Изменения в инструкциях о предоставлении военнослужащим, проходящим военную службу по контракту в Вооруженных Силах Российской Федерации, жилых помещений: что нового и почему?

(Воробьев Е. Г.) («Право в Вооруженных Силах», 2011, N 8) Текст документа

ИЗМЕНЕНИЯ В ИНСТРУКЦИЯХ О ПРЕДОСТАВЛЕНИИ ВОЕННОСЛУЖАЩИМ, ПРОХОДЯЩИМ ВОЕННУЮ СЛУЖБУ ПО КОНТРАКТУ В ВООРУЖЕННЫХ СИЛАХ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ, ЖИЛЫХ ПОМЕЩЕНИЙ: ЧТО НОВОГО И ПОЧЕМУ?

Е. Г. ВОРОБЬЕВ

Е. Г. Воробьев, кандидат юридических наук, доцент, полковник юстиции.

В статье проводится анализ нормативных изменений в новом порядке жилищного обеспечения военнослужащих, проходящих военную службу по контракту, жилыми помещениями для постоянного и временного проживания.

Ключевые слова: Инструкция по предоставлению жилых помещений по договору социального найма и найма служебных жилых помещений военнослужащим Вооруженных Сил Российской Федерации; изменения в инструкциях; причины изменений; юридическая оценка изменений.

Changes in instructions about granting to the military men passing military service under the contract in Armed Forces of the Russian Federation, premises: what new and why? E. G. Vorobev

In article the analysis of standard changes in a new order of housing maintenance of military men under the contract by premises for constant and time residing is carried out.

Key words: the instruction on granting of premises on the contract of social hiring and hiring of office premises by the military man of Armed Forces of the Russian Federation; changes in instructions; the reasons of changes; a legal estimation of changes.

Утверждения о том, что многие положения Приказа Министра обороны Российской Федерации от 30 сентября 2010 г. N 1280 «О предоставлении военнослужащим Вооруженных Сил Российской Федерации жилых помещений по договору социального найма и служебных жилых помещений» <1> далеки от совершенства, а потому требуют дополнительной корректировки, появились с момента его официального опубликования. Уж очень многие вопросы, так волнующие военное сообщество, остались вне поля правового регулирования или же оказались урегулированными таким образом, что вызвали больше вопросов, нежели ответов на них. Поэтому издание Приказа Министра обороны Российской Федерации от 15 апреля 2011 г. N 509 «О внесении изменений в Приказ Министра обороны Российской Федерации от 30 сентября 2010 г. N 1280» <2> можно назвать «откликом» военного ведомства на первые результаты опыта реализации норм инструкций и, в какой-то мере, на многочисленные пожелания военнослужащих и специалистов в освещаемой области правовых отношений. ——————————— <1> Далее — Приказ N 1280. <2> Далее — Приказ N 509.

Так что же нового предложено? Почему и для чего произведены новые изменения в порядке предоставления жилых помещений? Этим вопросам и посвящена настоящая публикация. Вначале напомним читателю те главные пожелания, которые были высказаны в отношении содержания норм Приказа N 1280. Их систематизация позволяет выделить как минимум две группы вопросов: тех, которые касаются преимущественно интересов самих военнослужащих, граждан, уволенных с военной службы, и членов их семей, и тех, которые затрагивают преимущественно управленческую деятельность Министерства обороны Российской Федерации. Невозможно провести их строгое разделение ввиду предметной общности разных сторон одного и того же процесса предоставления жилья, но и неоднородность их очевидна, так как она отражает нетождественные правовые интересы разных лиц, участвующих в нем. Граждан волновали и продолжают волновать главным образом соблюдение статусных аспектов их права на жилище. Соответствующие пожелания были высказаны и самими военнослужащими, и военными юристами. Согласно откликам самих военнослужащих на новые правила предоставления жилья, которые можно посмотреть в пользовательских комментариях на официальных сайтах, например, «Российской газеты» <3> или «Военного права» <4>, некоторые моменты инструкций граждане в погонах воспринимают как вполне положительные. Это то, что: ——————————— <3> URL: http:// www. rg. ru/ 2010/ 10/ 29/ armiya-dok. html (дата обращения: 05.12.2010). <4> URL: http:// www. voennoepravo. ru/ phpbb/ viewtopic. php? t=17227 (дата обращения: 15.01.2011).

— появилось нечто, заменяющее непонятные «указания» и прочие временные «изобретения» Министерства обороны Российской Федерации; — установлен конкретный перечень документов для принятия на учет. Без «добавки» типа «и другие документы, подтверждающие право на получение жилого помещения», которые ранее могли истребовать чиновники. Их теперь вправе предоставить сами военнослужащие в указанном случае; — наконец-то разделен порядок предоставления служебного жилья и жилья по договору социального найма; — при переводе к новому месту службы военнослужащего, необеспеченного жильем ранее, его очередность сохраняется; — в п. 12 приложения N 1 есть намек на то, что распределены могут быть только те жилые помещения, которые Министерство обороны Российской Федерации зарегистрировало как свою собственность в федеральной регистрационной службе. Может быть, теперь прекратится практика «предоставления» жилья, у которого только фундамент заложен? — прекратятся «безобразия на местах», когда «последние становились первыми», кончится квартирное подхалимство и «взяткодавательство», квартиры будет теперь распределять «бездушная машина», а она взяток не берет. Однако положительные отзывы об инструкциях немногочисленны и теряются на фоне преимущественно критических высказываний о новых порядках. Гражданами совершенно точно подмечено то обстоятельство, что инструкции не охватывают правовых процедур непосредственного предоставления жилых помещений и гарантий реализации своей очередности (не в части учета, а в отношении порядка ее реализации): — это инструкции не по «предоставлению», а по постановке на учет, причем очень «замороченные» (требуют документы с 1991 г.). А вот насчет сроков, обязательств и ответственности по «предоставлению» — об этом ни слова; — вопрос о порядке очередности в приказе размыт до предела. Когда из назначенного учреждения вам придет ответ о том, что вы 50000-й в очереди, хотя в родной части вы были 5-й, за объяснениями придется ехать в Белокаменную и спрашивать людей, которые вам ничего не ответят; — военнослужащий свой ответ (согласие) должен дать в течение пяти дней. А как насчет того, чтобы посмотреть, что тебе дают? — не совсем понятен вопрос следующего характера. Офицер служит в Москве и согласно старому порядку (по Приказу Министра обороны Российской Федерации N 80, а также по Закону N 76-ФЗ) ему жилье положено в Москве, но ему почему-то начинают предлагать область (Серпухов, Коломну, Чехов). Где же справедливость и выполнение законов? — ранее в части был свой жилой фонд. Военнослужащий мог получить жилье вблизи части, а теперь «дядя», а скорее всего «тетя» издалека будет давать квартиры, невзирая на расстояния. Еще один большой шаг к коррупции; — ничего не изменилось, только центр тяжести перенесен в столицу. Внимательно смотрим приложения во всех предлагаемых формах документов. Нет ни одной графы, где бы военнослужащий определил свое право, где (в каком городе, регионе) он хотел бы иметь жилплощадь. Это не опечатка, это их замысел навязать жилплощадь «там, куда Макар телят не гонял»; — что ранее решалось в своей воинской части, сейчас решается в Москве. Прозрачность утеряна безвозвратно; — ни слова нет о внеочередниках и первоочередниках, которые уже есть, и права многих из них уже подтверждены законом и судебными решениями; — забыты права тех, кто претендует на получение жилых помещений не по договору социального найма, а в собственность по избранному месту жительства; — как получить жилье уже уволенным, оставшимся стоять в очереди по последнему месту военной службы?; — как практически можно выполнить требование п. 18 Приложения N 1: сначала жилье надо сдать, а потом только получить взамен другое жилье? Многие военнослужащие возмущены чрезмерной бюрократизацией и соответствующими ее сложностями, с которыми им предстоит справиться: — документы, которые должен собрать военнослужащий для постановки его на электронный учет, по нашим скромным расчетам, он должен собирать как минимум год. А с нашей бюрократической системой, которая имеет место в регионах, это может затянуться на много-много дольше. Вот вам и время их отправки! А секундомер-то включен; — тем, кто служил всю жизнь в одном месте, и жена с детьми также мест жительства не меняли, собрать документы будет не так проблематично. А вот кого судьба по России помотала, тех этим Приказом заставили ездить и собирать справки 20-летней давности! — документы уже собирал, сдавал, на учет становился. А сейчас, получается, необходимо дополнительно найти выписки из домовых книг несуществующих воинских частей. Если поменял семь мест службы (везде части расформировывали), где их искать? — военнослужащему внутри своего ведомства необходимо доказывать, что он тут служил, обеспечивался как-то жильем и вообще имеет права на него. Не проще ли вести добросовестный ведомственный учет и не делать из этих людей утопающих? А потом в итоге еще и придумать приказ, в котором написано, что клиент тонет, вот пусть теперь сам же и решает вопросы своего спасения. Парадокс! Ведомство против военнослужащих; — приказ только усложняет получение жилья. Мы собрали все документы, нам уже распределили жилье, но его тут же и отобрали. Видимо, это было связано с этим приказом. В результате ключи от нашей уже распределенной квартиры вручили другим военнослужащим, а не мне, вышедшему на пенсию. И теперь придется ждать неизвестно сколько времени. И будет ли оно, это жилье? Как видно из приведенных высказываний, основная масса военнослужащих, чьи права и обязанности затронули инструкции, не разделяют восприятия их положений как полностью социально справедливых. А потому общие умозаключения об их социально-справедливой направленности чаще всего отрицательные: — мне кажется, что Министерство обороны Российской Федерации делает все, чтобы просто выставить военнослужащих за ворота, не обеспечив социальными гарантиями, как отработанный и ненужный материал. А как же обещания президента и премьер-министра?; — этот Приказ явно для того, чтобы под конец года отчитаться — всем, кто представил документы, мы квартиру дали, а остальным не положена квартира, потому что у них «документов нет». Но вот как-то слабо верится, что эта «бездушная машина» будет равно придирчиво относиться в плане сбора документов ко всем военным. Оценка откликов рядовых членов военной организации государства из числа адресатов права на изменение порядка их жилищного обеспечения, по существу совпадает, и с той оценкой, которую дают ему профессиональные правоведы. Данные вопросы были подняты и отражены, в частности, в публикациях таких военных юристов, как П. В. Ильменейкин <5>, Е. Н. Трофимов <6>, Е. А. Глухов, В. М. Корякин <7> и др. <8> ——————————— <5> Ильменейкин П. В. О новациях в правовом регулировании жилищного обеспечения военнослужащих // Право в Вооруженных Силах. 2011. N 1. С. 66 — 71. <6> Трофимов Е. Н. Новый порядок жилищного обеспечения военнослужащих и некоторые проблемы реализации военнослужащими жилищных прав и преимуществ, гарантированных действующим законодательством // Право в Вооруженных Силах. 2011. N 2. С. 51 — 54. <7> Глухов Е. А., Корякин В. М. Приказ N 1280: шаг вперед, два шага назад (комментарии к инструкциям о жилищном обеспечении военнослужащих) // Там же. 2010. N 12. С. 51 — 57. <8> Подробнее об оценке военнослужащими и военными правоведами новых инструкций см.: Воробьев Е. Г. О социальной справедливости и прозрачности в новом порядке жилищного обеспечения военнослужащих // ЭНИ «Военное право». 2011. Вып. 1. URL: http://www. voennoepravo. ru/node/4237 (дата обращения: 15.05.2011).

Таковы вкратце те основные вопросы, ответы на которые военнослужащие хотели бы найти в нормах инструкций в виде конкретных правовых предписаний, но не нашли. Однако военное ведомство больше интересуют несколько иные проблемы. Это, прежде всего, вопросы, связанные с исполнением министерских функций по предоставлению жилья: о соблюдении временных параметров, установленных руководством государства, об ускорении распределения уже приобретенного (построенного) жилья, о повышении эффективности использования бюджетных средств, о недопущении растрат и казнокрадства, о вовлечении в процесс предоставления уже имеющегося свободного жилищного фонда в открываемых военных городках и т. п. Следует понимать то, что реализация задач по жилищному обеспечению военнослужащих по новым правилам уже выявила «узкие места», доселе вполне терпимые. Отсюда появление тех ведомственных «пожеланий» по изменению правового регулирования, которые относительно недавно достаточно откровенно выразили Министр обороны Российской Федерации А. Э. Сердюков и его заместители. Речь шла о том, что успешному продвижению планов по ускорению предоставления жилья военнослужащим препятствуют некоторые правовые предписания и пробелы, требующие, по мнению руководства военного ведомства, законодательных изменений и дополнений. Это, в частности, следующие вопросы: — для проверки данных об отсутствии или о наличии жилья у очередников и членов их семей на территории всей страны требуются очень большое время (проверка всей информационной базы через Росреестр занимает по каждому запросу до полугода) и значительные денежные средства (каждый запрос стоит 1,5 тыс. руб.). Министерству обороны Российской Федерации вполне можно было бы предоставить самостоятельный доступ к данным Росреестра, освободив его и от платежей за эти услуги <9>; ——————————— <9> Гаврилов Ю. Отложенное новоселье. Как ускорить оформление военных квартир // Рос. газ. 2011. 23 мая.

— соблюдение установленных законодательством правил оформления права собственности на вновь построенное или приобретенное жилье для его последующего распределения военным очередникам длится достаточно долго, что неоправданно затягивает их вселение и заключение с ними договоров найма жилья <10>; ——————————— <10> Гаврилов Ю. Военным ускорят новоселье. Депутаты хотят упростить передачу армейской недвижимости в госсобственность // Рос. газ. 2011. 27 апр.

— для вселения очередников в жилые помещения военное ведомство обязано предварительно пройти дорогостоящее оформление права собственности на государство, что в текущих объемах предоставления жилья стоит около 9 млрд. руб. Не лучше ли эти средства потратить непосредственно на приобретение жилья? <11>; ——————————— <11> Гаврилов Ю. Без лишних справок. Упрощен порядок расселения военных // Рос. газ. 2011. 3 июня.

— передача жилья военнослужащим в настоящее время происходит в два этапа. Сначала Министерство обороны Российской Федерации оформляет жилье на себя, несет какое-то время расходы по его содержанию, а потом передает в собственность военнослужащего. В Министерстве хотят сразу приобретать квартиру в интересах ее будущего собственника (государства), но возлагать бремя расходов на самих военнослужащих с момента их вселения до оформления права госсобственности и заключения договора социального найма; — не всегда построенные и приобретенные квартиры четко подходят под принятые нормативы предоставления согласно ст. 15.1 Федерального закона «О статусе военнослужащих», когда количество квадратных метров часто превышает те, что положены военнослужащему и его семье. Но даже если военнослужащий готов доплатить за них, то, как оказалось, такой механизм просто не предусмотрен. Кроме того, в качестве доплат вполне можно было бы использовать и материнский капитал жен военнослужащих для увеличения получаемой жилплощади; — со сложностью Министерству обороны Российской Федерации приходится сталкиваться и тогда, когда военнослужащие по каким-то нередко субъективным причинам отказываются от предлагаемых квартир. Причем даже когда им на выбор предоставляют не одну, а две и даже три. Ввиду отказов многие жилые помещения вообще подолгу оказываются незаселенными. Министерство хотело бы в таком случае компенсировать квартиру таким отказникам деньгами <12>. ——————————— <12> Кузьмин В. Полное расквартирование. Дмитрий Медведев проинспектировал жилье для военных в Подольске // Рос. газ. 2011. 13 янв.

В соответствии с указанными пожеланиями Министерство обороны Российской Федерации выступило с обращениями к субъектам законодательных инициатив, и некоторые из них уже получили нормативное закрепление в виде новых поправок в действующем законодательстве. Как результат анализируемым изменениям в инструкциях предшествовало появление Федерального закона от 4 июня 2011 г. N 129-ФЗ «О внесении изменений в статьи 7 и 8 Федерального закона «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» и Федеральный закон «О государственном кадастре недвижимости». Иные законодательные инициативы военного ведомства пока находятся в стадии нормотворческих разработок. Итак, рассмотрим новые положения инструкций, внесенные согласно Приказу N 509. 1. Из п. 1 Инструкции по предоставлению жилых помещений по договору социального найма и п. 2 Инструкции по предоставлению служебных жилых помещений исключены нормы, требовавшие от военнослужащих документально, в том числе данными из Единого реестра прав на недвижимое имущество, подтверждать отсутствие или наличие у них и членов их семей иных жилых помещений. Теперь эти данные, как и ранее, будет проверять лишь само Министерство обороны Российской Федерации, причем на безвозмездной для военнослужащего основе. А военнослужащие вместо документального подтверждения указанных данных будут представлять лишь заявительные сведения (по установленным формам) с указанием согласия на проверку этих сведений со стороны государственных органов. Аналогичным образом до предоставления жилья по договору социального найма (заключения договора) Министерство обороны Российской Федерации вновь перепроверит данные о наличии или отсутствии у очередника иных жилых помещений, на основании чего примет решение о заключении договора или об отказе в его заключении с перераспределением этого помещения иному очереднику. Получается, что положения инструкций, предписывавшие ранее обязанность собирать данные за 20-летний период по всем местам жительства, отпали и более не обременяют очередников. Можно только домысливать, с какими «теплыми» словами теперь восприняты эти послабления гражданами, уже прошедшими все бюрократические перипетии, если еще с момента их появления в инструкциях была вполне понятна не только трудность, но и порой невозможность их реализации. Но еще важнее то, что отпавшие требования собирать документы по всем местам прохождения военной службы, по сути, противоречили провозглашенному государством принципу «одного окна» для всех видов подобных информационных государственных услуг <13>. ——————————— <13> Огородников Н. Недвижимость движется в Сеть. В Единый государственный реестр прав можно будет заглянуть через Интернет // Рос. газ. 2009. 23 дек.; Шаров А. До последнего посетителя. Три важные для людей службы будут работать в «одном окне» // Рос. газ. 2009. 1 дек.

2. Инструкция по предоставлению жилых помещений по договору социального найма дополнена возможным новым этапом предоставления жилых помещений, так называемым заселением (Приложения N 7, 8 к Инструкции). Заселение будет производиться до оформления права госсобственности на жилое помещение. Оно предшествует запуску процедуры такого оформления, что позволяет переложить ведомственные расходы по содержанию заселенного жилья на жильцов (военнослужащих и членов их семей) еще до заключения с ними договора социального найма. 3. В положения инструкций и в формы к ним (Приложения к инструкциям) введено альтернативное правило о возможном совершении очередниками действий в адрес не только уполномоченного органа, но и его структурных подразделений. Данное послабление централизации следует рассматривать в качестве юридической предтечи полного делегирования основных прав уполномоченного органа своим структурным подразделениям согласно новому военно-административному делению. Очевидно, что подобная децентрализация свидетельствует о реальной невозможности самого уполномоченного органа в полном объеме и своевременно справиться с обработкой всех требований очередников <14>, т. е. о расширении количества узлов обслуживания требований с одного до пяти (включая сам уполномоченный орган). Тем самым Министерство обороны Российской Федерации фактически восстанавливает ликвидированные элементы механизма жилищного обеспечения по военным округам, т. е. де-факто подтверждает давно понятное всем отсутствие единой очередности учета и предоставления жилья с ее разветвлением по территориальному признаку. ——————————— <14> К концу 2010 г. Минобороны получило около 100 тыс. квартир, но заселить смогло лишь половину (Военных обеспечат жильем к 2013 году // Моск. комс. 2011. 21 мая).

В качестве общего вывода из анализа изменений в Инструкциях о предоставлении жилых помещений по договору социального найма и найма служебных жилых помещений военнослужащим Вооруженных Сил Российской Федерации, внесенных Приказом N 509, укажем следующее. В последнее время только ленивый не упрекает военное ведомство за, казалось бы, очевидные огрехи, допускаемые им в ходе текущей кампании по решению жилищных проблем военнослужащих. Но в какой мере критика Министерства обороны Российской Федерации полностью объективна и, в конце концов, справедлива? Ведь ни для кого не секрет, что «жилищные завалы» для военнослужащих и граждан, уволенных с военной службы, появились далеко не вчера. Они системно накапливались десятилетиями начиная еще с советских перестроечных времен конца 80-х гг. прошлого века. Почти полтора десятилетия федеральное законодательство провозглашало, что каждый военнослужащий, вновь прибывший к новому месту военной службы, получит жилое помещение не позднее трех месяцев с момента прибытия (абз. 2 п. 1 ст. 15 Федерального закона «О статусе военнослужащих» <15>), а каждый увольняемый с военной службы также получит его не позднее все тех же трех месяцев с момента прибытия по избранному месту жительства от органов местной власти (п. 14 ст. 15 Закона о статусе). В любом случае, гласил и по-прежнему гласит Закон, каждый военнослужащий, приобретший право на жилищное обеспечение и нуждающийся в жилом помещении, без его согласия не будет уволен до его предоставления согласно законодательству (абз. 2 п. 1 ст. 23 Закона о статусе). ——————————— <15> Далее — Закон о статусе.

И что же? А то, что, «упрекая» правила из положений инструкций, нельзя упускать из виду их первоначальную «невиновность» в тех объективно существующих негативных явлениях, которыми чаще всего и аргументируется их критика. Не следует забывать ту прописную истину, что правовые нормы сами по себе не изменяют общественные отношения до тех пор, пока в результате надлежащих правоисполнений и правореализаций сами общественные отношения не становятся более или менее адекватными этим нормам. Должно быть принято во внимание то, что самый правильный закон, самая правильная инструкция не порождают установленных в них правовых последствий без надлежащей целенаправленной реализации их правовых предписаний. А реализация права военнослужащих на жилище, согласно Закону о статусе, долгие годы должным образом не осуществлялась самим государством. И хотя сегодня оно, как никогда ранее, прилагает значительные усилия по исправлению «извечной» жилищной проблемы военнослужащих и военных пенсионеров, вышло так, что именно федеральный орган исполнительной власти в лице Министерства обороны Российской Федерации оказался как бы на острие государственной битвы за жилье для военных. Не будем говорить о многотысячных очередях граждан, не отселяемых из военных городков, бесквартирных и ожидающих улучшения жилищных условий действующих военнослужащих, о военных пенсионерах. Возьмем, к примеру, уже озвученные проблемы с долгим и затратным оформлением прав на земельные участки и строения военного ведомства. Эта проблема также есть результат общего государственного бесхозяйного подхода, практиковавшегося десятилетиями. Большинство военных объектов до сих пор не имеет государственной регистрации. Например, на начало «жилищного прорыва» в 2006 г. в жилищном фонде военного ведомства (это около 180 тыс. зданий) госрегистрацию имели только чуть более 1% от общего числа объектов. Одна из главных причин неоформления необходимых документов — деньги, а точнее, их отсутствие. По оценкам Министерства обороны Российской Федерации, в тот период для регистрации всего жилищно-казарменного фонда требовалось около 17 млрд. руб., а для регистрации всех земельных участков — еще 11 млрд. Но деньги на эти цели из федерального бюджета так и не выделялись <16>. ——————————— <16> Михайлов С. Чей рубль «копейка» бережет? // Военно-промышленный курьер. 2006. N 14.

Новый порядок предоставления жилья, закрепленный в инструкциях 2010 г., следует полагать ненормальным, экстраординарным, основанным на жестком административно-волевом подходе, рассчитанным на скорейшее распределение имеющегося, строящегося и приобретаемого жилья, причем в массовом порядке в неблагоприятных фактических и юридических условиях. Справиться с поставленной задачей (а сжатость сроков ее решения хорошо известна каждому) возможно только так, как это происходит при решении задач в системах массового обслуживания с сохраняющимися в них отказами. Массированные, не до конца выверенные предложения в виде решений о предоставлении конкретных жилых помещений очередникам одновременно рассылаются многим адресатам права с готовностью тут же переадресовать их другим обслуживаемым адресатам. Неувязки с отказами и их основания во внимание не принимаются. Происходит своего рода бомбардировка предложениями жилья с «захватом» или «отскоками» от обслуживаемых ожиданий. Как следствие, при общем уменьшении времени на обслуживание отдельных требований создается суммарный эффект увеличения пропускной способности системы в целом. Однако именно отсюда и проистекает столь критикуемая (вполне обоснованно) гражданами и правоведами «нечеловеческая» сущность нового порядка: отстранение от распределения жилых помещений командиров воинских частей и начальников военных гарнизонов, которые в силу своих должностных обязанностей ответственны перед военнослужащими за их надлежащее жилищно-бытовое размещение; отсутствие коллегиальности в распределении посредством жилищных комиссий или иных общественных контрольных органов; провозглашение единой очереди для всех очередников независимо от места их жительства и отсутствие таковой в процессе реализации предоставления жилья; допустимость предложений жилья в иных местах, нежели хотят очередники; отсутствие учета особых жилищных прав первоочередников и внеочередников; отсутствие общей информации о ходе движения очереди и предоставлении жилых помещений другим лицам согласно очередности; установление дистанционного и обезличенного (виртуального, почтово-бумажного), предельно жестко алгоритмизированного механизма общения уполномоченного органа с адресатами права; наличие чрезмерных бюрократических требований к документальным подтверждениям права на жилищное обеспечение за многие годы; строгие ограничения по срокам выполнения предписаний с наличием множества условий, позволяющих отказать очередникам в реализации их прав даже в отношении уже предложенного жилья; и пр. С позиций граждан такое положение в порядке предоставления жилых помещений вполне адекватно воспринимается ими в качестве не совсем правильных, проблемных элементов нового правового механизма по сравнению с привычными правилами решения их жилищных вопросов. Граждане обоснованно требуют персонального внимания к себе, к реализации их права на живое общение и непосредственное пояснение должностными лицами их прав и обязанностей, индивидуализации в подходе, детальной точности в решении их частных жилищных вопросов, выделения нормальной продолжительности времени для принятия взвешенных решений и т. п., в то время как заложенная в инструкциях система правовых и организационных процедур нацелена несколько на иное. В этой системе на первое место поставлены лишь основные, базовые, вопросы, а детали отпали или ушли на второй план. И изменения, внесенные в инструкции согласно приказу N 509, в очередной раз подтверждают вывод: новая система пока еще невосприимчива к частным человеческим потребностям, ко всем запросам военнослужащих, а потому пока совершенствует лишь саму себя и для себя. Встречающиеся в этих изменениях положительные моменты и для военнослужащих есть удачное совпадение. Остается надеяться на то, что со временем, в том числе и под продолжающимся воздействием законных требований граждан и их объединений <17>, дело дойдет и до ее большей нормативной конкретизации с учетом приведенных ранее гуманитарных «мелочей», временно не замечаемых ведомственными правовыми нормами, но столь значимых для людей в погонах и членов их семей. ——————————— <17> Офицеры пожаловались Президенту на МО // Моск. комс. 2011. 7 мая.

——————————————————————

Название документа