собой и давшие свое согласие в письменной форме на применение метода искусственного оплодотворения или на имплантацию эмбриона другой женщине в целях его вынашивания, могут быть записаны родителями ребенка только с согласия женщины, родившей ребенка (суррогатной матери)" (п. 4 ст. 51). Федеральный закон "Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации" (21.11.2011), отдавая приоритет договору между суррогатной матерью и потенциальными родителями, уже до родов лишает суррогатную мать права считать себя матерью рожденного ею ребенка. Этим утверждается доминанта "физиологии генов", т. е. интересов тех, чьи половые клетки использовались для оплодотворения. Нельзя не обратить внимание и на то, что понятие "договор" в законе не запрещает его финансовое содержание, не запрещает его возмездного характера, т. е. фиксирования размера вознаграждения суррогатной матери. Отсутствие данного запрещения, по сути, является легализацией торгово-денежных отношений в сфере репродукции человека. Суррогатная мать добровольно, по предварительному договору отказывается от рожденного ребенка, практически продает его. При этом дети превращаются в подобие товара, легализуется наем женщин для вынашивания ("биологическая проституция"). Материнство рассматривается как договорная работа, в которой преобладает стремление к личной выгоде. Известны и современные официальные расценки на российском рынке на эту услугу - 18 - 20 тыс. долл. Неуклонно растет и количество женщин, желающих "поработать" суррмамой, число которых как минимум раз в десять больше, чем количество заказчиков. Коммерческое суррогатное материнство законодательно разрешено в большинстве штатов США, в ЮАР, России, Украине и Казахстане. В Бельгии, Греции, Испании, Финляндии суррогатное материнство не регулируется законодательством, но фактически имеет место. Каковы же нравственные последствия данных тенденций для общества? Для классических этических теорий характерно признание того, что в основе нравственности и культуры человеческих отношений лежит именно жертвенная материнская любовь, отвечающая за сохранность человечности в человеческом обществе. Именно материнская любовь к своему ребенку "цементирует" человеческие отношения, сохраняет человеческое общество от саморазрушения и уничтожения, является краеугольным камнем стабильности социальных отношений. Когда материнство становится суррогатным, трудно избежать обесценивания моральных ценностей. Бизнес на материнстве выхолащивает одну из главных моральных ценностей цивилизации. Суррогатные отношения легко оборачиваются и ненавистью, и нелюбовью, и потребительским отношением родителей и друг к другу, и к самому "заказному" ребенку. Суррогатная мать, "предоставляя в аренду" свое тело, тем самым разрушает великую "физику" любви, на которой выстраивается вся метафизика человеческих отношений. Ведь жестокость, агрессия, хамство, преступность - то, что в нашем обществе возрастает катастрофически, - не возникают сами по себе. Они - следствие разрушения моральности человеческих отношений. Сам факт существования суррогатного материнства ведет к усилению процесса выхолащивания нравственных, базовых для человеческой культуры ценностей. Неудивительно поэтому, что во Франции, Германии, Австрии, Норвегии, Швеции, некоторых штатах США (Аризона, Мичиган, Нью-Джерси) суррогатное материнство запрещено полностью. Только некоммерческое суррогатное материнство разрешено в Великобритании, Дании, Канаде, Израиле, австралийском штате Виктория, в штатах США (Нью-Гемпшир, Вирджиния). В Нидерландах запрещены реклама суррогатного материнства, предложение услуг суррогатных матерей и их подбор. На основании существующего международного опыта и вышеизложенных аргументов возникает необходимость широкого общественного обсуждения этико-правовых проблем репродукции человека. В качестве конкретного примера предлагается для обсуждения законопроект "О внесении изменений в ст. 55 Федерального закона "Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации" (21.11.2011). С нашей точки зрения он мог бы состоять из двух статей: "Статья 1. Внести в п. 3 ст. 55 Федерального закона от 21.11.2011 "Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации" следующие изменения: "3. Лица, состоящие в браке между собой, имеют право на применение вспомогательных репродуктивных технологий при наличии обоюдного информированного добровольного согласия на медицинское вмешательство". Статья 2. Внести в п. 9 ст. 55 Федеральный закон от 21.11.2011 "Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации" следующие изменения: "9. Суррогатное материнство представляет собой вынашивание и рождение ребенка (в том числе преждевременные роды) суррогатной матерью (женщиной, вынашивающей плод после переноса донорского эмбриона) на нравственных основаниях для лиц, состоящих в браке между собой, чьи половые клетки использовались для оплодотворения, для которых вынашивание и рождение ребенка невозможно по медицинским показаниям". Важной позицией в данном варианте законопроекта является наличие медицинских показаний. Это относится к показаниям как для привлечения суррогатной матери, так и для применения искусственного оплодотворения в целом, поскольку в настоящее время существуют методики, дающие возможность бесплодным парам иметь детей, не прибегая к данным методам. В частности, речь идет о методиках, например, улучшения фертильности мужчин при мужском секреторном бесплодии <1> и др. -------------------------------- <1> Разработаны на кафедре урологии РНИМУ им. Н. И. Пирогова.

Нельзя также не обратить внимание и на существование в обществе устойчивых моральных традиций. Нравственно-этические нормы, укорененные в религиозном мировоззрении, выражены сегодня достаточно четко как в православии, так и в исламе. Согласно шариату, запрещены действия, "когда оплодотворение совершается вне тела между спермой и яйцеклеткой супружеской пары, после чего эмбрион помещается в матку женщины, добровольно вызвавшейся вынашивать его (суррогатное материнство)". Эти действия запрещены либо сами по себе, либо по причине последствий, таких как смешивание родословной (происхождения), незнание того, кто является матерью ребенка <2>. -------------------------------- <2> URL: http://islamqa. com/ru/ref/3474.

Употребление репродуктивных методов вне контекста семьи в Основах социальной концепции Русской Православной Церкви оценивается так: "Суррогатное материнство... противоестественно и морально недопустимо даже в тех случаях, когда осуществляется на некоммерческой основе... Оплодотворение одиноких женщин с использованием донорских половых клеток или реализация репродуктивных прав одиноких мужчин, а также лиц с так называемой нестандартной сексуальной ориентацией лишает будущего ребенка права иметь мать и отца... ...Нравственно недопустимыми с православной точки зрения являются также все разновидности экстракорпорального (внетелесного) оплодотворения, предполагающие заготовление, консервацию и намеренное разрушение "избыточных" эмбрионов..." <3>. -------------------------------- <3> Основы социальной концепции Русской Православной Церкви. XII. 4 - 6.

Предлагаемый законопроект представляет собой компромисс между двумя практически несовместимыми позициями, существующими в нашем обществе. Речь идет о позиции полного признания и практически неограниченного применения суррогатного материнства, представленной в Федеральном законе "Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации", с одной стороны, и традиционными для подавляющего большинства граждан России моральными нормами и ценностями - с другой.

------------------------------------------------------------------

Название документа