Материальная ответственность за коррупционные правонарушения

(Корякин В. М., Кот П. А.) («Право в Вооруженных Силах», 2013, N 10) Текст документа

МАТЕРИАЛЬНАЯ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ ЗА КОРРУПЦИОННЫЕ ПРАВОНАРУШЕНИЯ

В. М. КОРЯКИН, П. А. КОТ

Корякин В. М., доктор юридических наук.

Кот П. А., майор юстиции, юрист.

Рассматриваются проблемы материальной ответственности военнослужащих и лиц гражданского персонала за ущерб, причиненный коррупционными правонарушениями, показано отличие материальной ответственности от административной и гражданско-правовой ответственности.

Ключевые слова: материальная ответственность, коррупционное правонарушение, материальный ущерб, гражданский иск в уголовном процессе.

Liability for corruption offences V. M. Korjakin, P. A. Kot

The paper considers the problem of the liability of troops and civilian personnel for the damage caused by corruption offences, shows how the liability of administrative and civil liability.

Key words: material responsibility, corruption offenses, material damages, civil claim in criminal proceedings.

Наиболее серьезными и действенными мерами пресечения и предупреждения коррупции являются, как известно, привлечение виновных лиц к юридической ответственности за совершенные коррупционные правонарушения и обеспечение неотвратимости такой ответственности. Коррупционные правонарушения представляют собой противоправные виновные деяния (действие или бездействие), связанные с неправомерным использованием в корыстных целях военнослужащими и иными лицами предоставленных им должностных полномочий. Как указывает Т. Л. Козлов, объективная сторона коррупционного правонарушения включает не только использование должностного (служебного) положения вопреки законным интересам общества и государства в результате взятки (подкупа), но и нарушение нормативно установленных правил и процедур, специально предназначенных для предупреждения коррупционных деяний <1>. ——————————— <1> Противодействие коррупции в военной организации государства / Под общ. ред. А. В. Кудашкина. М., 2013. С. 49.

По степени общественной опасности коррупционные правонарушения подразделяются следующим образом: а) коррупционные преступления — корыстные противоправные деяния, предусмотренные Уголовным кодексом Российской Федерации, совершенные с использованием служебного положения должностными лицами и лицами, выполняющими управленческие функции в коммерческой или иной организации; б) административные коррупционные правонарушения — вид коррупционных правонарушений, ответственность за которые предусмотрена законодательством об административных правонарушениях, совершенных с использованием служебного положения для получения незаконных преимуществ; в) коррупционные гражданско-правовые деликты — обладающие признаками коррупции нарушения правил дарения, предусмотренных гл. 32 Гражданского кодекса Российской Федерации, а также нарушения порядка предоставления услуг, предусмотренных гл. 39 Гражданского кодекса Российской Федерации, когда дарение и оказание услуг связаны с должностным положением одаряемого (получателя услуг) и осуществляются в целях его подкупа <2>; ——————————— <2> Максимов С. В. Мониторинг уголовной политики: глоссарий и инструментарий. М., 2009. С. 17.

г) коррупционные дисциплинарные проступки — противоправные, виновные действия (бездействие), которые выражаются в нарушении норм антикоррупционного законодательства и которые в соответствии с законодательством Российской Федерации не влекут уголовной или административной ответственности и предусматривают применение мер дисциплинарного воздействия. За совершение коррупционных правонарушений действующим законодательством предусмотрены следующие виды юридической ответственности: — дисциплинарная ответственность; — материальная ответственность; — административная ответственность; — гражданско-правовая ответственность; — уголовная ответственность. В многочисленных публикациях, посвященных проблемам юридической ответственности за коррупцию, речь идет чаще всего об уголовной ответственности за преступления коррупционной направленности. В связи с развитием антикоррупционного законодательства появилось немало публикаций об административной и дисциплинарной ответственности, имеются также публикации о гражданско-правовой ответственности. Но по какой-то причине вне поля зрения остались вопросы, связанные с материальной ответственностью военнослужащих и лиц гражданского персонала Вооруженных Сил Российской Федерации за коррупционные правонарушения. Попытаемся восполнить данный пробел. Материальная ответственность является специфической мерой юридической ответственности и наступает за причинение ущерба государственному имуществу лицом, находящимся при исполнении должностных (служебных, трудовых) обязанностей. К. С. Лиховидов определяет материальную ответственность военнослужащих как «относительно самостоятельный вид юридической ответственности по российскому праву, предусматривающий применение мер государственного принуждения в виде возмещения в денежной форме виновно причиненного ущерба государству при нарушении установленных законом и возложенных на военнослужащих обязанностей по сохранности государственного имущества» <3>. Порядок и условия материальной ответственности военнослужащих определены Федеральным законом от 12 июля 1999 г. N 161-ФЗ «О материальной ответственности военнослужащих». Авторы комментария к указанному Федеральному закону под материальной ответственностью военнослужащих понимают предусмотренную законом необходимость возложения на них компетентными государственными органами обязанности возместить в денежной форме причиненный реальный ущерб имуществу воинской части при исполнении ими служебных обязанностей (общих, должностных, специальных) в установленных размерах <4>. ——————————— <3> Лиховидов К. С. Материальная ответственность военнослужащих: Дис. … канд. юрид. наук. М., 1997. С. 11. <4> Гусейнова Н. Ч., Титов А. В., Тюрин А. И. Комментарий к Федеральному закону «О материальной ответственности военнослужащих». М., 2010. С. 8.

Применительно к материальной ответственности гражданского персонала материальная ответственность представляет собой обязанность лица гражданского персонала Вооруженных Сил Российской Федерации возместить в установленных нормами трудового законодательства пределах и порядке прямой действительный ущерб, причиненный воинской части виновным противоправным деянием (действием либо бездействием) <5>. Основания и порядок материальной ответственности работников, работающих по трудовому договору, урегулированы разд. XI Трудового кодекса Российской Федерации. ——————————— <5> Гакало Н. М. Материальная ответственность гражданского персонала Вооруженных Сил Российской Федерации: Дис. … канд. юрид. наук. М., 2006. С. 9.

В системе мер противодействия коррупционным проявлениям материальная ответственность субъектов не только выступает карой за совершенный акт коррупции, но и служит цели возмещения государству материального ущерба, причиненного таким актом. Размеры материального ущерба от коррупции весьма велики. Так, на состоявшемся 11 июля 2013 г. в Главной военной прокуратуре координационном совещании правоохранительных органов заместитель Генерального прокурора Российской Федерации — главный военный прокурор С. Н. Фридинский отметил, что размер материального ущерба, причиненного государству коррупционными преступлениями в военной организации государства в текущем году, возрос в 5,5 раза и превысил 4,4 млрд. руб. <6>. ——————————— <6> Каждое пятое преступление имеет коррупционную направленность // Красная звезда. 2013. 17 июля.

Таким образом, при правильном и активном использовании военными правоохранительными органами, органами военного управления, командирами (начальниками) действующего законодательства правовой институт материальной ответственности может и должен стать весьма действенным средством минимизации негативных последствий коррупции в Вооруженных Силах Российской Федерации, других войсках, воинских формированиях и органах. Исходя из указанных теоретических положений, можно сформулировать следующие особенности применения материальной ответственности за коррупционные правонарушения, совершаемые военнослужащими и лицами гражданского персонала Вооруженных Сил Российской Федерации: — во-первых, данный вид юридической ответственности может применяться не в любом случае совершения виновным лицом коррупционного правонарушения, а только тогда, когда следствием такого правонарушения является реальный ущерб <7> (прямой действительный ущерб <8>), причиненный имуществу, находящемуся в федеральной собственности и закрепленному за воинскими частями; ——————————— <7> Реальный ущерб — утрата или повреждение имущества воинской части, расходы, которые воинская часть произвела либо должна произвести для восстановления, приобретения утраченного или поврежденного имущества, а также излишние денежные выплаты, произведенные воинской частью (ст. 2 Федерального закона «О материальной ответственности военнослужащих). <8> Прямой действительный ущерб — реальное уменьшение наличного имущества работодателя или ухудшение состояния указанного имущества (в том числе имущества третьих лиц, находящегося у работодателя, если работодатель несет ответственность за сохранность этого имущества), а также необходимость для работодателя произвести затраты либо излишние выплаты на приобретение, восстановление имущества либо на возмещение ущерба, причиненного работником третьим лицам (ст. 238 Трудового кодекса Российской Федерации).

— во-вторых, военнослужащие и лица гражданского персонала привлекаются к материальной ответственности за коррупционные правонарушения независимо от применения к ним иных мер юридической ответственности (дисциплинарной, административной, уголовной) (п. 5 ст. 8 Федерального закона «О материальной ответственности военнослужащих»); — в-третьих, взыскание с виновных лиц суммы ущерба осуществляется как в административном (при небольшом размере ущерба), так и в судебном порядке; — в-четвертых, привлечение виновных лиц к материальной ответственности является не правом, а обязанностью соответствующего командира (начальника). Невыполнение данной обязанности влечет применение мер материальной ответственности к самому командиру (начальнику), не принявшему необходимых мер к возмещению виновными лицами причиненного ущерба (п. 3 ст. 4 Федерального закона «О материальной ответственности военнослужащих»); — в-пятых, исходя из текстуального анализа Федерального закона «О материальной ответственности военнослужащих», можно определить следующие разновидности коррупционных правонарушений, совершаемых военнослужащими, за которые предусмотрена материальная ответственность: 1) завышение объема выполненных работ (п. 2 ст. 4); 2) нарушение приказами (распоряжениями) командиров (начальников) установленного порядка учета, хранения, использования, расходования имущества (п. 3 ст. 4, ст. 5); 3) непринятие командирами (начальниками) необходимых мер к предотвращению хищения имущества и излишних денежных выплат, к возмещению виновными лицами причиненного ущерба (п. 3 ст. 4); 4) причинение материального ущерба действиями (бездействием) военнослужащего, содержащими признаки состава коррупционного преступления (ст. 5); 5) причинение материального ущерба путем хищения либо иных умышленных действий (бездействия) независимо от того, содержат ли они признаки состава преступления (ст. 5). Говоря о правовом механизме привлечения виновных лиц к материальной ответственности, следует отдельно остановиться на таком действенном инструменте, как гражданский иск в уголовном процессе (ст. 44 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации), под которым понимается требование лица, понесшего материальный ущерб от преступления, к обвиняемому или лицам, несущим материальную ответственность за действия обвиняемого, о возмещении причиненных убытков, заявленное при производстве по уголовному делу и рассматриваемое судом совместно с ним <9>. ——————————— <9> Енаева Л. К. Уголовный процесс: Учеб. пособие. М., 2005.

Регулируя поведение участников уголовного судопроизводства, институт гражданского иска в уголовном процессе является уголовно-процессуальным институтом. В то же время, определяя поведение участников спора о праве гражданском, институт гражданского иска в уголовном процессе включает в себя черты гражданско-процессуального метода регулирования <10>. В свою очередь, вопросы материальной ответственности военнослужащих относятся к административному и военному праву, а материальной ответственности лиц гражданского персонала — к трудовому праву. Таким образом, институт гражданского иска в уголовном процессе является комплексным правовым институтом, соединяющим в одном производстве дела о коррупционном преступлении (уголовное дело) и дела о возмещении ущерба (гражданское дело), что дает очевидные преимущества как с точки зрения организации подготовки к рассмотрению и самого рассмотрения уголовного дела, так и с точки зрения защиты законных интересов государства, пострадавшего от коррупционного преступления, так как исключается необходимость дважды — в уголовном и гражданском процессе — отстаивать права и интересы, нарушенные преступлением, а самое главное, доказывать обоснованность своих исковых требований по правилам гражданского судопроизводства, где бремя доказывания возлагается на истца. Доказывание же гражданского иска, предъявленного по уголовному делу, осуществляется по правилам, установленным Уголовно-процессуальным кодексом Российской Федерации. Это значит, что бремя такого доказывания лежит на органах уголовного преследования <11>. ——————————— <10> Белоусов М. С., Калемина В. В. Уголовный процесс: Конспект лекций. М., 2005. <11> Петрухин И. Л., Башкатов Л. Н. Уголовно-процессуальное право Российской Федерации: Учеб. М., 2006.

Следует отметить, что военные правоохранительные органы довольно активно используют институт материальной ответственности в целях возмещения ущерба, причиняемого коррупционными преступлениями. Так, по данным Главной военной прокуратуры, только за 6 месяцев 2013 г. в государственную казну возвращено свыше 1,3 млрд. руб. из похищенных бюджетных средств <12>. ——————————— <12> Каждое пятое преступление имеет коррупционную направленность // Красная звезда. 2013. 17 июля.

Приведем несколько примеров из судебной практики, когда воинские должностные лица, совершившие коррупционные преступления, были одновременно с уголовной ответственностью привлечены к материальной ответственности. 1. Выборгским гарнизонным военным судом Западного военного округа командир инженерно-саперного батальона войсковой части 02511 подполковник В. Гуляк признан виновным в совершении преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 285 (злоупотребление должностными полномочиями) и ч. 4 ст. 159 (мошенничество, совершенное лицом с использованием своего служебного положения, в особо крупном размере) Уголовного кодекса Российской Федерации. С марта 2010 г. по ноябрь 2011 г. на территории 221-го общевойскового полигона, расположенного возле поселка Каменка, военнослужащими войсковой части 02511 проводились мероприятия по уничтожению боеприпасов с истекшими сроками хранения путем их подрыва. За участие в этих мероприятиях им полагались дополнительные выплаты. С января по ноябрь 2011 г. подполковник В. Гуляк, отвечавший за формирование состава участников данных мероприятий и за составление служебной документации, регулярно вносил в акты о результатах работ по уничтожению боеприпасов и в проекты приказов командира части о материальном стимулировании военнослужащих заведомо ложные сведения об участии в уничтожении боеприпасов 11 военнослужащих, которые в действительности в этих мероприятиях не участвовали вовсе. На основании подготовленных документов этим военнослужащим было выплачено 1,29 млн. руб. денежного вознаграждения. В свою очередь, В. Гуляк в этот же период истребовал с указанных военнослужащих часть выплаченных им денег в сумме 196000 руб. За указанные деяния судом ему назначено наказание в виде трех лет лишения свободы с содержанием в колонии общего режима с лишением воинского звания «подполковник». Кроме того, судом удовлетворен заявленный военным прокурором гарнизона гражданский иск о взыскании с В. Гуляка в порядке материальной ответственности денежной суммы в размере 1,06 млн. руб. в пользу одного из федеральных казенных учреждений Минобороны России <13>. ——————————— <13> Красная звезда. 2012. 24 окт.

2. Бывший начальник ФГУ «Дом офицеров Нижегородского гарнизона» Минобороны России подполковник В. Тодосьев признан виновным в совершении преступлений, предусмотренных п. «в» ч. 3 ст. 286 (превышение должностных полномочий с причинением тяжких последствий) и ч. 1 ст. 286 (превышение должностных полномочий) Уголовного кодекса Российской Федерации. Следствием установлено, что Тодосьев в нарушение установленного порядка без проведения конкурса заключил государственные контракты с двумя коммерческими организациями для ремонта проезжей части и системы отопления Дома офицеров на общую сумму 5,3 млн. руб. После проведения предусмотренных соглашениями работ осужденный, не проверив их полноту и качество, подписал документы, содержащие завышенные сведения о стоимости ремонта. В результате произошло неправомерное расходование бюджетных средств в сумме 2,7 млн. руб. Приговором Нижегородского гарнизонного военного суда Тодосьеву назначено наказание в виде лишения свободы сроком на три года условно с испытательным сроком два года и штрафа в размере 60 тыс. руб. Суд также лишил его права на протяжении двух лет занимать должности, связанные с выполнением административно-хозяйственных и организационно-распорядительных функций на государственной службе и в органах местного самоуправления. Кроме того, в порядке материальной ответственности судом удовлетворен в полном объеме гражданский иск на сумму 2,7 млн. руб. <14>. ——————————— <14> Красная звезда. 2013. 5 июня.

3. Бывший председатель военно-научного комитета Космических войск полковник запаса В. Кузнецов признан виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 285 (злоупотребление должностными полномочиями, повлекшее тяжкие последствия) Уголовного кодекса Российской Федерации. Следствием установлено, что в рамках Федеральной целевой программы «Развитие российских космодромов на 2006 — 2015 годы» Космические войска заключили с автономной некоммерческой организацией «Секция «Инженерные проблемы стабильности и конверсии» Российской инженерной академии» государственный контракт на выполнение работ по определению предельных размеров выбросов вредных веществ, а также лимитов на размещение отходов для космодрома Плесецк. В декабре 2008 г. Кузнецов, скрыв от вышестоящего командования имеющиеся недостатки, утвердил акт приемки выполненных работ, на основании которого исполнителю перечислили 5,4 млн. руб. Между тем, по оценкам специалистов, в действительности работы выполнялись не в полном объеме и не всегда надлежащего качества. Ущерб, причиненный государству, составил 2,6 млн. руб. Решением 94-го гарнизонного военного суда Кузнецову назначено наказание в виде трех лет лишения свободы условно с испытательным сроком два года. Суд также лишил его права на протяжении двух лет занимать должности на государственной службе и в органах местного самоуправления, связанные с организационно-распорядительной деятельностью, и удовлетворил иск Минобороны России в части взыскания с Кузнецова причиненного ущерба в размере 2,6 млн. руб. <15>. ——————————— <15> Там же.

Таким образом, институт материальной ответственности военнослужащих и лиц гражданского персонала является действенным средством противодействия коррупции в военной организации государства, основным предназначением которого является возмещение материального ущерба, причиняемого коррупционными правонарушениями государству.

——————————————————————

Название документа

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *