Возмещение вреда здоровью военнослужащим, ставшим инвалидами вследствие увечья, полученного при исполнении обязанностей военной службы, должно быть адекватным на весь период утраты ими трудоспособности (комментарий к Постановлению Конституционного Суда Российской Федерации от 17 мая 2011 года N 8-П)

(Холод Г. Г.) («Право в Вооруженных Силах», 2011, N 12) Текст документа

ВОЗМЕЩЕНИЕ ВРЕДА ЗДОРОВЬЮ ВОЕННОСЛУЖАЩИМ, СТАВШИМ ИНВАЛИДАМИ ВСЛЕДСТВИЕ УВЕЧЬЯ, ПОЛУЧЕННОГО ПРИ ИСПОЛНЕНИИ ОБЯЗАННОСТЕЙ ВОЕННОЙ СЛУЖБЫ, ДОЛЖНО БЫТЬ АДЕКВАТНЫМ НА ВЕСЬ ПЕРИОД УТРАТЫ ИМИ ТРУДОСПОСОБНОСТИ (КОММЕНТАРИЙ К ПОСТАНОВЛЕНИЮ КОНСТИТУЦИОННОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ОТ 17 МАЯ 2011 ГОДА N 8-П)

Г. Г. ХОЛОД

Г. Г. Холод, подполковник юстиции, соискатель Военного университета.

Проводится анализ основных положений Постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 17 мая 2011 г. N 8-П, которым предусмотрено совершенствование механизма возмещения вреда здоровью военнослужащих, ставших инвалидами вследствие увечья (ранения, травмы, контузии), полученного при исполнении обязанностей военной службы.

Ключевые слова: возмещения вреда здоровью военнослужащих, обязательное государственное личное страхование жизни и здоровья; единовременная выплата, пенсия по инвалидности, меры социальной защиты.

Compensation for damage to health personnel who have become disabled due to injury… G. G. Holod

In article the analysis of substantive provisions of the Decision of the Constitutional Court of the Russian Federation from May, 17th, 2011 N 8-П by which perfection publicly-legal mechanism compensation of harm to health of the military men who have become by invalids owing to a mutilation (wound, a trauma, a contusion), received is provided at discharge of duties of military service is carried out.

Key words: compensation of harm to health of the military men; obligatory state personal life insurance and health; single payment, the disability pension, measures of social protection.

17 мая 2011 г. Конституционный Суд Российской Федерации признал не соответствующими Конституции России п. 1 и абз. 1 и 2 п. 3 ст. 18 Федерального закона от 27 мая 1998 г. N 76-ФЗ «О статусе военнослужащих» и ст. 5 Федерального закона от 28 марта 1998 г. N 52-ФЗ «Об обязательном государственном страховании жизни и здоровья военнослужащих, граждан, призванных на военные сборы, лиц рядового и начальствующего состава органов внутренних дел Российской Федерации, Государственной противопожарной службы, органов по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, сотрудников учреждений и органов уголовно-исполнительной системы» в той мере, в какой этими законоположениями в системе действующего правового регулирования допускается возмещение вреда, причиненного здоровью военнослужащих, проходящих военную службу по контракту, при досрочном увольнении в связи с признанием негодными к военной службе вследствие увечья (ранения, травмы, контузии), полученного ими при исполнении обязанностей военной службы, при отсутствии виновных противоправных действий государственных органов или их должностных лиц в объеме, не обеспечивающем достаточный уровень восполнения материальных потерь, связанных с невозможностью дальнейшего прохождения военной службы, и предписал федеральному законодателю не позднее чем в шестимесячный срок внести в действующее правовое регулирование изменения, направленные на совершенствование публично-правового механизма возмещения вреда здоровью военнослужащих, ставших инвалидами вследствие увечья (ранения, травмы, контузии), полученного при исполнении обязанностей военной службы, с тем чтобы в течение всего периода утраты трудоспособности им гарантировалось адекватное возмещение вреда, сопоставимое по своему объему с денежным содержанием, которое они имели на момент увольнения с военной службы <1>. ——————————— <1> Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 17 мая 2011 г. N 8-П «По делу о проверке конституционности ряда положений статьи 18 Федерального закона «О статусе военнослужащих», статьи 5 Федерального закона «Об обязательном государственном страховании жизни и здоровья военнослужащих, граждан, призванных на военные сборы, лиц рядового и начальствующего состава органов внутренних дел Российской Федерации, Государственной противопожарной службы, органов по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, сотрудников учреждений и органов уголовно-исполнительной системы» и статьи 1084 Гражданского кодекса Российской Федерации в связи с жалобами граждан А. П. Кузьменко и А. В. Орлова и запросом Избербашского городского суда Республики Дагестан».

Поводом к рассмотрению дела послужили жалобы А. П. Кузьменко и А. В. Орлова — бывших военнослужащих, являющихся инвалидами вследствие военной травмы, а также запрос Избербашского городского суда Республики Дагестан, в производстве которого находится гражданское дело по иску гражданина М. Г. Магомедова, также являющегося инвалидом вследствие военной травмы. Предыстория рассматриваемого дела. Гражданин А. П. Кузьменко во время командировки в Афганистан в 1981 г. получил ранение. Вследствие полученной травмы в 1987 г. он был признан инвалидом III группы, а позднее инвалидом II группы. В 2005 г. он направил в суд иск к МВД России и Управлению Северо-Кавказского регионального командования внутренних войск МВД России о возмещении вреда, причиненного его здоровью. А. В. Орлов, проходя военную службу, при выполнении практических стрельб был ранен в голову, из-за чего в 2004 г. его признали инвалидом II группы, в связи с чем он был досрочно уволен с военной службы. В 2005 г. он обратился в суд с иском к Минобороны России и военному комиссариату Ростовской области о возмещении вреда, причиненного его здоровью, в форме ежемесячных компенсационных платежей. Судебная коллегия по гражданским делам Ростовского областного суда обоим бывшим военнослужащим в удовлетворении их исковых требований отказала, указав в кассационных постановлениях на отсутствие сведений об установлении вины ответчиков в причинении вреда здоровью истцов. Кроме того, в судебный орган конституционного контроля России обратился с соответствующим запросом судья Избербашского городского федерального суда Республики Дагестан М. М. Муртазалиев, в производстве которого находится аналогичный иск бывшего военнослужащего — инвалида вследствие военной травмы. В своих обращениях в Конституционный Суд А. П. Кузьменко оспаривал конституционность ст. ст. 1064 и 1084 — 1094 ГК РФ, ст. 18 Федерального закона «О статусе военнослужащих» и ст. 5 Федерального закона «Об обязательном государственном страховании жизни и здоровья военнослужащих…», а А. В. Орлов, помимо ст. 18 Федерального закона «О статусе военнослужащих», п. п. 1 и 2 ст. 1064 и ст. 1084 ГК РФ обжаловал еще и ст. 2 Федерального закона от 15 декабря 2001 г. N 166-ФЗ «О государственном пенсионном обеспечении в Российской Федерации». В свою очередь, судья Избербашского городского суда Республики Дагестан М. М. Муртазалиев просил Конституционный Суд признать неконституционными подлежащие применению при разрешении рассматриваемого им дела ст. ст. 1064 и 1084 ГК РФ во взаимосвязи с п. 1 ст. 18 Федерального закона «О статусе военнослужащих» в той мере, в какой они позволяют отказывать в выплате ежемесячной денежной компенсации военнослужащим, проходившим военную службу по контракту, здоровью которых был причинен вред вследствие увечья (ранения, травмы, контузии) при исполнении обязанностей военной службы, в счет возмещения заработка (денежного довольствия), утраченного в связи с невозможностью дальнейшего прохождения службы, при отсутствии виновных действий со стороны государственных органов и их должностных лиц, как нарушающие конституционные принципы социального государства, равенства всех перед законом и судом и обеспечения государственной поддержки инвалидов — бывших военнослужащих. Из всего перечня норм, заявленных истцами к проверке их конституционности, Конституционный Суд признал допустимыми и являющимися предметом рассмотрения по данному делу п. 1 и абз. 1 и 2 п. 3 ст. 18 Федерального закона «О статусе военнослужащих», ст. 5 Федерального закона «Об обязательном государственном страховании жизни и здоровья военнослужащих…» и ст. 1084 ГК РФ, так как только эти законоположения в их взаимосвязи служат основанием для определения объема возмещения вреда, причиненного здоровью военнослужащих, ставших инвалидами вследствие увечья (ранения, травмы, контузии), полученного при исполнении обязанностей военной службы, при отсутствии виновных противоправных действий государственных органов и их должностных лиц. Как указал Конституционный Суд в п. 2 рассматриваемого Постановления, разработка эффективного организационно-правового механизма возмещения вреда, причиненного жизни или здоровью гражданина в связи с исполнением им служебных обязанностей, включая обязанности военной службы, с использованием всех необходимых для этого средств — как частноправовых (добровольное страхование, возмещение вреда), так и публично-правовых (государственное страхование, социальное обеспечение и др.) — является обязанностью государства. Военнослужащим, принимающим на себя бремя неукоснительно, в режиме жесткой военной дисциплины исполнять обязанности военной службы, которые предполагают необходимость осуществления поставленных задач в любых условиях, в том числе сопряженных со значительным риском для жизни и здоровья, должно гарантироваться адекватное возмещение вреда, причиненного их жизни или здоровью в связи с исполнением обязанностей военной службы. При этом, выбор правовых средств, направленных на возмещение такого вреда, должен предусматривать эффективные гарантии реализации прав военнослужащих, соответствующие правовой природе и целям возмещения вреда, причиненного их здоровью, характеру возникающих между ними и государством правоотношений. К числу особых публично-правовых способов возмещения вреда, причиненного жизни или здоровью военнослужащих при исполнении ими обязанностей военной службы, относятся обязательное государственное страхование их жизни и здоровья, специальное пенсионное обеспечение и система мер социальной защиты, которые в совокупности предназначены в максимальной степени компенсировать последствия изменения их материального и социального статуса, обеспечив при этом уровень возмещения вреда, соразмерный денежному довольствию, которое они получали на момент увольнения с военной службы. Обязательное государственное личное страхование военнослужащих за счет средств федерального бюджета установлено в целях защиты их социальных интересов и интересов государства (п. 1 ст. 969 ГК РФ, п. 1 ст. 18 Федерального закона «О статусе военнослужащих»), а условия и порядок его осуществления — Федеральным законом «Об обязательном государственном страховании жизни и здоровья военнослужащих…». Военнослужащим, ставшим инвалидами вследствие военной травмы в период прохождения военной службы либо до истечения одного года после их увольнения с военной службы вследствие увечья (ранения, травмы, контузии) или заболевания, полученных в период прохождения военной службы, в зависимости от установленной группы инвалидности предусматривается выплата страховых сумм (75, 50 и 25 окладов месячного денежного содержания соответственно), их корректировка в случае изменения группы инвалидности при переосвидетельствовании в федеральном учреждении медико-социальной экспертизы, а также выплата 10 окладов при получении в период прохождения военной службы тяжелого увечья (ранения, травмы, контузии) и 5 окладов — при получении легкого увечья (ранения, травмы, контузии) (ст. 5 Федерального закона «Об обязательном государственном страховании жизни и здоровья военнослужащих…»). При увольнении военнослужащих в связи с признанием их негодными к военной службе вследствие увечья (ранения, травмы, контузии) они также имеют право на получение других денежных выплат и иных видов компенсаций, имеющих целью возмещение вреда здоровью, в том числе на единовременное пособие в размере 60 окладов денежного содержания, установленных на день его выплаты (п. 3 ст. 18 Федерального закона «О статусе военнослужащих»), представляющее собой дополнительную социальную гарантию, установленную специальным законом для соответствующей категории граждан, в отношении которых государство берет на себя компенсацию причиненного вреда как орган, действующий в публичных интересах (Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 20 октября 2010 г. N 18-П <2>). ——————————— <2> Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 20 октября 2010 г. N 18-П «По делу о проверке конституционности ряда положений статьи 18 Федерального закона «О статусе военнослужащих» и статьи 1084 Гражданского кодекса Российской Федерации в связи с запросом Ногайского районного суда Республики Дагестан». Следует отметить, что до 8 мая 2011 г. право на получение единовременного пособия возникало у указанной категории военнослужащих при досрочности увольнения. С указанной даты, в связи с внесением изменений в п. 3 ст. 18 Федерального закона «О статусе военнослужащих» Федеральным законом от 21 апреля 2011 г. N 79-ФЗ, было ли увольнение досрочным или произведено после истечения срока контракта о прохождении военной службы, значения для приобретения права на единовременное пособие не имеет.

Вышеуказанные единовременные выплаты предоставляются военнослужащим независимо от пенсии по инвалидности, назначаемой и выплачиваемой на основании Закона Российской Федерации от 12 февраля 1993 г. N 4468-1. «О пенсионном обеспечении лиц, проходивших военную службу…» Эта ежемесячная денежная выплата, предоставляемая гражданам в том числе в целях компенсации утраченного заработка (дохода), имеет целью текущее (постоянное) жизнеобеспечение нетрудоспособных бывших военнослужащих, ставших инвалидами, и призвана восполнить утраченный ими в связи с невозможностью дальнейшего прохождения службы заработок (денежное содержание). Кроме того, такие военнослужащие имеют право на ряд иных мер социальной защиты. В частности, Федеральным законом «О статусе военнослужащих» для них предусмотрено оказание медицинской помощи, санаторно-курортное лечение, проезд к месту этого лечения и обратно. Указом Президента Российской Федерации от 1 августа 2005 г. N 887 «О мерах по улучшению материального положения инвалидов вследствие военной травмы» с 1 сентября 2005 г. для российских граждан, признанных в установленном порядке инвалидами вследствие военной травмы, дополнительно к пенсиям и другим выплатам введено ежемесячное материальное обеспечение в размере 1000 руб. На военнослужащих, ставших инвалидами вследствие ранения, контузии или увечья, полученных при исполнении обязанностей военной службы, распространяются меры социальной поддержки, предусмотренные п. п. 1 и 3 ст. 14 Федерального закона от 12 января 1995 г. N 5-ФЗ «О ветеранах» для инвалидов боевых действий: льготы по медицинскому обслуживанию, предоставлению и использованию отпусков, зачислению в образовательные учреждения профессионального образования и стипендиальному обеспечению, а также на внеочередную установку квартирного телефона и внеочередной прием в дома-интернаты для престарелых и инвалидов, центры социального обслуживания, на обслуживание отделениями социальной помощи на дому. Исходя из вышесказанного, Конституционным Судом Российской Федерации в п. 3 комментируемого постановления был сделан вывод, что указанный специальный публично-правовой механизм возмещения вреда, причиненного здоровью военнослужащих, ставших инвалидами вследствие военной травмы, в целом предназначен для восполнения понесенных ими материальных потерь в связи с невозможностью дальнейшего прохождения военной службы, а положения п. 1 и абз. 1 и 2 п. 3 ст. 18 Федерального закона «О статусе военнослужащих» являются его элементами и как таковые не предполагают, что возмещение вреда, причиненного здоровью указанных военнослужащих, должно сводиться только к выплате страховых сумм и единовременного пособия. В п. 4 Постановления от 17 мая 2011 г. N 8-П Конституционный Суд, дав правовое толкование ст. 1084 ГК РФ, устанавливающей порядок возмещения вреда, причиненного жизни или здоровью гражданина при исполнении обязанностей военной службы, службы в полиции и других соответствующих обязанностей, указал на то, что данная статья, как направленная на возмещение — в рамках гражданско-правового регулирования — вреда военнослужащим, получившим увечье (ранение, травму, контузию) или иное повреждение здоровья при исполнении обязанностей военной службы, сама по себе не может рассматриваться как нарушающая права данной категории граждан, в том числе гарантированные Конституцией России (ст. 7, ч. ч. 1 и 2 ст. 19 и ч. 1 ст. 39), поскольку все военнослужащие имеют равную с другими гражданами возможность использования гражданско-правовых механизмов возмещения вреда с соблюдением принципов и условий такого возмещения. Возмещение государством в полном объеме такого вреда предполагается лишь в качестве меры гражданско-правовой ответственности государственных органов или их должностных лиц как причинителей этого вреда, вина которых установлена соответствующим образом. В п. 5 Постановления Конституционный Суд вновь обратил внимание <3> на отсутствие в правовом регулировании надлежащего правового механизма возмещения вреда военнослужащим, получившим увечье (ранение, травму, контузию) в условиях боевых действий при исполнении обязанностей военной службы и впоследствии ставшим инвалидами, в том числе в случаях, когда непосредственный причинитель вреда не установлен, сопоставимого по объему и характеру с существующими и применяемыми в отношении тех граждан, вред которым подлежит возмещению по правилам, предусмотренным гл. 59 ГК РФ, или в соответствии со специальным законом (в частности, для граждан, подвергшихся радиации вследствие техногенных катастроф, для участников групп особого риска и др.). При этом, был сделан достаточно важный и давно ожидаемый многими бывшими военнослужащими-инвалидами вывод о том, что выплачиваемые им наряду со специальным пенсионным обеспечением страховые суммы и единовременные пособия восполняют утраченный заработок лишь в течение непродолжительного времени (25 — 75 месяцев), тогда как полная или частичная утрата трудоспособности, вызванная увечьем (ранением, травмой, контузией), может иметь для них долговременный или пожизненный характер. ——————————— <3> См., напр.: Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 26 декабря 2002 г. N 17-П; Определения Конституционного Суда Российской Федерации от 11 июля 2006 г. N 276-О, от 20 марта 2007 г. N 208-О-О и др.

Действующий же в настоящее время публично-правовой механизм возмещения вреда военнослужащим, получившим увечье (ранение, травму, контузию) и уволенным по состоянию здоровья в связи с невозможностью продолжения военной службы, не исключает случаев, когда причитающиеся им выплаты (пенсия по инвалидности, выплаты в рамках системы социальной защиты, единовременное пособие и выплаты по обязательному государственному страхованию) не компенсируют в надлежащем объеме материальные потери, понесенные ими в связи с невозможностью продолжения военной службы, так как им в настоящее время не гарантируется адекватное возмещение утраченного заработка (денежного довольствия). Таким образом, Конституционным Судом Российской Федерации наконец-то указано на необходимость внесения в действующее правовое регулирование законоположений, гарантирующих полное возмещение вреда военнослужащим, ставшим инвалидами вследствие увечья (ранения, травмы, контузии), полученного при исполнении обязанностей военной службы. Поэтому комментируемое Постановление следует рассматривать как «прорыв» в деле восстановления социальной справедливости в отношении многих военнослужащих, получивших инвалидность при исполнении воинского долга. Однако следует отметить, что в данном судебном акте, помимо положительных моментов, на наш взгляд, имеются и существенные недостатки. Так, к положительному моменту можно отнести то обстоятельство, что в резолютивной части комментируемого Постановления, хотя и абстрактному адресату — «федеральному законодателю», определен полугодичный срок на внесение соответствующих изменений в действующее законодательство, тогда как в Постановлении от 20 октября 2010 г. N 18-П Федеральному Собранию такой конкретный срок не устанавливался. По-видимому, Конституционный Суд исходил при этом из позиции и неоднократных заявлений исполнительной власти, обещающей внесение с 1 января 2012 г. соответствующих изменений в законодательство, регулирующее правовое положение военнослужащих, в том числе и их материальное обеспечение <4>. ——————————— <4> См. внесенные Правительством Российской Федерации 2 июня 2011 г. в Государственную Думу законопроекты «О денежном довольствии военнослужащих и предоставлении им отдельных выплат» и «Об изменении и признании утратившими силу отдельных законодательных актов Российской Федерации в связи с принятием Федерального закона «О денежном довольствии военнослужащих и предоставлении им отдельных выплат».

К отрицательным моментам следует отнести то обстоятельство, что рассмотренные Конституционным Судом нормы, предусматривающие возмещение вреда, причиненного здоровью военнослужащих, были признаны им неконституционными с оговоркой — «если не обеспечивается достаточный уровень восполнения материальных потерь». Но как определить эти потери, что означает термин «достаточный уровень» (прожиточный минимум, утраченный доход или др.) и каковы пути решения этой проблемы, в мотивировочной части рассматриваемого Постановления не говорится. Между тем в мотивировочной части (п. 5.1) Постановления Конституционного Суда от 20 октября 2010 г. N 18-П были определены пути решения проблемы соразмерной компенсации имущественного вреда, причиненного членам семей военнослужащих, погибших при исполнении обязанностей военной службы, была сделана ссылка на Постановление Конституционного Суда от 15 июля 2009 г. N 13-П <5>, которая, по нашему мнению, в комментируемом Постановлении от 17 мая 2011 г. N 8-П была бы более уместной. ——————————— <5> Постановление Конституционного Суда Российской Федерации «По делу о проверке конституционности части четвертой статьи 29 Закона Российской Федерации «О милиции» и статьи 1084 Гражданского кодекса Российской Федерации в связи с запросами Нижегородского районного суда города Нижнего Новгорода и Сормовского районного суда города Нижнего Новгорода» от 15 июля 2009 г. N 13-П.

Следует признать, что на сегодняшний день определение характера и установление объема возмещения вреда, причиненного повреждением здоровья, являются наиболее проблемными и спорными вопросами правоприменительной практики. Тем не менее попробуем предвосхитить события и попытаться сформулировать основные правовые подходы в решении этих проблем. Как представляется, предполагаемые нормы (законопроекты) должны учитывать обстоятельства причинения и тяжесть причиненного вреда здоровью. При этом должны учитываться исторический и зарубежный опыт в данной сфере правоотношений, а также наработки и особенности, касающиеся социальных гарантий и компенсаций, предоставляемых в настоящее время при таких условиях отраслевым и специальным законодательством российским государственным служащим. По нашему мнению, в законопроект, который должен быть разработан во исполнение Постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 17 мая 2011 г. N 8-П, необходимо включить следующие принципиальные положения: 1) размер возмещения вреда, причиненного здоровью военнослужащего, должен зависеть от степени его тяжести. По общему правилу, вред, причиненный здоровью человека, определяется на основании квалифицирующих признаков <6> и в соответствии с медицинскими критериями <7>. По степени тяжести он разделяется на тяжкий вред, вред средней тяжести и легкий вред. ——————————— <6> Постановление Правительства Российской Федерации от 17 августа 2007 г. N 522 «Об утверждении Правил определения степени тяжести вреда, причиненного здоровью человека». <7> Приказ Минздравсоцразвития России от 24 апреля 2008 г. N 194н «Об утверждении Медицинских критериев определения степени тяжести вреда, причиненного здоровью человека».

Квалифицирующими признаками тяжести вреда по указанным параметрам являются: — тяжкий вред — это вред, опасный для жизни человека: потеря зрения, речи, слуха либо какого-либо органа или утрата органом его функций; прерывание беременности; психическое расстройство; заболевание наркоманией либо токсикоманией; неизгладимое обезображивание лица; значительная стойкая утрата общей трудоспособности не менее чем на одну треть; полная утрата профессиональной трудоспособности; — вред средней тяжести: длительное расстройство здоровья; значительная стойкая утрата общей трудоспособности менее чем на одну треть; — легкий вред: кратковременное расстройство здоровья; незначительная стойкая утрата общей трудоспособности. Для определения степени тяжести вреда, причиненного здоровью человека, достаточно наличия одного из вышеуказанных квалифицирующих признаков. В случае проявления нескольких таких признаков тяжесть вреда устанавливается по тому, который соответствует большей степени тяжести. Специальное законодательство при возмещении вреда госслужащим различает телесные повреждения или иной вред здоровью в зависимости от дальнейшей возможности заниматься профессиональной деятельностью (дальнейшего прохождения службы). Аналогичный подход должен соблюдаться и в отношении военнослужащих. Кроме того, в связи с объективной невозможностью взыскания компенсации морального вреда с его причинителя (например, в условиях боевых действий и т. п.) необходимо сохранение действующего в настоящее время правового механизма возмещения вреда в порядке обязательного государственного страхования в случаях причинения военнослужащим при исполнении обязанностей военной службы тяжелого или легкого увечья (ранения, травмы, контузии), не связанного с досрочным увольнением с военной службы. Исходя из вышесказанного, установленная в настоящее время военным законодательством дифференциация выплат, предназначенных для возмещения причиненного здоровью военнослужащих вреда, требует соответствующей корректировки и совершенствования: а) на сегодняшний день существенным недостатком обязательного государственного личного страхования российских военнослужащих являются достаточно низкие размеры страховых сумм, а также то, что их размер привязан к денежным окладам. По нашему мнению, исходя из экономических, политических и других предпосылок, в Федеральном законе «Об обязательном государственном страховании жизни и здоровья военнослужащих…» необходимо введение соответствующего «базового» значения величины страховой выплаты, предусмотренной в случае гибели (смерти) военнослужащего, установленной в твердой денежной сумме (например, 3 млн. руб.) или в ином общепринятом эквиваленте (например, 3000 МРОТ <8>), с возможностью ее изменения (индексации) в законодательном порядке. В свою очередь, размер страховых выплат по иным, определенным в Законе страховым случаям, с учетом установленных коэффициентов, должен быть производным от этой «базовой» величины. При этом выплаты по обязательному государственному личному страхованию для всех категорий военнослужащих должны быть установлены в одинаковом размере; это обусловлено конституционным принципом социальной справедливости, равенства и равноценности жизни каждого гражданина. Их величина должна зависеть не от воинского звания и должности пострадавшего, а только от вида наступившего страхового случая, обстоятельств причинения вреда и степени его тяжести. Размеры страховых выплат должны быть более гибкими и зависеть не от установленной группы инвалидности, как в настоящее время, а от степени утраты трудоспособности, предполагая выплату в процентном соотношении от «базовой» суммы компенсации (10%, 20%… 100%) либо применение соответствующего коэффициента (0,1; 0,2… 1). ——————————— <8> Федеральный закон от 19 июня 2000 г. N 82-ФЗ «О минимальном размере оплаты труда».

Помимо этого, по нашему мнению, величина страховой суммы должна зависеть от обстоятельств причинения такого вреда: произошел страховой случай при исполнении обязанностей военной службы или нет. При этом должны учитываться и особенности военной службы в определенных («особых») условиях: участие в боевых действиях, выполнение задач в условиях чрезвычайного положения, вооруженного конфликта, нахождение в плену (за исключением случаев добровольной сдачи в плен), в положении заложника или интернированного, участие в предотвращении и ликвидации последствий стихийных бедствий, аварий и катастроф и т. п. В зависимости от этого необходимо установление соответствующих коэффициентов для страховых выплат, например: — 1,5 — при причинении увечья (ранения, травмы, контузии) или заболевания в связи со служебной деятельностью (при исполнении обязанностей военной службы) в особых условиях: участие в боевых действиях, выполнение задач в условиях чрезвычайного положения (предотвращение и ликвидация последствий стихийных бедствий, аварий и катастроф и т. п.) и при вооруженных конфликтах, нахождение в плену (за исключением случаев добровольной сдачи в плен), в положении заложника или интернированного и др. <9>; ——————————— <9> Подпункты «а», «л», «п» п. 1 ст. 37 Федерального закона от 28 марта 1998 г. N 53-ФЗ «О воинской обязанности и военной службе».

— 1 — если страховой случай произошел при исполнении обязанностей военной службы в иных случаях, указанных в п. 1 ст. 37 Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе»; — 0,5 — во всех других случаях, за исключением указанных в ст. 10 Федерального закона «Об обязательном государственном страховании жизни и здоровья военнослужащих…»; б) размеры единовременного пособия также должны быть более гибкими и учитывать причины досрочного увольнения военнослужащих, в том числе обстоятельства причинения вреда их здоровью и его последствия для пострадавших. За основу можно взять существующие принципы и порядок единовременных выплат пострадавшим сотрудникам кадрового состава органов внешней разведки, учитывающих степень утраты их трудоспособности при установлении размера пособия <10>. При этом размер этих пособий также должен быть установлен в твердой денежной сумме и предусматривать механизм их ежегодной индексации в зависимости от инфляции; ——————————— <10> Постановление Правительства Российской Федерации «О порядке предоставления сотрудникам кадрового состава органов внешней разведки Российской Федерации и членам их семей единовременных выплат, предусмотренных статьей 22 Федерального закона от 29 января 2005 г. N 45 «О внешней разведке»; Приказ Министра обороны Российской Федерации от 16 июня 2005 г. N 243 «О единовременных выплатах сотрудникам кадрового состава органа внешней разведки Министерства обороны Рос сийской Федерации и членам их семей».

2) величина утраченного дохода должна определяться в процентах к среднему месячному денежному довольствию (доходу) конкретного военнослужащего в соответствии со степенью утраты им трудоспособности. Данный принцип возмещения утраченного заработка широко используется как в гражданском (ч. 1 ст. 1086 ГК РФ), так и отраслевом (трудовом <11>, специальном <12>) законодательстве Российской Федерации. ——————————— <11> Статья 182 и другие статьи ТК РФ; ст. ст. 3 — 4 и другие статьи Федерального закона от 24 июля 1998 г. N 125-ФЗ «Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний»; Постановление Совета Министров СССР от 3 июля 1984 г. N 690 и др. <12> Статья 22 Федерального закона от 10 января 1996 г. N 5-ФЗ «О внешней разведке»; п. 4 ст. 15, ст. 24 Закона Российской Федерации от 15 мая 1991 г. N 1244-1 «О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС»; и др.

Критерии определения степени утраты профессиональной трудоспособности лицам, проходившим службу в Вооруженных Силах, в российском законодательстве отсутствуют <13>, вследствие чего существенно затруднена реализация их прав на получение ежемесячных сумм возмещения вреда, причиненного здоровью в связи с утратой трудоспособности вследствие военной травмы. Ни один из действующих нормативных правовых актов не возлагает на учреждения медико-социальной экспертизы обязанность устанавливать бывшим военнослужащим степень утраты профессиональной трудоспособности в процентах вследствие увечий (ранений, травм, контузий) либо заболеваний, полученных в период прохождения военной службы. Определение степени утраты их профессиональной трудоспособности в настоящее время возможно только в судебном порядке <14>. ——————————— <13> Интернет-интервью с начальником Управления медико-социальной экспертизы и социальной поддержки населения Федерального медико-биологического агентства Козловым С. И. «Медико-социальная экспертиза: организация и процедура прохождения. Опыт и новые решения» // URL: http:// www. garant-e. ru/ index. php/ article/ archive/ 1233/. <14> Предложение по выработке критериев определения степени утраты профессиональной трудоспособности сотрудникам органов внутренних дел и военнослужащим внутренних войск МВД России (Доклад Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации за 2005 г.).

Таким образом, порядок проведения медико-социальной экспертизы и установления степени утраты профессиональной трудоспособности пострадавшим военнослужащим необходимо определить соответствующим нормативным правовым актом; 3) возмещению должен подлежать утраченный доход, включающий в себя денежное довольствие военнослужащего, а также все надбавки и другие дополнительные выплаты (реальный доход), выплаченные ему на постоянной основе за расчетный период, предшествовавший увечью (ранению, травме, контузии) либо заболеванию. Гражданское (ч. 2 ст. 1086 ГК РФ) и трудовое законодательство (ч. ч. 2, 3 ст. 12 Федерального закона от 24 июля 1998 г. N 125-ФЗ «Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний») в состав утраченного заработка (дохода) потерпевшего включает все виды оплаты его труда по трудовым и гражданско-правовым договорам, как по месту основной работы, так и по совместительству, облагаемые подоходным налогом. Не учитываются только выплаты единовременного характера, в частности компенсация за неиспользованный отпуск и выходное пособие при увольнении. При этом все виды заработка (дохода) учитываются в суммах, начисленных до удержания налогов. Расчетный период для подсчета среднемесячного заработка (дохода) составляет 12 месяцев, предшествовавших повреждению здоровья. В случае когда потерпевший ко времени причинения вреда работал менее 12 месяцев, среднемесячный заработок (доход) подсчитывается путем деления общей суммы заработка (дохода) за фактически проработанное число месяцев, предшествовавших повреждению здоровья, на число этих месяцев. Указанные принципы должны быть распространены и на российских военнослужащих, являющихся налоговыми резидентами (ст. 207 НК РФ), доход которых за расчетный период должен определяться из совокупности всех выплат, облагаемых подоходным налогом; 4) утраченный доход в виде денежного довольствия в связи с досрочным увольнением военнослужащего, получившего увечье или иное повреждение здоровья при исполнении обязанностей военной службы, должен возмещаться выплатой ежемесячной денежной компенсации. В настоящее время возмещение причиненного жизни и здоровью российских военнослужащих вреда в публично-правовом порядке зависит от двух основных факторов: отношения к военной службе (прохождения военной службы) и исполнения ими обязанностей военной службы (служебных обязанностей), критерии которых определены Федеральным законом «О воинской обязанности и военной службе». Факт исполнения обязанностей военной службы является определяющим только при выплате единовременных пособий, предусмотренных п. п. 2 и 3 ст. 18 Федерального закона «О статусе военнослужащих». Специальное законодательство предусматривает возможность полного возмещения вреда со стороны государства государственному служащему только в случаях причинения ему телесных повреждений или иного вреда здоровью в связи с его служебной деятельностью (выполнением служебных обязанностей) <15>. При этом, выплаты по обязательному государственному страхованию и единовременные пособия при расчете ежемесячной денежной компенсации в возмещение вреда не учитываются. По нашему мнению, данный правовой подход (механизм) необходимо использовать и при предоставлении ежемесячных денежных компенсаций в счет возмещения вреда здоровью военнослужащих, причиненного при исполнении обязанностей военной службы; ——————————— <15> См., напр.: ст. 20 Федерального закона от 20 апреля 1995 г. N 45-ФЗ «О государственной защите судей, должностных лиц правоохранительных и контролирующих органов»; ст. 20 Федерального закона от 21 июля 1997 г. N 118-ФЗ «О судебных приставах»; ст. 45 Федерального закона от 17 января 1992 г. N 2202-1 «О прокуратуре Российской Федерации»; ст. 36 Федерального закона от 28 декабря 2010 г. N 403-ФЗ «О Следственном комитете Российской Федерации»; ст. 43 Федерального закона от 7 февраля 2011 г. N 3-ФЗ «О полиции»; ст. 48 Таможенного кодекса Российской Федерации; ст. 323 Федерального закона от 27 ноября 2010 г. N 311-ФЗ «О таможенном регулировании в Российской Федерации»; и др.

5) пределы (размер и характер) возмещения вреда должны зависеть от различных факторов (показателей), связанных с обстоятельствами его причинения. Квалификация событий, при которых был причинен вред жизни или здоровью пострадавшего, помимо их правомерности, должна определяться источником, местом причинения, масштабностью и направленностью этого вреда; 6) при наличии вины сторонних лиц в причинении вреда жизни и здоровью военнослужащих выплаченные государством денежные суммы впоследствии должны взыскиваться непосредственно с виновных лиц в судебном порядке (в порядке регресса). С этим корреспондируют ст. 1081 ГК РФ и ст. 5 Федерального закона от 12 июля 1999 г. N 161-ФЗ «О материальной ответственности военнослужащих». Кроме того, этот принцип широко используется в отраслевом и специальном законодательстве <16>. ——————————— <16> См., напр.: ст. 17 Закона Российской Федерации от 21 марта 1991 г. N 943-1 «О налоговых органах Российской Федерации»; п. 7 ст. 15 Федерального закона от 20 августа 2004 г. N 119-ФЗ «О государственной защите потерпевших, свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства»; ст. 9 Федерального закона от 21 декабря 1994 г. N 69-ФЗ «О пожарной безопасности»; п. 6 ст. 43 Федерального закона от 7 февраля 2011 г. N 3-ФЗ «О полиции»; и др.

——————————————————————

Название документа

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *