О некоторых аспектах присуждения военнослужащим компенсации за неисполнение судебного постановления в разумный срок

(Выскубин А. А.) («Право в Вооруженных Силах», 2011, N 9) Текст документа

О НЕКОТОРЫХ АСПЕКТАХ ПРИСУЖДЕНИЯ ВОЕННОСЛУЖАЩИМ КОМПЕНСАЦИИ ЗА НЕИСПОЛНЕНИЕ СУДЕБНОГО ПОСТАНОВЛЕНИЯ В РАЗУМНЫЙ СРОК

А. А. ВЫСКУБИН

Выскубин А. А., кандидат юридических наук, подполковник юстиции.

Рассмотрен порядок обращения военнослужащих в суды общей юрисдикции за присуждением компенсации за нарушение права на исполнение судебного постановления в разумный срок.

Ключевые слова: военнослужащий, компенсация, неисполнение судебного постановления, разумный срок.

Some aspects of the award of compensation for non-military court decision within a reasonable time A. A. Vyskubin

Considered the treatment of servicemen in the courts of general jurisdiction over the award of compensation for violation of the right to execute the court decision within a reasonable time.

Key words: soldier, compensation, non-judicial decision, a reasonable time.

30 апреля 2010 г. был принят Федеральный закон N 68-ФЗ «О компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок» (далее также — Закон), который вступил в силу с 4 мая 2010 г. Принятие Закона было обусловлено необходимостью выполнения требований Европейского суда по правам человека о создании эффективного средства правовой защиты в связи с выявленными случаями несоблюдения разумных сроков судопроизводства и исполнения судебных актов. Указанное требование вытекало из «пилотного» <1> Постановления Европейского суда по правам человека от 15 января 2009 г. (N 2) по делу «Бурдов против Российской Федерации» (жалоба N 33509/04). ——————————— <1> «Пилотным» называется постановление, в котором указывается на структурные или общие недостатки в национальном законодательстве или практике; если Европейским судом рассматривается большое количество жалоб относительно одной и той же проблемы («повторяющиеся дела») или возможна их подача.

В указанном «пилотном» Постановлении Европейский суд по правам человека, в частности, постановил: — указанные выше нарушения вытекают из практики, несовместимой с Конвенцией <2>, которая заключается в систематическом уклонении государства от погашения задолженности по судебным решениям и в отношении которой стороны не располагают эффективным внутренним средством правовой защиты; ——————————— <2> Конвенция о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 г.

— власти государства-ответчика обязаны в течение шести месяцев со дня вступления названного Постановления в силу в соответствии с п. 2 ст. 44 Конвенции ввести эффективное внутреннее средство правовой защиты или комбинацию таких средств правовой защиты, которые обеспечат адекватное и достаточное возмещение в связи с неисполнением или несвоевременным исполнением решений национальных судов с учетом конвенционных принципов, установленных в прецедентной практике Европейского суда; — власти государства-ответчика обязаны предоставить такое возмещение в течение одного года со дня вступления названного Постановления в силу в соответствии с п. 2 ст. 44 Конвенции всем жертвам невыплаты или необоснованно просроченной выплаты государственными органами сумм, присужденных решениями судов, вынесенными в их пользу, которые подали жалобы в Европейский суд до вынесения названного Постановления и чьи жалобы коммуницированы властям Российской Федерации в соответствии с подп. «b» п. 2 правила 54 Регламента Суда. Кроме того, о необходимости создания компенсационных механизмов защиты права на исполнение судебного постановления в разумный срок указывалось в Определении Конституционного Суда Российской Федерации от 3 июля 2008 N 734-О-П, где, в частности, отмечается: «Вместе с тем отсутствие в российском законодательстве положений, прямо предусматривающих возможность компенсации вреда, причиненного неисполнением судебных решений, вынесенных по искам к государству и иным публично-правовым образованиям, может рассматриваться как законодательный пробел, наличие которого приводит к нарушению конституционных прав граждан. Этот пробел — с учетом необходимости скорейшей реализации международно-правовых обязательств Российской Федерации, вытекающих из Конвенции о защите прав человека и основных свобод, и предоставления гражданам Российской Федерации эффективного средства правовой защиты от нарушений, связанных с неисполнением судебных решений, вынесенных по искам против государства и иных публичных образований, — может быть устранен путем введения специального законодательного регулирования». В соответствии со ст. 1 Закона граждане Российской Федерации, иностранные граждане, лица без гражданства, российские, иностранные и международные организации, являющиеся в судебном процессе сторонами или заявляющими самостоятельные требования относительно предмета спора третьими лицами, взыскатели, должники, а также подозреваемые, обвиняемые, подсудимые, осужденные, оправданные, потерпевшие, гражданские истцы, гражданские ответчики в уголовном судопроизводстве, в предусмотренных федеральным законом случаях другие заинтересованные лица при нарушении их права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта, предусматривающего обращение взыскания на средства бюджетов бюджетной системы Российской Федерации, в разумный срок могут обратиться в суд, арбитражный суд с заявлением о присуждении компенсации за такое нарушение в порядке, установленном Законом и процессуальным законодательством Российской Федерации. В настоящей статье остановимся подробнее на порядке обращения военнослужащих в суды общей юрисдикции за присуждением компенсации за нарушение права на исполнение судебного постановления в разумный срок. Как известно, наиболее часто гарнизонные военные суды рассматривают обращения военнослужащих по следующим гражданским делам: 1) оспаривание действий должностных лиц, связанных с обеспечением жильем (признание нуждающимся в получении жилого помещения, наложение запретов на заключение договоров найма в порядке обеспечения заявленных в суде требований и т. д.); 2) оспаривание действий должностных лиц, связанных с денежными выплатами (взыскание невыплаченного (недоплаченного) денежного довольствия и иных дополнительных выплат); 3) оспаривание действий должностных лиц, связанных с прохождением военной службы (назначение на воинские должности, присвоение воинских званий, оспаривание увольнения с военной службы и т. д.); 4) оспаривание действий должностных лиц, связанных с незаконным привлечением к юридической ответственности. Однако правом на обращение в суд с заявлением о присуждении компенсации за нарушение права на исполнение судебного акта в разумный срок в порядке и по основаниям, которые предусмотрены Законом, наделены взыскатели, право которых нарушено неисполнением в разумный срок судебных актов, предусматривающих обращение взыскания на средства бюджетов бюджетной системы Российской Федерации. Как справедливо отмечает Ф. А. Зайцев, очевидно, что решение суда, обязывающее ответчика совершить действия по обеспечению военнослужащего жилым помещением, вещевым имуществом и т. п., не является решением о взыскании в пользу военнослужащего каких-либо денежных средств из бюджета. Исходя из буквального толкования указанной нормы, данные военнослужащие не имеют права на обращение в суд с таким заявлением <3>. ——————————— <3> Зайцев Ф. А. Еще раз к вопросу применения Федерального закона от 30 апреля 2010 г. N 68-ФЗ «О компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок» // Право в Вооруженных Силах. 2010. N 10.

В подтверждение вышесказанному приведем характерный пример из судебной практики. Н. обратился в суд с заявлением о присуждении компенсации за нарушение права на исполнение судебного акта в разумный срок. В обоснование заявления Н. указал, что 30 июля 2002 г. Ленинский районный суд г. Кирова вынес решение об удовлетворении его исковых требований и возложении на администрацию Ленинского района г. Кирова обязанности по предоставлению ему по договору социального найма благоустроенного жилого помещения на семью из четырех человек с учетом права Н. на дополнительную жилую площадь. Определением судебной коллегии по гражданским делам Кировского областного суда от 27 августа 2002 г. данное решение суда оставлено без изменения. Распоряжением администрации г. Кирова от 4 августа 2004 г. N 4227 Н. как инвалиду III группы (ликвидатору последствий аварии на Чернобыльской АЭС) во исполнение решения суда до подхода очереди на получение жилого помещения его семье из четырех человек была предоставлена двухкомнатная квартира. 31 августа 2004 г. в администрацию г. Кирова от Н. поступило заявление с просьбой предоставить двухкомнатную квартиру на двоих человек, т. е. на него и жену, поскольку дети создали свои семьи и проживают отдельно. Таким образом, Н. фактически выразил согласие на получение двухкомнатной квартиры на семью из двух человек вместо четырехкомнатной квартиры на четырех членов семьи по решению суда. Распоряжением администрации г. Кирова от 1 сентября 2004 г. N 4846 были внесены изменения в распоряжение администрации от 4 августа 2004 г. N 4227 о том, что квартира предоставляется Н. на семью из двух человек. При этом действий для изменения способа и порядка исполнения решения суда, предусмотренного ст. 434 ГПК РФ, сторонами исполнительного производства совершено не было. 21 сентября 2004 г. Н. был снят с очереди нуждающихся в улучшении жилищных условий. 23 декабря 2005 г. исполнительное производство в отношении должника — администрации Ленинского района г. Кирова по предоставлению жилого помещения Н. было окончено в связи с невозможностью исполнения. Таким образом, по мнению заявителя, решение суда в полном объеме не исполняется уже восемь лет. 17 июня 2010 г. Н. обратился в Кировский областной суд с заявлением о присуждении компенсации за нарушение права на исполнение решения Ленинского районного суда г. Кирова от 30 июля 2002 г. в разумный срок в порядке и по основаниям, которые предусмотрены Федеральным законом от 30 апреля 2010 г. N 68-ФЗ «О компенсации за нарушение права на судопроизводство или права на исполнение судебного акта в разумный срок» . Решением Кировского областного суда от 26 июля 2010 г. заявление Н. удовлетворено частично, и с администрации муниципального образования «Город Киров» за счет средств бюджета указанного муниципального образования в пользу Н. взыскана компенсация за нарушение права на исполнение судебного акта в разумный срок. В удовлетворении требования заявителя о признании того, что имело место нарушение Конвенции о защите прав человека и основных свобод, судом отказано. В кассационной жалобе администрация муниципального образования «Город Киров» просит отменить решение суда как незаконное и необоснованное. Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации пришла к следующему. Разрешая дело и удовлетворяя заявление Н. о присуждении компенсации за нарушение права на исполнение судебного акта в разумный срок, суд исходил из того, что решение Ленинского районного суда г. Кирова от 30 июля 2002 г. было исполнено уполномоченными органами муниципального образования «Город Киров» в августе 2004 г. частично (заявителю предоставлена двухкомнатная квартира вместо четырехкомнатной), со значительным превышением срока, установленного законом, и не исполнено в полном объеме до истечения срока предъявления исполнительного листа для принудительного исполнения. В связи с этим суд пришел к выводу о нарушении права заявителя на исполнение судебного постановления в разумный срок и присудил ему компенсацию на основании положений Федерального закона от 30 апреля 2010 г. N 68-ФЗ, принципов разумности, справедливости и практики Европейского суда по правам человека. Однако данный вывод основан на неправильном толковании норм материального права. В соответствии со ст. 1 Федерального закона от 30 апреля 2010 г. N 68-ФЗ граждане Российской Федерации, иностранные граждане, лица без гражданства, российские, иностранные и международные организации, являющиеся в судебном процессе сторонами или заявляющими самостоятельные требования относительно предмета спора третьими лицами, взыскатели, должники при нарушении их права на исполнение судебного акта, предусматривающего обращение взыскания на средства бюджетов бюджетной системы Российской Федерации, в разумный срок могут обратиться в суд с заявлением о присуждении компенсации за такое нарушение в порядке, установленном названным Федеральным законом и процессуальным законодательством Российской Федерации. Из содержания приведенной нормы следует, что правом на обращение в суд с заявлением о присуждении компенсации за нарушение права на исполнение судебного акта в разумный срок в порядке и по основаниям, которые предусмотрены указанным Законом, наделены взыскатели, право которых нарушено неисполнением в разумный срок судебных актов, предусматривающих обращение взыскания на средства бюджетов бюджетной системы Российской Федерации. Между тем в настоящем деле суд не учел, что судебный акт от 30 июля 2002 г., предусматривающий обязанность администрации муниципального образования «Город Киров» предоставить заявителю Н. жилое помещение на условиях договора социального найма, не является судебным актом по смыслу ст. 1 Федерального закона от 30 апреля 2010 г. N 68-ФЗ, неисполнение которого в разумные сроки предоставляет лицу право на присуждение компенсации, т. е. не является судебным актом, предусматривающим взыскание на средства бюджетов бюджетной системы Российской Федерации. С учетом изложенного решение Кировского областного суда от 26 июля 2010 г. Судебная коллегия признает незаконным и необоснованным. Определением Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации от 28 сентября 2010 г. N 10-Г10-13 решение Кировского областного суда от 26 июля 2010 г. отменено и вынесено новое решение — об отказе в удовлетворении заявления Н. к муниципальному образованию «Город Киров» о присуждении компенсации за нарушение права на исполнение судебного акта в разумный срок. Кроме того, военнослужащим, проходящим военную службу в бюджетных учреждениях, необходимо учитывать некоторые особенности при обращении в суд с заявлением о присуждении компенсации за неисполнение судебного акта, предусматривающего взыскание на средства бюджетов бюджетной системы Российской Федерации. Так, Пленум Верховного Суда Российской Федерации и Пленум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации в п. 3 Постановления от 23 декабря 2010 г. N 30/64 «О некоторых вопросах, возникших при рассмотрении дел о присуждении компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок» разъяснили следующее. При рассмотрении дел о присуждении компенсации за нарушение права на исполнение судебного акта в разумный срок следует принимать во внимание, что в соответствии с Федеральным законом от 8 мая 2010 г. N 83-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с совершенствованием правового положения государственных (муниципальных) учреждений» (далее — Федеральный закон N 83-ФЗ) с 1 января 2011 г. вводится новое регулирование в части порядка исполнения судебных актов, предусматривающих обращение взыскания на средства бюджета, в связи с созданием казенных учреждений и изменением правового положения бюджетных учреждений. При исполнении судебных актов, предусматривающих обращение взыскания на средства бюджетов бюджетной системы Российской Федерации по денежным обязательствам казенных учреждений, применяются положения, установленные гл. 24.1 БК РФ. С 1 января 2011 г. до 1 июля 2012 г. устанавливается переходный период (ч. 13 ст. 33 Федерального закона N 83-ФЗ), в течение которого бюджетное учреждение, являющееся получателем бюджетных средств, обеспечивает исполнение своих денежных обязательств, указанных в исполнительном документе, в порядке, установленном гл. 24.1 БК РФ (п. 6 ч. 19 ст. 33 Федерального закона N 83-ФЗ). Обращение взыскания на средства бюджетных учреждений, в отношении которых в переходный период федеральными органами исполнительной власти, законами субъектов Российской Федерации, нормативными правовыми актами уполномоченных органов местного самоуправления с учетом положений ч. ч. 15 и 16 ст. 33 Федерального закона N 83-ФЗ принято решение о предоставлении им субсидии из соответствующего бюджета бюджетной системы Российской Федерации согласно п. 1 ст. 78.1 БК РФ, осуществляется в порядке, установленном ч. 20 ст. 30 Федерального закона N 83-ФЗ. Указанные бюджетные учреждения в соответствии с п. 1 ч. 19 ст. 33 Федерального закона N 83-ФЗ не являются получателями бюджетных средств, и на них не могут быть распространены положения Закона о компенсации. Как же тогда военнослужащим в судебном порядке получить компенсацию причиненного вреда за неисполнение решения суда? Ответ на данный вопрос дает Конституционный Суд Российской Федерации в принятых им определениях. Положения ч. 1 ст. 1 Закона неоднократно являлись предметом рассмотрения в Конституционном Суде Российской Федерации <4>. ——————————— <4> Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 18 января 2011 г. N 45-О-О «По запросу Ленинградского окружного военного суда о проверке конституционности положения части 1 статьи 1 Федерального закона «О компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок».

При этом Конституционный Суд Российской Федерации пришел к следующему. Гарантированное ст. 46 Конституции Российской Федерации право на судебную защиту предполагает в качестве неотъемлемого элемента обязательность исполнения судебных решений. Соответственно Федеральный конституционный закон от 31 декабря 1996 г. N 1-ФКЗ «О судебной системе Российской Федерации» устанавливает, что вступившие в законную силу акты федеральных судов, мировых судей и судов субъектов Российской Федерации обязательны для всех без исключения органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений, должностных лиц, других физических и юридических лиц и подлежат неукоснительному исполнению на всей территории Российской Федерации; неисполнение постановления суда, а равно иное проявление неуважения к суду влекут ответственность, предусмотренную федеральным законом (ч. ч. 1 и 2 ст. 6). Данные требования корреспондируют с положениями ст. 2 Международного пакта о гражданских и политических правах, провозгласившего обязанность государства обеспечить любому лицу, права и свободы которого нарушены, эффективные средства правовой защиты, а также п. 1 ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод в его интерпретации Европейским судом по правам человека, который в своей практике также исходит из понимания исполнения судебного решения как неотъемлемого элемента права на суд и признает, что нарушение этого права может приобрести форму задержки исполнения решения (Постановления от 19 марта 1997 г. по делу «Хорнсби (Hornsby) против Греции», от 7 мая 2002 г. по делу «Бурдов (Burdov) против Российской Федерации», от 9 декабря 1994 г. по делу «Греческие нефтеперерабатывающие заводы «Стрэн» и Стратис Андреадис (Stran Greek Refineries and Stratis Andreadis) против Греции», от 18 ноября 2004 г. по делу «Вассерман (Wasserman) против Российской Федерации» и др.). Право на судебную защиту (а следовательно, и право на исполнение судебных решений) носит публично-правовой характер, поскольку может быть реализовано лишь с помощью государства, создающего для этого необходимые институциональные и процессуальные условия. Соответственно, по смыслу ст. 46 Конституции Российской Федерации и ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод нарушение данного права исходя из его природы возможно лишь со стороны государства как субъекта, призванного гарантировать и обеспечивать его реализацию посредством установления конкретных процедур, включая установление системы мер, позволяющих в своей совокупности организовать и обеспечить эффективное и своевременное исполнение судебных решений. В то же время в сфере исполнения судебных решений, вынесенных в отношении частных субъектов, ответственность государства ограничивается надлежащей организацией принудительного исполнения судебного решения и не может подразумевать обязательность положительного результата, если таковой обусловлен объективными обстоятельствами, зависящими от должника, а не от самой по себе системы исполнения судебных решений. Такого же подхода придерживается в своей практике и Европейский суд по правам человека, рассматривающий ответственность государства за исполнение судебного решения в отношении частных компаний как распространяющуюся не далее чем на участие государственных органов в исполнительном производстве: как только исполнительное производство закрывается судом в соответствии с внутринациональным законодательством, ответственность государства заканчивается (окончательное решение от 18 июня 2002 г. по вопросу приемлемости жалобы «Шестаков (Shestakov) против Российской Федерации»). При установлении на основании взаимосвязанных положений ст. 46 (ч. 1), ст. 71 (п. п. «в», «о»), ст. 72 (п. «б» ч. 1), ст. 76 (ч. 1) и ст. 124 Конституции Российской Федерации механизма исполнения судебных решений как неотъемлемой составляющей права на судебную защиту и самого правосудия федеральный законодатель предусмотрел специальный порядок обращения взыскания на средства бюджетов бюджетной системы Российской Федерации, выделив, таким образом, в качестве особых субъектов, в отношении которых может осуществляться исполнение судебных решений, публичные образования. К последним, согласно практике Европейского суда по правам человека, следует относить любые органы власти, осуществляющие общественно значимые функции (Постановления от 29 июня 2004 г. по делу «Жовнер (Zhovner) против Украины» и по делу «Пивень (Piven) против Украины», от 21 июля 2005 г. по делу «Яворивская (Yavorivskaya) против Российской Федерации», решение от 16 сентября 2004 г. по делу «Герасимова (Gerasimova) против Российской Федерации»). Поскольку эффективное выполнение государством в лице государственных органов возложенных на него публичных функций, в том числе связанных с гарантированием и защитой прав и свобод граждан, предполагает должный уровень материально-финансовой обеспеченности этих органов за счет денежных средств, предоставляемых им из публично-правовых фондов — бюджетов бюджетной системы Российской Федерации, БК РФ не предусматривает в качестве общего правила принудительное обращение взыскания на бюджетные средства: согласно ч. 2 ст. 239 данного Кодекса обращение взыскания на средства бюджетов бюджетной системы Российской Федерации службой судебных приставов не производится, за исключением случаев, установленных названным Кодексом. Порядок исполнения судебных актов по обращению взыскания на бюджетные средства урегулирован в гл. 24.1 БК РФ. Конституционный Суд Российской Федерации уже указывал на то, что законодатель, предусматривая особенности исполнения судебных решений по искам к Российской Федерации и по взысканию денежных средств по денежным обязательствам получателей средств федерального бюджета, подлежащим исполнению за счет средств федерального бюджета, вместе с тем обязан обеспечить для взыскателя реализацию в полном объеме его конституционных прав на судебную защиту и на возмещение государством вреда, причиненного незаконными действиями (или бездействием) органов государственной власти и их должностных лиц (Постановление от 14 июля 2005 г. N 8-П). Исходя из того что в Российской Федерации как демократическом правовом государстве недопустимо злоупотребление со стороны публичной власти таким порядком исполнения судебных решений, вынесенных по искам к публичным образованиям, в том числе к самой Российской Федерации, который не предусматривает возможность принудительного взыскания бюджетных средств, предполагается, что обязанность надлежащей организации исполнения этих судебных решений должна обеспечиваться другими институтами, включая институт ответственности. Виды ответственности определяются положениями гражданского законодательства Российской Федерации, а также международными обязательствами Российской Федерации, в том числе вытекающими из Конвенции о защите прав человека и основных свобод, ее ст. 13 о праве каждого на эффективное средство правовой защиты, с которым корреспондирует обязанность государства обеспечить соответствующие правовые инструменты, гарантирующие эффективную защиту в случае нарушения признанных в Конвенции прав и свобод (Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 3 июля 2008 г. N 734-О-П). В соответствии с ч. 1 ст. 1 Федерального закона «О компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок» лица, перечисленные в данном Законе, а также в предусмотренных федеральным законом случаях другие заинтересованные лица при нарушении их права на исполнение в разумный срок судебного акта, предусматривающего обращение взыскания на средства бюджетов бюджетной системы Российской Федерации, могут обратиться в суд с заявлением о присуждении компенсации за такое нарушение. Указание законодателя только на один случай нарушения права на исполнение судебного акта в разумный срок, за которое заинтересованное лицо может получить компенсацию, а именно случай, когда не был исполнен судебный акт, предусматривающий обращение взыскания на средства бюджетов бюджетной системы Российской Федерации, не означает, что законодатель не признает право лица требовать компенсацию за вред, причиненный виновным неисполнением в принудительном порядке судебных актов, вынесенных как в отношении публично-правовых образований по требованиям, не связанным с обращением взыскания на средства бюджетов бюджетной системы Российской Федерации, так и в отношении других лиц. Как следует из Определения Конституционного Суда Российской Федерации от 3 июля 2008 г. N 734-О-П, в указанных случаях возможно применение общих положений (в том числе закрепленных ст. ст. 151, 1069, 1070 и 1071 ГК РФ) об ответственности государства за вред, причиненный незаконными действиями (бездействием) государственных органов, должностных лиц, иных публичных образований. То же закреплено и в ч. 4 ст. 1 Федерального закона «О компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок», предусматривающей, что присуждение компенсации на основании данного Федерального закона не препятствует возмещению вреда в соответствии со ст. ст. 1069 и 1070 ГК РФ. Пленум Верховного Суда Российской Федерации и Пленум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации в п. 2 Постановления от 23 декабря 2010 г. N 30/64 «О некоторых вопросах, возникших при рассмотрении дел о присуждении компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок» разъяснили, кроме того, что отсутствие права на присуждение указанной компенсации не лишает заинтересованное лицо права обратиться в суд с иском о возмещении вреда в соответствии со ст. ст. 1069 и 1070 ГК РФ, а также о компенсации морального вреда на основании ст. 151 данного Кодекса. Таким образом, установление ответственности государства за неисполнение в разумный срок предполагающих обращение взыскания на средства бюджетов бюджетной системы Российской Федерации судебных актов, которые в силу положений гл. 24.1 БК РФ исполняются государством, по существу, в добровольном порядке, не означает введения ограничений прав на судебную защиту и на компенсацию причиненного вреда при виновном неисполнении в принудительном порядке всех иных судебных актов, в том числе вынесенных против публично-правовых образований, а потому оспариваемое положение ч. 1 статьи 1 Федерального закона «О компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок» не может рассматриваться как нарушающее конституционные права взыскателей. Таким образом, военнослужащий, проходящий военную службу в бюджетном учреждении, которому предоставляются субсидии из федерального бюджета, при неисполнении судебного акта в разумный срок вправе обратиться в суд с иском о возмещении вреда в соответствии со ст. ст. 1069 и 1070 ГК РФ, а также о компенсации морального вреда на основании ст. 151 данного Кодекса.

——————————————————————

Название документа

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *