О праве на отчисление из военно-учебного заведения

(Сафронов Г. А.) («Право в Вооруженных Силах», 2011, N 7) Текст документа

О ПРАВЕ НА ОТЧИСЛЕНИЕ ИЗ ВОЕННО-УЧЕБНОГО ЗАВЕДЕНИЯ

Г. А. САФРОНОВ

Сафронов Г. А., кандидат юридических наук, подполковник юстиции.

Рассмотрены организационно-правовые проблемы отчисления офицеров из военно-учебного заведения по собственному желанию.

Ключевые слова: офицер, военно-учебное заведение, отчисление, основания.

The right to deduction of the military institution G. Safronov

Examined the organizational and legal issues charges of officers from the military school by choice.

Key words: officer, military-educational institution, dismissal, the grounds.

Как вы думаете, уважаемый читатель, имеет ли право обучающийся в высшем учебном заведении студент <1> отчислиться из вуза по своему желанию? Ответ очевиден — конечно же, да. Однако такой ответ, как оказалось, не всегда применим к специфике воинских отношений или по крайней мере иногда не устраивает воинских чиновников. Попробуем разобраться, в каких случаях могут возникать проблемы с отчислением офицера из вуза по собственному желанию и почему. ——————————— <1> Пункт 1 ст. 16 Федерального закона от 22 августа 1996 г. N 125-ФЗ «О высшем и послевузовском образовании» относит к студентам высших учебных заведений любых лиц, в установленном порядке зачисленных в вуз для обучения, т. е. кроме самих студентов к указанной категории отнесены слушатели, аспиранты, адъюнкты, интерны и докторанты.

Многие правоведы достаточно подробно изучали и описывали общий смысл права гражданина на образование и особенности его осуществления различными категориями граждан в разнообразных условиях. При этом, как правило, акцентировалось внимание на разрешении противоречия между стремлением гражданина обучаться в учебном заведении и действиями (бездействием) должностных лиц, препятствующих ему в этом. Приведенная в Интернете и в справочных правовых системах судебная практика по спорам о нарушении права граждан на образование <2> свидетельствует о том, что в правовой защите наиболее часто нуждается именно право на доступность, на возможность получения образования, на получение в связи с этим определенных льгот. ——————————— <2> См., напр., решение Военной коллегии Верховного Суда Российской Федерации от 14 ноября 2000 г. N ВКПИ00-68 «О признании частично незаконным и недействующим Положения об обучении офицеров, прапорщиков, мичманов и военнослужащих сверхсрочной службы СА и ВМФ в вечерних и заочных гражданских высших и средних специальных учебных заведениях, введенного в действие Приказом Министра обороны СССР от 23 февраля 1983 г. N 55».

В настоящей статье автор коснется иной стороны осуществления гражданами данного права, а именно будет исследован вопрос прекращения образовательного процесса по желанию обучаемого военнослужащего <3> и связанных с этим проблем правоприменения. ——————————— <3> Далее в настоящей статье под военнослужащими будут пониматься лишь военнослужащие — граждане Российской Федерации, проходящие военную службу по контракту.

На первый взгляд, каких-либо трудностей и юридических противоречий здесь не усматривается: не желающий учиться военнослужащий должен быть отчислен из вуза по собственному желанию (нежеланию учиться) — ведь нельзя же заставить человека учиться, получать знания и создавать научные произведения силой, без его желания. Однако жизнь, практика заставляют усомниться в незыблемости данного очевидного вывода. Для лучшей иллюстрации сути проблемы рассмотрим пример из жизни подполковника Г., который, попытавшись прекратить свой статус обучающегося в вузе адъюнкта, столкнулся со многими трудностями. Прежде всего, необходимо отметить, что в Вооруженных Силах Российской Федерации основным нормативным правовым актом по вопросу обучения в очной адъюнктуре является Приказ Министра обороны Российской Федерации от 15 июля 1999 г. N 310 <4>, утвердивший Положение о подготовке научно-педагогических и научных кадров в системе послевузовского профессионального образования в Министерстве обороны Российской Федерации (далее — Положение о подготовке научных кадров). Именно его несовершенство и породило рассмотренные в настоящей статье вопросы и противоречия. ——————————— <4> В соответствии с ч. 3 ст. 15 Конституции Российской Федерации любые нормативные правовые акты, затрагивающие права, свободы и обязанности человека и гражданина, не могут применяться, если они не опубликованы официально для всеобщего сведения. Однако упомянутый Приказ Министра обороны Российской Федерации официально опубликован не был, государственную регистрацию не прошел. Поэтому он не должен влечь правовых последствий и не может служить основанием для регулирования соответствующих правоотношений, применения санкций к гражданам, должностным лицам и организациям за невыполнение содержащихся в нем предписаний (п. 10 Указа Президента Российской Федерации от 23 мая 1996 г. N 763 «О порядке опубликования и вступления в силу актов Президента Российской Федерации, Правительства Российской Федерации и нормативных правовых актов федеральных органов исполнительной власти».

Итак, подполковник Г., обучающийся в очной адъюнктуре военного вуза Министерства обороны Российской Федерации, закончил обучение досрочно. По крайней мере он так считал. Он полностью выполнил индивидуальный план работы <5>, закончил работу над диссертацией, представил ее в диссертационный совет и даже успешно прошел процедуру защиты диссертации. Исходя из здравого смысла, все предписанные к выполнению адъюнктом мероприятия подполковник Г. выполнил и даже перевыполнил (в части защиты кандидатской диссертации). Выполнения иных конкретных мероприятий при обучении программа обучения адъюнктов не предусматривает. Пункт 22 Положения о подготовке научных кадров также гласит, что адъюнкты, полностью выполнившие индивидуальный план работы, защитившие кандидатские диссертации или представившие их в диссертационные советы, считаются успешно завершившими подготовку в адъюнктуре. ——————————— <5> По мнению автора настоящей статьи, значение словосочетания «индивидуальный план» в системе военной адъюнктуры отличается от его лингвистического значения. Так, в словаре Ожегова слово «индивидуальный» трактуется как личный, свойственный данному индивидууму, отличающийся характерными признаками от других. Следовательно, такого рода индивидуальные планы должны различаться у каждого из адъюнктов. На практике же все они ничем не отличаются друг от друга. Здесь же следует отметить, что в индивидуальных планах адъюнкты военных вузов Министерства обороны Российской Федерации вынуждены сами себе планировать и выполнять мероприятия по освоению профессиональной программы по квалификации «Преподаватель высшей школы», что отнимает немало времени. Вместе с тем согласно п. 46 приложения к Приказу Министерства общего и профессионального образования Российской Федерации от 27 марта 1998 г. N 814 такие действия возможны лишь по желанию обучающегося.

Исходя из семантического толкования словосочетания «завершившими подготовку в адъюнктуре», можно утверждать, что всякая подготовка в адъюнктуре для такого адъюнкта должна быть закончена, прекращена. Поэтому должен быть прекращен и статус адъюнкта, который в п. 2 ст. 19 Федерального закона «О высшем и послевузовском профессиональном образовании» определяется как военнослужащий, имеющий высшее профессиональное образование, обучающийся в адъюнктуре и подготавливающий диссертацию на соискание ученой степени кандидата наук (выделено мной. — Е. Г.). Если же диссертация уже подготовлена и даже защищена, можно говорить о том, что все учебные обязанности адъюнктом также выполнены. В связи с тем что командование не предприняло никаких действий по освобождению подполковника Г. от воинской должности адъюнкта, офицер сам написал рапорт об отчислении его из адъюнктуры по собственному желанию (нежеланию учиться) либо в связи с окончанием обучения. Здесь подполковник Г. встретил противодействие командования, в обоснование которого должностные лица военного вуза указали на то, что отчисление из адъюнктуры по собственному желанию обучаемого не предусмотрено приказами Министра обороны Российской Федерации и поэтому невозможно. Как видно, специфика обучения офицера на должности адъюнкта состоит в том, что при этом тесно переплетены отношения по реализации права на образование (как у обычных аспирантов) и отношения по служебному росту, по назначению на воинские должности. Должность аспиранта гражданского вуза не является собственно должностью в смысле трудовых правоотношений, должность аспиранта отсутствует в квалификационных справочниках должностей руководителей и специалистов <6>. Аспирант не должен быть работником данного вуза, и вообще не обязан состоять с кем-либо в трудовых отношениях. Поэтому при окончании обучения аспирантом у вуза не возникает безусловной обязанности решать вопросы, связанные с его назначением на должность или освобождением от должности. ——————————— <6> См., напр., Постановление Министерства труда и социального развития Российской Федерации от 21 августа 1998 г. N 37 «Об утверждении Квалификационного справочника должностей руководителей, специалистов и других служащих».

Совсем иначе обстоит дело с обучением в адъюнктуре. Кроме статуса обучающегося, адъюнкт обладает еще и статусом военнослужащего, занимающего конкретную воинскую должность в штате военно-учебного заведения. Поэтому эти два статуса (обучающегося и занимающего воинскую должность адъюнкта) возникают и прекращаются одновременно. Следует отметить, что срок обучения в очной адъюнктуре военного вуза составляет три года <7> и досрочная защита диссертации, хотя и является делом похвальным, но сама по себе согласно Положению о подготовке научных кадров не указана в качестве основания для безусловного освобождения военнослужащего от воинской должности адъюнкта. Скорее всего, такое положение дел с удержанием защитивших диссертацию офицеров в военных вузах устраивало и руководство адъюнктуры, так как на таких адъюнктов, которым не нужно более тратить время на научные изыскания, можно возлагать обязанности по несению службы в наряде, по проведению учебных занятий и т. п. ——————————— <7> В отличие от строго регламентированного по времени трехлетнего срока обучения в очной адъюнктуре вуза Министерства обороны Российской Федерации, Федеральный закон «О высшем и послевузовском образовании» (п. 4 ст. 11) гласит о том, что указанный срок обучения не может превышать трех лет, т. е. может составлять и меньший срок.

Как видно, в описанном случае возможен конфликт между обучаемым и администрацией учебного заведения по вопросу наличия статуса адъюнкта: обучаемый желает его прекратить, а командование — нет. Проанализируем нормативные правовые акты по данному вопросу. Ратифицированные Российской Федерацией международные договоры, Конституция Российской Федерации, Закон Российской Федерации «Об образовании», Федеральные законы «О высшем и послевузовском образовании», «О статусе военнослужащих» провозглашают право гражданина на обучение, которое в рассматриваемом случае подполковником Г. было реализовано. Вместе с тем в указанных законодательных актах отсутствует в прямой постановке вопроса регламентация права на прекращение осуществления права на образование. Согласно п. 4 ст. 19 Федерального закона «О высшем и послевузовском образовании» положения о докторантах, об аспирантах (адъюнктах) и о соискателях утверждаются уполномоченным Правительством Российской Федерации федеральным органом исполнительной власти. К сожалению, таких положений до настоящего времени не утверждено. Федеральный закон «О воинской обязанности и военной службе» указывает на возможность отчисления военнослужащих из военных образовательных учреждений профессионального образования за недисциплинированность, неуспеваемость или нежелание учиться (п. 4 ст. 35). В соответствии с п. 31 Типового положения о военном образовательном учреждении высшего профессионального образования <8> порядок отчисления из высшего военно-учебного заведения, а также восстановления, поступления на военную службу при восстановлении, перевода слушателей, курсантов, докторантов и адъюнктов из одного высшего военно-учебного заведения в другое устанавливается нормативными правовыми актами федерального органа исполнительной власти в соответствии с законодательством Российской Федерации о прохождении военной службы. ——————————— <8> Утверждено Постановлением Правительства Российской Федерации от 31 января 2009 N 82.

С момента принятия данного Типового положения каких-либо нормативных правовых актов Министерством обороны Российской Федерации об отчислении адъюнктов из военных вузов принято не было, не вносились изменения и в действующее Положение о подготовке научных кадров, которое также не регламентирует порядок отчисления из высшего военно-учебного заведения. Указанное Положение о подготовке научных кадров в п. 24 лишь допускает назначение успешно завершивших подготовку ранее окончания срока докторантов и адъюнктов очной формы подготовки на соответствующие воинские должности. Однако фраза «могут быть назначены» в данном пункте не налагает конкретной обязанности по такому назначению на командование, т. е. содержит коррупциогенный фактор — широту дискреционных полномочий (подп. «а» п. 3 Методики проведения антикоррупционной экспертизы нормативных правовых актов и проектов нормативных правовых актов <9>), т. е. назначение подполковника Г. на воинскую должность или неназначение на нее согласно Положению о подготовке научных кадров зависит от усмотрения воинских чиновников. А они, как уже было указано, не желают назначать адъюнкта подполковника Г. на иную воинскую должность до истечения трехлетнего срока нахождения в адъюнктуре. ——————————— <9> Утверждена Постановлением Правительства Российской Федерации от 26 февраля 2010 N 96 «Об антикоррупционной экспертизе нормативных правовых актов и проектов нормативных правовых актов».

Из самого названия Приказа Министра обороны Российской Федерации от 15 июля 1999 г. N 310, являющегося основным руководящим документом по подготовке в адъюнктуре, следует, что адъюнкты подготавливаются для научной и научно-педагогической деятельности. Пункт 5 Положения о подготовке научных кадров гласит о том, что подготовка научно-педагогических и научных кадров в системе послевузовского профессионального образования проводится для замещения должностей руководящего, преподавательского и научного состава вузов и научно-исследовательских организаций, а также должностей военнослужащих и гражданского персонала органов управления военным образованием и органов управления военно-научной работой. Поэтому, как правило, именно на эти должности и назначались успешно завершившие обучение адъюнкты и докторанты. Однако с учетом происходящего в Вооруженных Силах Российской Федерации уже третий год процесса формирования нового облика и связанного с ним исчезновения воинских должностей по многим гуманитарным ВУС должности, на которые ранее назначались выпускники адъюнктуры, стали подлежать замещению лицами гражданского персонала, в том числе и должности преподавательского состава военных вузов. Получается, что обучение в адъюнктуре таких офицеров уже изначально не выполняет целей, заложенных в руководящих документах, а выпускники адъюнктуры подлежат теперь либо назначению на не соответствующие им по ВУС воинские должности, либо увольнению с военной службы. Не вдаваясь в выяснение целесообразности такой реформы военного образования, следует констатировать, что на момент защиты подполковником Г. кандидатской диссертации воинских должностей, соответствующих профилю и уровню его образования, в Вооруженных Силах Российской Федерации более не существовало. При таких обстоятельствах подполковник Г. мог ставить вопрос о зачислении его в распоряжение для решения вопроса его дальнейшего служебного предназначения. Однако в любом случае либо при назначении подполковника Г. на воинскую должность, либо в случае зачисления его в распоряжение сначала он должен быть освобожден от занимаемой им должности адъюнкта. А теперь возвратимся к рассмотрению главного вопроса настоящей статьи: имеет ли право обучаемый в военном вузе офицер на отчисление из вуза по собственному желанию с одновременным освобождением его от воинской должности адъюнкта? Ведь выше мы установили, что эти два процесса возможны только совместно. Начнем с того, что воинские должности докторантов, адъюнктов и слушателей являются временными. Срок обучения в вузе регламентирован по времени, и, соответственно, указанные должности офицеры занимают именно лишь на время обучения. Оставаться на указанных должностях после завершения обучения (окончания вуза) военнослужащие не вправе. Недаром п. 30 Типового положения о военном образовательном учреждении высшего профессионального образования относит докторантов, адъюнктов, слушателей и курсантов к переменному составу высшего военно-учебного заведения. Таким образом, все обучающиеся в военных вузах по очной форме обучения военнослужащие спустя определенное время должны быть освобождены от занимаемых ими должностей. Что касается возможности отчисления военнослужащих из военных вузов именно в связи с нежеланием учиться, то такое основание отчисления предусмотрено п. 4 ст. 35 Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе». При этом в соответствии с п. 10 ст. 15 Положения о порядке прохождения военной службы <10> военнослужащие мужского пола, проходящие военную службу по контракту, а также военнослужащие женского пола, имеющие воинские звания офицеров и прапорщиков (мичманов), отчисленные из военно-учебных заведений, адъюнктуры, военной докторантуры, желающие продолжить военную службу и заключить новый контракт, направляются к новому месту военной службы, где заключают новый контракт о прохождении военной службы. Военнослужащие мужского пола, проходящие военную службу по контракту, а также военнослужащие женского пола, имеющие воинские звания офицеров и прапорщиков (мичманов), не желающие заключать новый контракт, увольняются с военной службы (за исключением военнослужащих мужского пола, не выслуживших срок военной службы по призыву). ——————————— <10> Утверждено Указом Президента Российской Федерации от 16 сентября 1999 г. N 1237 «Вопросы прохождения военной службы».

Следовательно, отчисление военнослужащего из военного вуза по собственному желанию соответствует законодательству, однако ведомственными нормативными актами Министерства обороны Российской Федерации подробно не регламентировано. Попробуем проанализировать более тщательно данный вопрос и предложить свои пути разрешения рассматриваемой проблемы. Военнослужащие обладают правами и свободами человека и гражданина с некоторыми ограничениями, установленными федеральными законами (п. 2 ст. 1 Федерального закона «О статусе военнослужащих»). Пункт 1 ст. 19 того же Закона гарантирует всем военнослужащим-гражданам объективное право на обучение в военных образовательных учреждениях профессионального образования (в том числе на получение послевузовского образования). Конституционное право на образование является неотчуждаемым правом и принадлежит каждому человеку от рождения (ч. 2 ст. 17, ст. 43 Конституции Российской Федерации). По своему характеру оно является личным неимущественным правом. Ряд ученых-правоведов, с которыми согласен и автор настоящей статьи, утверждают, что личные неимущественные права (в том числе и право на образование) существуют как субъективные права и регулируются гражданским правом <11>. ——————————— <11> См., напр.: Гражданское право: Учебн.: В 4 т. 3-е изд., перераб. и доп. / Под ред. Е. А. Суханова. М., 2008. Т. 2: Вещное право. Наследственное право. Исключительные права. Личные неимущественные права.

Принятие действующего в настоящее время ГК РФ, расширившего перечень отношений, регулируемых гражданским законодательством (п. 2 ст. 2 ГК РФ), а также выделение главы, касающейся оказания услуг, в том числе образовательных (гл. 39 ГК РФ), дает возможность рассматривать вопросы права на образование и его защиты в курсе гражданского права. При этом ГК РФ предусмотрел перечень нематериальных благ и возникающих по поводу них личных неимущественных прав, принадлежащих гражданину от рождения или в силу закона, неотчуждаемых и непередаваемых (п. 1 ст. 150 ГК РФ), и возможность применения гражданско-правовых способов защиты (ст. 12 ГК РФ) нематериальных благ и возникающих по поводу них личных неимущественных прав (п. 2 ст. 150 ГК РФ) <12>. ——————————— <12> Столбушинская О. Н. Защита права на образование по гражданскому законодательству Российской Федерации: Дис. … канд. юрид. наук. М., 2005. С. 5.

Субъективное право является мерой возможного поведения лица. Его содержание составляют определенные юридические возможности, предоставленные субъекту. Осуществлением субъективного гражданского права является реализация управомоченным лицом возможностей, заключенных в содержании данного объективного права <13>. ——————————— <13> Остапюк Н. Пределы осуществления и нотариальная защита наследственных прав // Гражданское право. 2006. N 1.

По своему характеру личные неимущественные права являются правами абсолютными. Следовательно, обладающему субъективным правом лицу противостоит неопределенный круг лиц, обязанных воздерживаться от каких бы то ни было нарушений личных неимущественных прав граждан. В юридической литературе справедливо отмечается, что суть гражданско-правовой охраны личной жизни состоит в обеспечении свободы гражданина определять поведение в индивидуальной жизнедеятельности по своему усмотрению, исключающему вмешательство в его личную жизнь со стороны других лиц, кроме случаев, прямо предусмотренных законом <14>. ——————————— <14> Гражданское право: Учеб.: В 2-х т. / Под ред. Е. А. Суханова. М., 1994. Т. 1.

В ГК РФ реализации гражданских прав посвящены ст. 9 «Осуществление гражданских прав» и ст. 10 «Пределы осуществления гражданских прав». В п. 1 ст. 9 ГК РФ закреплен один из принципов осуществления гражданских прав — диспозитивность. Он означает, что лица, обладающие гражданскими правами, свободны в выборе форм и целей их реализации. Никто не вправе препятствовать субъекту осуществлять принадлежащие ему гражданские права или принуждать его к их реализации. О важности названного принципа говорит тот факт, что закрепляющая его норма помещена также в ст. 1 ГК РФ, в которой сформулированы основные начала гражданского законодательства. В п. 2 ст. 1 ГК РФ предусмотрено, что граждане и юридические лица приобретают и осуществляют свои гражданские права своей волей и в своем интересе. Согласно п. 2 ст. 9 ГК РФ отказ граждан от осуществления принадлежащих им прав не влечет прекращения этих прав, за исключением случаев, предусмотренных законом. Из этой нормы следует, что лицо не только свободно в активном использовании прав, но и имеет возможность воздерживаться от их реализации, если по каким-либо причинам оно заинтересовано в этом. Данная норма обеспечивает полную диспозитивность субъектов гражданских прав, подчеркивая, что на них не возложена обязанность осуществлять принадлежащие им права. Отказ от осуществления права, о котором говорится в п. 2 ст. 9 ГК РФ, — это отказ не от права, а от продолжения его реализации. Отказ лица действовать определенным образом в пределах субъективного права не влечет за собой прекращения или ограничения права. Совершение действий, от реализации которых отказывается лицо, остается дозволенным. Таким образом, в содержание субъективного права на образование, наряду с правомочием на доступ к получению образования, входит и противоположная по содержанию мера возможного поведения — право на отказ от осуществления права на образование. И то и другое действие происходит в пределах объективного права на образование. Важно не смешивать понятия «право на образование» и «обязанность обучаться, создавать научные труды». Научная деятельность адъюнкта по своему характеру является творчеством. А в основу любого творческого процесса положена конституционно закрепленная свобода любого вида творчества (ст. 44 Конституции Российской Федерации). Права и свободы означают юридически признанную возможность человека самому избирать вид и меру своего поведения <15>. Свобода творчества предполагает возможность гражданина заниматься любыми видами творческой деятельности, руководствуясь лишь своими интересами или желаниями. Поэтому занятие творческой деятельностью является правом человека, а не обязанностью. ——————————— —————————————————————— КонсультантПлюс: примечание. Учебник Е. И. Козловой, О. Е. Кутафина «Конституционное право России» включен в информационный банк согласно публикации — Юристъ, 2004 (3-е издание, переработанное и дополненное). —————————————————————— <15> Козлова Е. И., Кутафин О. Е. Конституционное право России. М., 1995. С. 196 — 197.

Принимая во внимание конституционные положения о том, что права и свободы человека являются высшей ценностью, а их признание, соблюдение и защита — обязанность государства (ст. 2), а также возможность ограничения прав и свобод человека и гражданина не иначе как федеральным законом только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства (ч. 3 ст. 55), следует прийти к выводу о невозможности ограничения прав военнослужащих на образование. Причем не может быть ограничено право на образование в целом и, в частности, составляющие его возможности поведения в пределах его осуществления. Сказанное означает наличие возможности военнослужащего в любой момент отказаться от продолжения своего обучения. Такая позиция полностью согласуется с положениями п. 1 ст. 1 ГК РФ о том, что одним из основополагающих начал гражданского законодательства является недопустимость вмешательства кого-либо в частные дела и беспрепятственное осуществление гражданских прав. Более того, в п. 2 этой же статьи предусмотрено, что «граждане приобретают и осуществляют свои гражданские права своей волей и в своем интересе (выделено мной. — Е. Г.)». Подобная правовая норма содержится и в п. 1 ст. 9 ГК РФ: «Граждане и юридические лица по своему усмотрению осуществляют принадлежащие им гражданские права». Следовательно, несмотря на пробел регулирования рассматриваемого вопроса в Положении о подготовке научных кадров, военнослужащие, обучающиеся в военных вузах, обладают правом на прекращение обучения по своему желанию и отчисление из вуза. Отсутствие механизма реализации данного процесса в ведомственных правовых актах никоим образом не может служить препятствием для осуществления данного конституционного права граждан. Подтверждением мнения автора настоящей статьи являются и положения Приказа Министра обороны Российской Федерации от 11 декабря 2004 г. N 410 «О полномочиях должностных лиц Вооруженных Сил Российской Федерации по назначению офицеров и прапорщиков (мичманов) на воинские должности, освобождению их от воинских должностей, увольнению с военной службы и присвоению им воинских званий». В частности, в п. 6 приложения к данному Приказу указано: офицеры, прапорщики (мичманы), отчисленные из военно-учебного заведения, зачисляются в распоряжение соответствующего главнокомандующего видом Вооруженных Сил Российской Федерации, командующего родом войск Вооруженных Сил Российской Федерации, начальника главного или центрального управления Министерства обороны Российской Федерации для направления в распоряжение должностного лица, в чьем подчинении они находились до поступления в военно-учебное заведение, для последующего назначения на воинскую должность или увольнения с военной службы. Подводя итог, хотелось бы отметить, что препятствование в осуществлении офицерами своего конституционного права на образование в виде отказа им в отчислении по собственному желанию из вуза не только противозаконно, но и влечет возникновение материального ущерба государству в виде переплаты таким офицерам денежного довольствия за фактическое прекращение исполнения ими своих должностных обязанностей. Кроме того, многие положения настоящей статьи применимы и к военно-служебным отношениям с участием слушателей, интернов и докторантов военных вузов. В качестве предложения по совершенствованию нормативных правовых актов Министерства обороны Российской Федерации представляется целесообразным внести изменения в правовые акты данного Министерства о назначении выпускников военных образовательных учреждений на воинские должности. Так, п. 99 Руководства по организации работы высшего военно-учебного заведения Министерства обороны Российской Федерации <16> гласит, что выпускники высшего военно-учебного заведения приказом Министра обороны Российской Федерации назначаются на конкретные воинские должности. Подобное требование содержится и в п. 25 Положения о подготовке научных кадров, где указано, что назначение офицеров, окончивших докторантуру и адъюнктуру по очной форме подготовки, производится приказами Министра обороны Российской Федерации на должности не ниже занимаемых ранее, соответствующие профилю их подготовки и уровню образования. ——————————— <16> Утверждено Приказом Министра обороны Российской Федерации от 12 марта 2003 г. N 80 «Об утверждении Руководства по организации работы высшего военно-учебного заведения Министерства обороны Российской Федерации».

В современных реалиях после реформирования Вооруженных Сил Российской Федерации некоторые воинские должности и даже военно-учетные специальности практически исчезли из штатов воинских частей и организаций, были заменены на должности, подлежащие замещению лицами гражданского персонала. Но обучение адъюнктов и докторантов по ранее занимаемым ВУС в системе Министерства обороны Российской Федерации продолжалось. Поэтому назначать таких выпускников на воинские должности, им соответствующие, просто невозможно. Поэтому следует ввести в ведомственные правовые акты Министерства обороны Российской Федерации дополнения о возможности зачисления выпускников военных вузов в распоряжение соответствующих начальников сразу после окончания ими военных учебных заведений, что реально уже и происходит на практике.

——————————————————————

Название документа

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *