О форме служебно-жилищного обеспечения военнослужащих

(Воробьев Е. Г.) («Военно-юридический журнал», 2011, N 6) Текст документа

О ФОРМЕ СЛУЖЕБНО-ЖИЛИЩНОГО ОБЕСПЕЧЕНИЯ ВОЕННОСЛУЖАЩИХ

Е. Г. ВОРОБЬЕВ

Воробьев Е. Г., полковник юстиции, доцент, кандидат юридических наук.

В рамках реализации государственной политики кардинального решения давно назревшей жилищной проблемы военнослужащих и членов их семей государство продолжает прилагать значительные усилия. Вот что по этому поводу недавно сказал Председатель Правительства РФ В. В. Путин в отчете о деятельности Правительства за 2010 г. в Государственной Думе РФ: «Никогда прежде в прошлые годы, я хочу это подчеркнуть, никогда столько жилья для военнослужащих не выделялось. В 2009 г. было выделено 45,6 тыс. квартир, в 2010 г. — 51,9 тыс. квартир. Однако полностью жилищная проблема военнослужащих пока не решена. Согласно нашим планам в период с 2011 по 2013 г. для военнослужащих будет приобретено еще порядка 77 тыс. квартир. Фактически это означает, что жилищная очередь в Вооруженных Силах будет полностью ликвидирована. После того как мы закроем все текущие жилищные долги и проблемы, квартиры в Вооруженных Силах будут предоставляться в плановом порядке. Людям больше не придется, надеюсь, годами ждать положенную им квартиру» <1>. ——————————— <1> Председатель Правительства России В. В. Путин представил в Государственной Думе отчет о деятельности Правительства Российской Федерации за 2010 год. 2011. 20 апр. URL: http:// premier. gov. ru/ events/ news/ 14898.

Как можно судить из данного утверждения, в настоящее время государство «закрывает долги», десятилетиями копившиеся в данной области общественных отношений. И лишь в определенной отдаленной перспективе (следует полагать, через 3 — 4 года) начнется процесс работы не в авральном, а в нормальном режиме. Вот тогда-то с новой остротой вновь встанет вопрос о служебно-жилищном обеспечении военнослужащих, пока что «подавляемый» проблемами предоставления постоянного жилья. И вот почему. Напомним читателю о том, что относительно недавно руководство страны планировало всего за 3 года (с 2009 до 2012) существенно сократить общую численность Вооруженных Сил Российской Федерации <2>, причем в основном за счет профессиональных военнослужащих: число офицеров уменьшить с 350 тыс. до 150 тыс. человек, ликвидировать должности 140 тыс. прапорщиков, но при этом увеличить до 150 тыс. (в перспективе — до 200 — 250 тыс. <3>) человек число военнослужащих контрактной службы и удвоить число военнослужащих по призыву. В итоге такой модернизации, согласно первоначальным планам реформы, общая численность ВС РФ к 2012 г. должна была реально составить 1 млн. человек, в том числе: 150 тыс. офицеров, 150 тыс. военнослужащих-контрактников, 700 тыс. военнослужащих по призыву <4>. Вполне естественно, что подобная пропорция в кадрах существенным образом «сглаживала» бы нехватку служебного жилья и при существующих объемах государственного финансирования позволяла бы надеяться на успешное решение и этой жилищной проблемы. ——————————— <2> Далее — ВС РФ. <3> Петров В. Сенаторы подали сигнал // Рос. газ. 2010. 6 июня. <4> Гаврилов Ю. Выйти из строя! Российскую армию сократят и сделают постоянно готовой // Рос. газ. 2008. 23 окт.; Состоялось заседание Коллегии Министерства обороны РФ. Офиц. сайт Минобороны России. URL: http:// www. mil. ru/ info/ 53270/ 53287/index. shtml; Генштаб приступает к реорганизации Российской армии // Вести. РУ. 2008. 1 нояб. URL: http:// www. vesti. ru/ doc. html? id=2 20247.

Однако в приведенные замыслы военной реформы жизнь внесла существенные коррективы. Как и планировалось, по результатам проведенных организационно-штатных изменений на начало 2011 г. численность офицерского корпуса была действительно уменьшена до 150 тыс. человек. Институт прапорщиков в количестве 140 тыс. прекратил служебную деятельность. Однако численность контрактников так и не достигла планируемого уровня и составила всего 120 тыс. человек при устойчивой тенденции к ее уменьшению <5>. Более того, такое уменьшение шло и за счет их активного увольнения по решению командования. О. Божьева указывает, что только осенью 2010 г. из войск было уволено до 70% контрактников <6>. А число призывников вместо плановых 700 тыс. насчитывало около 500 тыс., причем осенью 2010 г., по признанию заместителя начальника Генерального штаба ВС РФ генерал-полковника В. Смирнова, почти половина призывного контингента (более 200 тыс. граждан) уклонилась от призыва <7>. ——————————— <5> Мухин В. Ненужные щенки Российской армии. Некомплект войск сказывается на их боеготовности // Независимое военное обозрение. 2011. 12 янв. <6> Божьева О. Армия объявила призыв контрактников // Московский комсомолец. 2011. 29 марта. <7> Генштаб: в России от призыва уклоняются более 200 тыс. человек. URL: http:// www. bbc. co. uk/ russian/ rolling_news/ 2011/ 01/ 110120_ m_ russian_ army. shtml.

Очевидная невозможность укомплектовать ВС РФ в нужном количестве и призывниками заставила руководство вновь «дать отбой» первоначальным расчетам в отношении всех категорий личного состава. Уже в феврале 2011 г., после сокращения на 200 тыс. офицеров, было официально объявлено о введении (следует полагать, о восстановлении) 70 тыс. штатных единиц офицерского состава <8>. Примечательно, что приблизительно столько же офицеров (на конец 2010 г. это более 70 тыс. человек) находились за штатом в распоряжении командования. Из этих 70 тыс. «распоряженцев» около 10 тыс. составляли выпускники военных вузов двух последних лет, а остальные, примерно 60 тыс., в основном те, кого нельзя уволить без предоставления жилых помещений <9>. ——————————— <8> Непродуманная военная реформа вынуждена делать неожиданные пируэты // Независимое военное обозрение. 2011. 11 фев. <9> Соловьев В. Военная реформа 2009 — 2012 годов. Полное собрание сочинений Минобороны на заданную тему // Независимое военное обозрение. 2008. 12 дек.

Призывников вновь решено в значительной мере заменить контрактниками. «Вы знаете, что последние решения Верховного главнокомандующего — это иметь 425 тыс. контрактников и 220 тыс. офицеров. Этот вопрос мы будем реализовывать уже буквально с сегодняшнего дня», — сказал в конце марта текущего года начальник Генерального штаба ВС РФ генерал армии Н. Макаров <10>. ——————————— <10> Литовкин В. Начальник генштаба поставил диагноз // Независимое военное обозрение. 2011. 1 апр.

Получается, что новые кадровые решения, объявленные в начале текущего года, фактически направлены на восстановление прежнего положения, существовавшего до сокращения ВС РФ. Иными словами, уже «новые» военные профессионалы, которыми надлежит укомплектовать образовавшиеся вакантные должности, должны составить все те же 60 — 80% личного состава ВС РФ. А комплектование преимущественно на профессиональной основе предполагает и соответствующее служебно-жилищное обеспечение в установленной законом форме. К ее освещению и обратимся. В действующем военном законодательстве вопрос о форме служебно-жилищного обеспечения военнослужащих по контракту урегулирован вполне определенно. Согласно правилам, закрепленным в ст. 15 Федерального закона «О статусе военнослужащих» <11>, военнослужащие по контракту на весь период военной службы обеспечиваются служебными жилыми помещениями, располагающимися преимущественно в военных городках в местах дислокации их воинских частей. При этом при отсутствии такого жилья, до его предоставления по договорам найма служебного жилого помещения, военнослужащие временно размещаются в иных помещениях (пригодных для временного проживания в служебных жилых помещениях, в общежитиях, в арендованных воинской частью или взятых в наем (поднаем) самими военнослужащими). ——————————— <11> Далее — Закон о статусе.

Данные правоустановления позволяют утверждать о том, что из разнообразных способов возможного жилищного обеспечения военнослужащих законодатель избрал лишь одну форму, а именно предоставление служебного жилья из специализированного жилищного фонда Российской Федерации. В то же время есть необходимость напомнить о том важном факте, что у государства в настоящее время именно такого фонда практически нет. Некогда обширный и вполне «работоспособный» жилищный фонд, специально закрепляемый за государственными органами территорий, в которых граждане проходили военную службу, был безвозвратно утрачен в 90-х годах прошлого века. В советский и постсоветский переходный периоды служебно-жилищное обеспечение военнослужащих заключалось в следующем. Государством строились или приобретались жилые помещения, которые предоставлялись военнослужащим и членам их семей по месту военной службы. По общему правилу такие помещения обладали обычным правовым режимом и в совокупности формировали военные городки (как закрытые, так и открытые). В то же время лишь незначительная часть таких помещений с правовой точки зрения считалась чисто служебной жилплощадью (она именовалась служебно-должностной). Это были помещения, юридически (формально) закрепляемые властью (государством) именно в качестве служебных. Данные помещения предназначались только для обеспечения условий работы (службы), требующей оперативного решения военно-служебных задач. Соответственно, этим целям устанавливались и категории военнослужащих — адресатов права на такое жилье. Предоставление служебного жилья не зависело от наличия или отсутствия постоянного жилья, ибо считалось обеспечением ненадлежащим (временным, на период работы, службы). Поэтому лица, обеспечиваемые служебными жилыми помещениями, обеспечивались также и жильем постоянным, как все прочие военнослужащие. Замена военнослужащего на конкретной должности в военно-служебных правоотношениях вела к смене и нанимателя конкретного служебного жилья. В некоторых случаях, предусмотренных законом в качестве уважительных оснований (ст. 108 Жилищного кодекса РСФСР), служебно-жилищное обеспечение «перерастало» в обеспечение постоянным жильем, право на которое, впрочем, распространялось на все категории граждан советского и раннего постсоветского периодов. Данные сущностные признаки служебно-жилищного обеспечения в отношении всех жилых помещений военных организаций нашли адекватное отражение в нормах военного законодательства того времени. Следовательно, в 20-х — 70-х годах прошлого века для большинства советских военнослужащих жилищное обеспечение совпадало с обеспечением постоянным жильем (как и для всех советских граждан), но реализовывалось оно в специально закрепляемом в качестве ведомственного жилищном фонде, с целевым предназначением для проживания по месту службы только военнослужащих и членов их семей. Эту особенность обеспечения данной категории граждан правовед Л. М. Пчелинцева охарактеризовала как особую жилищную систему, основанную на специально-целевом закреплении жилья, в котором проживали военнослужащие. Вопросами учета и распределения такого жилья ведала не местная власть (Советы народных депутатов), а военная администрация в лице начальников гарнизонов. Органы государственной власти только санкционировали соответствующие военно-административные решения. Подобное управление гарантировало и более короткие сроки его предоставления (по сравнению с гражданскими лицами), и последующее заселение такого жилья при его освобождении опять-таки только военнослужащими. По мнению Л. М. Пчелинцевой, данная практика «активно применялась в течение длительного времени в СССР в интересах решения жилищной проблемы военнослужащих» <12>. ——————————— <12> Пчелинцева Л. М. Право военнослужащих на жилище: Теоретические аспекты и проблемы реализации. М., 2004. С. 36 — 37.

Представляется, что по всем сущностным юридическим признакам (наличию прямой связи между службой и правом на такое жилье, обособлению части государственного жилищного фонда специально для данной категории служащих, административному характеру распределения по решению органов военного управления) это и была та жилищная система, которая ныне именуется «служебной», хотя по формальным юридическим соображениям в тот период она и не подпадала под категорию служебно-жилищного обеспечения, специально выделяемую законодательством советского времени, о чем указывалось выше. Однако в результате изменившейся государственной жилищной политики имевшийся фонд жилья, предназначавшийся для проживания военнослужащих в период военной службы, был постепенно «размыт». Это произошло в процессе массовой приватизации жилых помещений, системного отсутствия финансирования для поддержания жилищного фонда и отселения бывших военнослужащих из военных городков, активного отчуждения жилищных фондов военных организаций в собственность органов местного самоуправления как пути экономии выделяемых средств по статьям военной и правоохранительной части бюджета. Как следствие, государство утратило правовые рычаги управления имевшимся жилищным фондом, но нового пока так и не создало. Из данного факта следует весьма важное научное предположение. Несмотря на то что в действующем законодательстве прямо закреплена лишь единственная форма служебно-жилищного обеспечения, при фактическом отсутствии объективных условий для ее реализации государство вполне способно избрать (с последующим нормативным закреплением) и иные формы служебно-жилищного обеспечения, нежели только предоставление служебного жилья. В качестве таковых могут выступить все известные формы, но с соответствующей их юридической «адаптацией» под новые условия правового регулирования. Значимым направлением расширения вариативности служебно-жилищного обеспечения может стать дополнение «классической» служебной формы жилищного обеспечения предоставлением жилья для постоянного проживания. Ведь закон не исключает этого, и военнослужащим в период военной службы вполне может быть предоставлено постоянное жилье как по договорам социального найма, так и путем приобретения жилья в собственность военнослужащих по месту их службы. Знающий читатель укажет на то, что в таком случае, согласно действующему законодательству, при переводе военнослужащих к новому месту военной службы все равно возникает их право на получение служебного жилого помещения с сохранением права на уже приобретенное за счет государства постоянное жилье, причем как у самих военнослужащих, так и у членов их семьи. И будет прав. Однако, как говаривал небезызвестный литературный философ Козьма Прутков, «кто мешает тебе выдумать порох непромокаемый?» <13>. Государство вполне способно создать такие правовые конструкции, которые позволили бы адекватно «нейтрализовать» приоритет лишь частного эгоистического начала со стороны граждан, создать правила, балансирующие и частные, и публичные интересы, что вполне удавалось законодателю в советское время. ——————————— <13> Сочинения Козьмы Пруткова. М., 1982. С. 105.

В связи с этим необходимо отметить два интересных момента, частично подтверждающих предложенные выше подходы как вполне реальные. Взять, к примеру, вариант обеспечения военнослужащих по месту службы в форме предоставления социального жилья. В настоящее время депутатами Государственной Думы РФ инициирован и находится в стадии прохождения законопроект, предусматривающий восстановление права военнослужащих, заключивших первый контракт о прохождении военной службы до 1 января 1998 г., получать жилое помещение по договору социального найма именно в период военной службы и по месту ее прохождения <14>. ——————————— <14> Госдума приняла закон о соцжилье для военных // Рос. газ. 2011. 11 марта.

Другим вариантом решения служебно-жилищного обеспечения военнослужащих — участников накопительно-ипотечной системы <15> рассматриваются случаи приобретения ими жилья в рамках данной системы. Учитывая, что реализация своего права участниками НИС на использование накоплений (как досрочно, так и при приобретении прав на такие накопления) путем приобретения в собственность жилых помещений по месту службы освобождает государство от обязанности предоставить таким военнослужащим служебное жилье, подобные варианты уже просчитываются государством при определении потребностей в служебном жилищном фонде. Так, еще в бытность нахождения на посту Министра обороны страны в 2005 г. С. Иванов докладывал Верховному главнокомандующему следующее. «На будущий год по служебному жилью мы запланировали получение 23 тыс. квартир, что позволит нам иметь их в количестве 225 тыс. Я назвал численность общую — 480 тыс. квартир под всех офицеров и прапорщиков. Но здесь должен оговориться: начиная с 2007 — 2008 годов у нас уже молодые офицеры начнут… покупать квартиры по накопительно-ипотечной системе. В этом случае, если они будут иметь квартиру и служить в этом же городе, служебное жилье им практически уже не понадобится… По нашим подсчетам, общий фонд через несколько лет, нужный Министерству обороны по служебному жилью, — примерно 420 тысяч квартир за счет вот этого» <16>. ——————————— <15> Далее — НИС. <16> Владимир Путин: Надувательство прекратить немедленно. Из стенограммы совещания в Кремле 28 ноября 2005 г. URL: http:// www. rg. ru/ 2005/ 11/ 29/ putin-voenie. html.

Иными словами, предоставление (приобретение) за счет государства постоянного жилья в период военной службы в местах ее прохождения вполне может стать полноценной альтернативой служебно-жилищному обеспечению, о чем государство хорошо знает и на что, по большому счету, рассчитывает. Не меньшего внимания заслуживают и обязательственно-правовые формы решения задачи служебно-жилищного обеспечения. В данном случае можно говорить, например, о создании долгосрочных стабильных арендных отношений между государством и частными лицами — собственниками жилья с целью договорного размещения в таких жилых помещениях граждан в погонах по местам их службы. В настоящее время согласно норме п. 3 ст. 15 Закона о статусе аренда жилых помещений предусмотрена лишь как суррогатная форма, временно заменяющая нормальное служебно-жилищное обеспечение. Однако в ряде государств данная договорная форма применяется как существенное дополнение к иным способам решения задач размещения военнослужащих. Например, в соответствии с французским законодательством профессиональные военнослужащие, за исключением проходящих службу за пределами национальной территории и личного состава жандармерии, государственным жильем не обеспечиваются. Решение жилищного вопроса этими военнослужащими осуществляется за счет аренды или покупки жилья. На эти цели ими расходуется до 50% месячного денежного содержания. С целью создания нормальных жилищных условий для личного состава создан жилищный отдел административного управления Министерства обороны Франции. Главной задачей отдела является разработка и осуществление жилищных программ, позволяющих военнослужащим арендовать жилье на льготных условиях. Эта работа ведется по двум направлениям: долевое участие Министерства обороны в строительстве жилья и оказание военнослужащим финансовой помощи по оплате расходов за коммунальные услуги. В первом случае Министерство обороны заключает контракт с частной строительной фирмой на участие в финансировании строительства. В соответствии с контрактом часть построенного жилья, оставаясь собственностью фирмы, передается в распоряжение военного ведомства. Сдача этих квартир в аренду военнослужащим и гражданскому персоналу организуется жилищными бюро гарнизона. Осуществление таких проектов позволяет значительно (до 50%) уменьшить арендную плату за жилье. Однако строительство квартир таким способом ведется в основном в Парижском военном районе, где цены на рынке жилья гораздо выше его стоимости в других регионах страны. Военнослужащим, арендующим или имеющим собственное жилье, выплачивается ежемесячная дотация на оплату коммунальных услуг, которая может достигать 50% расходов на эти цели. В некоторых случаях эта дотация может быть значительно увеличена <17>. ——————————— <17> Струговец Д. В. Достойная оценка ратного труда. Государства Западной Европы проявляют всестороннюю заботу о своих военнослужащих // Независимое военное обозрение. 2003. 17 окт.

Следует также напомнить о том, что в истории России, до образования Союза ССР, основной формой решения задачи служебно-жилищного обеспечения офицеров и унтер-офицеров была выплата им так называемых квартирных денег. По данным Л. М. Пчелинцевой, квартирные деньги входили в офицерское денежное содержание и составляли довольно значительную ее часть <18>. В наши дни военное законодательство предусматривает выплату денежной компенсации за наем (поднаем) жилых помещений у частных лиц самими военнослужащими лишь как временную меру, реализуемую до предоставления им служебных жилых помещений (п. 3 ст. 15 Закона о статусе), т. е. не рассматривается как самостоятельная форма их жилищного обеспечения. ——————————— <18> Пчелинцева Л. М. Право военнослужащих на жилище. Теоретические аспекты и проблемы реализации. М., 2004. С. 19.

В то же время практика государственного финансирования найма жилья самими военнослужащими активно используется в ряде иностранных армий. Например, согласно информации Т. Завацкой в армии США применяется смешанная модель служебно-жилищного обеспечения военнослужащих. Она характеризуется тем, что наряду с предоставлением ведомственного жилья на территориях частей или военных баз им разрешается самостоятельный наем жилья за пределами воинской части или военной базы с выплатой адекватной денежной компенсации. Причем данная форма жилищного обеспечения во время службы является наиболее распространенной для офицеров и семейных военнослужащих <19>. ——————————— <19> Завацкая Т. Жилищное обеспечение военнослужащих США // Вестник границы России. 2010. N 5. С. 63 — 64.

Следовательно, в долгосрочной перспективе решения жилищной проблемы действующих военнослужащих по контракту не исключается и такая форма, как наем (поднаем) жилых помещений у частных лиц самими военнослужащими в период прохождения военной службы с постоянным дотированием такого найма за счет средств федерального бюджета вместо предоставления служебных жилых помещений. О допустимости именно такого подхода свидетельствуют и последние намерения нашего военного ведомства, заявленные в связи с резким изменением курса военной реформы в виде отказа от комплектования Вооруженных Сил РФ преимущественно призывниками в пользу профессиональных кадров, о чем указывалось ранее. Еще в сентябре 2010 г. Министр обороны утверждал, что «у Министерства нет средств содержать контрактников в том объеме, в каком бы им хотелось. Поэтому количество призываемых на военную службу срочников в связи с этим увеличивается, а контрактниками в Российской армии будут комплектоваться более 100 тыс. солдатских и сержантских должностей. Общее число служащих в армии по контракту не будет превышать 20 процентов» <20>. ——————————— <20> Министерство обороны России сокращает число контрактников. URL: http://rusnovosti. ru/news/111882.

Но уже в начале 2011 г. былая формула желаемой структуры постоянного состава армии была скорректирована в обратном направлении: именно офицеры и военнослужащие по контракту вновь должны составить ее основную часть. Об этом, в частности, относительно недавно заявил начальник Генерального штаба ВС РФ генерал армии Н. Макаров, обозначив, что в перспективе количество солдат по призыву сократится до 10 — 15% от общей численности личного состава. Поэтому их служебно-жилищное обеспечение в значительной степени может быть решено путем увеличения денежных выплат за наем (поднаем) жилья как самостоятельной формы. По этому поводу Н. Макаров сказал следующее: «Вариант выплаты достойных денег за поднаем жилья рассматривается как один из вариантов обеспечения военнослужащих жильем» <21>. ——————————— <21> Божьева О. Армия объявила призыв контрактников // Московский комсомолец. 2011. 29 марта.

К слову, в некоторых регионах России, где военнослужащие дислоцируются по месту службы в населенных пунктах, даже существующий уровень временных денежных компенсаций вполне соизмерим с нормальными жилищно-коммунальными затратами тех военнослужащих, которые уже обеспечены служебным или социальным жильем. Кроме того, при таком подходе государством решаются и иные важные для военнослужащих социальные проблемы, в частности, вопросы занятости членов семей, обучения детей, доступа к очагам культуры и проч. Не эти ли соображения стали лейтмотивом нового веянья, о котором обмолвился один из заместителей Министра обороны Г. М. Нагинский, заявивший, что в перспективе вынашивается идея отказа от понятия «жилищный городок» для военнослужащих. «Почему семьи военнослужащих должны обитать как индейцы — в закрытых резервациях? Если рядом с гарнизоном есть населенный пункт с подходящей транспортной и социальной инфраструктурой, для офицеров там можно построить квартиры. Главное, чтобы расположение населенного пункта позволяло человеку быстро добраться в воинскую часть. Поставили три дома — все, служебное жилье есть. Офицерские жены устроены на работу, дети ходят в школу. Утром за военными пришел автобус, загрузились, поехали на службу» <22>. ——————————— <22> Гаврилов Ю. Стройся! Адреса новых квартир военные новоселы смогут выбрать на сайте Минобороны // Рос. газ. 2010. 22 дек.

Мысль о том, что профессиональные военные в период военной службы вполне могут размещаться в гражданских населениях, высказал и Н. Макаров. Начальник Генерального штаба ВС РФ также подтвердил, что в ведомстве «командирские семьи планируют расселить в городах, в том числе — в областных центрах». При этом такой подход становится и обоснованием политики массового сокращения былых военных городков. «У нас их было 22 тыс., осталось примерно 5,5 тыс., а в итоге мы доведем количество военных городков до 180», — пообещал Н. Макаров <23>. ——————————— <23> Гаврилов Ю. Военные меняют прописку. Офицерские семьи расселят по городам // Рос. газ. 2010. 15 дек.

Конечно, нужно понимать, что вся представленная выше избирательность возможного решения жилищных проблем военнослужащих должна быть оправданной и справедливой для всех субъектов, чьи права затрагиваются при этом. Важно, чтобы государственные устремления разумно расходовать средства на служебно-жилищное обеспечение за счет тех или иных экономически обоснованных решений не выливались в очевидное ущемление прав самих военнослужащих и иных граждан, о чем так много говорится и пишется военными правоведами и самими военнослужащими. Адекватной правовой охраны требуют и интересы военнослужащих и гражданских лиц (в т. ч. из числа бывших военнослужащих и членов их семей) в муниципальных образованиях. Ведь отказ Минобороны от «ненужных» более военных городков с передачей их местным властям зачастую сопряжен с неприкрытым стремлением во что бы то ни стало избавиться от забот по их жилищно-коммунальному содержанию и восстановлению, а намерение построить федеральное служебное или постоянное жилье на землях муниципалитетов — сэкономить на социальной и коммунальной инфраструктуре <24>. ——————————— <24> Воробьев Е. Г. Современная государственная политика в отношении военных городков: о жилищных правах военнослужащих, граждан, уволенных с военной службы, и не только // Военное право: сетевой журн. 2010. N 3. URL: http:// www. voennoepravo. ru/ magazinepravo.

Итак, общие выводы из наших рассуждений можно сформулировать следующим образом. В настоящее время действующее законодательство в качестве формы обеспечения жилыми помещениями военнослужащих и членов их семей в период военной службы предусматривает лишь одну — создание специализированного федерального жилищного фонда, из которого гражданам предоставляются служебные жилые помещения. Однако в условиях отсутствия в необходимом количестве и качестве такого жилищного фонда, исходя из исторического российского опыта и современного опыта зарубежных стран, существует возможность избрать иной более адекватный подход: служебно-жилищное обеспечение военнослужащих может и должно стать вариативным, комплексным, сочетать в себе элементы вещно-правовых и обязательственно-правовых форм, дополняющих друг друга в зависимости от конкретных условий прохождения военной службы и задач, решаемых военнослужащими разных категорий. Это может быть предоставление жилья не только по договору найма служебных жилых помещений, но и по договору социального найма федерального жилья, приобретение военнослужащими жилья в собственность с помощью государства, предоставление военнослужащим арендованных государством жилых помещений, перевод жилищного обеспечения в форму денежно-компенсационных выплат за их наем (поднаем) у частных лиц на весь период военной службы в урбанизированной местности. Выбор тех или иных форм должен зависеть как от воли и возможностей государства, так и от волеизъявления и возможностей самих военнослужащих, что в перспективе должно получить соответствующее нормативно-правовое закрепление в военном и жилищном законодательстве.

——————————————————————

Название документа