Правовые коллизии в туристском законодательстве России

(Борисов А. А.)

(«Туризм: право и экономика», 2013, N 3)

Текст документа

ПРАВОВЫЕ КОЛЛИЗИИ В ТУРИСТСКОМ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ РОССИИ

А. А. БОРИСОВ

Борисов Алексей Андреевич, студент Юридического института правового администрирования Саратовской государственной юридической академии.

На примере действующих мер российского законодательства автор статьи приводит примеры коллизий, возникающих в сфере регулирования туристской деятельности, и предлагает пути их решения.

Ключевые слова: туристское законодательство, туристский рынок, договорные отношения.

Conflicts of laws in the tourist legislation of Russia

A. A. Borisov

Borisov Aleksej Andreevich, Law Institute of Legal Administration of Saratov State Law Academy, student.

On the basis of current norms of the Russian legislation the author gives examples of conflicts of laws arising in the sphere of regulation of tourist activities and proposes the ways of solution thereof.

Key words: tourist legislation, tourist market, contractual relations.

Туризм, как и любая другая сфера предпринимательства, нуждается в грамотном и эффективном правовом регулировании. Туристское законодательство начало формироваться в середине 90-х годов XX в. — с момента принятия в 1996 г. Федерального закона «Об основах туристской деятельности в Российской Федерации» (далее — Закон об основах). Ранее регулирование отношений, возникающих на туристском рынке, осуществлялось при помощи Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — ГК РФ) и Закона «О защите прав потребителей» (далее — Закон о защите). Существовали до 1996 г. и некоторые отраслевые ГОСТы, выполнявшие функции документов, обладающих юридической силой.

Наметились существенные перемены в действующем законодательстве, призванные дать ответ на ряд терзающих всю туристскую и законотворческую общественность вопросов, основным из которых является вопрос, касающийся проблемы существования правовых коллизий между действующим общим и отраслевым законодательством, в частности между ГК РФ и Законом об основах. Существующие правовые коллизии в туристском законодательстве, их суть, а также способы и механизмы разрешения и станут основным объектом и предметом нашего исследования.

Так как основная масса конфликтных ситуаций в сфере туризма связана с недоинформированием потребителей, а также неоказанием или некачественным оказанием отдельных услуг, то наибольшее внимание следует уделять договорным отношениям, складывающимся между различными субъектами туристского рынка. И первое правовое противоречие (коллизия) связано с введением в новой редакции Закона об основах (2007 г.) такой формы, как договор о реализации туристского продукта.

К. А. Проничев утверждает, что данная правовая коллизия связана с отсутствием в тексте ГК РФ такой формы, как договор о реализации турпродукта. Более того, как указывает автор, многие положения ГК РФ вообще делают невозможным использование такого договора в практике работы турфирм с туристами. Мы согласны с мнением автора и попытаемся его конкретизировать.

Во-первых, в тексте ГК РФ нет раздела, касающегося туристских договоров. Кодекс отсылает нас к главе 39, регламентирующей процессы оказания услуг. При этом четко указано, что любые правоотношения между субъектами туристского рынка регламентируются отдельными видами соглашений, которые зачастую идут вразрез с содержанием договора о реализации турпродукта.

Во-вторых, туроператор чаще всего закупает услуги по отдельности, заключая с каждым поставщиком отдельный договор, форма которого четко определена ГК РФ. Комплектуя далее из услуг свои туры, туроператор заключает с турагентом агентский договор для последующей их реализации туристу, что и делает турагент по договору о реализации турпродукта. То есть налицо коллизия, когда участники рынка несут ответственность по соответствующим договорам, не отвечая по главному из них — договору о реализации турпродукта.

В-третьих, туроператор формально может уступить туристу свое право на получение и потребление отдельных услуг, что уже можно назвать реализацией турпродукта. Но тогда не понятно, как применять в данной ситуации Закон о защите, т. к. фактически уступку права на услуги или реализацию турпродукта как такового нельзя оценить параметрами «качественно» или «некачественно». В связи с этим возникает прямая ответственность поставщиков услуг, а не туроператоров, за качество предоставленных услуг.

В-четвертых, туроператор приводит ситуацию к тому, что между туристом и поставщиками услуг возникают два посредника — туроператор и турагент, т. к. турист может обратиться за приобретением турпродукта или отдельных услуг к самому туроператору, минуя турагента. Более того, турист, выполняя функции турорганизатора, может приобрести непосредственно у поставщиков необходимые услуги, организовать из них турпакет и со своей группой отправиться в путешествие. ГК РФ содержит некоторые нормы, регулирующие такие отношения, а вот отраслевой Закон по этому поводу молчит.

В-пятых, турагент, действуя от своего имени, заключает договор напрямую с туристом — т. е. возникает гражданско-правовая ответственность. В таком случае возникает целый ряд коллизий, связанных и с правовым статусом турагента, и со степенью его ответственности, и с тем, кто же будет стороной, принимающей жалобы от клиентов. Согласно ГК РФ, заключая договор с туристом от своего имени, турагент несет всю полноту ответственности. Однако Закон об основах, отрицая это, утверждает, что агенты несут ответственность только в пределах их компетенций (информирование туристов).

В-шестых, сложно говорить о реализации турпродукта в случаях, когда туроператор не вступает в гражданско-правовые отношения с туристами, хотя и может быть поименованным при заключении договора между туристом и турагентом. Согласно ГК РФ туроператор не должен, казалось бы, нести ответственность за поставщиков услуг, а если и должен, то в пределах имеющихся договоров с ними, а не в пределах агентского договора или договора о реализации турпродукта. Отраслевой же Закон говорит нам об обратном, т. е. о почти тотальной ответственности туроператора перед туристами по договору.

Для преодоления указанных коллизий необходимо более четко определить содержание и правовой статус договора в соответствии не только с отраслевым Законом, но и с ГК РФ, с Законом о защите. Для этого необходимо четко сформулировать определение данного договора, показать его правовую сущность, выделить наиболее важные его составляющие. Далее следует четко определить перечень сторон договора, т. к. в настоящее время закон разрешает турагенту работать как от своего имени, так и от имени и по поручению туроператора. Если учесть, что в Законе об основах вообще отсутствует статья о турагентах и их деятельности, то такое положение выглядит более чем странно.

Еще одной существенной коллизионной проблемой нашего туристского законодательства является проблема индивидуализации ответственности за нарушение условий договора о реализации турпродукта. Как уже было сказано выше, турагент имеет право работать по двум схемам — по схеме неназванного принципала, т. е. от своего имени, и по схеме названного принципала — т. е. от имени и по поручению туроператора. ГК РФ утверждает, что при работе от своего имени турагент несет всю полноту ответственности за качество тура и сроки его предоставления, т. к. между агентством и туристом возникают гражданско-правовые отношения согласно договору. Если турагент работает от имени туроператора, то ответственности он такой перед туристом не несет.

Отраслевое законодательство подчеркивает, что турагент — по какой бы схеме он ни работал — несет ответственность только за информирование клиентов. При этом все остальные проблемы, возникшие при обслуживании туристов и реализации тура, ложатся на плечи (финансовые и страховые гарантии) туроператоров. В силу этого обстоятельства и возникает проблема, которую пытаются разрешить наши нормотворцы при поиске ответа на вопрос: как дальше работать агенту и по какой схеме, как ему нести ответственность и какую?

Нам представляется, что данная ситуация явно ограничивает права турагента, т. к. завышает уровень его гражданско-правовой ответственности перед потребителями. Не принимая участия в формировании и организации тура, не оказывая значимого влияния на качество туристских услуг и своевременность их оказания, турагент приобретает ответственность без вины. Для установления равенства сторон гражданско-правовых отношений турагенту предоставлено право регрессного требования к туроператору.

Инновационным моментом нашего отраслевого законодательства является введение инструментов страхования гражданско-правовой ответственности туроператора и банковской гарантии. Согласно ст. 17.4 Закона основанием для выплаты как банковской гарантии, так и страхового возмещения является факт установления обязанности туроператора возместить туристу реальный ущерб, возникший в результате неисполнения или ненадлежащего исполнения туроператором обязательств по договору о реализации турпродукта, если это является существенным нарушением условий такого договора.

Здесь появляется еще одна коллизия, связанная со сложностью определения существенности возникшего ущерба для туриста по причине снижения качества услуг или нарушения требований по обеспечению их безопасности. Основаниями для определения существенности ущерба служат: а) договор о реализации туристского продукта; б) договор страхования. Именно от правильности составления этих документов будет зависеть успех отстаивания туристом своих прав в различных инстанциях. Турфирмы и страховые организации зачастую составляют свои договоры с многочисленными нарушениями и по принципу «Меньше обязанностей для нас — больше обязанностей для туристов».

Вызывает сомнения правомерность той нормы ст. 17.6, в соответствии с которой страховщик не освобождается от выплаты страхового возмещения туристу по договору страхования, если страховой случай наступил вследствие умысла туроператора. ГК РФ в ст. 963 не признает страховым случаем обстоятельства, происшедшие вследствие умышленных действий одного из троих — страхователя, выгодоприобретателя или застрахованного лица. Исключением в имущественном страховании является страхование гражданской ответственности за причинение вреда жизни или здоровью (п. 2 ст. 963 ГК РФ).

Итак, в настоящее время между нормами общего и отраслевого законодательства о туризме существуют десятки коллизий, которые необходимо разрешать. В частности, большинство коллизий связано с проблемами организации туристского документооборота, а также с проблемами распределения обязанностей и определения степени ответственности за нарушение условий договора о реализации турпродукта. Такие коллизии следует разрешать путем: а) новой редакции соответствующих статей отраслевого Закона; б) выработки новых форм договорных отношений в туристском бизнесе; в) индивидуализации и солидаризации ответственности туроператоров и турагентов; г) солидарного разрешения конфликтных ситуаций в системе «туроператор — турагент — турист».

——————————————————————

Название документа

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *