Лица, уволенные с военной службы, — инвалиды вследствие военной травмы, полученной при исполнении ими обязанностей военной службы, имеют право на адекватное возмещение вреда здоровью, сопоставимое по своему объему с денежным содержанием, которое военнослужащий имел на момент увольнения с военной службы

(Ефремов А. В.) («Право в Вооруженных Силах», 2011, N 10) Текст документа

ЛИЦА, УВОЛЕННЫЕ С ВОЕННОЙ СЛУЖБЫ, — ИНВАЛИДЫ ВСЛЕДСТВИЕ ВОЕННОЙ ТРАВМЫ, ПОЛУЧЕННОЙ ПРИ ИСПОЛНЕНИИ ИМИ ОБЯЗАННОСТЕЙ ВОЕННОЙ СЛУЖБЫ, ИМЕЮТ ПРАВО НА АДЕКВАТНОЕ ВОЗМЕЩЕНИЕ ВРЕДА ЗДОРОВЬЮ, СОПОСТАВИМОЕ ПО СВОЕМУ ОБЪЕМУ С ДЕНЕЖНЫМ СОДЕРЖАНИЕМ, КОТОРОЕ ВОЕННОСЛУЖАЩИЙ ИМЕЛ НА МОМЕНТ УВОЛЬНЕНИЯ С ВОЕННОЙ СЛУЖБЫ

А. В. ЕФРЕМОВ

Ефремов А. В, начальник юридического отделения военного комиссариата Чувашской Республики.

В статье рассмотрен вопрос о праве лиц, уволенных с военной службы, — инвалидов вследствие военной травмы, полученной при исполнении ими обязанностей военной службы, на адекватную ежемесячную денежную выплату на возмещение имущественного вреда, который обусловливает проблемы правоприменительной практики.

Ключевые слова: военная служба, призыв, контракт, возмещение вреда, военная травма, военнослужащий, инвалидность, увечье, пенсии, выплаты, увольнение с военной службы.

The Constitutional Court of the Russian Federation said that those dismissed from military service — disabled due to military injuries received in the performance of military duties quite applicable rules of the Civil Code — the rules of Chapter 59 of the Civil Code for damages, even if found guilty of the causer, and accordingly is not set himself tortfeasor. A. V. Efremov

In the article the question of the right of persons discharged from military service — disabled due to war injury sustained in the performance of military duties on a monthly cash payment of adequate compensation for property damage, which causes problems of enforcement.

Key words: military service, call, contract, indemnity, war trauma, military, disability, injury, retirement, pay and dismissal from military service.

17 мая 2011 г. Конституционный Суд Российской Федерации принял итоговое решение по результатам рассмотрения соответствия Конституции Российской Федерации положений п. 1 и абз. 1 и 2 п. 3 ст. 18 Федерального закона от 27 мая 1998 г. N 76-ФЗ «О статусе военнослужащих» и ст. 5 Федерального закона «Об обязательном государственном страховании жизни и здоровья военнослужащих, граждан, призванных на военные сборы, лиц рядового и начальствующего состава органов внутренних дел Российской Федерации, Государственной противопожарной службы, органов по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, сотрудников учреждений и органов уголовно-исполнительной системы» и ст. 1084 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — ГК РФ) <1>. ——————————— <1> Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 17 мая 2011 г. N 8-П. «По делу о проверке конституционности ряда положений статьи 18 Федерального закона «О статусе военнослужащих», статьи 5 Федерального закона «Об обязательном государственном страховании жизни и здоровья военнослужащих, граждан, призванных на военные сборы, лиц рядового и начальствующего состава органов внутренних дел Российской Федерации, Государственной противопожарной службы, органов по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, сотрудников учреждений и органов уголовно-исполнительной системы» и статьи 1084 Гражданского кодекса Российской Федерации в связи с жалобами граждан А. П. Кузьменко и А. В. Орлова и запросом Избербашского городского суда Республики Дагестан».

Конституционность указанных законоположений была оспорена Избербашским городским судом Республики Дагестан, в производстве которого находится гражданское дело по иску к Министерству обороны Российской Федерации о возмещении вреда, причиненного здоровью при исполнении обязанностей военной службы. Истец — гражданин М. Г. Магомедов, бывший военнослужащий Министерства обороны Российской Федерации, проходивший военную службу по контракту и получивший в 1995 г. ранение в боевых условиях, потребовал взыскать с ответчика ежемесячные денежные выплаты, которые причитаются ему как бывшему военнослужащему, получившему ранение при исполнении им обязанностей военной службы, с последующей их индексацией, а также компенсацию морального вреда. Решением от 22 июня 2010 г. Избербашский городской суд Республики Дагестан, применив по аналогии Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 15 июля 2009 г. N 13-П к спорным правоотношениям, присудил к взысканию с ответчика единовременной денежной компенсации и ежемесячных денежных выплат. Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда Республики Дагестан кассационным Определением от 8 сентября 2010 г. данное решение отменила и направила дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции, указав на то, что применение по аналогии судебного постановления, в том числе Постановления Конституционного Суда Российской Федерации, гражданским и гражданским процессуальным законодательством не предусмотрено. При новом рассмотрении дела Избербашский городской суд Республики Дагестан пришел к выводу, что положения п. 1 ст. 18 Федерального закона «О статусе военнослужащих» и ст. ст. 1064, 1084 ГК РФ в их взаимосвязи, позволяющие отказывать в выплате ежемесячной денежной компенсации военнослужащим, проходившим военную службу по контракту, здоровью которых был причинен вред вследствие увечья (ранения, травмы, контузии) при исполнении ими обязанностей военной службы, в счет возмещения заработка (денежного довольствия), утраченного в связи с невозможностью дальнейшего прохождения службы, при отсутствии виновных действий со стороны государственных органов и их должностных лиц, не соответствуют ст. 7 (ч. 2), ст. 19 (ч. ч. 1 и 2) и ст. 39 (ч. 1) Конституции Российской Федерации, и, приостановив производство по делу, направил запрос в Конституционный Суд Российской Федерации. Как утверждается в запросе, оспариваемые законоположения нарушают конституционные принципы социального государства, ставят такую категорию граждан, как инвалиды — бывшие военнослужащие, в худшее положение по сравнению с другими гражданами и, следовательно, нарушается право на социальное обеспечение со стороны государства в случае причинения военнослужащим вреда вследствие увечья (ранения, травмы, контузии) при исполнении ими обязанностей военной службы в счет возмещения заработка (денежного довольствия), утраченного в связи с невозможностью дальнейшего прохождения военной службы, гарантируемое Конституцией Российской Федерации на основе принципов социального государства и равенства всех перед законом и судом. Также поводом к рассмотрению дела в Конституционном Суде Российской Федерации явились жалобы граждан А. П. Кузьменко и А. В. Орлова, бывших военнослужащих, являющихся инвалидами вследствие военной травмы, в которых они оспаривают конституционность нормативного регулирования, связанного с возмещением вреда, причиненного здоровью военнослужащих, ставших инвалидами вследствие травмы, полученной при исполнении обязанностей военной службы. Гражданин А. П. Кузьменко в 1987 г. был уволен с военной службы в отставку по болезни (п. «б» ст. 60 Положения о прохождении воинской службы офицерским составом Вооруженных Сил СССР, утвержденного Постановлением Совета Министров СССР от 18 марта 1985 г. N 240) и признан инвалидом III группы вследствие военной травмы, полученной им в 1981 г. во время командировки в Демократическую Республику Афганистан в качестве военнослужащего внутренних войск МВД СССР. Главным управлением внутренних дел Ростовской области ему назначена и выплачивается пенсия по инвалидности. Решением Ворошиловского районного суда города Ростова-на-Дону от 22 апреля 2008 г., оставленным без изменения определением судебной коллегии по гражданским делам Ростовского областного суда от 26 мая 2008 г., А. П. Кузьменко было отказано в удовлетворении исковых требований к Министерству внутренних дел Российской Федерации и Управлению Северо-Кавказского регионального командования внутренних войск Министерства внутренних дел Российской Федерации о возмещении вреда, причиненного здоровью в период прохождения военной службы. Постановлением президиума Ростовского областного суда от 13 ноября 2008 г. решение суда кассационной инстанции было отменено и дело направлено на новое кассационное рассмотрение. Определением от 15 декабря 2008 г. судебная коллегия по гражданским делам Ростовского областного суда вновь оставила решение суда первой инстанции без изменения, указав, что сведения об установлении вины ответчиков в причинении вреда здоровью истца в материалах дела отсутствуют, а факт причинения вреда его здоровью в период прохождения военной службы, равно как и последующее признание его инвалидом не могут повлечь наступление ответственности ответчиков перед истцом без вины. Гражданин А. В. Орлов, получивший в 1983 г. при выполнении практических стрельб огнестрельное ранение в голову, в 2003 г. был признан не годным к военной службе вследствие повреждения здоровья, полученного при исполнении обязанностей военной службы, в 2004 г. уволен с военной службы в отставку и признан инвалидом II группы вследствие военной травмы. Военным комиссариатом Ростовской области ему назначена и выплачивается пенсия по инвалидности по линии Министерства обороны Российской Федерации. Октябрьский районный суд города Ростова-на-Дону решением от 16 сентября 2005 г. удовлетворил исковые требования А. В. Орлова к Министерству обороны Российской Федерации и военному комиссариату Ростовской области о возмещении вреда, причиненного здоровью, в виде ежемесячных выплат. Постановлением президиума Ростовского областного суда от 2 ноября 2006 г. данное решение было отменено и дело направлено на новое рассмотрение в тот же суд в ином составе судей. Отказывая А. В. Орлову в удовлетворении очередного иска к Министерству обороны Российской Федерации в лице военного комиссариата Ростовской области о возмещении вреда, причиненного здоровью, Октябрьский районный суд города Ростова-на-Дону в решении от 20 мая 2008 г., оставленном без изменения определением судебной коллегии по гражданским делам Ростовского областного суда от 3 июля 2008 г., исходил из того, что сам по себе факт получения военнослужащим травмы в период прохождения военной службы порождает для него право на возмещение вреда в виде повышенной пенсии и единовременных выплат, предусмотренных ст. 18 Федерального закона «О статусе военнослужащих», требовать же возмещения вреда в виде ежемесячных выплат по правилам гл. 59 ГК РФ он может лишь при условии, что именно ответчики являются причинителями вреда. А. П. Кузьменко оспаривает конституционность ст. ст. 1064 и 1084 — 1094 ГК РФ, ст. 18 Федерального закона от 27 мая 1998 г. N 76-ФЗ «О статусе военнослужащих» и ст. 5 Федерального закона от 28 марта 1998 г. N 52-ФЗ «Об обязательном государственном страховании жизни и здоровья военнослужащих, граждан, призванных на военные сборы, лиц рядового и начальствующего состава органов внутренних дел Российской Федерации, Государственной противопожарной службы, органов по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, сотрудников учреждений и органов уголовно-исполнительной системы». Хотя на момент увольнения А. П. Кузьменко с военной службы возмещение вреда, причиненного жизни или здоровью военнослужащего в связи с исполнением им обязанностей военной службы, осуществлялось на основании ныне утративших силу нормативных правовых актов СССР, на него как на относящегося к уволенным с военной службы в Вооруженных Силах, внутренних войсках и других воинских формированиях Союза ССР, в силу п. 5 ст. 2 Федерального закона «О статусе военнослужащих», распространяются социальные гарантии и компенсации, которые предусмотрены данным Федеральным законом, а также иными федеральными конституционными законами и федеральными законами, а следовательно, он может быть признан надлежащим заявителем по настоящему делу. А. В. Орлов, помимо ст. 18 Федерального закона «О статусе военнослужащих», п. п. 1 и 2 ст. 1064 и ст. 1084 ГК РФ, оспаривает конституционность ст. 2 Федерального закона от 15 декабря 2001 г. N 166-ФЗ «О государственном пенсионном обеспечении в Российской Федерации». По мнению заявителей, указанные законоположения — в той мере, в какой по смыслу, придаваемому им правоприменительной (судебной) практикой, эти законоположения позволяют необоснованно отказывать в выплате ежемесячной денежной компенсации военнослужащим в возмещение вреда, причиненного увечьем или иным повреждением здоровья в связи с выполнением ими обязанностей военной службы, исключающим для них возможность дальнейшего прохождения службы, ставя их тем самым в неравное положение с гражданами, работающими по трудовому договору, — нарушают конституционные гарантии обеспечения государственной поддержки инвалидов — бывших военнослужащих, а также право на государственную, в том числе судебную, защиту прав и свобод человека и гражданина, а потому не соответствуют ст. ст. 7, 19 (ч. ч. 1 и 2), ст. 39 (ч. 1), ст. 45 (ч. 1), ст. 46 (ч. 1) и ст. 55 (ч. ч. 2 и 3) Конституции Российской Федерации. Так как жалобы данных граждан и запрос суда касаются одного и того же предмета, Конституционный Суд Российской Федерации, руководствуясь ст. 48 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», соединил дела по этим обращениям в одном производстве. В п. 1.3 рассматриваемого Постановления Конституционный Суд Российской Федерации указал на то, что допустимыми в соответствии с названным Федеральным конституционным законом данные обращения признаются в части, касающейся проверки конституционности положений ст. 18 Федерального закона «О статусе военнослужащих», закрепляющих требование обязательного государственного личного страхования военнослужащих за счет средств федерального бюджета, основания, условия и порядок которого устанавливаются федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации (п. 1), и определяющих размер единовременного пособия, выплачиваемого военнослужащим, проходящим военную службу по контракту, при досрочном увольнении с военной службы в связи с признанием их не годными к военной службе вследствие увечья (ранения, травмы, контузии) либо заболевания, полученных ими при исполнении обязанностей военной службы (абз. 1 и 2 п. 3), ст. 5 Федерального закона «Об обязательном государственном страховании жизни и здоровья военнослужащих, граждан, призванных на военные сборы, лиц рядового и начальствующего состава органов внутренних дел Российской Федерации, Государственной противопожарной службы, органов по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, сотрудников учреждений и органов уголовно-исполнительной системы», предусматривающей порядок определения размеров страховых сумм по обязательному государственному страхованию военнослужащих в зависимости от различных страховых случаев, и ст. 1084 ГК РФ, устанавливающей правила возмещения вреда, причиненного жизни или здоровью граждан при исполнении обязанностей военной службы. Именно эти законоположения в их взаимосвязи, как служащие основанием для определения объема возмещения вреда, причиненного здоровью военнослужащих, ставших инвалидами вследствие увечья (ранения, травмы, контузии), полученного при исполнении обязанностей военной службы, при отсутствии виновных противоправных действий государственных органов и их должностных лиц, и являлись предметом рассмотрения Конституционного Суда Российской Федерации. В п. 2 рассматриваемого Постановления Конституционный Суд Российской Федерации указал, что в Российской Федерации в соответствии с Конституцией охраняются труд и здоровье людей, обеспечивается государственная поддержка инвалидов, устанавливаются государственные пенсии, пособия и иные гарантии социальной защиты (ст. 7, ч. 2), гарантируется равенство прав и свобод человека и гражданина (ст. 19, ч. 2), достоинство личности охраняется государством (ст. 21, ч. 1), каждому гарантируются социальное обеспечение в случае болезни, инвалидности и в иных случаях, установленных законом (ст. 39, ч. 1), а также право на охрану здоровья и медицинскую помощь (ст. 41, ч. 1). Приведенные положения Конституции Российской Федерации обязывают государство разработать, используя для этого все необходимые средства — как частноправовые (добровольное страхование, возмещение вреда), так и публично-правовые (государственное страхование, социальное обеспечение и др.), эффективный организационно-правовой механизм возмещения вреда, причиненного жизни или здоровью гражданина в связи с исполнением им служебных обязанностей, включая обязанности военной службы, которую граждане Российской Федерации несут в соответствии с федеральным законом (ст. 59, ч. 2, Конституции Российской Федерации). В настоящее время максимальная компенсация последствий изменения материального и социального статуса такой категории граждан, как бывшие военнослужащие, являющиеся инвалидами вследствие военной травмы, полученной в боевой обстановке при исполнении ими обязанностей военной службы, и обеспечение соразмерного получавшемуся денежному довольствию уровня возмещения вреда достигаются использованием особых публично-правовых способов возмещения вреда: обязательным государственным страхованием жизни и здоровья военнослужащих, специальным пенсионным обеспечением и системой мер социальной защиты. В случае установления застрахованному лицу инвалидности в период прохождения военной службы либо до истечения одного года после увольнения с военной службы вследствие увечья (ранения, травмы, контузии) или заболевания, полученных в период прохождения военной службы, предусматривается выплата страховых сумм в зависимости от установленной группы инвалидности (75, 50 и 25 окладов месячного денежного содержания соответственно) и их корректировка в случае изменения группы инвалидности при переосвидетельствовании в федеральном учреждении медико-социальной экспертизы, а также законом предусмотрена выплата 10 окладов застрахованному лицу, получившему в период прохождения военной службы тяжелое увечье (ранение, травму, контузию), и 5 окладов — получившему легкое увечье (ранение, травму, контузию). Получение военнослужащими, проходящими военную службу по контракту, страховых сумм по обязательному государственному страхованию при досрочном увольнении с военной службы в связи с признанием их негодными к военной службе вследствие увечья (ранения, травмы, контузии) не препятствует предоставлению им других денежных выплат и иных видов компенсаций, имеющих целью возмещение вреда здоровью, в частности единовременного пособия в размере 60 окладов денежного содержания, установленных на день выплаты пособия. Данная выплата, предусмотренная п. 3 ст. 18 Федерального закона «О статусе военнослужащих», представляет собой, как указал Конституционный Суд Российской Федерации в Постановлении от 20 октября 2010 г. N 18-П, дополнительную социальную гарантию, установленную специальным законом для соответствующей категории граждан, в отношении которых государство берет на себя компенсацию причиненного вреда как орган, действующий в публичных интересах. Единовременные выплаты, предусмотренные названными Федеральными законами, предоставляются военнослужащим независимо от пенсии по инвалидности, назначаемой и выплачиваемой на основании Закона Российской Федерации от 12 февраля 1993 г. N 4468-1 «О пенсионном обеспечении лиц, проходивших военную службу, службу в органах внутренних дел, Государственной противопожарной службе, органах по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы, и их семей». Поскольку пенсия по государственному пенсионному обеспечению определяется в ст. 2 Федерального закона «О государственном пенсионном обеспечении в Российской Федерации» как ежемесячная денежная выплата, предоставляемая гражданам, в частности, в целях компенсации утраченного заработка (дохода), пенсия по инвалидности соответственно имеет целью текущее (постоянное) жизнеобеспечение нетрудоспособных военнослужащих, ставших инвалидами, и призвана восполнить утраченный ими в связи с невозможностью дальнейшего прохождения службы заработок (денежное содержание). Федеральный закон «О статусе военнослужащих» сохраняет за такими военнослужащими ряд иных мер социальной защиты, в том числе оказание медицинской помощи, санаторно-курортное лечение, проезд к месту этого лечения и обратно, а Указом Президента Российской Федерации от 1 августа 2005 г. N 887 «О мерах по улучшению материального положения инвалидов вследствие военной травмы» с 1 сентября 2005 г. для граждан Российской Федерации, признанных в установленном порядке инвалидами вследствие военной травмы, введено дополнительно к пенсиям и другим выплатам ежемесячное материальное обеспечение в размере 1000 руб. Кроме того, на военнослужащих, ставших инвалидами вследствие ранения, контузии или увечья, полученных при исполнении обязанностей военной службы, распространяются меры социальной поддержки, предусмотренные ст. 14 Федерального закона от 12 января 1995 г. N 5-ФЗ «О ветеранах» для инвалидов боевых действий: они приобретают право на льготы по медицинскому обслуживанию, предоставлению и использованию отпусков, зачислению в образовательные учреждения профессионального образования и стипендиальному обеспечению, а также на внеочередную установку квартирного телефона и внеочередной прием в дома-интернаты для престарелых и инвалидов, центры социального обслуживания, на обслуживание отделениями социальной помощи на дому (п. п. 1 и 3). Таким образом, в системе действующего правового регулирования создан специальный публично-правовой механизм возмещения вреда, причиненного здоровью военнослужащих, ставших инвалидами вследствие военной травмы, предназначение которого — восполнение понесенных ими материальных потерь в связи с невозможностью дальнейшего прохождения военной службы вследствие полученного увечья (ранения, травмы, контузии) или иного повреждения здоровья в связи с выполнением обязанностей военной службы. Положения п. 1 и абз. 1 и 2 п. 3 ст. 18 Федерального закона «О статусе военнослужащих» являются элементами данного публично-правового механизма и как таковые не предполагают, что возмещение вреда, причиненного здоровью указанных военнослужащих, может сводиться только к выплате страховых сумм и единовременного пособия. В п. 5 рассматриваемого Постановления Конституционный Суд Российской Федерации указал, что применительно к возмещению вреда военнослужащим, которые получили увечье (ранение, травму, контузию) в условиях боевых действий при исполнении обязанностей военной службы и впоследствии стали инвалидами, в случаях, когда непосредственный причинитель вреда не установлен, отсутствие в правовом регулировании надлежащего правового механизма возмещения вреда указанным гражданам, сопоставимого по объему и характеру с существующими и применяемыми в отношении тех граждан, вред которым подлежит возмещению как по правилам, предусмотренным гл. 59 ГК РФ, так и в соответствии со специальным законом, в частности для граждан, подвергшихся радиации вследствие техногенных катастроф, для участников групп особого риска, означает, что законодатель не достиг цели, которая преследуется при охране такого блага, как здоровье человека <2>. При этом Конституционный Суд Российской Федерации ранее также указывал, что военная служба представляет собой особый вид государственной службы, непосредственно связанной с обеспечением обороны страны и безопасности государства и, следовательно, осуществляемой в публичных интересах; лица, несущие военную службу, выполняют конституционно значимые функции, чем обусловливается их правовой статус, а также содержание и характер обязанностей государства по отношению к ним. Соответственно, военнослужащий принимает на себя бремя неукоснительно, в режиме жесткой военной дисциплины, исполнять обязанности военной службы, которые предполагают необходимость осуществления поставленных задач в любых условиях, в том числе сопряженных со значительным риском для жизни и здоровья, а государство гарантирует адекватное возмещение вреда, причиненного жизни или здоровью военнослужащего в связи с исполнением им обязанностей военной службы <3>. ——————————— <2> Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 11 июля 2006 г. N 276-О. <3> Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 26 декабря 2002 г. N 17-П.

В рассматриваемом Постановлении Конституционный Суд Российской Федерации пришел к выводу о том, что для возмещения ущерба в полном объеме, сопоставимого с объемом доходов военнослужащих, которые они имели до причинения ущерба, этого недостаточно. Так как эти денежные выплаты, включая в себя: выплату пенсии по инвалидности, выплату в рамках системы социальной защиты, единовременного пособия и выплаты по обязательному государственному страхованию, восполняют утраченный заработок (денежное довольствие) временно, тогда как полная или частичная утрата военнослужащим трудоспособности носит долговременный или пожизненный характер. Таким образом, права военнослужащих нарушены, а нормы, установленные федеральным законодателем, не соответствуют Конституции Российской Федерации, так как не компенсируют в надлежащем объеме материальные потери, связанные с невозможностью продолжения военной службы, т. е. государство непосредственно не гарантирует адекватное возмещение утраченного заработка (денежного довольствия) в случае вреда, причиненного жизни или здоровью военнослужащего в связи с исполнением им обязанностей военной службы. Автор настоящий статьи не полностью согласен с мнением авторов статьи «Рана без срока давности» <4>, в которой было сказано буквально следующее: «Поэтому судьи Конституционного Суда Российской Федерации рекомендуют законодателю в шестимесячный срок внести изменения, чтобы заявители могли получить адекватные суммы, сопоставимые с денежным содержанием на момент увольнения». По мнению автора настоящей статьи, слова «рекомендуют» совершенно здесь не уместны, так как Конституционный Суд Российской Федерации обязывает федерального законодателя надлежащим образом с учетом правовых позиций, изложенных в рассматриваемом Постановлении, направленных на совершенствование публично-правового механизма возмещения вреда здоровью военнослужащих, ставших инвалидами вследствие увечья (ранения, травмы, контузии), полученного при исполнении обязанностей военной службы, внести в действующее законодательство соответствующие изменения не позднее чем в шестимесячный срок. Ведь совершенно понятны различия между словами «рекомендуют» и «обязывают», так как слово «рекомендуют» ни к чему не обязывает федерального законодателя. ——————————— <4> Закатнова А., Безрукова Л. Рана без срока давности // Рос. газ. 2011. 18 мая.

Поэтому уж позвольте не согласиться с данными словами авторов статьи «Рана без срока давности»; слова «рекомендуют законодателю в шестимесячный срок внести изменения…» не предполагают обязательного внесения изменений федеральным законодателем, а вот слова «федеральному законодателю надлежит… не позднее чем в шестимесячный срок внести в действующее правовое регулирование изменения…» предписывают императивную (обязательную) форму внесения изменений федеральным законодателем. Подводя итоги, необходимо указать на то, что в жизни многих инвалидов боевых действий — бывших военнослужащих произошли значительные изменения, так как совершенно правильно в рассматриваемом Постановлении Конституционный Суд Российской Федерации указал, что все военнослужащие имеют равную с другими гражданами возможность использования гражданско-правовых механизмов возмещения вреда с соблюдением принципов и условий такого возмещения. Из приведенной правовой позиции следует, что к категории граждан, рассматриваемой в настоящей статье, вполне применимы нормы ГК РФ — нормы гл. 59 ГК РФ о возмещении ущерба, даже если не установлена вина причинителя и, соответственно, не установлен сам причинитель вреда, так как в боевых действиях установить его не представляется возможным, тем более в правоприменительной судебной практике. Исходя из вышеизложенных правовых позиций Постановления Конституционного Суда, возмещение вреда бывшим военнослужащим — инвалидам вследствие военной травмы будет установлено по аналогии с гражданами, пострадавшими вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС, в настоящее время зависящее от установления группы инвалидности. Представляется, что федеральному законодателю при разработке законопроекта следует учесть следующее: денежное довольствие военнослужащего, проходящего военную службу по призыву, ничтожно мало, в разы меньше денежного довольствия военнослужащего, проходящего военную службу по контракту. Данный факт может привести к социальному неравенству военнослужащих, получивших инвалидность вследствие военной травмы при исполнении обязанностей военной службы, оказавшихся в аналогичной ситуации, но имеющих иное денежное довольствие. Следовательно, законодателю необходимо будет установить единый порядок возмещения такого вреда и выплачивать инвалиду вследствие военной травмы — бывшему военнослужащему, проходившему военную службу по призыву, ежемесячную денежную компенсацию, размер которой будет аналогичным размеру денежной компенсации, устанавливаемой бывшему военнослужащему, проходившему военную службу по контракту на аналогичной (равной) воинской должности. Можно предположить, что федеральный законодатель в первую очередь должен будет внести изменения в ст. 22 Закона Российской Федерации «О пенсионном обеспечении лиц, проходивших военную службу…», увеличив при этом размеры пенсий по инвалидности вследствие военной травмы для всех групп. Предлагается ст. 22 изложить в следующей редакции: «Пенсия по инвалидности лицам, указанным в статье 1 настоящего Закона, устанавливается в следующих размерах: а) инвалидам вследствие военной травмы I и II групп — 100 процентов, III группы — 85 процентов соответствующих сумм денежного довольствия, предусмотренного статьей 43 настоящего Закона». Таким образом, повысить размер пенсии: для инвалидов вследствие военной травмы I и II групп — до 100%, а для инвалидов вследствие военной травмы III группы — до 85%. Сегодня размеры пенсии составляют 85 и 50% соответствующих сумм денежного довольствия, предусмотренного ст. 43 названного Закона. Помимо увеличения размера пенсии по инвалидности, что особенно актуально для военнослужащих, уволенных с военной службы до приобретения права на пенсию за выслугу лет, представляется необходимым законодательно установить механизм выплаты ежемесячной компенсации, которая с учетом назначенной пенсии должна быть адекватна денежному содержанию, которое получало бы лицо, уволенное с военной службы вследствие военной травмы, при прохождении им военной службы. Наиболее трудным при этом представляется определение понятия адекватности. По мнению автора, в качестве адекватной общей суммы, получаемой инвалидом вс ледствие военной травмы (пенсия плюс ежемесячная выплата), мог бы рассматриваться размер денежного содержания, получаемого военнослужащим соответствующей категории, находящимся в распоряжении командира (начальника), в который не включаются дополнительные выплаты, связанные со спецификой исполнения должностных обязанностей. Также автором предлагается увеличить инвалидам вследствие военной травмы, получающим пенсию за выслугу лет, размеры сумм, доплачиваемых к пенсии в соответствии со ст. 16 Закона Российской Федерации «О пенсионном обеспечении лиц, проходивших военную службу…».

——————————————————————

Название документа

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *