Об отнесении родителей погибших (умерших) при исполнении обязанностей военной службы военнослужащих к членам семей военнослужащих

(Ефремов А. В.) («Право в Вооруженных Силах», 2011, N 7) Текст документа

ОБ ОТНЕСЕНИИ РОДИТЕЛЕЙ ПОГИБШИХ (УМЕРШИХ) ПРИ ИСПОЛНЕНИИ ОБЯЗАННОСТЕЙ ВОЕННОЙ СЛУЖБЫ ВОЕННОСЛУЖАЩИХ К ЧЛЕНАМ СЕМЕЙ ВОЕННОСЛУЖАЩИХ

А. В. ЕФРЕМОВ

Ефремов Андрей Валентинович, начальник юридического отделения военного комиссариата Чувашской Республики.

Рассмотрен актуальный вопрос о необходимости отнесения родителей погибших (умерших) при исполнении обязанностей военной службы военнослужащих к членам их семей, который обусловливает проблемы правоприменительной практики.

Ключевые слова: военная служба, призыв, статус, пенсия, потеря кормильца, родители, льгота, социальная защита, служебные обязанности.

On placing the parents of the dead (dead) in the performance of military duties to family members of military personnel A. V. Efremov

The article deals with the topical issue of the need for assignment to family members of parents who perished (dead) soldiers in a combat environment in the performance of their duties, which causes problems of enforcement.

Key words: military service, call status, retirement, loss of breadwinner, soldier, parents, benefits, social protection duties.

Общеизвестно, что российское законодательство обусловливает социальную защиту близких родственников погибших (умерших) при исполнении обязанностей военной службы, в том числе при участии в боевых действиях, военнослужащих в зависимости от того, относятся ли они к членам их семей или нет. Из практического опыта автора статьи следует, что наиболее остро этот вопрос стоит применительно к родителям погибших (умерших) при исполнении обязанностей военной службы военнослужащих. В марте 2008 г. родителями погибших (умерших) военнослужащих были предприняты две попытки разрешить проблему отнесения данной категории граждан к членам семей военнослужащих. Одна из них увенчалась успехом: проблема была решена на уровне Указа Президента Российской Федерации, изданного в соответствии с п. 5 ст. 2 Федерального закона «О статусе военнослужащих», устанавливающим, что социальные гарантии и компенсации, предусмотренные данным Федеральным законом и другими федеральными законами для военнослужащих и членов их семей, могут быть распространены на других лиц и членов их семей указами Президента Российской Федерации. Указом Президента Российской Федерации от 26 июня 2008 г. N 996 родителям погибших (умерших) военнослужащих было предоставлено право на бесплатный проезд к месту их погребения и обратно один раз в год независимо от даты гибели (смерти) военнослужащего. Следует отметить, что названный Указ был издан до рассмотрения аналогичного вопроса Конституционным Судом Российской Федерации, который 9 июля 2008 г., рассмотрев в заседании палаты вопрос о прекращении производства по делу о проверке конституционности положений абз. 5 п. 5 ст. 2 и абз. 7 п. 2 ст. 20 Федерального закона «О статусе военнослужащих» в связи с жалобой граждан В. Т. Руденко и Е. П. Руденко, установил буквально следующее <1>: ——————————— <1> Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 9 июля 2008 г. N 410-О-О «О прекращении производства по делу о проверке конституционности абзаца пятого пункта 5 статьи 2 и абзаца седьмого пункта 2 статьи 20 Федерального закона «О статусе военнослужащих» в связи с жалобой граждан В. Т. Руденко и Е. П. Руденко».

«1. 6 марта 2008 года Конституционный Суд Российской Федерации принял к рассмотрению жалобу граждан В. Т. Руденко и Е. П. Руденко, в которой оспаривается конституционность следующих положений Федерального закона от 27 мая 1998 года N 76-ФЗ «О статусе военнослужащих»: абзаца пятого пункта 5 статьи 2, в соответствии с которым к членам семей военнослужащих, граждан, уволенных с военной службы, на которых распространяются указанные в данном Федеральном законе социальные гарантии, компенсации, если иное не установлено данным Федеральным законом, другими федеральными законами, относятся супруга (супруг), несовершеннолетние дети, дети старше 18 лет, ставшие инвалидами до достижения ими возраста 18 лет, дети в возрасте до 23 лет, обучающиеся в образовательных учреждениях по очной форме обучения, лица, находящиеся на иждивении военнослужащих; абзаца седьмого пункта 2 статьи 20, согласно которому один из членов семьи погибшего (умершего) военнослужащего — гражданина Российской Федерации и захороненного на территории Российской Федерации один раз в год имеет право на бесплатный проезд к месту погребения и обратно. Как следует из приложенных к жалобе материалов, заявителям было отказано в праве на бесплатный проезд к месту погребения сына, погибшего во время прохождения военной службы, в связи с чем они просят признать названные законоположения не соответствующими Конституции Российской Федерации, а именно преамбуле и статьям 1, 2, 7, 17, 18, 20, 21, 23, 28, 38, 39, 45 и 55. 2. В соответствии с пунктом 5 статьи 2 Федерального закона «О статусе военнослужащих», устанавливающим, что социальные гарантии и компенсации, предусмотренные данным Федеральным законом и другими федеральными законами для военнослужащих и членов их семей, могут быть распространены на других лиц и членов их семей указами Президента Российской Федерации, 26 июня 2008 года был издан Указ Президента Российской Федерации N 996 «О дополнительных социальных гарантиях родителям военнослужащих», предоставивший родителям погибшего (умершего) военнослужащего право на бесплатный проезд к месту его захоронения и обратно один раз в год независимо от даты гибели (смерти) военнослужащего и независимо от использования этого права другими лицами, указанными в абзацах шестом — десятом пункта 5 статьи 2 Федерального закона «О статусе военнослужащих». Таким образом, Указом Президента Российской Федерации от 26 июня 2008 года N 996 разрешен фактически поставленный заявителями вопрос о предоставлении родителям погибшего (умершего) военнослужащего права на бесплатный проезд к месту его захоронения и обратно. Тем самым в настоящее время преодолена неопределенность в вопросе о том, соответствуют ли Конституции Российской Федерации положения абзаца пятого пункта 5 статьи 2 и абзаца седьмого пункта 2 статьи 20 Федерального закона «О статусе военнослужащих», а следовательно, дальнейшее производство по жалобе граждан В. Т. Руденко и Е. П. Руденко может быть прекращено. Исходя из изложенного и руководствуясь частью второй статьи 36, пунктом 2 части первой статьи 43 и частью первой статьи 79 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», Конституционный Суд Российской Федерации определил: прекратить производство по делу о проверке конституционности положений абзаца пятого пункта 5 статьи 2 и абзаца седьмого пункта 2 статьи 20 Федерального закона «О статусе военнослужащих». Таким образом, родителям погибших (умерших) военнослужащих предоставили право на бесплатный проезд к месту их захоронения и обратно, но вопрос об их отнесении к членам семьи военнослужащего не был разрешен на уровне федерального законодателя. Еще одна попытка разрешить проблему отнесения данной категории граждан к членам семей военнослужащих была предпринята также в марте 2008 г. при рассмотрении гражданского дела Верховным Судом Российской Федерации и Кассационной коллегией Верховного Суда Российской Федерации. Так, Верховный Суд Российской Федерации, 13 марта 2008 г. рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по заявлению К. о признании частично недействующим пункта 3 Правил обеспечения проведения ремонта индивидуальных жилых домов, принадлежащих членам семей военнослужащих, потерявшим кормильца (далее — Правила), утвержденных Постановлением Правительства Российской Федерации от 27 мая 2006 г. N 313, установил <2>: ——————————— <2> Решение Верховного Суда Российской Федерации от 13 марта 2008 г. N ГКПИ07-1650.

К. — мать военнослужащего, погибшего в декабре 1994 г. при исполнении обязанностей военной службы на территории Чеченской Республики, обратилась в Верховный Суд Российской Федерации с заявлением о признании недействующим подп. «д» п. 3 Правил, согласно которому к членам семей погибших (умерших) военнослужащих относятся лица, находившиеся на иждивении погибшего (умершего) военнослужащего. Свое требование К. мотивировала тем, что, хотя она не находилась на иждивении сына до его призыва на военную службу, оспариваемая норма, лишающая ее в связи с этим обстоятельством социальной поддержки в виде выделения средств на ремонт индивидуального жилого дома, противоречит требованиям п. 2 ст. 21 Федерального закона «О ветеранах», в силу которого родителям погибшего (умершего) меры социальной поддержки предоставляются независимо от нахождения на иждивении и получения любого вида пенсии и заработка. В судебном заседании представитель заявителя уточнила заявленное требование, просила признать незаконным п. 3 Правил в части, исключающей родителей, не находившихся на иждивении погибшего (умершего) военнослужащего, из числа членов его семьи, ссылаясь на несоответствие данного пункта в оспариваемой части Семейному кодексу Российской Федерации, п. 2 ст. 18, ст. 24 Федерального закона «О статусе военнослужащих», п. 2 ст. 21 Федерального закона «О ветеранах», другим федеральным законам, относящим родителей к членам семей своих детей. Министерство регионального развития Российской Федерации, представляющее интересы Правительства Российской Федерации в соответствии с поручением от 24 декабря 2007 г. N СИ-П4-6587, указало в письменных возражениях на то, что в перечне мер социальной поддержки, приведенном в ст. 21 Федерального закона «О ветеранах», не содержится право на получение средств, выделяемых из федерального бюджета на проведение ремонта жилых домов; такая форма социальной защиты предусмотрена Федеральным законом «О статусе военнослужащих» для членов семей военнослужащих, потерявших кормильца, которому оспариваемая норма соответствует. Выслушав объяснения представителя заявителя, поддержавшего заявленное требование с учетом сделанных уточнений, возражения представителей Правительства Российской Федерации, указавших на то, что в Федеральном законе «О статусе военнослужащих» раскрыто понятие членов семьи для целей этого Закона, нормы других федеральных законов, определяющие круг членов семьи, не могут быть применены при оценке законности п. 3 Правил, заслушав заключение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации, полагавшей в удовлетворении заявления отказать, Верховный Суд Российской Федерации не нашел оснований для удовлетворения заявленного требования. В ст. 24 Федерального закона от 27 мая 1998 г. N 76-ФЗ (в редакции от 1 декабря 2007 г.) «О статусе военнослужащих» регламентирующей социальную защиту членов семей военнослужащих, потерявших кормильца, предусмотрено, что ремонт индивидуальных жилых домов, принадлежащих членам семей военнослужащих, потерявшим кормильца, осуществляется по нормам и в порядке, установленным Правительством Российской Федерации (п. 2). Постановление Правительства Российской Федерации от 27 мая 2006 г. N 313, как следует из его преамбулы, принято во исполнение приведенной нормы, поэтому воспроизведенные в Правилах, утвержденных этим Постановлением, условия предоставления указанной социальной гарантии и круг лиц, имеющих на нее право, должны соответствовать тем, которые установлены названным Федеральным законом. В соответствии с п. 5 ст. 2 Федерального закона «О статусе военнослужащих» к членам семей военнослужащих, граждан, уволенных с военной службы, на которых распространяются предусмотренные социальные гарантии, компенсации, если иное не установлено этим Федеральным законом, другими федеральными законами, относятся: супруга (супруг); несовершеннолетние дети; дети старше 18 лет, ставшие инвалидами до достижения ими возраста 18 лет; дети в возрасте до 23 лет, обучающиеся в образовательных учреждениях по очной форме обучения; лица, находящиеся на иждивении военнослужащих. Из указанной правовой нормы следует, что родители военнослужащего, не состоящие на его иждивении, не отнесены к числу членов семей военнослужащих, на которых распространяются установленные социальные гарантии и компенсации, если иное не предусмотрено федеральными законами применительно к конкретным социальным льготам. В частности, п. 2 ст. 18 Федерального закона «О статусе военнослужащих» родители военнослужащего отнесены к членам семьи, имеющим право на получение единовременного пособия за погибшего (умершего) военнослужащего; п. 4 ст. 24 этого Закона родителям военнослужащих, погибших (умерших) при исполнении обязанностей военной службы, предоставлено преимущественное право на социальное и медицинское обслуживание. Пунктом 3 ст. 8 Федерального закона «О государственном пенсионном обеспечении в Российской Федерации» установлены льготные условия назначения пенсии по случаю потери кормильца родителям военнослужащих, погибших (умерших) в период прохождения службы по призыву. Пункт 2 ст. 24 Федерального закона «О статусе военнослужащих» не изменяет перечень лиц, относящихся к членам семей военнослужащих. В этом Законе, как и в других федеральных законах, отсутствуют нормы, распространяющие социальную льготу по ремонту индивидуальных жилых домов на родителей, не находившихся на иждивении погибшего (умершего) военнослужащего. Следовательно, при определении круга лиц, имеющих в соответствии с Федеральным законом «О статусе военнослужащих» право на ремонт индивидуальных жилых домов за счет средств федерального бюджета, необходимо исходить из состава членов семей военнослужащих, указанного в п. 5 ст. 2 данного Закона. В оспариваемом п. 3 Правил фактически воспроизведен перечень членов семей военнослужащих, изложенный в п. 5 ст. 2 Федерального закона «О статусе военнослужащих». Формулировка подп. «д» п. 3 Правил в прошедшем времени не свидетельствует о его несоответствии п. 5 ст. 2 Федерального закона «О статусе военнослужащих», в котором употреблена другая временная форма (настоящее время), и не может служить основанием для вывода об определении этими двумя нормами различных категорий граждан, относящихся к членам семей военнослужащих. В п. 5 ст. 2 Федерального закона «О статусе военнослужащих» дано определение понятия «члены семей военнослужащих» применительно ко всем случаям предоставления установленных социальных гарантий и компенсаций (как при жизни военнослужащих, так и после их смерти). Оспариваемая норма, базирующаяся на положениях названного пункта, относится к одному из тех случаев, когда граждане перестали находиться на иждивении военнослужащего в связи с его гибелью (смертью) и определение их статуса членов семьи возможно только на основе отношений, существовавших при жизни военнослужащего. Доводы представителя заявителя о том, что при определении круга лиц, относящихся к членам семей военнослужащих, следует руководствоваться нормами Семейного кодекса Российской Федерации, Федерального закона «О ветеранах», Федерального закона «О государственном пенсионном обеспечении в Российской Федерации» и других федеральных законов, признающими родителей членами семьи своих детей, являются ошибочными. Пункт 5 ст. 2 Федерального закона «О статусе военнослужащих» содержит специальную норму, определяющую категорию граждан, имеющих право на установленные социальные гарантии, компенсации, и раскрывающую именно для этих целей понятие членов семей военнослужащих. Иное понятие членов семей для указанных целей может быть использовано в тех случаях, когда это специально предусмотрено другими федеральными законами. Названные представителем заявителя Семейный кодекс Российской Федерации и иные федеральные законы не определяют иной состав членов семей, обладающих правом на получение такой социальной льготы, как ремонт за счет федерального бюджета индивидуальных жилых домов, принадлежащих членам семей военнослужащих, потерявшим кормильца. Необоснованна и ссылка в заявлении К. на п. 2 ст. 21 Федерального закона от 12 января 1995 г. N 5-ФЗ «О ветеранах» (в редакции от 18 октября 2007 г.), предусматривающий предоставление мер социальной поддержки отдельным категориям граждан, включая родителей погибшего (умершего), независимо от нахождения их на иждивении и получения любого вида пенсии и заработка. Исходя из правового смысла этого пункта и его места в системе норм права, закрепленное в нем положение распространяется на те категории граждан и относится к тем мерам социальной поддержки, которые указаны в п. 1 этой же статьи, и не может применяться в отношении социальных гарантий и компенсаций, предусмотренных иными федеральными законами. Пунктом 1 ст. 21 Федерального закона «О ветеранах» установлены меры социальной поддержки для семей погибших (умерших) инвалидов войны, участников Великой Отечественной войны, ветеранов боевых действий и определен перечень этих мер. Ремонт индивидуальных жилых домов за счет средств федерального бюджета не упомянут в названной статье, такая мера социальной защиты предусмотрена другим федеральным законом и для иной категории граждан — для членов семей военнослужащих, потерявших кормильца. С учетом изложенного нет оснований для признания оспариваемой нормы противоречащей федеральному закону или другому нормативному правовому акту, имеющим большую юридическую силу, в связи с чем в соответствии с ч. 1 ст. 253 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в удовлетворении заявленного требования надлежит отказать. Руководствуясь ст. ст. 194 — 199, 253 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Верховный Суд Российской Федерации решил: в удовлетворении заявления К. отказать. Определением Кассационной коллегии Верховного Суда Российской Федерации от 29 мая 2008 г. N КАС 08-225 указанное решение Верховного Суда Российской Федерации от 13 марта 2008 г. было оставлено без изменения, а кассационная жалоба К. — без удовлетворения. Таким образом, родители военнослужащего, не состоящие на его иждивении, не отнесены к числу членов семей военнослужащих, на которых распространяются установленные социальные гарантии и компенсации, если иное не предусмотрено федеральными законами применительно к конкретным социальным льготам.

——————————————————————

Название документа