О некоторых вопросах практики привлечения к материальной ответственности военнослужащих войск гражданской обороны МЧС России

(Щедринов К. С.) («Право в Вооруженных Силах», 2011, N 7) Текст документа

О НЕКОТОРЫХ ВОПРОСАХ ПРАКТИКИ ПРИВЛЕЧЕНИЯ К МАТЕРИАЛЬНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ ВОЕННОСЛУЖАЩИХ ВОЙСК ГРАЖДАНСКОЙ ОБОРОНЫ МЧС РОССИИ

К. С. ЩЕДРИНОВ

Щедринов К. С., преподаватель кафедры криминалистики Военного университета, кандидат юридических наук.

В современном российском праве институт материальной ответственности военнослужащих регулируется как общими нормами законодательства Российской Федерации, так и специальными нормами военного права, действующими в сфере военно-служебных отношений. Режим материальной ответственности военнослужащих устанавливается не нормами трудового права, как для большинства работников и государственных служащих, а специальными нормами. Так, в настоящее время за материальный ущерб, причиненный государству при исполнении обязанностей военной службы, военнослужащие привлекаются к материальной ответственности в соответствии с Федеральным законом от 12 июля 1999 г. N 161-ФЗ «О материальной ответственности военнослужащих». Данное положение имеет довольно продолжительную историю и обусловлено тем, что военная служба как особый вид государственной службы сопряжена с особым риском для лиц, которые проходят данный вид государственной службы, а также тем, что военная служба осуществляется в специфической сфере управления — в области обороны государства. В свою очередь, МЧС России согласно Указу Президента Российской Федерации от 11 июля 2004 г. N 868 «Вопросы Министерства Российской Федерации по делам гражданской обороны, чрезвычайным ситуациям и ликвидации последствий стихийных бедствий» является федеральным органом исполнительной власти, в котором проходят службу военнослужащие войск гражданской обороны и сотрудники Государственной противопожарной службы, а также государственные гражданские служащие. При этом порядок и основания материальной ответственности сотрудников Государственной противопожарной службы и государственных гражданских служащих за материальный ущерб, причиненный ими при исполнении служебных обязанностей, определяются согласно положениям гл. 39 Трудового кодекса Российской Федерации. На практике нередки случаи, когда военнослужащий, проходящий службу в одном из территориальных органов МЧС России, подчинен напрямую начальнику, не имеющему воинского звания (сотруднику Государственной противопожарной службы), или вовсе гражданскому лицу, возглавляющему данный орган и нередко плохо знающему специфику правовых норм, определяющих порядок прохождения военной службы, в том числе и определяющих основания и порядок привлечения военнослужащих к материальной ответственности. Указанные обстоятельства, и это подтверждается профессиональным опытом автора настоящей статьи, нередко приводят к тому, что за материальный ущерб, причиненный государству при исполнении обязанностей военной службы, военнослужащие привлекаются к материальной ответственности не в соответствии с нормами Федерального закона «О материальной ответственности военнослужащих», а в порядке положений гл. 39 Трудового кодекса Российской Федерации. Приведем характерный пример. При увольнении с военной службы полковника К., занимавшего должность начальника отдела материально-технического обеспечения, была выявлена недостача вверенного ему имущества на общую сумму 170000 руб. Начальником Управления (являвшимся сотрудником Государственной противопожарной службы), где проходил военную службу полковник К., в соответствии с положениями ст. ст. 240, 241 Трудового кодекса Российской Федерации было принято решение снизить размер материальной ответственности полковника К. до пределов его среднемесячного заработка, составлявшего на тот момент 35000 руб. Принимая указанное решение, руководство Управления, где проходил военную службу полковник К., не учло требования ст. 5 Федерального закона «О материальной ответственности военнослужащих», предусматривающие возложение на военнослужащих материальной ответственности в полном размере причиненного ущерба в случаях, когда ущерб причинен военнослужащим, которому данное имущество было передано под отчет для хранения, перевозки, выдачи, пользования и других целей. Еще одну существенную сложность на практике при привлечении военнослужащих войск гражданской обороны к материальной ответственности представляют вопросы определения подсудности данной категории дел. Согласно положениям ст. ст. 8 и 9 Федерального закона «О материальной ответственности военнослужащих» и п. 9 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 14 февраля 2000 г. N 9 «О некоторых вопросах применения судами законодательства о воинской обязанности, военной службе и статусе военнослужащих» дела по искам к военнослужащим о возмещении ими материального ущерба, причиненного при исполнении обязанностей военной службы, рассматриваются военными судами в порядке, предусмотренном Гражданским процессуальным кодексом Российской Федерации. Однако на практике указанные выше нормы закона неоднозначно трактуются судами при предъявлении исков к бывшим военнослужащим о возмещении ими материального ущерба, причиненного во время прохождения военной службы. Нередко гарнизонные военные суды выносят определения о возвращении искового заявления ввиду его неподсудности военному суду, мотивируя данные свои решения тем, что лица указанной категории в связи с их увольнением с военной службы утратили статус военнослужащих, а следовательно, возмещение с бывшего военнослужащего ущерба, причиненного им в период прохождения военной службы, должно производиться в порядке общих правил подсудности, установленных ст. ст. 23 — 27 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации. Нередко встречаются ситуации и обратные приведенной выше. Так, старший прапорщик Б., следуя на вверенном ему служебном автотранспорте, нарушив правила маневрирования, совершил дорожно-транспортное происшествие, в результате которого автомобилю гражданина А. были причинены многочисленные повреждения на общую сумму восстановительного ремонта 235000 руб. С учетом полученной от страховой компании суммы в счет возмещения причиненного его имуществу ущерба в размере 120000 руб. предъявленная гражданином А. сумма к возмещению причиненного его автомобилю ущерба составила 115000 руб. В соответствии с решением районного суда с Управления, где проходил военную службу старший прапорщик Б., в пользу гражданина А. было взыскано в счет возмещения причиненного его имуществу ущерба 115000 руб., а также 5000 руб. в счет компенсации уплаченной им при обращении в суд государственной пошлины. За время рассмотрения указанного иска старший прапорщик Б. был уволен с военной службы в соответствии с подп. «б» п. 2 ст. 51 Федерального закона от 28 марта 1998 г. N 53-ФЗ «О воинской обязанности и военной службе» (в связи с переходом на службу в Государственную противопожарную службу). Перечислив гражданину А. сумму в размере 120000 руб. и исполнив тем самым свою обязанность по возмещению ущерба, причиненного своим сотрудником, Управление, руководствуясь ст. 1081 Гражданского кодекса Российской Федерации и ст. 243 Трудового кодекса Российской Федерации, обратилось в районный суд по месту жительства старшего прапорщика Б. с исковым заявлением о взыскании с него 120000 руб. в счет возмещения ущерба, причиненного дорожно-транспортным происшествием (в порядке регресса). В свою очередь, районный суд, рассмотрев указанное исковое заявление, вынес определение о возвращении искового заявления ввиду неподсудности дела данному суду, указав, что ущерб был причинен гражданином Б. в период прохождения им военной службы, а следовательно, истцу надлежит обратиться с данным исковым заявлением в гарнизонный военный суд по месту жительства ответчика. По результатам рассмотрения поданной Управлением частной жалобы указанное определение районного суда было отменено, а дело было рассмотрено районным судом в порядке общих правил подсудности. Однако, несмотря на всю существующую в настоящее время противоречивость проанализированной выше практики рассмотрения судами дел о возмещении бывшими военнослужащими материального ущерба, причиненного ими во время прохождения военной службы, следует согласиться с позицией А. А. Выскубина, полагающего, что иски, предъявляемые к бывшим военнослужащим, о привлечении последних к материальной ответственности за ущерб, причиненный в период прохождения ими военной службы, все-таки подсудны гарнизонным военным судам <1>. ——————————— <1> Выскубин А. А. О некоторых аспектах определения подсудности дел о привлечении бывших военнослужащих к материальной ответственности за ущерб, причиненный ими в период прохождения военной службы // Право в Вооруженных Силах. 2010. N 10. С. 73 — 77.

В заключение хотелось бы отметить, что рассмотренные в настоящей статье вопросы правового регулирования оснований и порядка привлечения к материальной ответственности военнослужащих войск гражданской обороны МЧС России, по нашему мнению, на сегодняшний день являются актуальными и для правоприменительной практики юридических подразделений Министерства обороны Российской Федерации. Реализуемая в настоящее время в нашей стране реформа Вооруженных Сил, существенно изменившая организационно-штатную структуру российской армии, когда предусматривается замещение большей части руководящих должностей, а также должностей юридических служб гражданскими лицами, часто не знающими специальных норм военного права, в том числе регламентирующих основания и порядок привлечения военнослужащих к материальной ответственности, по нашему мнению, вызовет у указанной категории должностных лиц существенные трудности в данной сфере правоотношений.

——————————————————————

Название документа

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *