Незаконное потребление наркотиков и их незаконный оборот: соотношение понятий (размышления по поводу статьи А. В. Федорова «Наркокриминология как одно из направлений криминологии»)

(Боголюбова Т. А.) («Наркоконтроль», 2013, N 3) Текст документа

НЕЗАКОННОЕ ПОТРЕБЛЕНИЕ НАРКОТИКОВ И ИХ НЕЗАКОННЫЙ ОБОРОТ: СООТНОШЕНИЕ ПОНЯТИЙ (РАЗМЫШЛЕНИЯ ПО ПОВОДУ СТАТЬИ А. В. ФЕДОРОВА «НАРКОКРИМИНОЛОГИЯ КАК ОДНО ИЗ НАПРАВЛЕНИЙ КРИМИНОЛОГИИ») <*>

Т. А. БОГОЛЮБОВА

——————————— <*> Bogolyubova T. A. Illegal use of drugs and their illicit trafficking: relations between the concepts (reflections concerning article A. V. Fedorov «Narcocriminology as one of the criminology directions»).

Боголюбова Татьяна Анатольевна, главный научный сотрудник НИИ Академии Генеральной прокуратуры Российской Федерации, доктор юридических наук, профессор (г. Москва).

Статья посвящена дискуссионным вопросам соотношения понятий незаконного потребления наркотиков и их незаконного оборота, поднятым в статье А. В. Федорова «Наркокриминология как одно из направлений криминологии».

Ключевые слова: наркотики, причины возникновения спроса на наркотики, преступность, связанная с незаконным оборотом наркотиков, отчуждение, предложение наркотиков, мотивация потребления наркотиков, соотношение понятий незаконного потребления наркотиков и преступности, связанной с их незаконным оборотом.

Article is devoted to debatable issues of relations between the concepts of illegal use of drugs and their illicit trafficking, raised in A. V. Fedorov’s article «Narcocriminology as one of the criminology branches».

Key words: drugs, the reasons of emergence of demand for drugs, the crime connected with a drug trafficking, alienation, offer of drugs, motivation of consumption of drugs ratio of concepts of illegal consumption of drugs and the crime connected with their illicit trafficking.

Сложность проблематики наркотизма требует тщательной проработки теоретических вопросов, обосновывающих подходы и основные направления противодействия этому негативному социальному явлению, с которым столкнулась наша страна. Именно поэтому публикацию статьи А. В. Федорова «Наркокриминология как одно из направлений криминологии» в журнале «Наркоконтроль» <1> можно не только поддержать, как актуальную и значимую для науки и практики, но и приветствовать, как вносящую существенный вклад в разработку теории наркотизма. Автору статьи удалось обозначить принципиально важные направления исследования указанной проблематики, аргументировать свою точку зрения, в том числе и путем анализа обширного статистического материала. Тем не менее с некоторыми позициями автора можно поспорить. ——————————— <1> Федоров А. В. Наркокриминология как одно из направлений криминологии // Наркоконтроль. 2013. N 1. С. 4 — 27.

Так, А. В. Федоров указывает: «Незаконное потребление наркотиков как социальное явление порождает обеспечивающую его преступность (наркопреступность). Если не будет спроса на наркотики (не будет их незаконного потребления), то не будет и их производства и сбыта для целей незаконного потребления. Фактически в данном случае имеет место взаимосвязь разных видов социальных отклонений (девиаций) между собой: незаконного потребления наркотиков и наркопреступности в ее широком понимании. Таким образом, вопрос о сокращении незаконного потребления наркотиков является определяющим для сокращения наркопреступности» <2>. ——————————— <2> Там же. С. 24.

Это очень важный вывод, определяющий в конечном итоге направление антинаркотической политики страны, а следовательно, и характер мер, направленных на преодоление анализируемого социального явления. Мне трудно согласиться с такой оценкой распространения массового потребления наркотиков по следующим основаниям. Представляется, что при изложенном подходе роль лиц, занимающихся незаконным оборотом наркотиков, в расширенном воспроизводстве наркотизации населения страны серьезно недооценивается. Массовая наркотизация населения может иметь место только там и тогда, где и когда налажено поступление изъятых из свободного обращения средств и веществ к их потребителям. Надо особо подчеркнуть то, что в рассматриваемых случаях речь идет об изъятых из свободного оборота средствах и веществах. Известные практике случаи ятрогенной (т. е. возникающей в процессе лечения) наркомании, как и результаты экспериментов с лекарствами отдельных лиц, не могут обеспечить массового распространения (количественные показатели которого приводит автор статьи) обращения к наркотикам, фиксируемого по всем без исключения регионам России, даже тем, население которых никогда не имело опыта такого рода, и при отсутствии в большинстве из них климатических условий для возделывания или естественного произрастания растений, содержащих наркотические компоненты. Напомню, что на рубеже нового столетия в России отмечались регионы, в которых случаи потребления населением наркотиков не были зафиксированы вообще (северные районы Российской Федерации, некоторые регионы Сибири). Изъятые из законного оборота наркотические вещества и средства можно получить только при содействии третьих лиц, которыми являются преступники, специализирующиеся на незаконном обороте средств и веществ психоактивного ряда как деятельности, приносящей баснословные преступные доходы. Специфика проблемы распространения в стране средств и веществ, изъятых из свободного оборота, состоит в том, что именно «предложение» сформировало и постоянно воспроизводит массовый «спрос» на них <3>. ——————————— <3> Выделено автором.

Это предположение находит подтверждение в многочисленных исследованиях социологов и криминологов, констатирующих вовлечение в первые пробы наркотиков. По данным нашего исследования, такие факты были отмечены в подавляющем большинстве (70%) ответов опрошенных потребителей наркотических средств <4>. По данным А. А. Габиани, именно такое приобщение к наркотическому опыту имело место в 78,3% всех изученных им случаев <5>. «Главными виновниками вовлечения несовершеннолетних в наркотизацию являются вожаки неофициальных групп общения», — утверждал А. Е. Тарас <6>. «Знакомство с наркотическими или лекарственными средствами, способными вызвать зависимость, как правило, происходило по инициативе друзей больного, в период пребывания их в богемных или антисоциальных компаниях» <7>. Подтверждение указанной точки зрения можно найти и в работах последних лет. Так, по данным Л. И. Романовой, опрошенные ею наркоманы в 80% случаев «стали принимать наркотики под воздействием других лиц, с которыми они проводили время» <8>. «Первая доза наркотических средств предлагается в большинстве случаев молодым людям бесплатно», — констатируют И. Г. Спасенников и Н. И. Спасенников по результатам исследования, опубликованного в 2011 г. <9>. ——————————— <4> См.: Боголюбова Т. А. Наркотизм: основы частной криминологической теории: Дис. … д. ю.н. М., 1991. С. 154. <5> См.: Габиани А. А. Наркотизм (конкретно-социологическое исследование по материалам Грузинской ССР). Тбилиси, 1977. С. 126 — 128. <6> Тарас А. Е. Предупреждение наркоманий, токсикоманий несовершеннолетних. Минск, 1987. С. 56. <7> См.: Ураков И. Г. Наркомания: мифы и действительность. М., 1990. С. 23. <8> См.: Романова Л. И. Наркотики: преступления, ответственность. Владивосток, 2000. С. 151. <9> См.: Спасенников И. Г., Спасенников Н. И. Криминальный риск наркотизма для современной России. Перспективы совершенствования правовых институтов в условиях формирования новой национальной антинаркотической модели // Сборник материалов Всероссийской научно-практической конференции (25 октября 2011 г., Ростов-на-Дону). М.: ПК Локус станди, 2012. Ч. 2. С. 169.

Изучение опубликованных данных социально-психологических исследований показывает, что последовательность событий, приводящих к первой пробе наркотиков, складывается из: «1. Встречи с «пассивным агентом наркотизации» («соблазнителем»)». 2. «Периода соблазнения, в течение которого человек привыкает к мысли о «нормальности употребления наркотиков». 3. «Встречи с «активным агентом наркотизации», т. е. с тем, с кем человек часто неожиданно для себя впервые принимает наркотик» <10>. ——————————— <10> Шурыгина И. И. Пути наркотизации: обзор материалов биографического исследования. Наркомания: ситуации, тенденции и проблемы / Под общ. ред. М. Е. Поздняковой. М., 2002. Вып. 2. С. 68.

Анализ причин преступности как социального явления давно занимал и занимает криминологов. Главный вывод отечественных криминологов по этому вопросу давно и хорошо выражен А. М. Яковлевым: «…если преступность в отличие от отдельного преступления не есть акт «свободной воли», то, следовательно, ее существование вызывается также какими-то стабильными, независимо от воли людей действующими силами. Признание преступности в качестве социального явления неизбежно ведет к признанию ее обусловленности социальными условиями, способствующими или препятствующими существованию преступности» <11>. Хорошо известно, что преступность, связанная с незаконным оборотом наркотиков, является одним из самых прибыльных видов преступной деятельности. Распространение наркотиков осуществляется по принципам «маркетинга», одним из правил которого является воздействие на рынок и общественный спрос в интересах компании. Паразитируя на противоречиях общественной жизни и порождаемых ею проблемах, преступники осуществляют систему действий по активному внедрению обращения наркотиков среди населения страны. ——————————— <11> См.: Яковлев А. М. Преступность и социальная психология. М., 1971. С. 40.

Маркетинговая система, принятая при распространении легальных товаров (косметика, некоторые пищевые добавки и т. п.), взята на вооружение преступниками. Бесплатное снабжение индивида наркотиками вскоре заканчивается, условием продолжения становится приобщение к потреблению наркотиков новых лиц. В этом кроется одна из причин прозелитизма наркоманов, т. е. их стремления приобщить к потреблению наркотиков других лиц. В преступном маркетинге наркотических средств эксплуатируются мода и массовая культура. «В последние годы наркотики перешли из субкультуры в массовую культуру, нормы и ценности которой транслируются посредством средств массовой информации. Субкультурные группы, в которых использование наркотиков являлось рутинной практикой, начинают растворяться в более широких группах или сообществах, ассимилируясь «нормальными» сообществами» <12>. Активно используется в преступном маркетинге наркотиков Интернет и его российский сегмент Рунет. Исследования последних лет подтвердили, что в Рунете имеется большое число сайтов, провоцирующих немедицинское потребление наркотиков. Исследователями проблемы фиксируется «пропагандируемая на его сайтах система ценностей и взглядов, включающая идеи и убеждения, условные выражения, принятые в среде потребителей наркотиков, оправдание и защиту оснований обращения к наркотикам (оформленная идеология, соответствующая аргументация, определенная модель поведения)» <13>. ——————————— <12> Там же. С. 164. <13> Гузеева О. С. Предупреждение размещения информации, способствующей распространению наркотических средств, в российском сегменте сети Интернет (криминологические и уголовно-правовые проблемы): Автореферат дис. … к. ю.н. М., 2008. С. 9 — 10.

Изложенное обосновывает, на наш взгляд, вывод о значительной, если не первостепенной роли преступности, связанной с незаконным оборотом наркотиков, в формировании спроса на них, и, как следствие этого, в постоянном расширенном воспроизводстве наркотизации населения, что придает противодействию этому виду преступности особое значение в решении задач антинаркотической политики. Рассмотрим еще один аспект проблемы, объясняющий причины возникновения у населения потребности наркотизации. Трактовка понятия наркотизма как негативного социального явления «ухода» от социальной действительности ставит перед исследователями вопрос о причинах обращения наших граждан к потреблению наркотических средств. Проводимые научные исследования и ранее, и поныне по большей своей части были сосредоточены на установлении индивидуальных причин обращения граждан к немедицинскому потреблению наркотиков, на мотивации такого рода поведения. Применительно к случаям обращения к потреблению наркотических средств в литературе встречается перечисление более 50 факторов, находящихся в непосредственной связи с мотивацией подобного рода поведения. Так, по данным А. А. Габиани, большинство потребителей наркотических средств объясняли свое обращение к немедицинскому потреблению наркотиков «желанием испытать новое чувство», с «подражанием», «психической травмой» <14>. А. А. Коломеец указывал, что им выявлены следующие мотивы обращения к наркотикам: любопытство, подражание, желание испытать галлюцинации, получить наслаждение, снять психическое напряжение и т. д. <15>. ——————————— <14> См.: Габиани А. А. Наркотизм… С. 128 — 129. <15> См.: Коломеец А. А. Об этиологических факторах наркомании // Вопросы наркологии. 1989. N 1. С. 34 — 37.

Анализ данных эмпирических исследований, проведенных и опубликованных в последующие годы по этому вопросу, позволяет констатировать сохранение и постоянное воспроизводство указанной мотивации обращения к наркотикам, которая дополняется обобщениями наиболее общих причин злоупотребления наркотиками. К ним относят «общую стрессогенную ситуацию в стране, социальную неустроенность и незащищенность в современном обществе, осознание ненужности данному обществу, материальное неблагополучие семей. Вхождение незрелой личности в нестабильное общество в таких условиях сопровождается приемом психоактивных веществ как компенсаторной реакцией на хронический стресс, связанный с неуверенностью в завтрашнем дне» <16>. В условиях глобализации, воспроизводящей отчуждение личности, уровень различного вида девиаций, включая распространение немедицинского потребления наркотиков, может только возрасти <17>. «Чувство бессилия и ничтожности, боязнь оказаться на обочине жизни, не суметь реализовать свой потенциал, лишиться определенного социального статуса — все эти факторы глобализирующегося сознания человека создают состояние тяжелого душевного дискомфорта. Чтобы избавиться от него, в одном случае человек активизирует свою деятельность, решает свои жизненные проблемы, в другом — находит выход в бунтарско-разрушительном поведении. Это также является причиной того, что многие люди уходят в мир виртуальности, приобщаются к различным религиозным сектам, погружаются в наркотическую эйфорию» <18>. ——————————— <16> См.: Аналитический обзор «Комплексные меры противодействия злоупотреблению наркотиками и их незаконному обороту» за 2000 — 2004 гг. / Под общ. ред. Кошкиной Е. А.; Национальный научный центр наркологии. М., 2005. С. 206. <17> Об этом см., напр.: Глобализация и девиантность / Науч. ред. Я. Гилинский. СПб., 2006. <18> См.: Абрамов В. А., Волнина Н. Н. Глобализирующийся человек: грани социокультурного измерения. Чита, 2006. С. 94 — 95.

Накопление фактографического материала по данной проблеме подтверждает высказанную автором статьи еще в 1991 г. гипотезу о феномене отчуждения как главной причине обращения к наркотикам на индивидуальном уровне <19>. Показателями проникновения отчуждения во все сферы человеческой жизни являются утрата нравственных идеалов и ориентиров, превращение их в сознании человека в нечто внешнее, чуждое ему, индивидуализм, замена естественных человеческих взаимоотношений между людьми на функциональные связи. Паразитируя на противоречиях общественной жизни, преступники реализуют возникший спрос на вещества и средства, изменяющие психологическое состояние индивида, создающие иллюзию решения проблем, вставших перед многими гражданами нашей страны. Так предложение и спрос находят друг друга. ——————————— <19> На момент формулировки нами этого вывода единственной работой, включившей феномен отчуждения в рамки объяснения причин некоторых форм отклоняющегося поведения, было исследование Ю. М. Антоняна «Психологическое отчуждение личности и преступное поведение. Генезис и профилактика дезадаптивных преступлений». Ереван, 1987.

Потребление наркотиков может оцениваться как «социальный факт общественно значимого индивидуального или группового поведения» <20>. Как антиобщественное это поведение представляет собой один из видов социальных отклонений. По мнению авторов монографии «Социальные отклонения. Введение в общую теорию», указанный вид социальных отклонений, впрочем, как и другие, «может изучаться на двух уровнях — индивидуальном и массовом (собирательном, системном). На индивидуальном уровне речь идет о конкретном поступке определенного человека, на массовом — …о системе нарушений социальных норм» <21>. Совокупность разнообразных фактов социальной действительности, вписывающихся в некую систему, требует рассмотрения их в рамках социологического и криминологического понятийного аппарата. Предлагаемая концепция носит социологический характер, потому что включает в предмет своих исследований опасный и все шире распространяющийся вид социальной патологии, и криминологична, так как изучает вид преступности, обеспечивающий его постоянное воспроизводство. Именно в таком своем качестве она может рассматриваться как частная криминологическая теория наркотизма, заявка на что была сделана еще в конце прошлого века. ——————————— <20> См.: Ядов В. А. Об установлении фактов в конкретно-социологических исследованиях // Философские науки. 1966. N 5. С. 15. <21> См.: Кудрявцев В. Н., Нерсесянц В. С., Кудрявцев Ю. В. Социальные отклонения: введение в общую теорию. М., 1984. С. 101.

Как социокультурное явление наркотизм может быть и, очевидно, должен ограничиваться случаями злоупотребления наркотиками, требуя от исследователей этой актуальной проблематики поиска причин массового ухода наших граждан в наркотическое забытье. Именно в таком ракурсе на первый план выдвигается проблема сокращения спроса на наркотики. Причем ведущей составляющей сокращения спроса на наркотики должны выступать усилия общества по корректировке, изменению условий социальной жизни, порождающей отчуждение. Опасность развития рассматриваемого вида социального отклонения состоит в том, что внутренняя логика его развития приведет к поиску все новых и новых средств одурманивания, суицидам и иным формам отклоняющегося поведения. При этом не важно, чем будут руководствоваться экспериментаторы в области наркотизации: поиском более дешевых, доступных, более или менее безопасных средств или какими-либо иными мотивами. Для нас важно то, что поиск и, соответственно, разнообразные «находки» на этом пути всегда будут и уже есть, о чем убедительно говорит практика деятельности органов ФСКН, с завидной регулярностью фиксирующая появление все новых и новых средств одурманивания. В этой связи следует упомянуть ранее распространенное одурманивание подростков парами бензина, использование в этих же целях клея «Момент», а в настоящее время — «веселящего газа» и «семи видов легальных наркотиков», обнаруженных ФСКН в обороте. При этом очевидно, что запретить все известные и вновь обнаруживаемые одурманивающие средства практически невозможно. Именно поэтому крайне важна деятельность по снижению спроса на любые виды одурманивающих средств, глобальным направлением которой с точки зрения социологии и криминологии должны стать такие преобразования социальной действительности, при которых бы каждый гражданин нашего общества ясно видел перспективы своего развития и становления как полноценного члена свободного демократического общества. Преодоление феномена отчуждения, порождаемого глобализацией и собственными издержками общественного развития, — вот главное направление снижения спроса на различного рода вещества и средства, включая наркотики, изменяющие эмоциональное состояние и поведение человека. Однако не менее, а может быть, и более важно создать такие условия, при которых спрос на наркотики не встречался бы с их предложением, что требует активного и решительного противодействия их незаконному обороту.

——————————————————————

Название документа

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *