Объективные и субъективные следы — необходимые элементы классификационной системы трасологии

(Фролов Ю. П.) («Эксперт-криминалист», 2007, N 2) Текст документа

ОБЪЕКТИВНЫЕ И СУБЪЕКТИВНЫЕ СЛЕДЫ — НЕОБХОДИМЫЕ ЭЛЕМЕНТЫ КЛАССИФИКАЦИОННОЙ СИСТЕМЫ ТРАСОЛОГИИ

Ю. П. ФРОЛОВ

Фролов Ю. П., старший преподаватель кафедры основ экспертно-криминалистической деятельности ВА МВД России.

Формирование и развитие научных представлений и базовых понятий о следах и механизме их образования состоялось в криминалистике благодаря работам И. Н. Якимова, С. М. Потапова, Б. И. Шевченко и других. Классификационное деление следов на основе изучения механизма их образования, предложенное Б. И. Шевченко, положительно сказалось на концептуальном развитии криминалистического учения о следах. В криминалистической литературе справедливо отмечалось, что нельзя добиться универсальности в классификации, ориентируясь только на одно, хотя и весьма важное, основание <1>. Классификации могут иметь различные основания, но при этом в них должно присутствовать объединяющее начало. Например, относительно классификации признаков в трасологии, предложенной Г. Л. Грановским <2>, Р. С. Белкин писал: «Таким началом является отображение признаков в следе, и это объединяет все четыре классификации в единую систему» <3>. ——————————— <1> См.: Белкин Р. С. Курс криминалистики. В 3 т. Т. 2: Частные криминалистические теории. М.: Юристъ, 1997. С. 68. <2> Имеется в виду предложенное Г. Л. Грановским деление признаков на: а) собственные признаки самого следа; б) признаки образующего объекта; в) признаки, свидетельствующие о том, в каком виде отобразились свойства образующего объекта; г) признаки механизма следообразования. См.: Белкин Р. С. Указ. соч. С. 40. <3> См.: Белкин Р. С. Указ. соч. С. 69.

Под механизмом следообразования понимают такой процесс материального изменения при взаимодействии двух объектов, который приводит к образованию следа — отображения. Как справедливо указывает Ю. Г. Корухов, объем и качество информации об объектах существенно зависят от следового контакта, который, в свою очередь, «обусловлен системой сил, определяющих направление взаимных перемещений» <4>. ——————————— <4> См.: Трасология и трасологическая экспертиза: Учебник / Отв. редактор И. В. Кантор. М: ИМЦ ГУК МВД России, 2002. С. 20.

Г. Л. Грановский разделил все трасологические следы по признакам, отображающим специфические свойства следообразующих объектов, на четыре группы: гомеоскопические, механогомические, механоскопические и следы животных <5>. Характерным признаком первой из названных групп следов было названо непосредственное отражение в следе свойств человеческого тела в целом и его отдельных частей. Относительно механогомической группы следов отмечено, что в них также отражаются свойства человеческого тела и в то же время различных предметов (обуви, одежды), надетых на тело, или предметов, заменяющих части человеческого тела и выполняющих в определенной мере их функции (протезы, костыли) (там же). ——————————— <5> См.: Грановский Г. Л. Основы трасологии. М., 1965. С. 27 — 28.

Заметим, что человек является источником не только всех гомеоскопических и механогомических, но и механоскопических следов, но с разной степенью участия в их образовании. Отображаемые в следах признаки также в разной мере зависят от действий человека либо эта зависимость отсутствует вовсе. Так, при оставлении следов кожного покрова, в том числе папиллярных узоров губ, ушных раковин и др., человек напрямую контактирует со следовоспринимающим объектом. Такие следы и процесс их образования непосредственно зависимы от человека. Аналогичным образом действия человека отражаются в следах обуви, одежды (в том числе перчаток), различных протезов. Вместе с тем предметы одежды, обуви не являются частями тела человека. В следах, оставляемых такими объектами при одинаково повторяемых человеком движениях, признаки отображаются более вариабельно, чем в следах вышеназванной группы. Это происходит из-за неполной зависимости таких объектов от действий человека при следовом контакте. Наиболее значительно независимость проявляется при оставлении следов мягкими, в том числе изготовленными из эластичных материалов, предметами, а также при несоответствии их размера в сторону увеличения, например обуви по отношению к стопам ног или перчаток к кистям рук. Следы, оставляемые объектами названной группы, мы предлагаем называть опосредованно зависимыми от человека. Несколько иная зависимость обнаруживается при образовании следов простейшими инструментами и орудиями, работу которыми человек производит непосредственно руками <6>. С одной стороны, рабочие части таких инструментов находятся на некотором удалении от рук человека, с другой — они жестко зависимы от его действий, как и отображаемые при этом признаки. Наиболее очевидно это проявляется в динамических следах. Работая стамеской, отверткой, отмычкой, ножом и т. п., человек часто меняет положение инструмента, что закономерно приводит к изменению отображения признаков следообразующего объекта. Перед экспертным экспериментом, проводимым для воспроизведения такого рода следов, трасолог чаще всего имеет лишь приблизительные данные о положении орудия. Точные же величины фронтального и встречного углов орудия относительно следовоспринимающей поверхности эксперту приходится определять путем многократных опытов. Именно поиск нужного положения инструмента в экспериментальной стадии идентификационной трасологической экспертизы является самой трудной частью исследования. Для простейших ручных орудий, назначение которых предполагает оставление в основном статических следов (молоток, лом, фомка и т. п.), субъективная составляющая их образования менее выражена, чем при оставлении динамических следов. Независимо от угла наклона таких орудий к следовоспринимающей поверхности объекта направление давления (удара) часто совпадает с его осью (при ударе ломом) либо с перпендикуляром к рабочей плоскости орудия (при отжиме монтировкой). Вместе с тем, воздействуя на следовоспринимающий объект такими «немеханизированными» орудиями, в силу физиологических свойств человек не может обеспечить устойчивого направления воздействия орудия и строгой статичности следового контакта. Разумеется, подобные следы можно оставить и не простейшим инструментом, например отбойным молотком, но только в том случае, если манипулировать им как «монолитным» предметом, а не механизмом. Таким образом, следы, оставляемые подобными орудиями, характеризующиеся удаленностью рабочей части от рук человека и в то же время зависимостью от его действий, влияющей на отображение признаков, думается, уместно назвать дистанционно зависимыми от человека. ——————————— <6> Применительно к человеку с ограниченными физическими возможностями речь может идти и о действиях, выполняемых ногами.

Для различных механизмов, в том числе ручных инструментов, имеющих в своей конструкции шарнирные (осевые) или винтовые соединения, характерен принципиально иной механизм следообразования. Здесь отсутствует непосредственная зависимость между человеком как субъектом следообразования и образуемыми следами, которая выражается в невозможности влиять на формирование отображаемых признаков. К таким следообразующим объектам относятся производственные механизмы, транспортные средства, стрелковое оружие, «механизированные» инструменты: клещи, кусачки, пассатижи, тиски, пломбиры, ножницы, ножи гильотинного типа и др. Движения рабочих частей таких инструментов неизменно повторяются. Фронтальный и встречный углы постоянны. Работая, например, ножницами или кусачками, человек хотя и прилагает мускульную силу, но в силу наличия шарнирного соединения влиять на отображение признаков не может. При оставлении статических следов, например, слесарными или пломбировочными тисками влияние человека на отображение признаков может выражаться лишь в неполном следовом контакте, в результате которого рельеф плашек отобразится частично. Однако полный следовой контакт таких инструментов всегда несет объективные признаки следообразования. Общая закономерность для оставляемых такими объектами следов позволяет назвать их независимыми от человека, то есть объективными следами. Под объективными следами в трасологии следует понимать такие материально-фиксированные отображения, образование которых инициируется человеком, но происходит при невозможности влиять на формирование признаков. Таким образом, три из четырех названных групп следов имеют различную степень зависимости от человека и, следовательно, могут быть названы субъективными. Четвертую группу образуют независимые, то есть объективные, следы. Соответственно, одни предметы, оставляющие следы, являются субъективнообразующими, а другие объективнообразующими объектами (см. схему).

Человек — субъект образования трасологических (гомеоскопических, механогомических и механоскопических) следов

/ \ / \ \/ \/

Субъективнообразующие Объективнообразующие объекты (объекты с объекты (объекты с независимым зависимым от человека от человека следообразованием) следообразованием)

\/ \/

Субъективные следы: Объективные следы:

ручных инструментов с > частей тела человека > рычажными, шарнирными (осевыми) или винтовыми элементами

> предметов одежды, > ручных механизмов обуви и др., носимых человеком

ручных инструментов, > производственных > не имеющих в своей механизмов конструкции рычажных, шарнирных (осевых) или винтовых элементов

> ходовых частей транспортных средств

> оружия, оставляющего следы на пулях и (или) гильзах

Формирование субъективных следов происходит в результате сложной совокупности как одновременных, так и (или) последовательных движений, составляющих процесс следообразования. Так, на отображение признаков подошвы в статическом следе обуви влияют: — распределение массы тела через стопу ноги по поверхности стельки подошвы; — концентрация массы тела на какой-либо части подошвы в тот или иной момент следообразования; — линейный сдвиг подошвы в горизонтальной (следовоспринимающей) плоскости; — вращательный сдвиг подошвы в той же плоскости. При этом осью вращения подошвы может быть едва ли не любая точка ее поверхности; — линейный или вращательный сдвиг подошвы в наклонной плоскости при ее заглублении в каком-либо направлении. Некоторые инструменты, оставляющие динамические следы, при определенных условиях позволяют изменять в одном случае — фронтальный и встречный углы, а в другом — только встречный. Например, при срезании (соскабливании) ножом стружки с предмета положение клинка по отношению к следовоспринимающей плоскости можно изменять в обоих названных ракурсах. При разрезании же предмета на части нож оказывается зажатым разделяемыми плоскостями, и в этом случае изменять в процессе резания фронтальный угол в отличие от встречного невозможно. Таким образом, все субъективные следы, которые человек оставляет частями тела, предметами одежды, обуви, перчаток и т. п., а также простейшими инструментами, не имеющими в своей конструкции шарнирных (осевых) или винтовых элементов, объединяет одно классифицирующее начало — зависимость отображения признаков объекта в следе от субъекта следообразования. Для субъективных динамических следов определяющим признаком является возможность изменения в процессе следообразования фронтального и (или) встречного углов следообразующего объекта по отношению к воспринимающей поверхности. Для формирования субъективных следов характерны действия неупорядоченных сил, выражающихся в различных величинах и направлениях. Закономерными для объективно образующих следы механизмов и инструментов являются неизменно повторяющиеся движения при относительно постоянных направлении и силе воздействия на следовоспринимающий объект. Поэтому утверждение о том, что статические следы образуются при направлении следообразующих сил по нормали к объекту, по нашему мнению, справедливо лишь для объективных следов. Для объективных динамических следов постоянство выражается в неизменности встречного и фронтального углов рабочих частей соответствующих инструментов и механизмов. Анализ практики производства трасологических экспертиз показывает, что наиболее трудно удается идентифицировать субъективные динамические следы, образование которых происходит при изменяющихся встречном и фронтальном углах следообразующего объекта. Соответственно, меньшую трудность для идентификации представляют следы, при образовании которых изменялся лишь один из названных углов. И наконец, относительно легко идентифицируются объективные следы, образуемые при постоянных встречном и фронтальном углах следообразующего объекта. Аналогичная зависимость качества признаков прослеживается и при оставлении статических следов. Для экспериментального воспроизведения объективных следов как наиболее простых для идентификации, если сравнение объекта не производится непосредственно со слепком, необходимо соблюсти лишь заданные условия следообразования <7> и требования к подбору материалов для получения оттисков — образцов. Так, располагая параметрами веса и накачки шин идентифицируемого автомобиля, эксперт может сделать лишь один оттиск проверяемой шины. Так как объективность образования следов означает: сколько бы раз при одинаково заданных условиях ни был проведен эксперимент, признаки следообразующего объекта будут проявляться в неизменном виде. Поэтому повторность воспроизведения экспериментальных оттисков может быть вызвана лишь несоблюдением каких-то из предъявляемых к их получению требований. ——————————— <7> Под заданными условиями образования экспериментальных следов мы подразумеваем такое состояние и положение исследуемого объекта, которые максимально соответствуют исходным.

Особую группу в рассматриваемой классификации занимают объективные следы с плоскостным механизмом следообразования. Для них, как известно, характерно, когда последующие участки следообразующей поверхности предмета, сменяя предыдущие, частично или полностью уничтожают ранее отобразившиеся на следовоспринимающем объекте особенности микрорельефа. Такого рода трасологическими по природе, но баллистическими по объекту исследования являются, например, гладкостенные или изношенные нарезные стволы огнестрельного оружия. Особенность исследования подобных объектов состоит в том, что оставление экспериментальных следов производится экспертом вслепую. То есть целью эксперимента является не получение отображения признаков всей рабочей части предмета, которой является канал ствола, а поиск его определенного участка. При экспериментальной стрельбе из таких стволов добиться устойчивого отображения признаков следообразующих участков зачастую не удается. Чем меньше сопряженность между стенками ствола и снарядом, а это характерно для гладкостенных и изношенных нарезных стволов, тем меньше вероятность «поймать» искомый участок при экспериментальной стрельбе. Отрицательный результат означает, что поиск следообразующего участка ствола следует прекратить, так как его отображение на исследуемом снаряде носило случайный характер и, следовательно, для идентификации этот ствол не пригоден. Представляется, что предложенная нами классификация следов по названным основаниям имеет теоретическое и практическое значение для решения идентификационных задач трасологической экспертизы.

——————————————————————

Название документа

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *