Государственный контракт как средство регулирования долгосрочных отношений в сфере государственного оборонного заказа

(Свининых Е. А.) ("Право в Вооруженных Силах", 2013, N 9) Текст документа

ГОСУДАРСТВЕННЫЙ КОНТРАКТ КАК СРЕДСТВО РЕГУЛИРОВАНИЯ ДОЛГОСРОЧНЫХ ОТНОШЕНИЙ В СФЕРЕ ГОСУДАРСТВЕННОГО ОБОРОННОГО ЗАКАЗА

Е. А. СВИНИНЫХ

Свининых Е. А., кандидат юридических наук, доцент.

Проведен анализ имеющихся данных о размещении государственного оборонного заказа, который показывает, что в течение последних лет расширяется практика заключения долгосрочных государственных контрактов по государственному оборонному заказу.

Ключевые слова: государственный оборонный заказ, долгосрочные контракты.

State contract as a means of regulation of long-term relations in the sphere of state defense order E. A. Svininyh

The analysis of available data on the placement of the state defense order, which shows that in recent years, expanding the practice of long-term government contracts under the state defense order.

Key words: state defense order, long-term contracts.

Анализ имеющихся данных о размещении государственного оборонного заказа (далее - ГОЗ) в течение последних лет показывает на расширение практики заключения долгосрочных государственных контрактов (далее - государственные контракты) по ГОЗ. Более того, с 2011 г. государственные контракты стали заключаться не только на трехлетний период, как это предусмотрено в постановлениях Правительства Российской Федерации о ГОЗ <1>, но и на более длительный период (8 - 10 лет) <2>. Так, в 2011 г. было заключено 394 долгосрочных государственных контракта на сумму 272,3 млрд. руб., а к 2012 г. общее количество заключенных государственных контрактов должно было составить 745 на сумму 391 млрд. руб. <3>. В целом объем долгосрочных государственных контрактов в период с 2009 по 2012 г. в общем объеме ГОЗ увеличился с 25% (в 2009 г.) до 53% (в 2012 г.) <4>. В 2013 г. планируется заключить в 1,4 раза больше долгосрочных государственных контрактов по сравнению с 2012 г., что составляет 48% общего объема ГОЗ <5>. -------------------------------- <1> В связи с переходом в 2008 г. Российской Федерации на трехлетний бюджетный цикл (см. Федеральный закон от 26 апреля 2007 г. N 63-ФЗ "О внесении изменений в Бюджетный кодекс Российской Федерации в части регулирования бюджетного процесса и приведении в соответствие с бюджетным законодательством Российской Федерации отдельных законодательных актов Российской Федерации") Правительство Российской Федерации также перешло к утверждению ГОЗ на текущий финансовый год и два плановых года. <2> Доклад Экспертного совета по проблемам законодательного обеспечения развития оборонно-промышленного комплекса при Председателе Совета Федерации Федерального Собрания Российской Федерации "О состоянии законодательства, регулирующего деятельность оборонно-промышленного комплекса Российской Федерации". М., 2012. С. 6; Формирование предложений Минобороны в проект гособоронзаказа на 2012 - 2014 годы находится в завершающей стадии (интервью с А. Сухоруковым) // Национальная оборона. 2011. N 11. <3> Пресс-конференция первого заместителя Министра обороны Российской Федерации Александра Сухорукова // URL: http://function. mil. ru/for_media/press_conferences/detail. htm? id=10917821@morfPressConferenceNew (дата обращения: 24.06.2013). <4> Гаравский А. ГОЗ-2012: все по плану // Красная звезда. 2012. 20 апр. С. 3. <5> Тихонов А. Минобороны и ВПК: к единой цели // Красная звезда. 2013. 26 апр. С. 7.

Предметом долгосрочных государственных контрактов в первую очередь является поставка сложных образцов вооружения и военной техники: стратегических ракетных комплексов, надводных кораблей и подводных лодок, зенитно-ракетных и космических комплексов и другой продукции с длительным технологическим циклом. Заключение долгосрочных государственных контрактов позволило отказаться от практики их ежегодного перезаключения на новый финансовый год, которая имела место до внесения в 2007 г. в ст. 72 Бюджетного кодекса Российской Федерации (далее - БК РФ) изменений. Указанные изменения предоставили возможность заключать государственные контракты о поставке товаров в соответствии с государственной программой вооружения (далее - ГПВ) сроком не на один год, а на срок реализации ГПВ, но в пределах средств, установленных в ГПВ на соответствующие цели. В результате, как уже отмечалось выше, по окончании каждого финансового года не требуется проводить очередные торги на право заключения государственного контракта. Кроме того, появилась возможность осуществлять бесперебойное финансирование поставщика. Таким образом, в настоящее время законодатель принял решение не использовать серии краткосрочных контрактов для закупки сложных видов вооружения и военной техники (далее - ВиВТ) в силу неоправданности подобного подхода для регулирования деятельности, предполагающей внушительные по своим размерам капиталовложения и носящей долгосрочный характер. Кроме того, в п. 3 ст. 72 БК РФ, а также в Постановлении Правительства Российской Федерации от 29 декабря 2007 г. N 978 "Об утверждении Правил принятия решений о заключении долгосрочных государственных (муниципальных) контрактов на выполнение работ (оказание услуг) с длительным производственным циклом" предусмотрен правовой механизм заключения государственными заказчиками долгосрочных государственных контрактов на срок и в пределах средств, предусмотренных на реализацию проектов (мероприятий) федеральных целевых программ (далее - ФЦП), утвержденных в установленном порядке. Возможность заключения государственных контрактов в отсутствие утвержденных лимитов бюджетных обязательств на соответствующий год, но в пределах объема соответствующего расходного обязательства в рамках ФЦП, также подтверждается письмом Минфина России от 26 октября 2008 г. N 02-03-0/3290 <6> и письмом Минэкономразвития России от 15 октября 2008 г. N Д05-4418 <7>. В качестве справочной информации отметим, что, по словам А. П. Сухорукова, в настоящее время Минобороны России является заказчиком по 7 ФЦП: заказчиком-координатором в ФЦП "Промышленная утилизация вооружения и военной техники на 2011 - 2015 годы и на период до 2020 года" и заказчиками в ФЦП "Поддержание, развитие и использование системы ГЛОНАСС на 2012 - 2020 годы" и еще в ряде ФЦП. На все 7 ФЦП размер финансирования составляет около 18 млрд. руб. <8>. -------------------------------- <6> Документ опубликован не был. СПС "КонсультантПлюс". <7> Документ опубликован не был. СПС "КонсультантПлюс". <8> Пресс-конференция первого заместителя Министра обороны Российской Федерации Александра Сухорукова. Заметим, что по информации, размещенной на официальном сайте федеральных целевых программ, в 2013 г. Минобороны России является государственным заказчиком по 9 ФЦП, из которых государственным заказчиком-координатором по 4 ФЦП: "Промышленная утилизация вооружения и военной техники на 2011 - 2015 годы и на период до 2020 года", "Развитие российских космодромов на 2006 - 2015 годы", "Совершенствование федеральной системы разведки и контроля воздушного пространства Российской Федерации (2007 - 2015 годы)", "Обеспечение безопасности полетов воздушных судов государственной авиации Российской Федерации в 2011 - 2015 годах" (URL: http://fcp. economy. gov. ru/cgi-bin/cis/fcp. cgi/Fcp/Foiv/View/2013 (дата обращения: 24.06.2013)).

Положительный эффект от заключения долгосрочных государственных контрактов состоит в следующем. Во-первых, долгосрочные контракты на закупку хоть и небольших объемов продукции военного назначения (далее - ПВН) позволяют предприятиям оборонно-промышленного комплекса (далее - предприятия ОПК) планировать свою деятельность на длительную перспективу, так как система закупок ВиВТ становится более предсказуемой <9>. Во-вторых, переход на долгосрочные контракты позволяет предприятиям ОПК проводить работу по внедрению инновационных научно-технических разработок в создание новых образцов ВиВТ, оптимизировать производство, сокращая тем самым себестоимость выпускаемой продукции <10>. В-третьих, заключение долгосрочных контрактов расширяет возможности предприятий ОПК в получении кредитов, так как банковские организации в состоянии прогнозировать финансовые возможности своих потенциальных должников на длительную перспективу. -------------------------------- <9> Доклад Экспертного совета по проблемам законодательного обеспечения развития оборонно-промышленного комплекса при Председателе Совета Федерации Федерального Собрания Российской Федерации "Состояние законодательного обеспечения разработки, испытаний и серийного производства высокоточного оружия на предприятиях российского оборонно-промышленного комплекса" / Под общ. ред. В. Д. Кривова. М., 2013. С. 34 - 35. <10> О состоянии законодательства, регулирующего деятельность оборонно-промышленного комплекса Российской Федерации. С. 7.

Отметив положительные стороны практики заключения долгосрочных государственных контрактов, необходимо указать и на возникающие у контрагентов по таким контрактам проблемы и риски. Представляется, что поставщики (подрядчики, исполнители) по долгосрочным государственным контрактам будут испытывать определенные затруднения при обеспечении исполнения договорных обязательств. Так, согласно ч. 3 ст. 96 вступающего в силу с 1 января 2014 г. Федерального закона от 5 апреля 2013 г. N 44-ФЗ "О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд" (далее - Закон о контрактной системе) исполнение контракта может обеспечиваться либо внесением денежных средств на счет заказчика, либо предоставлением банковской гарантии по выбору участника закупки <11>. В отношении банковской гарантии устанавливается требование о том, что срок ее действия должен превышать срок действия контракта не менее чем на один месяц. Таким образом, для соблюдения требований об обеспечении исполнения государственного контракта участнику закупки потребуется либо внести на счет заказчика довольно внушительные по своей сумме денежные средства, либо предоставить долгосрочную банковскую гарантию, что серьезно увеличивает издержки поставщика (подрядчика, исполнителя) и в конечном счете себестоимость продукции (работы, услуги). -------------------------------- <11> В действующем до 1 января 2014 г. Федеральном законе от 21 июля 2005 г. N 94-ФЗ "О размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд" (далее - Закон N 94-ФЗ) в качестве способов обеспечения исполнения государственного контракта, заключенного по результатам торгов, называются банковская гарантия, выданная банком или иной кредитной организацией, или передача заказчику в залог денежных средств, в том числе в форме вклада (депозита) (см. ч. 4 ст. 29, ч. 4 ст. 38, ч. 19 ст. 41.12, ч. 26 ст. 65). При заключении государственных контрактов у единственного поставщика (исполнителя, подрядчика) или путем запроса котировок единственным способом обеспечения исполнения контракта является неустойка.

В этой связи представляется оправданным предоставление Федеральным законом от 29 декабря 2012 г. N 275-ФЗ "О государственном оборонном заказе" (п. 2 ст. 6) государственному заказчику при размещении ГОЗ возможности при определенных обстоятельствах не устанавливать требования о внесении денежных средств в качестве обеспечения исполнения государственного контракта, причем и в тех случаях, когда установление требования такого обеспечения в силу ст. 96 Закона о контрактной системе обязательно. Напомним, что Закон о контрактной системе (ч. 10 ст. 96) допускает установление в Федеральном законе "О государственном оборонном заказе" (далее - Закон о гособоронзаказе) особенностей обеспечения исполнения контракта в сфере ГОЗ. Заметим, что из формулировки п. 2 ст. 6 Закона о гособоронзаказе не вполне ясно, вправе ли государственный заказчик вообще не требовать от участника размещения ГОЗ предоставления какого-либо способа обеспечения исполнения государственного контракта. Ведь Закон о контрактной системе называет в качестве возможного способа обеспечения исполнения государственного контракта не только внесение денежных средств на счет заказчика, но и банковскую гарантию. Считаем, что государственный заказчик вправе не выдвигать требований об обеспечении исполнения государственного контракта, так как ч. 3 ст. 96 Закона о контрактной системе рассматривает банковскую гарантию как альтернативу внесению денежных средств на счет заказчика, причем выбираемую участником закупки. Как следствие, отказ заказчика от требования об обеспечении исполнения государственного контракта путем внесения денежных средств означает автоматический отказ от обеспечения исполнения государственного контракта вообще. Приступая к рассмотрению возникающих при заключении долгосрочных государственных контрактов рисков, укажем, что долгосрочный характер договорных отношений всегда сопряжен с труднопредсказуемыми рисками существенного изменения обстоятельств, из которых исходили стороны при заключении контракта. К таким рискам можно отнести инфляционные процессы, финансово-экономический кризис и связанные с ним затруднения в получении кредитов, разрушение сложившихся технологических цепочек из-за банкротства встроенных в кооперацию производителей отдельных комплектующих изделий, введение ограничений на импорт промышленных товаров и др. Отсутствие механизмов адаптации условий долгосрочного государственного контракта к изменившимся обстоятельствам в ходе исполнения договорных обязательств влечет возложение всех имущественных потерь лишь на одну из сторон государственного контракта. Следует признать такой подход необоснованным в случае объективной невозможности предусмотреть при заключении контракта наступление существенного изменения обстоятельств. Поэтому важной задачей является "восполнение пробелов в договорах в связи с тем, что стороны не предвидели последующего наступления определенных изменившихся обстоятельств или, если предвидели, не урегулировали их должным образом" <12>. -------------------------------- <12> Цвайгерт К., Кетц Х. Введение в сравнительное правоведение в сфере частного права: В 2 т. / Пер. с нем. М., 2000. Т. 2. С. 283.

Определим предусмотренные гражданским законодательством последствия наступления негативных для сторон государственного контракта на поставку ВиВТ обстоятельств, которые они не могли предусмотреть при его заключении. Во-первых, согласно ст. ст. 416 и 417 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ) обстоятельства, не зависящие от сторон договора, могут явиться основанием для прекращения обязательств. Во-вторых, в ст. 451 ГК РФ предусмотрена возможность изменения или расторжения договора в судебном порядке при существенном изменении обстоятельств, если иное не предусмотрено договором или не вытекает из его существа. Заметим, однако, что закрепленная в ст. 451 ГК РФ модель адаптации договорных условий к изменению обстоятельств преимущественно ориентирована на расторжение договора. Изменение договора в связи с существенным изменением обстоятельств допускается по решению суда лишь в исключительных случаях, когда расторжение договора противоречит общественным интересам либо повлечет для сторон ущерб, значительно превышающий затраты, необходимые для исполнения договора на измененных судом условиях (п. 4 ст. 451 ГК РФ). В свою очередь, расторжение договора в связи с существенным изменением обстоятельств обставлено такими условиями, что вероятность вынесения положительного судебного решения по иску о расторжении договора очень невысока. Таким образом, отечественное законодательство ограничивает возможности трехсторонней адаптации условий государственного контракта к изменившимся условиям, при которой стороны контракта обращаются в суд с целью разрешить возникшее между ними противоречие. Перед тем как перейти к анализу иных вариантов адаптации государственного контракта к изменившимся условиям, обратим внимание на справедливое замечание А. Г. Дудко. Он считает, что в долгосрочном договоре по сравнению с краткосрочным договором основной мотивацией контрагентов в условиях изменения обстоятельств является его сохранение в измененном виде - адаптация к изменившимся обстоятельствам, продолжение сотрудничества для реализации преимуществ долговременных отношений, а не расторжение, которое может повлечь значительные имущественные потери сторон. В этой связи следует согласиться с позицией А. Г. Дудко о неоправданности подхода законодателя, при котором судебное изменение договора в связи с существенным изменением обстоятельств (п. 4 ст. 451 ГК РФ) носит исключительный характер. Эффективность долгосрочного договора, прежде всего, определяется эффективностью его адаптации к изменению обстоятельств <13>. -------------------------------- <13> Дудко А. Г. Правовая адаптация долгосрочных договоров к изменившимся обстоятельствам: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 2002. С. 4.

В конечном итоге при существенном изменении обстоятельств стороны государственного контракта на поставку ВиВТ заинтересованы в восстановлении баланса интересов всех участников договорных отношений, распределении рисков изменения обстоятельств и имущественных последствий. Расторжение государственного контракта не выгодно как для государственного заказчика ГОЗ, так и для поставщика ВиВТ. Если государственный заказчик ГОЗ не заинтересован в расторжении контракта по причине крайне узкого круга производителей интересующей его продукции, то поставщик ВиВТ - в силу того, что государство, как правило, является единственным покупателем ПВН и при расторжении контракта производственные мощности предприятия будут простаивать. Сохранению договорных связей в условиях существенного изменения обстоятельств может способствовать разработка гибких стандартов, способов и процедур адаптации долгосрочного контракта к изменению обстоятельств <14>. Чрезмерно детализированные негибкие требования заказчика, напротив, могут негативно отразиться на исполнении контракта. -------------------------------- <14> Там же. С. 4.

Как пример укажем на критикуемое производителями продукции военного назначения правило, закрепленное в ч. 4.1 ст. 9 Закона N 94-ФЗ, согласно которому цена государственного контракта является твердой и не может изменяться в ходе его исполнения. Данное правило явно ориентировано на краткосрочные контракты, так как не позволяет учитывать ни инфляционные процессы в государственной экономике, ни необходимость проведения дополнительных работ при создании продукции. Даже если цена контракта определяется с помощью метода индексирования (расчет цены производится с учетом определенных Минэкономразвития России индексов-дефляторов. - Прим. авт.), то, как показала практика, заложенные в бюджет дефляторы оказываются меньше, чем реальный рост инфляции и рост стоимости материалов и комплектующих к конечной продукции <15>. В результате этого при заключении долгосрочных контрактов систематически возникают проблемы согласования с производителями ПВН условия о цене приобретаемых изделий. -------------------------------- <15> О состоянии законодательства, регулирующего деятельность оборонно-промышленного комплекса Российской Федерации. С. 8 - 14.

В целях изменения установленного Законом N 94-ФЗ порядка определения цены контракта в ст. 11 Закона о гособоронзаказе было закреплено, что при заключении контракта в случае размещения ГОЗ у единственного поставщика (исполнителя, подрядчика) допустимо применение не только фиксированной, но и ориентировочной (уточняемой) цены либо цены, возмещающей издержки. Полномочие по установлению условий и порядка применения видов цен на продукции по ГОЗ предоставлено Правительству Российской Федерации. При этом необходимо учитывать положения ч. 2 ст. 34 Закона о контрактной системе, согласно которым Правительство Российской Федерации вправе устанавливать случаи, при которых допустимо указание в государственном контракте не твердой цены, а ориентировочного значения цены контракта либо формулы цены и максимального значения цены контракта, установленных заказчиком в документации о закупке. Помимо возможности односторонней (автоматической) адаптации цены государственного контракта к изменившимся обстоятельствам, когда ее изменение происходит "автоматически" в соответствии с согласованной в контракте формулой, в Законе о гособоронзаказе предусмотрена возможность двусторонней адаптации контрактной цены в ходе переговоров сторон. В частности, в случае, если срок поставки продукции по ГОЗ составляет не менее трех лет и цена на поставляемую продукцию изменилась, то головной исполнитель в целях изменения цены государственного контракта предоставляет по запросу государственного заказчика необходимые информацию и обоснования (п. 7 ст. 7 Закона о гособоронзаказе). При изменении цены контракта в сторону увеличения головной исполнитель разрабатывает также перечень мер, направленных на сокращение издержек (подп. 9 п. 1 ст. 8 Закона о гособоронзаказе). В случае одобрения позиции головного исполнителя Правительство Российской Федерации при утверждении ГОЗ на очередной год и плановый период или при уточнении ГОЗ на текущий год принимает решение об изменении цены контракта (п. 5 ст. 6 Закона о гособоронзаказе). К сожалению, Закон о гособоронзаказе не определяет методику изменения цены государственного контракта, что позволяет сделать вывод о возможности относительно произвольного определения новой цены. Считаем, что если изменение цены на поставляемую продукцию произошло вследствие инфляционных процессов, то целесообразно учесть ранее выдвигаемые предложения профессионального сообщества: предусмотреть индексацию цен с учетом изменения в соответствии с действующим законодательством регулируемых государством цен (тарифов) на товары, работы (услуги) субъектов естественных монополий, а также с учетом официального уровня инфляции <16>. -------------------------------- <16> О состоянии законодательства, регулирующего деятельность оборонно-промышленного комплекса Российской Федерации. С. 39.

В целях устранения проблем, вызываемых неконтролируемым ростом цен на закупаемые головным исполнителем сырье, материалы и комплектующие изделия, в подп. 1 п. 2 ст. 12 Закона о гособоронзаказе закреплена норма, согласно которой государственному заказчику для обеспечения выполнения государственного оборонного заказа предоставлено право предусматривать в долгосрочном государственном контракте в соответствии с ГПВ и долгосрочными целевыми программами опережающую закупку головным исполнителем сырья, материалов и комплектующих изделий в объеме, необходимом для обеспечения исполнения этого контракта. Однако исполнение указанного требования заказчика предполагает наличие у головного исполнителя необходимого количества денежных средств. Если же свободных денежных средств в наличии нет, то потребуется осуществить авансирование головного исполнителя в требуемом размере либо у головного исполнителя должна быть возможность получить долгосрочный кредит на приемлемых условиях. Наличие указанных условий позволяет утверждать, что при ухудшении экономической ситуации в стране положения подп. 1 п. 2 ст. 12 Закона о гособоронзаказе обессмысливаются. Обратим отдельное внимание на имеющие место на практике случаи необоснованного одностороннего изменения государственным заказчиком существенных условий государственных контрактов после утверждения ГОЗ Правительством Российской Федерации <17>. Например, проверки снабжения Морских сил общего назначения показали, что по научно-исследовательским и опытно-конструкторским работам иногда в течение года вносится по 300 и более дополнений и изменений <18>. При всей очевидности произвола со стороны государственного заказчика следует констатировать, что Закон о гособоронзаказе обходит данную проблему стороной. В свою очередь, Закон о контрактной системе (подп. "б" п. 1 ч. 1 ст. 95) предоставляет государственному заказчику возможность изменять предмет государственного контракта лишь путем увеличения или уменьшения на 10% количества закупаемого товара, объема выполняемой работы или оказываемой услуги. Из этого можно сделать вывод, что если возможность изменения условий контракта не была предусмотрена документацией о закупке и контрактом (подп. "а" п. 1 ч. 1 ст. 95 Закона о контрактной системе) <19>, то одностороннее изменение государственным заказчиком требований к качеству товара (работы, услуги), например, в части уточнения тактико-технических характеристик закупаемых ВиВТ, недопустимо. -------------------------------- <17> О состоянии законодательства, регулирующего деятельность оборонно-промышленного комплекса Российской Федерации. С. 31. <18> Совершенствование законодательного обеспечения формирования и реализации государственного оборонного заказа // Аналитический вестник Совета Федерации. 2012. N 17. С. 39. <19> В государственном контракте, заключаемом с единственным поставщиком (подрядчиком, исполнителем), такая возможность исключена (п. 1 ч. 1 ст. 95 Закона о контрактной системе).

Во избежание конфликтов между государственным заказчиком и его контрагентом при одностороннем изменении условия о предмете контракта, на наш взгляд, следует предусматривать в контракте возможность проведения его сторонами переговоров по адаптации контракта к изменившимся обстоятельствам. Кроме того, необходимо определить порядок возмещения убытков за нарушение переговоров для создания максимальных возможностей сторонам государственного контракта достичь самостоятельной адаптации. Проблема изменения предмета государственного контракта на поставку ВиВТ не нова и характерна для других стран. Экономисты отмечают, что, например, в США государственные заказчики первоначально придерживались практики установления чрезмерно детализированных требований, основанных на максимально эффективных по тем временам технологиях. Однако примерно в 1990 г. заказчики стали задавать требования к предмету поставки лишь в общем виде, что не всегда давало положительный результат. Поэтому специалисты стали предлагать более строго подходить к определению потребностей заказчиков, а при возникновении проблем использовать гибкие механизмы согласования технических характеристик систем ВиВТ с возрастающими затратами <20>. При этом рекомендуется обеспечивать возможность проведения сторонами государственного контракта переговоров по его адаптации на возможно более раннем этапе исполнения контракта, так как опыт США показывает, что заказчики нередко выдвигают новые, повышенные, требования к тактико-техническим характеристикам создаваемых систем ВиВТ в середине цикла их разработки <21>. -------------------------------- <20> Федорович В. А., Муравник В. Б., Бочкарев О. И. США: военная экономика (организация и управление) / Под общ. ред. П. С. Золотарева, Е. А. Роговского. М., 2013. С. 225. <21> Там же. С. 226.

Затрагивая тему долгосрочных контрактов, нельзя обойти вниманием анонсирование руководством Минобороны России в феврале 2013 г. перехода на контракты полного жизненного цикла (сквозные контракты) на все виды ВиВТ. При этом, жизненный цикл охватывает период начиная с проведения научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ и заканчивая эксплуатацией и утилизацией созданных ВиВТ. В первую очередь речь шла о контрактах на самолеты, вертолеты, авто - и бронетехнику <22>. -------------------------------- <22> Контракты на полный жизненный цикл // Военно-промышленный курьер. 2013. N 12(480). С. 1; Контракты жизненного цикла // Военно-промышленный курьер. N 13(481). С. 8.

В качестве аргументов в пользу перехода на контракты полного жизненного цикла указывается на следующее: 1) снятие с подразделений Минобороны России задач по осуществлению среднего и капитального ремонта ВиВТ, так как ведомственная система обучения не успевает за прогрессом науки и техники и развитием технической мысли на предприятиях-изготовителях <23>; -------------------------------- <23> Данный аргумент на фоне предполагаемой в ближайшее время передаче активов ОАО "Авиаремонт", входящего в холдинг с ОАО "Оборонсервис" во главе, на баланс ОАК вызывает у ряда специалистов обоснованные возражения (Старое развалено, новое не создано (интервью с А. Ситновым) // Военно-промышленный курьер. 2013. N 19(487). С. 5).

2) устранение большого количества посредников, которые, получив заказ на ремонт ВиВТ, в дальнейшем занимались лишь его распределением среди своих субподрядчиков при минимальном их финансировании; 3) обеспечение предприятий ОПК занятостью и получение ими возможности планировать загрузку производственных мощностей на период эксплуатации выпущенной и поставленной военному заказчику продукции. Определение контрактов жизненного цикла (далее - КЖЦ) закреплено в ч. 16 ст. 34 Закона о контрактной системе. Под КЖЦ понимается контракт, предусматривающий закупку товара или работы, последующие обслуживание, эксплуатацию в течение срока службы, ремонт, утилизацию поставленного товара или созданного в результате выполнения работы объекта. Как видим, КЖЦ представляет собой смешанный договор (п. 3 ст. 421 ГК РФ), сочетающий в себе элементы договоров поставки, подряда и возмездного оказания услуг. Согласно ч. 16 ст. 34 Закона о контрактной системе КЖЦ заключается в случаях, предусмотренных Правительством Российской Федерации. При заключении КЖЦ для оценки заявок участников закупки заказчик в документации о закупке вместо таких критериев, как цена контракта и расходы на эксплуатацию и ремонт товаров, использование результатов работ, вправе устанавливать в качестве критерия стоимость жизненного цикла товара или созданного в результате выполнения работы объекта. Критерий стоимости жизненного цикла товара или созданного в результате выполнения работы объекта включает в себя расходы на закупку товара или выполнение работы, последующие обслуживание, эксплуатацию в течение срока их службы, ремонт, утилизацию поставленного товара или созданного в результате выполнения работы объекта (ч. 3 ст. 32 Закона о контрактной системе). Расчет стоимости жизненного цикла товара или созданного в результате выполнения работы объекта производится с учетом методических рекомендаций, установленных федеральным органом исполнительной власти по регулированию контрактной системы в сфере закупок. В заключение отметим, что заключение КЖЦ порождает риски, характерные для любого долгосрочного государственного контракта. Так, из-за длительного срока реализации КЖЦ поставщики (подрядчики, исполнители) подвержены инфляционным рискам. Кроме того, если государственный заказчик заключил несколько крупных КЖЦ, то при ухудшении экономической ситуации многократно возрастают риски невыполнения им принятых на себя денежных обязательств. Подходы к распределению договорных рисков между сторонами КЖЦ во многом аналогичны тем, которые были изложены выше применительно к долгосрочным государственным контрактам.

-------------------------------------------------- ----------------

Название документа