Имущественный вред, причиненный семье военнослужащего в связи с его смертью, подлежит возмещению в полном объеме (комментарий к Постановлению Конституционного Суда Российской Федерации от 20 октября 2010 года N 18-П)

(Корякин В. М., Холод Г. Г.) ("Право в Вооруженных Силах", 2011, N 3) Текст документа

ИМУЩЕСТВЕННЫЙ ВРЕД, ПРИЧИНЕННЫЙ СЕМЬЕ ВОЕННОСЛУЖАЩЕГО В СВЯЗИ С ЕГО СМЕРТЬЮ, ПОДЛЕЖИТ ВОЗМЕЩЕНИЮ В ПОЛНОМ ОБЪЕМЕ (КОММЕНТАРИЙ К ПОСТАНОВЛЕНИЮ КОНСТИТУЦИОННОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ОТ 20 ОКТЯБРЯ 2010 ГОДА N 18-П)

В. М. КОРЯКИН, Г. Г. ХОЛОД

Корякин В. М., доктор юридических наук, профессор Военного университета.

Холод Г. Г., подполковник юстиции, соискатель Военного университета.

Анализируются основные положения Постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 20 октября 2010 г. N 18-П, которым предусмотрено создание правового механизма возмещения материального вреда, причиненного семьям военнослужащих в связи с их смертью при исполнении обязанностей военной службы.

Ключевые слова: возмещение вреда, причиненного смертью; смерть кормильца; обязательное государственное личное страхование жизни и здоровья; единовременные выплаты.

The property harm caused to the family of the military man in connection with his death, is subject to compensation in full (The comment to the Decision of the Constitutional Court of the Russian Federation from October, 20th, 2010 N 18-P) V. M. Korjakin, G. G. Holod

In article the analysis of substantive provisions of the Decision of the Constitutional Court of the Russian Federation from October, 20th, 2010 N 18-P by which creation of a legal mechanism of compensation of the material harm caused to families of military men in connection with their death at discharge of duties of military service is provided is carried out.

Key words: compensation of the harm caused by death; death of the supporter; obligatory state personal life insurance and health; single payments.

20 октября 2010 г. Конституционный Суд Российской Федерации принял итоговое решение по результатам рассмотрения соответствия Конституции Российской Федерации положений ст. 18 Федерального закона от 27 мая 1998 г. N 76-ФЗ "О статусе военнослужащих" и ст. 1084 ГК РФ в их взаимосвязи <1>. -------------------------------- <1> Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 20 октября 2010 г. N 18-П "По делу о проверке конституционности ряда положений статьи 18 Федерального закона "О статусе военнослужащих" и статьи 1084 Гражданского кодекса Российской Федерации в связи с запросом Ногайского районного суда Республики Дагестан".

Конституционность указанных законоположений была оспорена Ногайским районным судом Республики Дагестан, в производстве которого находится гражданское дело по иску к МВД России о возмещении вреда в связи со смертью кормильца. Истица - гражданка И. В. Щеглова, вдова военнослужащего внутренних войск МВД России, проходившего военную службу по контракту и 18 декабря 2006 г. погибшего в городе Грозном Чеченской Республики при исполнении обязанностей военной службы, потребовала взыскать с ответчика ежемесячные платежи, которые причитаются ей как находившейся до гибели мужа на его иждивении и их троим несовершеннолетним детям, задолженность по этим платежам за прошлое время, а также компенсацию морального вреда. Решением от 30 марта 2009 г. Ногайский районный суд Республики Дагестан, применив к спорным правоотношениям положения гл. 59 ГК РФ, удовлетворил исковые требования в части взыскания с МВД России в пользу И. В. Щегловой и ее детей единовременно задолженности по ежемесячным выплатам в счет возмещения вреда, понесенного в связи со смертью кормильца (за период со дня его смерти по 31 января 2009 г.), и возложил на ответчика обязанность выплачивать ежемесячно по 7574 руб. начиная с 1 февраля 2009 г. с последующей индексацией в соответствии с действующим законодательством И. В. Щегловой - до исполнения младшей дочери 14 лет, каждому ребенку - до его совершеннолетия, а в случае обучения в учебном заведении по очной форме - до окончания обучения, но не более чем до 23 лет. Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда Республики Дагестан кассационным определением от 13 мая 2009 г. данное решение отменила и направила дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции, указав, что ему следует более полно и всесторонне исследовать юридически значимые обстоятельства, в частности касающиеся вопроса о доказательствах, свидетельствующих о наличии или отсутствии виновных действий со стороны МВД России при ликвидации пожара, в результате которого погиб муж истицы, а также принять во внимание, что единовременное пособие, выплачиваемое на основании п. 2 ст. 18 Федерального закона "О статусе военнослужащих", не относится к страховым выплатам, осуществляемым, как это предусмотрено п. 1 той же статьи, в порядке обязательного государственного личного страхования военнослужащих за счет средств федерального бюджета. При новом рассмотрении дела Ногайский районный суд Республики Дагестан пришел к выводу, что положения ст. 18 Федерального закона "О статусе военнослужащих" и ст. 1084 ГК РФ в их взаимосвязи, позволяющие отказывать членам семьи военнослужащего в случае его гибели (смерти), наступившей при исполнении обязанностей военной службы, либо его смерти, наступившей вследствие увечья (ранения, травмы, контузии), полученного при исполнении обязанностей военной службы, в выплате ежемесячной денежной компенсации в счет возмещения заработка (денежного довольствия), утраченного в связи со смертью кормильца, при отсутствии вины соответствующих государственных органов и их должностных лиц в причинении вреда жизни военнослужащего, не соответствуют ст. ст. 7, 19 (ч. ч. 1 и 2) и ст. 39 (ч. 1) Конституции Российской Федерации, и, приостановив производство по делу, направил запрос в Конституционный Суд Российской Федерации. Как утверждается в запросе, оспариваемые законоположения ставят такую категорию граждан, как члены семьи погибшего (умершего) военнослужащего, в худшее положение по сравнению с лицами, возмещение вреда которым осуществляется по нормам Федерального закона от 24 июля 1998 г. N 125-ФЗ "Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний" и Закона Российской Федерации от 18 апреля 1991 г. N 1026-1 "О милиции", а также по сравнению с членами семей военнослужащих, пострадавших по вине государственных органов или их должностных лиц, возмещение вреда которым осуществляется по правилам гл. 59 ГК РФ, чем ограничивается право указанной категории граждан на возмещение вреда, причиненного в результате гибели (смерти) кормильца, и, следовательно, нарушается право на социальное обеспечение в случае потери кормильца, гарантируемое Конституцией Российской Федерации на основе принципов социального государства и равенства всех перед законом и судом. Конституционный Суд Российской Федерации со ссылкой на положения Конституции Российской Федерации, устанавливающие гарантии социальной защиты (ст. ст. 2 и 7) для граждан, оставшихся без кормильца, во взаимосвязи с другими ее положениями, закрепляющими право на труд (ч. 3 ст. 37), право на охрану здоровья (ч. 1 ст. 41), в том числе при осуществлении профессиональной деятельности, пришел к выводу, что обязанность разработки эффективного организационно-правового механизма возмещения гражданину и членам его семьи в случае его гибели (смерти) вреда, причиненного жизни или здоровью в связи с исполнением трудовых (служебных) обязанностей, с использованием для этого всех необходимых правовых средств, как частноправовых (страхование, возмещение вреда), так и публично-правовых (государственное страхование, социальное обеспечение и др.), лежит непосредственно на федеральном законодателе. В п. 3 рассматриваемого Постановления Конституционный Суд Российской Федерации указал, что конституционная обязанность гарантировать лицам, несущим военную и аналогичную ей службу, материальное обеспечение в случае причинения вреда жизни или здоровью в период ее прохождения, налагается на государство, которое должно использовать для этого весь спектр имеющихся правовых средств и эффективность социальных гарантий. В настоящее время максимальная компенсация последствий изменения материального и социального статуса и обеспечение соразмерного получавшемуся денежному довольствию уровня возмещения вреда достигаются использованием им особых публично-правовых способов возмещения вреда: обязательным государственным страхованием жизни и здоровья военнослужащих, специальным пенсионным обеспечением и системой мер социальной защиты. Обязательное государственное личное страхование за счет средств федерального бюджета, установленное законом в целях защиты социальных интересов военнослужащих и интересов государства, является одной из основных форм исполнения государством обязанности возместить вред (п. 1 ст. 969 ГК РФ, п. 1 ст. 18 Федерального закона "О статусе военнослужащих"). Полагающееся в соответствии с Федеральным законом от 28 марта 1998 г. N 52-ФЗ "Об обязательном государственном страховании жизни и здоровья военнослужащих..." страховое обеспечение военнослужащих входит в гарантированный государством объем возмещения вреда, призванного компенсировать последствия изменения их материального и (или) социального статуса вследствие наступления страховых случаев, включая причиненный материальный и моральный вред. В случае гибели (смерти) военнослужащих при исполнении обязанностей военной службы, либо смерти, наступившей вследствие увечий (ранений, травм, контузий), полученных при исполнении обязанностей военной службы, право на возмещение вреда в полной мере распространяется на членов их семей, каждый из которых как выгодоприобретатель получает в качестве страховой суммы 25 окладов месячного денежного содержания погибшего (умершего). Пенсия по случаю потери кормильца имеет целью текущее (постоянное) жизнеобеспечение нетрудоспособных членов семьи умершего гражданина, состоявших на его иждивении, а также призвана восполнить утраченный семьей в связи со смертью кормильца доход. При этом пенсии по случаю потери кормильца членам семьи погибшего (умершего) военнослужащего (п. 1 ст. 24 Федерального закона "О статусе военнослужащих") назначаются и выплачиваются на льготных по сравнению с предусмотренными для назначения трудовых пенсий по случаю потери кормильца условиях. Это может выражаться в установлении повышенного размера пенсии по случаю потери кормильца-военнослужащего (40% установленных Законом сумм денежного довольствия на каждого нетрудоспособного члена семьи, но не менее 200% социальной пенсии, тогда как соответствующая трудовая пенсия исчисляется исходя из приобретенных пенсионных прав умершего кормильца (накопленного пенсионного капитала), распределенных пропорционально между всеми нетрудоспособными членами семьи, являющимися ее получателями) и в досрочном (ранее достижения ими возраста, установленного для получения трудовой пенсии: женщины - с 50 лет, мужчины - с 55 лет, а в случае ухода за ребенком умершего, не достигшим 8-летнего возраста, - независимо от возраста, трудоспособности и факта осуществления трудовой деятельности) назначении супругам погибших (умерших) военнослужащих пенсии по случаю потери кормильца (ч. 1 ст. 30, п. "а" ст. 36 и п. "а" ст. 37 Закона Российской Федерации от 12 февраля 1993 г. N 4468-1 "О пенсионном обеспечении лиц, проходивших военную службу...", подп. 3 п. 2 ст. 9 и п. 1 ст. 16 Федерального закона "О трудовых пенсиях в Российской Федерации"). Кроме того, указанные законодательные акты предусматривают и иные персональные пенсионные льготы для семей погибших военнослужащих: право некоторых членов семей на получение двух пенсий; на получение надбавок и повышений к пенсии по случаю потери кормильца; применение районных коэффициентов к размерам пенсии при проживании в определенных местностях Российской Федерации. К числу способов возмещения вреда, причиненного членам семьи погибшего (умершего) военнослужащего, относится также дополнительная социальная гарантия, определенная п. 2 ст. 18 Федерального закона "О статусе военнослужащих", в виде выплаты им в равных долях единовременного пособия в размере 120 окладов денежного содержания, установленных на день выплаты пособия. Помимо этого, выплаты единовременных пособий (компенсаций) в случае гибели (смерти) военнослужащего могут быть предусмотрены и иными нормативными правовыми актами. Размер этих пособий зависит от личности погибшего (умершего) военнослужащего и обстоятельств его гибели (смерти). При этом такие пособия могут выплачиваться как в дополнение к единовременному пособию, предусмотренному Федеральным законом "О статусе военнослужащих", так и на альтернативной основе (т. е. по выбору его получателя). Действующим законодательством предусмотрены также и ежемесячные денежные выплаты (социальные пособия): ежемесячная доплата для получающих пенсию по случаю потери кормильца в размере 1000 руб. (Указ Президента Российской Федерации от 18 февраля 2005 г. N 176); ежемесячное пособие для их детей в размере 1500 руб. (п. 1 Указа Президента Российской Федерации от 29 октября 2009 г. N 1219, Постановление Правительства Российской Федерации от 30 июня 2010 г. N 481). В дополнение к этому Федеральный закон "О ветеранах" (ст. 21, п. 4 ст. 23.1) предоставляет нетрудоспособным членам семей погибших (умерших) военнослужащих, состоявшим на их иждивении и получающим пенсию по случаю потери кормильца, соответствующие меры социальной поддержки. В совокупности Конституционным Судом Российской Федерации в комментируемом Постановлении был сделан вывод, что созданный государством специальный публично-правовой механизм возмещения вреда членам семей военнослужащих, погибших (умерших) при исполнении обязанностей военной службы либо умерших вследствие увечий (ранений, травм, контузий), полученных при исполнении обязанностей военной службы, предназначен для восполнения утраченного основного или одного из основных источников постоянного дохода семей военнослужащих - денежного довольствия погибших (умерших), в том числе в случае, когда отсутствует возможность (в силу нетрудоспособности, занятости воспитанием малолетних детей, несовершеннолетия и т. п.) компенсировать утраченный доход собственными усилиями. Обязательное государственное личное страхование военнослужащих и единовременные пособия, предусмотренные ст. 18 Федерального закона "О статусе военнослужащих", являются элементами данного публично-правового механизма и, таким образом, служат одним из правовых средств возмещения вреда, причиненного членам семей военнослужащих, погибших (умерших) при исполнении обязанностей военной службы либо умерших вследствие увечий (ранений, травм, контузий), полученных при исполнении обязанностей военной службы, и не предполагают ограничения возмещения указанного вреда. Вместе с тем Конституционный Суд Российской Федерации указал на необходимость применения положений ст. 1084 ГК РФ, предусматривающей возмещение вреда, причиненного жизни или здоровью гражданина при исполнении обязанностей военной службы, если законом не предусмотрен более высокий размер ответственности, в системной связи с его ст. 1064, устанавливающей общие основания ответственности за причинение вреда, и ст. 1069, в силу которой вред, причиненный незаконными действиями (бездействием) государственных органов либо их должностных лиц, подлежит возмещению за счет соответствующей казны. Это означает, что обязанность по возмещению вреда жизни или здоровью военнослужащих и приравненных к ним лиц за счет соответствующей казны возникает в порядке гл. 59 ГК РФ только в случае установления вины государственных органов или их должностных лиц в причинении данного вреда. Положения же ст. 1084 ГК РФ не исключают, а, напротив, предполагают обеспечение возмещения такого вреда государством в полном объеме, но лишь в качестве меры гражданско-правовой ответственности государственных органов или их должностных лиц как причинителей этого вреда, что позволяет использовать данный механизм возмещения вреда дополнительно к публично-правовым средствам социальной защиты военнослужащих и членов их семей в тех случаях, когда вина органов и должностных лиц государства в причинении вреда жизни или здоровью гражданина при исполнении им обязанностей военной службы установлена. При этом конституционный принцип равенства не нарушается, поскольку все военнослужащие (и члены их семей) имеют равную с другими гражданами возможность использования гражданско-правовых механизмов возмещения вреда с соблюдением принципов и условий такого возмещения. Отмечая возможность возмещения вреда членам семей военнослужащих, погибших (умерших) при исполнении обязанностей военной службы либо умерших вследствие увечий (ранений, травм, контузий), полученных при исполнении обязанностей военной службы, посредством публично-правового и гражданско-правового регулирования, Конституционный Суд Российской Федерации констатировал, что при отсутствии виновных противоправных действий со стороны государственных органов и их должностных лиц действующее законодательство не предусматривает такой формы выплаты в возмещение вреда, как ежемесячная денежная компенсация в счет возмещения утраченного заработка, дохода в связи со смертью кормильца, что не исключает случаи, когда причитающиеся выплаты (в том числе пенсия по случаю потери кормильца и дополнительные выплаты к ней, единовременное денежное пособие и выплаты по обязательному государственному личному страхованию, денежные пособия детям) не будут компенсировать в полном объеме ту часть денежного довольствия, которая приходилась на их долю при жизни кормильца исходя из назначенного денежного довольствия погибших (умерших). Несмотря на неоднократно выраженную ранее правовую позицию Конституционного Суда Российской Федерации <2>, в системе действующего законодательства отсутствует правовой механизм возмещения вреда гражданам, которые получили увечья в условиях боевых действий при исполнении ими обязанностей военной службы и впоследствии стали инвалидами, в случаях, когда непосредственный причинитель вреда не установлен, сопоставимого по объему и характеру тому, который подлежит возмещению гражданам как по правилам, предусмотренным гл. 59 ГК РФ, так и специальным законом, в частности для граждан, подвергшихся радиации вследствие техногенных катастроф, для участников групп особого риска. -------------------------------- <2> Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 26 декабря 2002 г. N 17-П; Определения Конституционного Суда Российской Федерации от 11 июля 2006 г. N 276-О, от 20 марта 2007 г. N 208-О-О; и др.

При этом Конституционный Суд Российской Федерации ранее указывал, что выплата государством предусмотренной ч. 4 ст. 29 Закона Российской Федерации "О милиции" ежемесячной денежной компенсации сотрудникам милиции в возмещение вреда, причиненного увечьем или иным повреждением здоровья в связи с осуществлением ими служебной деятельности, исключающим для них возможность дальнейшего прохождения службы, не должна ставиться правоприменительной практикой в зависимость от виновности противоправных действий органов внутренних дел, других государственных органов и их должностных лиц <3>. Поскольку публично-правовой статус сотрудников милиции аналогичен публично-правовому статусу военнослужащих, подобный подход должен полностью распространяться на отношения по возмещению вреда военнослужащим, а также членам их семей, чей правовой статус производен от правового статуса военнослужащих. -------------------------------- <3> Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 15 июля 2009 г. N 13-П.

Конституционный Суд Российской Федерации пришел к выводу, что выплаты в возмещение вреда членам семьи военнослужащего, погибшего (умершего) при исполнении обязанностей военной службы либо умершего вследствие увечья (ранения, травмы, контузии), полученного при исполнении обязанностей военной службы, которые имеют право на получение пенсии по случаю потери кормильца, в совокупности не могут быть меньше части заработка (денежного довольствия), приходившейся на их долю при жизни кормильца. В противном случае вред, причиненный гражданам потерей кормильца, не будет возмещенным в полном объеме. Следовательно, при недостаточности выплачиваемых сумм, предназначенных, в частности, для восполнения дохода, который получали члены семьи военнослужащего при жизни кормильца, необходимо и возможно использование в качестве элемента механизма возмещения вреда ежемесячной денежной выплаты. В связи с отсутствием надлежащего правового механизма возмещения вреда, причиненного членам семьи военнослужащего, проходившего военную службу по контракту, которые имеют право на получение пенсии по случаю потери кормильца в связи с его гибелью (смертью), наступившей при исполнении им обязанностей военной службы, либо смертью, наступившей вследствие увечья (ранения, контузии, травмы), полученного при исполнении обязанностей военной службы, Конституционный Суд Российской Федерации, руководствуясь требованиями Конституции Российской Федерации, предписал Федеральному Собранию внести в действующее законодательство соответствующие изменения, при которых указанным лицам гарантировалась бы возможность восполнения имущественных потерь путем предоставления в рамках этого механизма выплат, которые в совокупности по крайней мере обеспечивали бы им получение доли заработка (денежного довольствия), приходившейся на каждого из них при жизни военнослужащего. Таким образом, Постановлением Конституционного Суда Российской Федерации от 20 октября 2010 г. N 18-П определены пути решения проблемы соразмерной компенсации имущественного вреда, причиненного членам семей военнослужащих, погибших при исполнении обязанностей военной службы, когда непосредственный причинитель вреда не установлен. Причины возникновения данной проблемы кроются в финансово-экономической сфере и во многом связаны со сложившимся порядком формирования денежного довольствия военнослужащих, значительная доля которого (до 90%) в настоящее время состоит из различных дополнительных выплат и надбавок, которые в состав денежного довольствия, учитываемого при расчете размеров пенсий, единовременных пособий и выплат по обязательному государственному личному страхованию, не входят. В результате если произвести соответствующие расчеты, то исходя из установленных на сегодняшний день окладов денежного содержания военнослужащих, в случае гибели при исполнении обязанностей военной службы, например, рядового, проходящего военную службу по контракту на должности стрелка мотострелкового подразделения, имеющего выслугу на военной службе пять лет, каждому члену его семьи, находившемуся на его иждивении, будет назначена пенсия по случаю потери кормильца в размере 3028,6 руб. в месяц (с учетом доплаты в размере 1 тыс. руб., предусмотренной Указом Президента Российской Федерации от 18 февраля 2005 г. N 176). Пенсия по случаю потери кормильца членов семьи погибшего капитана, командира роты с выслугой 10 лет составит 4609,6 руб. в месяц (включая ежемесячную доплату). Иначе как нищенскими такие размеры пенсий по случаю потери кормильца назвать нельзя. Вот почему Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 20 октября 2010 г. N 18-П следует рассматривать как знаковое событие в деле восстановления социальной справедливости в отношении тысяч семей военнослужащих, погибших при исполнении воинского долга. Попробуем поразмышлять, каким путем пойдет федеральный законодатель при создании механизма возмещения вреда, причиненного семьям погибших военнослужащих? Как представляется, в основу данного механизма должны быть положены подходы, предусмотренные действующим в настоящее время законодательством в отношении других категорий граждан Российской Федерации. Суть указанных подходов состоит в следующем: - во-первых, порядок определения подлежащего возмещению утраченного потерпевшим заработка (дохода), круг лиц, имеющих право на возмещение вреда в случае смерти потерпевшего (кормильца), порядок и размер возмещения вреда, понесенного в случае смерти кормильца, установлены гражданским законодательством (ст. ст. 1086, 1088, 1089 ГК РФ). По общему правилу вред возмещается в размере той доли заработка (дохода) умершего, которую лица, имеющие право на возмещение вреда в связи со смертью кормильца, получали или имели право получать на свое содержание при его жизни. При его определении пенсии, назначенные лицам в связи со смертью кормильца, а равно другие виды пенсий, назначенные как до, так и после смерти кормильца, а также заработок (доход) и стипендия, получаемые этими лицами, в счет возмещения им вреда не должны засчитываться. Для регулирования таких правоотношений применяется гражданско-правовой институт деликтных обязательств. Обязанность возместить вред является мерой гражданско-правовой ответственности, которая применяется к причинителю вреда при наличии состава правонарушения, включающего наступление вреда, противоправность поведения причинителя вреда, причинную связь между противоправным поведением причинителя вреда и наступлением вреда, а также вину причинителя вреда; - во-вторых, механизм возмещения вреда, причиненного жизни и здоровью гражданина в связи с исполнением трудовых обязанностей, определен федеральными законами в области обязательного социального страхования (Федеральными законами от 16 июля 1999 г. N 165-ФЗ "Об основах обязательного социального страхования" и от 24 июля 1998 г. N 125-ФЗ "Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний") <4> и имеет свою специфику. Ежемесячная страховая выплата лицам, имеющим право на ее получение, исчисляется исходя из среднего месячного заработка умершего работника, получаемых им при жизни пенсии, пожизненного содержания и других подобных выплат за вычетом долей, приходящихся на него самого и трудоспособных лиц, состоявших на его иждивении, но не имеющих права на получение страховых выплат (ч. 8 ст. 12 Федерального закона "Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний"); -------------------------------- <4> На военнослужащих действие указанных Законов не распространяется.

- в-третьих, подобным образом осуществляется государственная защита жизни государственных гражданских служащих (подп. 17 п. 1 ст. 14, подп. 7 п. 1 ст. 52 и другие положения Федерального закона от 27 июля 2004 г. N 79-ФЗ "О государственной гражданской службе Российской Федерации"). Отличием здесь является только то, что формирование этих выплат для работников происходит за счет страховых взносов из их заработка, а для государственных служащих - за счет федерального бюджета; - в-четвертых, для некоторых категорий федеральных государственных служащих выплаты ежемесячных сумм в возмещение вреда установлены непосредственно нормами специального законодательства. Так, в случае гибели (смерти) судей, должностных лиц правоохранительных и контролирующих органов вследствие причинения им телесных повреждений или иного вреда их здоровью в связи с их служебной деятельностью, нетрудоспособным членам их семей, находившимся на их иждивении, ежемесячно выплачивается компенсация в виде разницы между приходившейся на их долю частью заработной платы (денежного содержания) погибшего и назначенной им пенсией по случаю потери кормильца, без учета суммы выплат, полученных по государственному страхованию. Для определения указанной части заработной платы (денежного содержания) среднемесячная заработная плата (среднемесячное денежное содержание) погибшего делится на число членов семьи, находившихся на его иждивении, в том числе трудоспособных (ст. 20 Федерального закона "О государственной защите судей, должностных лиц правоохранительных и контролирующих органов"). Аналогичные нормы содержит специальное законодательство в отношении прокуроров и следователей (п. 5 ст. 45 Федерального закона "О прокуратуре Российской Федерации") и судебных приставов (п. п. 3 и 4 ст. 20 Федерального закона от 21 июля 1997 г. N 118-ФЗ "О судебных приставах"; Положение об организации работы по выплатам компенсаций в случае гибели (смерти), причинения телесных повреждений или иного вреда здоровью судебного пристава, утвержденное Приказом Минюста России от 4 апреля 2008 г. N 81). По нашему мнению, практика применения указанных законодательных и иных актов должна быть положена в основу разработки законопроекта о механизме возмещения материального вреда, причиненного гибелью военнослужащего членам его семьи. При этом следует иметь в виду, что Конституционный Суд Российской Федерации в комментируемом Постановлении ограничил круг лиц, в отношении которых будут внесены в действующее законодательство изменения, направленные на совершенствование механизма возмещения вреда: это члены семьи, которые имеют право на получение пенсии по случаю потери кормильца в связи с гибелью (смертью) военнослужащего. В соответствии с пенсионным законодательством к ним относятся нетрудоспособные члены его семьи, круг которых значительно шире круга лиц, определенных гражданским законодательством (ст. 1088 ГК РФ). В основу концепции законопроекта, который должен быть разработан во исполнение Постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 20 октября 2010 г. N 18-П, должны быть положены следующие принципиальные положения: а) возмещение со стороны государства вреда, причиненного членам семьи погибшего (умершего) военнослужащего, должно быть персональным, т. е. учитывать статус получателей (супруги, дети, родители и т. п.) государственного социального обеспечения, так как предоставляемые им меры социальной поддержки и пособия (материальное обеспечение) имеют различный характер и размер; б) ежемесячные выплаты в возмещение вреда должны осуществляться дифференцированно в виде разницы между ранее получаемым доходом (части заработка (денежного довольствия военнослужащего, включающего все дополнительные выплаты и надбавки)), приходившимся на их долю при жизни кормильца, и назначенной им в соответствии с пенсионным законодательством пенсией по случаю потери кормильца и иными ежемесячными и ежегодными социальными пособиями и компенсациями (выплатами, доплатами и т. п.) со стороны государства, без учета единовременных выплат страховых возмещений по обязательному государственному личному страхованию, единовременных пособий, выплачиваемых в случае гибели (смерти) военнослужащего на основании специального законодательства, и персональных пенсионных льгот (права на получение двух пенсий, надбавок и повышений пенсий для отдельных категорий пенсионеров, применения районных коэффициентов и др.), установленных пенсионным законодательством; в) нормы о возмещении вреда должны носить характер прямого действия путем их включения в ст. 18 Федерального закона "О статусе военнослужащих", а условия и порядок их реализации должны регламентироваться соответствующим нормативным правовым актом (постановлением) Правительства Российской Федерации, так как обеспечение проведени я единой государственной социальной политики, реализация конституционных прав граждан в области социального обеспечения и способствование их развитию относятся к полномочиям Правительства Российской Федерации (ст. 16 Федерального конституционного закона "О Правительстве Российской Федерации").

------------------------------------------------------------------

Название документа