О новациях в правовом регулировании жилищного обеспечения военнослужащих

(Ильменейкин П. В.) («Право в Вооруженных Силах», 2011, N 1) Текст документа

О НОВАЦИЯХ В ПРАВОВОМ РЕГУЛИРОВАНИИ ЖИЛИЩНОГО ОБЕСПЕЧЕНИЯ ВОЕННОСЛУЖАЩИХ

П. В. ИЛЬМЕНЕЙКИН

Ильменейкин П. В., юрист.

Дан анализ новаций, предусмотренных Инструкцией о предоставлении военнослужащим — гражданам Российской Федерации, проходящим военную службу по контракту в ВС РФ, жилых помещений по договору социального найма, утвержденной Приказом Минобороны России от 30.09.2010 N 1280.

Ключевые слова: военнослужащий, жилищное обеспечение, законодательство, новации.

About innovations in the legal regulation of housing for military personnel P. V. Ilmeneykin

An analysis of innovations under the Regulations to provide military forces — citizens of the Russian Federation, undergoing military service under the contract in the Armed Forces, living quarters on the social contract of employment, approved by order of the Russian Defense Ministry on 30.09.2010 N 1280.

Key words: military, housing, legislation, innovation.

В соответствии с указаниями заместителя Министра обороны Российской Федерации Т. В. Шевцовой от 14 сентября 2010 года N 194/01/1034 органам военного управления было запрещено производить распределение между военнослужащими жилых помещений, подлежащих заселению по договорам социального найма. А 29 октября 2010 года в «Российской газете» был опубликован долгожданный новый Приказ Министра обороны Российской Федерации от 30 сентября 2010 года N 1280 «О предоставлении военнослужащим Вооруженных Сил Российской Федерации жилых помещений по договору социального найма и служебных жилых помещений» (зарегистрирован в Минюсте Российской Федерации 27 октября 2010 г., регистрационный N 18841), которым были утверждены: Инструкция о предоставлении военнослужащим — гражданам Российской Федерации, проходящим военную службу по контракту в Вооруженных Силах Российской Федерации, жилых помещений по договору социального найма, и Инструкция о предоставлении военнослужащим — гражданам Российской Федерации, проходящим военную службу по контракту в Вооруженных Силах Российской Федерации, служебных жилых помещений. А также в этом же номере «Российской газеты» был опубликован Приказ Министра обороны Российской Федерации от 30 сентября 2010 года N 1297 «О признании утратившими силу приказов Министра обороны Российской Федерации», которым были признаны утратившими силу Приказ Министра обороны Российской Федерации от 15 февраля 2000 г. N 80 «О порядке обеспечения жилыми помещениями в Вооруженных Силах Российской Федерации» и Приказы Министра обороны Российской Федерации от 20 августа 2008 г. N 448 и от 13 октября 2009 г. N 1101, вносившие изменения в Приказ Министра обороны Российской Федерации от 2000 г. N 80. Целью настоящей статьи является юридический анализ новаций, предусмотренных Инструкцией о предоставлении военнослужащим — гражданам Российской Федерации, проходящим военную службу по контракту в Вооруженных Силах Российской Федерации, жилых помещений по договору социального найма, утвержденной Приказом Министра обороны Российской Федерации от 30 сентября 2010 г. N 1280 (далее — Инструкция). Следует признать то, что многие из установленных Инструкцией новаций действительно были нужны, так как давно уже назрела необходимость изменить и привести правовое регулирование жилищных отношений с участием военнослужащих в соответствие с нормами Жилищного кодекса Российской Федерации, ст. 15 и ст. 15.1 Федерального закона «О статусе военнослужащих». Так, самой главной и важной новацией представляется введение единого учета военнослужащих, нуждающихся в жилых помещениях, с составлением и ведением уполномоченным органом <1> единого реестра военнослужащих, принятых на учет нуждающихся в жилых помещениях. ——————————— <1> Таким органом является Департамент жилищного обеспечения Министерства обороны Российской Федерации. В соответствии с Приказом Министра обороны Российской Федерации 2010 г. N 1455 Департамент жилищного обеспечения осуществляет свои функции через: ФГУ «Западное; ФГУ «Центральное региональное управление жилищного обеспечения» Министерства обороны Российской Федерации; ФГУ «Восточное региональное управление жилищного обеспечения» Министерства обороны Российской Федерации; ФГУ «Южное региональное управление жилищного обеспечения» Министерства обороны Российской Федерации.

Следует учесть, что вступивший в силу с 1 марта 2005 г. Жилищный кодекс Российской Федерации в отличие от ранее действовавшего Жилищного кодекса РСФСР не предусмотрел института жилищных комиссий, в связи с чем их деятельность после 1 марта 2005 г. вряд ли можно признать правомерной. Но в Вооруженных Силах Российской Федерации жилищные комиссии продолжали существовать до издания Приказа Министра обороны Российской Федерации 2010 г. N 1280. А из-за ограниченности и неопределенности ряда их правомочий жилищные комиссии нередко служили «простой ширмой» для прикрытия единоличного распределения командирами (начальниками) жилья между военнослужащими. Кроме того, у командиров (начальников) всегда имелись необходимые рычаги воздействия, чтобы жилищная комиссия приняла нужное им решение (распределила жилье «нужным» военнослужащим и не распределила жилье «неугодным»). Теперь же распределение жилья между военнослужащими, независимо от того, в каком виде или роде Вооруженных Сил и в какой воинской части (организации, управлении) они служат, в фаворе или нет они у своих начальников и командиров, будет производиться централизованно и не будет зависеть от воли и усмотрения командира (начальника) или его заместителя (председателя жилищной комиссии). По новым правилам централизованные учет военнослужащих и распределение им квартир будут производиться следующим образом: Каждый военнослужащий, который претендует на получение жилого помещения от Министерства обороны Российской Федерации, пишет заявление и вместе с пакетом необходимых документов (указанных в п. 1 Инструкции) направляет его по почте заказным письмом с описью вложения (или бандеролью), либо передает лично в региональное структурное подразделение Департамента жилищного обеспечения Министерства обороны Российской Федерации (далее — ДЖО). Почтовые адреса уполномоченного органа (департамента) и структурного (регионального) подразделения уполномоченного органа должны быть помещены в каждом органе военного управления (воинской части) для всеобщего сведения на специальных щитах, на которых вывешивается распорядок дня и регламент служебного времени (а ранее, по прежним правилам, военнослужащий должен был с подобным заявлением (рапортом) обратиться к командиру той воинской части, в которой он проходит военную службу. А командир должен был передать это заявление и приложенные к нему документы на рассмотрение и принятие резолютивного решения по нему в жилищную комиссию воинской части, которое, затем, в свою очередь, подлежало утверждению этим же самым командиром воинской части). В региональном подразделении ДЖО в течение 5 дней все представленные военнослужащим документы проверяют, затем пересылают их непосредственно в ДЖО. В пункте 3 Инструкции указано, что признание военнослужащих нуждающимися в жилых помещениях по договору социального найма осуществляется уполномоченным органом (ДЖО) в соответствии со статьей 51 Жилищного кодекса Российской Федерации и с учетной нормой площади жилого помещения, установленной органом местного самоуправления <2>, но не более 18 квадратных метров общей площади жилого помещения на одного человека (ранее, по прежним правилам, такое решение правомочно было принимать коллегиально только лишь жилищная комиссия воинской части). ——————————— <2> Как видим, так же как и в старой Инструкции нуждаемость определяется в соответствии с учетными нормами, установленными органами местного самоуправления. Ранее автор высказывал позицию о необходимости установления для всех военнослужащих единой учетной нормы площади жилого помещения. См.: Ильменейкин П. В. Жилищные нормы и связанные с ними проблемы обеспечения военнослужащих жильем // Право в Вооруженных Силах. 2010. N 3.

Инструкцией предусмотрено, что решение о принятии военнослужащих на учет или об отказе в принятии на учет нуждающихся в жилых помещениях по договору социального найма принимается уполномоченным органом по результатам рассмотрения заявлений и документов, приложенных военнослужащими к заявлениям, не позднее чем через 30 рабочих дней со дня их поступления в структурное (региональное) подразделение уполномоченного органа. В случае если военнослужащим предоставлены не все необходимые для принятия на учет документы, уполномоченный орган приостанавливает рассмотрение его заявления о принятии на учет и направляет военнослужащему и, в копии, командиру (начальнику) той воинской части (организации), в которой служит военнослужащий, уведомление с предложением предоставить в уполномоченный орган недостающие документы. Командир (начальник) воинской части (организации) Вооруженных Сил Российской Федерации по месту прохождения военнослужащим военной службы в течение трех рабочих дней вручает под роспись военнослужащему такое уведомление. Если же военнослужащим в тридцатидневный срок со дня получения указанного уведомления не предоставлены недостающие документы, уполномоченный орган выносит решение об отказе в принятии на учет нуждающихся в жилых помещениях. Уполномоченный орган не позднее чем через 3 рабочих дня со дня принятия решения о принятии военнослужащих на учет или об отказе в принятии на учет нуждающихся в жилых помещениях по договору социального найма выдает военнослужащему или направляет по указанным им адресам решения, оформленные в соответствии с образцом, предусмотренным Инструкцией. Как уже упоминалось, уполномоченный орган (ДЖО) ведет единый реестр военнослужащих, принятых на учет нуждающихся в жилых помещениях, информация из которого размещается в глобальной информационной сети Интернет на официальном сайте Министерства обороны Российской Федерации. При этом дата принятия военнослужащих на учет нуждающихся в жилых помещениях определяется датой подачи (отправки по почте) ими в региональное структурное подразделение уполномоченного органа заявлений и документов, а сам учет военнослужащих, нуждающихся в жилых помещениях, ведется по очередности, исходя из даты принятия их на учет. Автор настоящей статьи полагает, что к недостаткам Инструкции следует отнести сохранение предусмотренной ранее Приказом Министра обороны Российской Федерации 2000 г. N 80 дополнительной и не установленной Жилищным кодексом Российской Федерации стадии предоставления жилых помещений по договору социального найма, а именно предварительное распределение их между военнослужащими и обусловленную этим возможность перераспределения уже распределенного в соответствии с очередностью одним военнослужащим жилых помещений другим военнослужащим. При этом следует учесть то, что ч. 8 ст. 5 Жилищного кодекса Российской Федерации установлено, что в случае несоответствия норм жилищного законодательства, содержащихся в федеральных законах и иных нормативных правовых актах Российской Федерации, положениям Жилищного кодекса Российской Федерации, должны применяться положения Жилищного кодекса Российской Федерации! То есть при судебном разрешении спорных ситуаций по лишению военнослужащих распределенных им в соответствии с очередностью жилых помещений, суд, безусловно, восстановит нарушенные права военнослужащих. Но автору непонятно, зачем Министру обороны Российской Федерации нужно было нормативно создавать предпосылки для появления таких спорных ситуаций с отрицательной для Министерства обороны Российской Федерации перспективой их судебного разрешения? По нормам Жилищного кодекса Российской Федерации предоставление гражданам России жилых помещений является, как правило, окончательным и не может быть кем-либо пересмотрено. То есть предоставленное гражданину жилое помещение уже не может быть передано другому гражданину. А потому гражданин получает именно то жилище, которое ему предоставлено в порядке его очередности в списке учета на получение этого жилья. Предварительное же распределение жилых помещений военнослужащим Министерством обороны Российской Федерации реально не является окончательным и бесповоротным, так как уже распределенное военнослужащему-очереднику жилое помещение в ряде случаев, причем по основаниям, не зависящим от него, может быть вполне «законно» перераспределено и предоставлено другому военнослужащему, поставленному на учет позже его. Так, в пункте 12 Инструкции указано, что не позднее чем через 10 рабочих дней с даты поступления в уполномоченный орган сведений о жилых помещениях, которые могут быть распределены, уполномоченный орган вручает под расписку или иным способом, свидетельствующем о факте и дате его получения, военнослужащим, принятым на учет нуждающихся в жилых помещениях, извещения о распределении жилых помещений. А копии извещений о распределении жилых помещений направляются командиру (начальнику) воинской части (организации) по месту прохождения военнослужащим военной службы. При согласии военнослужащих с предоставлением жилых помещений они обязаны: а) в пятидневный срок после получения извещений направить в уполномоченный орган согласие о предоставлении распределенного жилого помещения, а также обратиться в федеральный орган исполнительной власти, уполномоченный в области государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним, за получением выписок из Единого государственного реестра прав на недвижимое имущество и сделок с ним о правах военнослужащих и членов их семей на жилые помещения на всей территории России; б) в тридцатидневный срок с даты получения извещения обязаны направить в ДЖО полученные выписки с копиями документов, удостоверяющих личность военнослужащих и совместно проживающих с ними членов их семей (паспортов с данными о регистрации по месту жительства, свидетельств о рождении детей). В случае, если военнослужащий и члены его семьи изменяли место жительства после принятия его на учет нуждающихся в жилых помещениях, необходимо представить также и другие документы: выписки из домовых книг и копии финансовых лицевых счетов с этих мест жительств. При несогласии военнослужащих с предоставлением распределенных жилых помещений они в пятидневный срок с даты получения извещения направляют в уполномоченный орган отказы от предоставления распределенных жилых помещений по установленной форме (и, как правило, по почте заказным письмом). Автор настоящей статьи обращает особое внимание на п. 13 Инструкции, в соответствии с которым, в случае непоступления от военнослужащих, которым направлены извещения о распределении жилых помещений, согласия с предоставлением распределенных жилых помещений, в течение пяти дней с даты поступления в уполномоченный орган (департамент) уведомления о вручении извещений военнослужащим указанные жилые помещения распределяются между другими военнослужащими, принятыми на учет нуждающихся в жилых помещениях. По мнению автора, указанная норма является явно непродуманной и дискриминирует военнослужащих в праве на жилище по следующим основаниям: Во-первых, распределенное военнослужащему жилое помещение эта норма Инструкции обязывает перераспределить другому военнослужащему не в случае получения отказа военнослужащего от этого жилья (что было бы вполне понятно и обоснованно), а в случае непоступления согласия от военнослужащего и причем не обязывает уполномоченный орган выяснять причину непоступления согласия (выделено автором), то есть для того, чтобы перераспределить жилье другому военнослужащему, достаточно всего лишь не получить согласие от военнослужащего в установленный Инструкцией пятидневный срок. Но, учитывая, что военнослужащие направляют это согласие в Москву (в уполномоченный орган) по почте, всегда существует, может и небольшой, но реальный риск, что это письмо с согласием за время пути, например от Камчатки до Москвы, может и погибнуть в результате пожара или другой катастрофы, может быть повреждено или даже просто затеряться по дороге из-за чьей-то халатности <3>. ——————————— <3> Примечание редакции: возможно, что все эти функции будут выполнять региональные управления жилищного обеспечения, на что ориентирует Приказ Министра обороны Российской Федерации 2010 г. N 1455.

Во-вторых, указанный Министром обороны Российской Федерации «пятидневный срок» явно мал и недостаточен, учитывая огромные территориальные масштабы нашей страны. Ведь за 5 дней заказное письмо с согласием, направленное по почте, может попросту не успеть дойти. А надо ведь еще учитывать и ошибки, связанные с человеческим фактором (описки, нечеткий почерк, письмо по ошибке могут поместить не в тот почтовый мешок и т. п.) и с техническими причинами, которые могут намного увеличить срок доставки этого письма в уполномоченный орган. При этом разработчики Инструкции вообще не учли то, что военнослужащие в эти пять календарных дней обычно не отдыхают, а с раннего утра и до поздней ночи (а то и круглосуточно) находятся на службе, на территории воинской части, и для того, чтобы прибыть в региональное подразделение уполномоченного органа или на почту (для отправки письма с согласием). Да, п. 12 Инструкции обязывает командиров воинских частей в случаях привлечения военнослужащих к мероприятиям, указанным в п. 8 Инструкции, в течение 3 рабочих дней сообщать об этом в уполномоченный орган. Но в условиях, когда воинская часть привлечена к учениям или подвергается проверке, у командира просто может и не быть времени на такое сообщение. А ведь Инструкция, повторю, разрешая перераспределять жилье другим военнослужащим, при этом не обязывает уполномоченный орган выяснять причины «неполучения согласия», то есть добросовестные военнослужащие в ряде случаев могут оказаться «без вины виноватыми». Также, по мнению автора, очень сильно дискриминирует военнослужащих в праве на жилище и такая норма пункта 12 Инструкции о том, что в случае, когда срок указанных мероприятий (нахождение военнослужащего в служебной командировке, на лечении; выполнения задач в условиях чрезвычайного положения, военного положения и вооруженного конфликта; участия в боевых действиях, учениях, походах кораблей и т. п., нахождения в плену и другие) превышает девяносто суток, жилые помещения распределяются между другими военнослужащими, принятыми на учет нуждающихся в жилых помещениях». Следует учесть, что добросовестный военнослужащий не вправе отказаться от участия в боевых действиях, в учениях, от служебной командировки, в походах кораблей, срок нахождения в которых может и превышать девяносто суток. А во время боевых действий никто не застрахован от плена, срок нахождения в котором может длиться годами (достаточно вспомнить «кавказских пленников»), или от тяжелого ранения, при котором находиться на излечении возможно по полгода и больше. Таким образом, Министерство обороны Российской Федерации вместо того, чтобы поощрять добросовестных военнослужащих дополнительными социальными гарантиями, этой нормой фактически наказывает их лишением положенных им жилых помещений — за их добросовестность! И на практике вполне могут создаться такие ситуации, когда добросовестного военнослужащего, грудью защищавшего Отчизну и получившего при этом тяжелые ранения, в Министерстве обороны Российской Федерации «на вполне законных основаниях» лишат уже распределенного ему жилья, так как он воюет (или находится на излечении) свыше девяносто суток, а это же жилье перераспределят другому. По мнению автора настоящей статьи, в таких случаях следовало нормативно предоставить полномочия по даче согласия на предоставление долгожданного для семьи военнослужащего жилого помещения и оформлению необходимых документов близким членам семьи такого военнослужащего (например, супруге). Ведь эту распределенную им квартиру семьи военнослужащих часто ждут долгие годы. И все это время члены семьи военнослужащего наравне с ним делят все тяготы и лишения воинской службы. Поэтому супруга военнослужащего имеет при участии военнослужащего в боевых действиях, в учениях или походах кораблей, нахождении его в служебной командировке, на излечении или в плену полное моральное право (и законное право, по нормам Федерального закона «О статусе военнослужащих»!) на дачу согласия и оформление документов на предоставленное им Министерством обороны Российской Федерации жилое помещение. Также существенным недостатком Инструкции, по мнению автора, является то, что ею вообще не урегулирован порядок дальнейшего жилищного обеспечения военнослужащего (и его очередность) в случае, когда он отказывается от получения распределенного ему ДЖО жилья, либо, если по указанным выше основаниям, уже распределенное военнослужащему жилье без его вины и вопреки его желанию ДЖО перераспределит другому военнослужащему. Ведь в таких случаях очередь военнослужащего на получение жилья реально уже проходит. А как в дальнейшем будет осуществляться распределение ему жилья, как и то, будет ли он в дальнейшем иметь право и реальную возможность получить от Министерства обороны это жилое помещение в избранном им, а не за него месте жительства в Инструкции не указано. Таким образом, во всех этих вопросах искусственно создана правовая неопределенность, что на практике допускает ничем не ограниченную свободу усмотрения чиновников Министерства обороны Российской Федерации, занимающихся распределением жилья между военнослужащими, и реально является очень мощным коррупциогенным фактором. В пункте 14 Инструкции указано, что жилые помещения предоставляются по нормам, установленным статьей 15.1 Федерального закона «О статусе военнослужащих», но при этом введено ограничение, что размер предоставляемой общей площади жилого помещения уменьшается на величину общей площади жилых помещений, принадлежащих военнослужащим и (или) членам их семей на праве собственности. При этом предоставление жилых помещений осуществляется с учетом права на дополнительную жилую площадь. Решение о предоставлении жилых помещений принимаются уполномоченным органом не позднее чем через десять рабочих дней со дня получения от военнослужащих документов (выписок из ЕГРП на недвижимое имущество, выписок из домовых книг и копий финансовых счетов и т. п.), при отсутствии оснований для снятия военнослужащих с учета нуждающихся в жилых помещениях и подлежит реализации в срок не более чем два месяца с даты их принятия. В случае если предоставленные военнослужащими документы не позволяют уполномоченному органу принять в соответствии с законодательством Российской Федерации решение о предоставлении этим военнослужащим распределенных жилых помещений, уполномоченный орган не позднее чем через десять рабочих дней со дня получения от них этих документов вручает под расписку или иным способом, свидетельствующим о факте и дате его получения, военнослужащим мотивированный отказ в предоставлении распределенных жилых помещений. Выписки из решений о предоставлении жилых помещений не позднее чем через три рабочих дня со дня их принятия уполномоченный орган направляет военнослужащим с уведомлением о вручении и органам (организациям), заключающим договоры социального найма жилого помещения с военнослужащим. Автор настоящей статьи обращает внимание на то, что в нормах Инструкции не указано конкретно, какие именно органы (организации) управомочены заключать с военнослужащими договоры социального найма на предоставляемые им Министерством обороны Российской Федерации жилые помещения. Наиболее вероятно, что такими органами будут региональные управления жилищного обеспечения (до издания Приказа 2010 г. N 1280 такие договоры заключали квартирно-эксплуатационные части). В силу пунктов 17 и 18 Инструкции договор социального найма на предоставленное жилое помещение может быть заключен только после освобождения и сдачи военнослужащим и проживающими с ним членами его семьи занимаемых ими ранее жилых помещений, за исключением жилых помещений, находящихся в их собственности, о чем военнослужащие обязаны представить в структурное (региональное) подразделение уполномоченного органа по месту нахождения освобождаемого жилого помещения документы, подтверждающие освобождение этого помещения, и о чем военнослужащим это структурное подразделение выдает (направляет) справку установленного образца. А в пункте 18 Инструкции конкретно указано, что с военнослужащими не может быть заключен договор социального найма предоставленного жилого помещения до сдачи жилого помещения по месту службы, занимаемого ранее военнослужащим и членами его семьи (за исключением жилых помещений, находящихся в их собственности), в случаях истечения срока реализации решения о предоставлении им жилых помещений, а также утраты ими до заключения договора социального найма оснований на получение предоставляемого ему жилого помещения, о чем уполномоченный орган вручает военнослужащим под расписку или иным способом, свидетельствующим о факте и дате его получения, мотивированный отказ. Жилые помещения, договоры социального найма которых не заключены, распределяются уполномоченным органом между другими военнослужащими, принятыми на учет нуждающихся в жилых помещениях. Таким образом, уполномоченный орган сейчас вправе перераспределить другому военнослужащему уже предоставленное военнослужащему-очереднику жилое помещение по причине того, что в установленный п. 16 Инструкции срок (2 месяца) с тем не был заключен договор социального найма, без выяснения причин, почему этот договор социального найма не был заключен (хотя, на практике, довольно часто договор социального найма может быть не заключен с гражданином не по его вине, а по каким-то не зависящим от него причинам, в том числе и из-за чиновничьего бюрократизма). При этом следует учесть то, что такое решение принимается в г. Москве (либо в месте расположения регионального управления), а жилое помещение, на которое не заключен договор социального найма, может территориально быть расположено от уполномоченного органа за сотни и тысячи километров (например, на Камчатке). Такая большая территориальная удаленность не способствует получению уполномоченным органом достоверной информации о возникшей ситуации, а также затрудняет судебную защиту жилищных прав для тех военнослужащих, кого Федерации несправедливо лишили уже распределенных и, главное, уже предоставленных им жилых помещений. Частью 4 статьи 57 Жилищного кодекса Российской Федерации установлено, что «решение о предоставлении жилого помещения по договору социального найма, принятое с соблюдением требований Жилищного кодекса Российской Федерации, является основанием заключения соответствующего договора социального найма в срок, установленный данным решением». И каких-либо других оснований для того, чтобы с гражданином, которому уже предоставлено жилое помещение по решению уполномоченного органа, вообще не заключать договор социального найма, в том числе в связи с тем, что он не уложился в срок, указанный в решении, эта норма Жилищного кодекса Российской Федерации не устанавливает. А ведь нормами статьи 55 Конституции Российской Федерации указано, что права гражданина Российской Федерации могут быть ограничены только в случаях, прямо указанных в федеральных законах! Таким образом, с учетом ч. 4 ст. 57 Жилищного кодекса Российской Федерации, автор настоящей статьи полагает, что Министр обороны Российской Федерации в пункте 18 Инструкции был вправе (да и то с определенными ограничениями) предусмотреть норму следующего примерного содержания: «…не может быть заключен договор социального найма предоставленного жилого помещения до сдачи жилого помещения по месту службы, занимаемого ранее военнослужащим и членами его семьи (за исключением жилых помещений, находящихся в их собственности), в случаях истечения срока реализации решения о предоставлении им жилых помещений.» Следует отметить, что нормы п. п. 17, 18 Инструкции, по мнению автора, серьезно затрагивают интересы военнослужащих и членов их семей, причем в негативном для них аспекте. Так, во-первых, в силу пункта 17 Инструкции военнослужащий может сдать жилое помещение по месту службы и получить соответствующую справку только лишь при условии освобождения этого жилища, то есть реального выезда семьи военнослужащего из него. Но между выездом из прежнего жилища и вселением в новое (особенно, если эти жилища расположены в разных регионах России) всегда реально существует какой-то временной период, в течение которого семья военнослужащего должна где-то жить. А из анализа п. 18 Инструкции следует то, что фактически семья военнослужащего, «осчастливленного» предоставлением нового жилья, обречена на «бомжевание» в этот иногда весьма длительный по времени период. Хотя на практике уже давно разработан и успешно применяется механизм, позволяющий защитить как интересы Министерства обороны Российской Федерации, так и интересы самих военнослужащих: подписание военнослужащими и членами их семей письменных обязательств о сдаче ими жилых помещений по прежнему месту жительства в течение установленного периода времени после получения (приобретения) нового жилья в другом регионе. Во-вторых, указанные два основания пункта 18 Инструкции на практике могут привести к такой ситуации: семья военнослужащего выехала из прежней квартиры и военнослужащий получил справку о ее сдаче, но в указанный в решении срок не смог заключить договор социального найма (например, заболел либо по другой объективной причине). А ведь незаключение договора социального найма в 2-месячный срок является основанием для отказа в заключении с ним договора социального найма, что, в свою очередь, является основанием для того, чтобы уполномоченный орган передал уже предоставленную ему новую квартиру другому военнослужащему, не разбираясь, почему договор найма не был заключен. Таким образом, семья такого военнослужащего вообще оказывается без жилья. Насколько это соответствует принципам социальной справедливости, судите сами! В заключение хотелось бы указать на то, что сравнительный анализ норм Инструкции и ранее действовавшей Инструкции, утвержденной Приказом Министра обороны Российской Федерации 2000 г. N 80, привел автора к выводу, что в новой Инструкции не только не были устранены недостатки прежней Инструкции, но даже не получили дальнейшего развития и были вообще не воспроизведены ряд имевшихся в ней положительных норм. Так, во-первых, одним из главных недостатков прежней Инструкции было то, что она регулировала жилищные отношения преимущественно только с участием самих военнослужащих. В то же время отдельные ее нормы позволяли распространять их действие на членов семей военнослужащих и на граждан, уволенных с военной службы и членов их семей, хотя этого явно было недостаточно. Нормы же новой Инструкции, как следует из ее буквального толкования, регулируют жилищные отношения исключительно с участием военнослужащих. За предел ами правового регулирования, установленного Инструкцией, остались имеющие право на получение жилых помещений от Министерства обороны Российской Федерации граждане, уволенные с военной службы. Так, в силу п. 13 ст. 15 Федерального закона «О статусе военнослужащих» сейчас на учете на получение от Министерства обороны Российской Федерации квартир и ГЖС в очередях воинских частей состоят 30 тысяч граждан, уволенных с военной службы и нуждающихся в жилых помещениях. Нормами старой Инструкции их жилищные права хоть немного, но регулировались. Нормы же новой Инструкции, отражая революционные изменения в порядке учета лиц, нуждающихся в жилых помещениях, через ЕГРП, при этом вообще не указывают, как будет организован учет на получение жилых помещений для граждан, уволенных с военной службы, которые и сейчас продолжают состоять на жилищном учете в воинских частях, в которых они заканчивали военную службу, и будут ли (и каким образом) включены они в ЕГРП. Представляется, что необходимо внести дополнения в Инструкцию, распространив предусмотренный ею механизм предоставления жилых помещений на граждан, уволенных военной службы, с оставлением в списках нуждающихся в жилых помещениях. Во-вторых, одним из направлений военной реформы является замена воинских должностей должностями гражданского персонала. И сейчас в Вооруженных Силах их сотни тысяч <4>. Старая Инструкция предусматривала возможность предоставления гражданскому персоналу служебных жилых помещений. Новой Инструкцией жилищное обеспечение гражданского персонала не регулируется вообще. Указанное, на наш взгляд, свидетельствует о том, что Министерство обороны Российской Федерации полностью отошло от практики улучшения жилищных условий гражданского персонала. ——————————— <4> Из Указа Президента Российской Федерации от 29 декабря 2008 г. следует, что с 1 января 2016 г. в штатную численность Вооруженных Сил Российской Федерации будут входить 884829 работников.

Таким образом, из проведенного анализа Инструкции можно сделать вывод, что она далека от совершенства, и что многие ее нормы уже сейчас требуют кардинальной переработки, а также внесения изменений и дополнений с целью приведения их в соответствие нормам Жилищного кодекса Российской Федерации и Федерального закона «О статусе военнослужащих».

——————————————————————

Название документа

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *