Легитимация по делам с участием военнослужащих по спорам, связанным с предоставлением жилых помещений (вопросы судебной практики)

(Калашников В. В.) ("Право в Вооруженных Силах", 2011, N 4) Текст документа

ЛЕГИТИМАЦИЯ ПО ДЕЛАМ С УЧАСТИЕМ ВОЕННОСЛУЖАЩИХ ПО СПОРАМ, СВЯЗАННЫМ С ПРЕДОСТАВЛЕНИЕМ ЖИЛЫХ ПОМЕЩЕНИЙ (ВОПРОСЫ СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ)

В. В. КАЛАШНИКОВ

Калашников В. В., начальник учебной части - заместитель начальника военной кафедры при Российской академии правосудия, кандидат юридических наук, подполковник юстиции.

В статье рассмотрены вопросы привлечения надлежащего субъекта к ответственности по делам, связанным с реализацией военнослужащим права на получение жилого помещения.

Ключевые слова: военнослужащий, легитимация, обеспечение жильем.

Legitimation for cases infolving military personnel on disputes related to the provision of accommodation V. V. Kalashnikov

Questions involving the proper subject to liability in cases related to the implementation of the military the right to residential premises.

Key words: soldier, legitimation, housing.

Установление и доказывание надлежащего характера сторон называется легитимацией <1>. Легитимировать заявителя и заинтересованное лицо (лицо, чьи действия оспариваются) - значит указать в заявлении все факты, которые могут предварительно убедить судью в том, что заявитель и заинтересованное лицо являются субъектами спорного правоотношения. -------------------------------- <1> Гражданский процесс: Учебник // Отв. ред. К. И. Комиссаров, Ю. К. Осипов. М., 1998. С. 256.

На протяжении существования Федерального закона "О статусе военнослужащих" всегда был и является сегодня особенно актуальным вопрос о привлечении надлежащего субъекта к ответственности по делам, связанным с реализацией военнослужащим права на получение жилого помещения. Актуальность исследования характера взаимоотношений сторон по данному вопросу обусловлена отсутствием должного регулирования вопросов обеспечения военнослужащих жильем, а также отсутствием сложившейся судебной практики по данному вопросу, в то время как возможность получения жилья является одним из важнейших стимулов поступления на военную службу. Участие в деле ненадлежащего заявителя (истца) или ненадлежащего заинтересованного лица (ответчика) препятствует законному и обоснованному разрешению спора, а в последующем делает невозможным исполнение судебного решения. Правильное определение понятия и юридического положения сторон, а также правильное разрешение всех вопросов, связанных с участием сторон в гражданском процессе, является одной из предпосылок успешного выполнения стоящих перед судом задач по осуществлению правосудия и должно содействовать дальнейшему укреплению законности <2>. -------------------------------- <2> Викут М. А. Стороны - основные лица искового производства. Саратов, 1968. С. 3.

Родовая подсудность дел об оспаривании решений, действий (бездействия) органов государственной власти, органов военного управления, органов местного самоуправления, должностных лиц, в том числе воинских должностных лиц, определяется в соответствии со ст. ст. 24 - 27, ч. ч. 2 и 3 ст. 254 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации (далее - ГПК РФ), п. 1 ч. 3 ст. 9, ст. ст. 14 и 22 Федерального конституционного закона "О военных судах Российской Федерации". Обязанность легитимации сторон в процессе лежит на заявителе (истце). Именно военнослужащий должен доказать, что ему принадлежит оспариваемое право и именно указанное им в заявлении заинтересованное лицо (ответчик) обязано исполнить возложенную на него законом обязанность. Согласно ч. 1 ст. 56 ГПК РФ каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, в силу ст. 60 ГПК РФ обстоятельства дела, которые в соответствии с законом должны быть подтверждены определенными средствами доказывания, не могут подтверждаться никакими другими доказательствами. Надлежащий характер сторон выясняется на основе анализа структуры спорных правоотношений. Если в ходе судебного разбирательства выясняется, что заявитель (истец) либо заинтересованное лицо (ответчик) не являются участниками правоотношения, т. е. заявителю (истцу) не принадлежит право, о защите которого он обратился в суд, либо заинтересованное лицо (ответчик) не выступает в качестве должника по отношению к заявителю, то суд должен принять меры к замене сторон гражданского процесса в силу их ненадлежащего характера. 9 ноября 2010 г. вступил в силу Приказ Министра обороны Российской Федерации от 30 сентября 2010 г. N 1280 "О предоставлении военнослужащим Вооруженных Сил Российской Федерации жилых помещений по договору социального найма и служебных жилых помещений". Вступление в силу данного подзаконного нормативного правового акта с учетом Приказа Министра обороны Российской Федерации от 3 ноября 2010 г. N 1455 привело к появлению нового субъекта правоотношений, связанных с предоставлением военнослужащим жилых помещений, - Департамента жилищного обеспечения Министерства обороны Российской Федерации, и, как показывает судебная практика, именно этот орган является потенциальным ответчиком по спорам, связанным с предоставлением жилого помещения военнослужащим. Рассмотрим пример. 25 января 2011 г. 235-й гарнизонный военный суд рассмотрел заявление М. о замене выбывшей стороны - командира и председателя жилищной комиссии войсковой части 00000, на которых согласно решению 235-го гарнизонного военного суда от 10 февраля 2010 г. была возложена обязанность по обеспечению заявителя жилым помещением до увольнения с военной службы по месту прохождения военной службы (г. Москва) и увольнению его с военной службы после обеспечения жилым помещением. Удовлетворяя законные требования заявителя, в определении суд указал, что исполнение решения 235-го гарнизонного военного суда от 10 февраля 2010 г. в части обеспечения жилым помещением М. следует возложить на Департамент жилищного обеспечения Министерства обороны Российской Федерации. Приказом Министра обороны Российской Федерации от 30 сентября 2010 г. N 1280 утверждена Инструкция, в которой определено, что жилые помещения, предоставляемые по договору социального найма, распределяются уполномоченным органом. Согласно Приказу Министра обороны Российской Федерации от 3 ноября 2010 г. N 1455 уполномоченным органом определен Департамент жилищного обеспечения Министерства обороны Российской Федерации. Таким образом, суд пришел к выводу, что поскольку командир и жилищная комиссия войсковой части 00000 утратили функции по обеспечению военнослужащих жилыми помещениями и эта функция возложена на Департамент жилищного обеспечения Министерства обороны Российской Федерации, то указанный орган и обязан в качестве заинтересованного лица исполнить вступившее в законную силу решение суда. До недавнего времени, судя по публикациям в печати, а также исходя из опыта практической деятельности при постановлении судебных решений по делам, рассматриваемым по заявлениям военнослужащих, суд исходил из того, что ответчиками по такого рода делам признавались конкретное должностное лицо в лице командира воинской части (учреждения) Министерства обороны Российской Федерации либо Министра обороны Российской Федерации и жилищная комиссия (председатель жилищной комиссии) воинской части. Таким образом, в судебной практике по данным спорам всегда неоднозначно решался вопрос о том, в каких случаях и порядке должен рассматриваться вопрос о предоставлении жилого помещения и кто является надлежащим заинтересованным лицом по делу. Рассмотрим несколько примеров рассмотрения судами дел по заявлениям военнослужащих, связанным с предоставлением жилого помещения. Так, судья Военной коллегии Верховного Суда Российской Федерации, мотивируя отказ заявителю в передаче надзорной жалобы в суд надзорной инстанции (Определение от 13 июня 2006 г. N Д-2841), указал, что "за материальное и финансовое обеспечение личного состава отвечают только командиры, и реализация мер социальной защиты военнослужащих является исключительно обязанностью командиров и начальников". При этом не были учтены доводы заявителя о том, что в соответствии со ст. 20 Федерального конституционного закона от 17 декабря 1997 г. N 2-ФКЗ "О Правительстве Российской Федерации" именно Правительство Российской Федерации обеспечивает социальные гарантии для военнослужащих и иных лиц, привлекаемых в соответствии с федеральными законами к обороне или обеспечению государственной безопасности Российской Федерации. 6 декабря 2009 г. Северодвинский гарнизонный военный суд рассмотрел гражданское дело по заявлениям капитана 2 ранга Л., капитана 2 ранга запаса С., капитана 3 ранга запаса К. на бездействие Министерства обороны Российской Федерации по обеспечению жильем. Признав в решении бездействие Министра обороны Российской Федерации в обеспечении заявителей жилыми помещениями в избранном ими после увольнения с военной службы месте жительства незаконным, суд указал, что поскольку заявители: Л. проходит военную службу в Вооруженных Силах Российской Федерации, а С. и К. проходили там службу, то в силу требований п. 14 ст. 15 Федерального закона "О статусе военнослужащих" обеспечение их жилыми помещениями в избранном ими месте жительства возложено на Министерство обороны Российской Федерации. Поэтому жилищные права заявителей могут быть восстановлены путем возложения на Министра обороны Российской Федерации как руководителя федерального органа исполнительной власти, в котором предусмотрена военная служба, обязанности обеспечить заявителей и членов их семей жилыми помещениями в избранном ими после увольнения с военной службы месте жительства. При рассмотрении надзорной жалобы представителя Министра обороны Российской Федерации на решение Владивостокского гарнизонного военного суда от 27 декабря 2006 г. по гражданскому делу Б. об оспаривании действий Министра обороны Российской Федерации, связанных с обеспечением заявителя жилым помещением в избранном им постоянном месте жительства в г. Реутове (Определение от 7 ноября 2007 г. N 2н-238/07), Верховный Суд Российской Федерации указал, что в соответствии с подп. 30 п. 10 Положения о Министерстве обороны Российской Федерации, утвержденного Указом Президента Российской Федерации от 16 августа 2004 г. N 1082, Министр обороны Российской Федерации решает вопросы обеспечения прав военнослужащих, лиц гражданского персонала, Вооруженных Сил Российской Федерации, граждан, уволенных с военной службы, и членов их семей, предоставления им социальных гарантий и компенсаций. При этом, как правильно указано в определении Владивостокского гарнизонного военного суда от 24 апреля 2007 г. о разъяснении решения суда, Министр обороны Российской Федерации в соответствии со своими полномочиями вправе самостоятельно определить подчиненное ему должностное лицо, которое непосредственно будет заниматься исполнением указанного судебного решения. Исполнение судебного решения рассматривается как составляющая судебного разбирательства, и именно реализация решения суда по конкретному делу является завершающей стадией восстановления нарушенного права. Только после этого можно говорить о соблюдении права на судебную защиту. Отсутствие же возможности исполнить решение суда умаляет и ограничивает право каждого на судебную защиту. Оно предполагает конкретные гарантии, которые позволяли бы реализовать его в полном объеме и обеспечить эффективное восстановление в правах посредством правосудия, отвечающего требованиям справедливости. Достаточно часты ситуации, когда исполнение судебных решений по жилищным вопросам затягивается на годы. И причиной этого является, как правило, не бездеятельность лица, на которое решением суда возложена соответствующая обязанность (в большинстве случаев - командира воинской части), а вполне объективная причина: отсутствие в его распоряжении жилого помещения, которое он мог бы предоставить военнослужащему в порядке исполнения решения суда. А ведь если решение суда не исполнено, то, значит, нарушенные права не восстановлены. В таком случае обнаруживается полная бессмысленность всего состоявшегося судебного процесса, в связи с чем возникает вопрос: являлось ли заинтересованное лицо надлежащим? Возможность неисполнения органами публичной власти России судебных актов, вынесенных по обращениям граждан о нарушениях их прав и свобод, блокирует властные полномочия органов судебной власти, придает судебной защите имитационный характер, а в конечном итоге не позволяет государству реально функционировать на основе принципа разделения властей. Кроме того, неисполнение органами публичной власти судебных актов подрывает авторитет органов судебной власти и государства в целом <3>. -------------------------------- <3> Щека С. А. Исполнение судебных актов в механизме защиты прав и свобод личности: Дис. ... канд. юрид. наук. М., 2009. С. 32 - 33.

В п. 2 ст. 3 Федерального закона "О статусе военнослужащих" указывается, что правовая и социальная защита военнослужащих является функцией государства и предусматривает, в частности, создание правового механизма реализации военнослужащими социальных гарантий и компенсаций. В свою очередь, суд до недавнего времени возлагал всю ответственность на конкретное воинское должностное лицо, не наделенное возможностью по реализации права военнослужащего, что не в полной мере соответствовало требованиям закона и способствовало соблюдению важнейших принципов судопроизводства - принципа справедливого судебного разбирательства и принципа восстановления нарушенных прав и свобод. В заключение необходимо отметить, что ненадлежащий заявитель (истец) всегда является проигравшей стороной в процессе, так как вообще не имеет права на получение защиты в материально-правовом смысле, а ненадлежащее заинтересованное лицо (ответчик) всегда "обречено на выигрыш", потому что не является носителем спорной обязанности, которой бы корреспондировало субъективное право или законный интерес истца. Хотелось бы надеяться, что введение нового порядка жилищного обеспечения военнослужащих переориентирует сложившуюся вышеописанную судебную практику и устранит трудности в определении надлежащих лиц, участвующих в делах указанной категории.

------------------------------------------------------------------

Название документа Вопрос: Гражданскому персоналу воинской части в 2009 - 2010 гг. не выплатили премию из фонда материального стимулирования согласно Приказу Министра обороны Российской Федерации 2010 г. N 1010 (ранее - Приказ Министра обороны Российской Федерации 2009 г. N 115). Законно ли это? ("Право в Вооруженных Силах", 2011, N 4) Текст документа

Вопрос: Гражданскому персоналу воинской части в 2009 - 2010 гг. не выплатили премию из фонда материального стимулирования согласно Приказу Министра обороны Российской Федерации 2010 г. N 1010 (ранее - Приказ Министра обороны Российской Федерации 2009 г. N 115). Законно ли это?

Ответ: Оплата труда гражданского персонала бюджетных учреждений Министерства обороны Российской Федерации, осуществляющих деятельность в сфере образования, медицины, культуры, науки, спорта, туристическо-оздоровительной, редакционно-издательской, а также воинских частей и иных организаций Вооруженных Сил Российской Федерации производится на основании Приказа Министра обороны Российской Федерации от 10 ноября 2008 г. N 555, которым утверждено соответствующее Положение. С 24 мая 2009 г. по 2 октября 2010 г. действовал Приказ Министра обороны Российской Федерации от 28 марта 2009 г. N 115 "О дополнительных мерах по повышению эффективности использования фондов денежного довольствия военнослужащих и оплаты труда лиц гражданского персонала Вооруженных Сил Российской Федерации". Приказом Министра обороны Российской Федерации от 26 июля 2010 г. N 1010 указанный Приказ был признан утратившим силу и утвержден новый Порядок определения и расходования объемов бюджетных средств, направляемых на дополнительные выплаты военнослужащим, проходящим военную службу по контракту, и премии лицам гражданского персонала Вооруженных Сил Российской Федерации. Названным Порядком установлено, что премии лицам гражданского персонала выплачиваются ежеквартально в пределах сумм, доведенных на эти цели до центральных органов военного управления, видов Вооруженных Сил, военных округов, флотов, родов войск Вооруженных Сил, объединений, соединений, воинских частей и организаций Вооруженных Сил. Расходы на дополнительное материальное стимулирование осуществляются за счет экономии бюджетных средств. В вышеназванном Приказе установлено, что расходы на дополнительное материальное стимулирование осуществляются в пределах доводимых Министерству обороны Российской Федерации на соответствующий финансовый год лимитов бюджетных обязательств на оплату труда лиц гражданского персонала. Экономия средств, в пределах которой может осуществляться премирование, исчисляется как разница между плановым фондом оплаты труда на соответствующий квартал и фактическими выплатами, произведенными за этот же период, с учетом свободных остатков средств (включая наличность в кассах) после осуществления всех полагающихся выплат. Истребовать на дополнительные выплаты средства сверх установленных лимитов нельзя. Из поступающих в редакцию писем читателей можно сделать вывод, что в подавляющем большинстве случаев указанная выплата либо вообще не производилась за прошедшее время (2009 - 2010 гг.), либо была осуществлена 1 - 2 раза в крайне незначительных размерах. Практика показывает <1>, что денежные средства, предназначенные для материального стимулирования, поступают в воинские части (организации) исключительно на те статьи, которые относятся к фондам денежного довольствия военнослужащих, и распределяются в разных воинских частях (организациях) различными способами. Некоторые командиры (начальники) распределяли поступившие денежные средства только между военнослужащими, другие - между военнослужащими и гражданским персоналом. В некоторых воинских частях (организациях) гражданский персонал материального стимулирования в виде премий в соответствии с Приказом Министра обороны Российской Федерации N 115 (N 1010) вообще не получил. -------------------------------- <1> Бакович М. Н. Дополнительные выплаты: Приказ Министра обороны Российской Федерации от 26 июля 2010 года N 1010 // Право в Вооруженных Силах. 2010. N 11.

С учетом изложенных обстоятельств можно сделать вывод, что либо вышеуказанный Приказ Министра обороны Российской Федерации материально не обеспечен, либо "отсутствует экономия фонда оплаты труда", на что в большинстве случаев и ссылаются должностные лица воинских частей, бюджетных организаций Министерства обороны Российской Федерации, либо выделяемые денежные средства используются последними не по целевому назначению, что может служить основанием для проведения проверок, в том числе и прокурорских. В данной ситуации целесообразно обратиться с заявлениями о нарушении трудового законодательства в военную прокуратуру, территориальные органы государственной инспекции труда в субъектах Российской Федерации.

В. И.Ковалев Кандидат юридических наук, доцент, заслуженный юрист Российской Федерации

------------------------------------------------------------------

Название документа