О содержании понятий воинской дисциплины, воинского дисциплинарного проступка и дисциплинарной ответственности военнослужащих

(Фатеев К. В., Харитонов С. С.)

(«Право в Вооруженных Силах», 2012, NN 1, 2)

Текст документа

О СОДЕРЖАНИИ ПОНЯТИЙ ВОИНСКОЙ ДИСЦИПЛИНЫ,

ВОИНСКОГО ДИСЦИПЛИНАРНОГО ПРОСТУПКА

И ДИСЦИПЛИНАРНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ ВОЕННОСЛУЖАЩИХ

/»Право в Вооруженных Силах», 2012, N 1/

К. В. ФАТЕЕВ, С. С. ХАРИТОНОВ

Фатеев К. В., доктор юридических наук, профессор.

Харитонов С. С., кандидат юридических наук, доцент.

Анализируются понятия воинской дисциплины, воинского дисциплинарного проступка, их сущность, взаимосвязь с дисциплинарной ответственностью.

Ключевые слова: дисциплинарная ответственность военнослужащих, воинский дисциплинарный проступок, дисциплинарная ответственность.

The content of the concepts of military discipline, military discipline and misconduct disciplinary military

K. V. Fateev, S. S. Kharitonov

Examines the concept of military discipline, military disciplinary offense, their essence, the relationship with disciplinary liability.

Key words: disciplinary responsibility of soldiers, military disciplinary case, disciplinary responsibility.

Термин «disciplina» заимствован из римского права, где ему придавалось различное значение, причем выражение «disciplina castrorum» определяло собой обязанность безусловного исполнения правил военного порядка и условий внутреннего распорядка в армии. Нарушение дисциплины охватывало и самое тяжкое преступное деяние, и незначительное нарушение обязанностей службы. Обязанность исполнения правил военного порядка вытекала из сущности самого военного призвания, призвания почетного, во имя отечества, и всякое «опущение» обязанности признавалось изменой отечеству. Римляне ценили дисциплину как высшее начало государственного благополучия.

В России в Дисциплинарном уставе 1913 г. указывалось, что воинская дисциплина состоит в строгом и точном соблюдении правил, «приписанных» военными законами. Поэтому она обязывает точно и беспрекословно исполнять приказания начальства, строго соблюдать чинопочитание, сохранять вверенный команде порядок, добросовестно исполнять обязанности службы и не оставлять проступков и упущений без взысканий.

В ст. 1 Дисциплинарного устава Вооруженных Сил Российской Федерации 1993 г. воинская дисциплина рассматривалась как строгое и точное соблюдение всеми военнослужащими порядка и правил, установленных законами, воинскими уставами и приказами командиров (начальников).

Названный Устав в ст. 48 указывал на основания привлечения военнослужащего к дисциплинарной ответственности: нарушение воинской дисциплины или общественного порядка лично военнослужащим.

Основанием для применения дисциплинарных взысканий являлось совершение военнослужащим нарушения воинской дисциплины или общественного порядка.

Нередко существо данных нарушений командирами и начальниками трактовалось весьма расширительно. В результате военнослужащие необоснованно привлекались к дисциплинарной ответственности за различные правонарушения, так или иначе связанные с посягательством на общественный порядок в широком смысле этого слова. Иногда бывали случаи привлечения военнослужащих и к административной, и к дисциплинарной ответственности за одно и то же нарушение.

Федеральный закон от 4 декабря 2006 г. N 203-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросам ответственности военнослужащих» (далее — Закон N 203) существенно изменил основания привлечения к дисциплинарной ответственности. Впервые в Законе N 203 с 1 января 2007 г. дано законодательное определение понятия «дисциплинарный проступок». Под дисциплинарным проступком понимается противоправное, виновное действие (бездействие), выражающееся в нарушении воинской дисциплины, которое в соответствии с законодательством Российской Федерации не влечет за собой уголовной или административной ответственности.

В Дисциплинарном уставе Вооруженных Сил Российской Федерации (далее — ДУ ВС РФ), утвержденном Указом Президента Российской Федерации от 10 ноября 2007 г. N 1495, дано аналогичное определение дисциплинарного проступка.

Таким образом, дисциплинарным проступком не является нарушение общественного порядка, не связанное с исполнением обязанностей военной службы, а также поведением в общественных местах в свободное от исполнения обязанностей военной службы время.

Основание — это существенный признак, по которому распределяются явления, понятия. Определение основания привлечения к дисциплинарной ответственности означает установление обстоятельства, в связи с которым этот вид юридической ответственности существует и применяется.

Поскольку дисциплинарная ответственность проходит стадии установления и применения, то выделяют основания установления дисциплинарной ответственности и основания ее применения.

Основаниями установления дисциплинарной ответственности, т. е. признания деяний нарушениями воинской дисциплины, являются: совершение этих деяний (либо наличие реальных предпосылок их совершения); опасность (общественная вредность) таких деяний для интересов военной службы; их относительная распространенность; невозможность воздействия на них иными средствами (дисциплинарного пресечения, убеждения и т. п.).

Основанием применения дисциплинарной ответственности, т. е. признания деяния дисциплинарно наказуемым, является совершение деяния, содержащего все признаки состава дисциплинарного проступка.

Однако зависимость между дисциплинарным проступком и дисциплинарным взысканием не объясняет наказуемости, не отвечает на вопрос, почему виновного следует наказывать, привлекать к дисциплинарной ответственности. Командир (начальник) имеет определенные дозволения, связанные с применением дисциплинарного взыскания.

По действующему законодательству не каждое лицо, совершившее деяние, содержащее признаки дисциплинарного проступка, несет дисциплинарную ответственность. Так, в соответствии со ст. 52 действующего ДУ ВС РФ при нарушении военнослужащим воинской дисциплины командир (начальник) может ограничиться напоминанием о его обязанностях и воинском долге.

Следовательно, основаниями применения (реализации) дисциплинарной ответственности являются не только состав дисциплинарного проступка, но и некоторые обстоятельства, лежащие за его пределами. К ним относятся: характер, степень опасности (вредности) для интересов военной службы и тяжесть совершенного проступка; совершение проступка повторно; личность виновного, отношение его к военной службе (военным сборам), степень его вины; давность совершения проступка, а также учет обстоятельств, исключающих дисциплинарную ответственность.

Для возникновения и последующей реализации дисциплинарной ответственности необходимо совершение правонарушения, содержащего признаки состава дисциплинарного проступка.

Вышесказанное означает, что в содеянном правонарушителем деянии имеется фактическое основание для применения дисциплинарного взыскания. Однако данное правоотношение не может возникнуть ранее установления в законодательстве, в частности в Федеральном законе «О статусе военнослужащих», норм, регулирующих дисциплинарную ответственность, правовым основанием которой являются невыполнение военнослужащим соответствующей обязанности и вред интересам военной службы.

Кроме того, для реализации дисциплинарной ответственности необходимо и соблюдение определенной процедуры, предусмотренной нормами Федерального конституционного закона «О военных судах Российской Федерации» с изменениями, внесенными Федеральным конституционным законом от 4 декабря 2006 г. N 5-ФКЗ, Федерального закона от 1 декабря 2006 г. N 199-ФЗ «О судопроизводстве по материалам о грубых дисциплинарных проступках при применении к военнослужащим дисциплинарного ареста и об исполнении дисциплинарного ареста», Федерального закона от 4 декабря 2006 г. N 203-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросам ответственности военнослужащих» и ДУ ВС РФ.

Следовательно, основания дисциплинарной ответственности можно классифицировать как правовые (юридические) и фактические; материальные и процессуальные.

Под правовыми (юридическими) основаниями дисциплинарной ответственности понимаются нормы Федеральных законов «О воинской обязанности и военной службе», «О статусе военнослужащих», «О внутренних войсках Министерства внутренних дел Российской Федерации», других федеральных законов, Положения о порядке прохождения военной службы, общевоинских уставов и иных нормативных правовых актов, определяющих противоправность и общественную вредность дисциплинарных проступков военнослужащих и граждан, призванных на военные сборы, которые не влекут за собой уголовной и административной ответственности.

Под фактическим основанием дисциплинарной ответственности следует понимать дисциплинарный проступок, т. е. такое правонарушение, которое состоит в виновном действии (бездействии), выражающемся в нарушении воинской дисциплины.

Дисциплинарный проступок военнослужащего (гражданина, призванного на военные сборы) (далее — воинский дисциплинарный проступок) является отражением реальной действительности и обладает различными признаками. Эти признаки можно подразделить на две группы:

— юридически значимые, которые входят в состав проступка;

— юридически незначимые, не входящие в состав дисциплинарного проступка.

Из анализа действующего законодательства можно выделить следующие юридически значимые признаки воинского дисциплинарного проступка:

а) дисциплинарная противоправность действия (бездействия), выраженная в нарушении воинской дисциплины и возложенных на военнослужащего (гражданина, призванного на военные сборы) в установленном порядке обязанностей или запретов;

б) общественная опасность, имеющая специфическое отражение с учетом военно-служебных отношений и заключающаяся во вредных последствиях дисциплинарного проступка, — общественная вредность проступка;

в) виновность в совершении данного деяния;

г) отсутствие в содеянном признаков преступления либо административного правонарушения.

Дисциплинарная противоправность является правовым свойством деяния и юридическим выражением специфической по характеру опасности (общественной вредности) воинского дисциплинарного проступка. Дисциплинарная противоправность в воинских дисциплинарных проступках проявляется иначе, чем в других правонарушениях. Она означает не несоответствие конкретного проступка запрещающей норме, как это имеет место, к примеру, в уголовном либо административном праве, а нарушение позитивной либо запрещающей нормы, закрепляющей обязанности военнослужащего или гражданина, призванного на военные сборы.

В ряде случаев в качестве воинского дисциплинарного проступка выступает деяние, хотя прямо и не предусмотренное конкретной нормой закона, воинского устава, приказом командира (начальника), но являющееся нарушением общих требований воинской дисциплины.

Следовательно, воинский дисциплинарный проступок — это дисциплинарно противоправное и виновное нарушение (невыполнение или ненадлежащее выполнение) военнослужащим (гражданином, призванным на военные сборы) установленных законами, воинскими уставами и другими нормативными правовыми актами возложенных на него обязанностей и запретов по военной службе (военным сборам), если содеянное не образует преступления либо административного правонарушения (за которое не предусмотрена дисциплинарная ответственность).

Общественная вредность (опасность) воинского дисциплинарного проступка характеризует социальную сторону деяния и выражается в причинении или создании угрозы причинения вредных последствий (физического, имущественного, организационного или нравственного вреда) охраняемым законодательством социальным ценностям (интересам военной службы), которые обеспечиваются воинской дисциплиной. Общественная вредность (опасность) воинского дисциплинарного проступка по содержанию является объективно-субъективной категорией, она обусловливается совокупностью всех обязательных элементов состава дисциплинарного проступка: объектом, субъектом, объективной и субъективной сторонами. Воинский дисциплинарный проступок обладает меньшей общественной опасностью, чем преступление, а лицо, его совершившее, не представляет для общества такой опасности, как преступник.

Состав воинского дисциплинарного проступка — это система установленных законодательством обязательных объективных и субъективных элементов, признаки которых характеризуют правонарушение военнослужащего (гражданина, призванного на военные сборы) и являются типичными, необходимыми и в то же время достаточными для возложения дисциплинарной ответственности.

Понятие состава воинского дисциплинарного проступка включает в себя единые для всех проступков элементы: объект, субъекта, объективную и субъективную стороны. Каждый элемент, в свою очередь, обладает набором юридически значимых признаков. Совокупность юридических признаков состава воинского дисциплинарного проступка образует его общественную вредность и подчеркивает его специфические особенности, в том числе дисциплинарную противоправность и виновность.

Объектом воинского дисциплинарного проступка выступают интересы военной службы, воинская дисциплина и специфические военно-служебные отношения, связанные с порядком военного управления, нормальному развитию и реализации которых этот дисциплинарный проступок препятствует. Следует при этом подчеркнуть, что объектом проступков могут быть только те военно-служебные отношения, которые охраняются военным правом и отражены в законодательстве.

Различают родовой, видовой и непосредственный объекты воинского дисциплинарного проступка.

Родовым объектом воинского дисциплинарного проступка является воинская дисциплина, обеспечивающая интересы военной службы. Воинская дисциплина существует в диалектическом единстве ее объективной и субъективной сторон. Объективная сторона находит свое выражение в правовых нормах, правилах дисциплины, закрепляющих требования, предъявляемые к военнослужащим (гражданам, призванным на военные сборы), и порядок их выполнения. Эти нормы и правила составляют содержание воинской дисциплины. Субъективная сторона проявляется в фактическом соблюдении военнослужащими установленных требований.

Родовой объект подразделяется на виды, которые непосредственно связаны с составляющими объективной и субъективной сторон воинской дисциплины и включают: обеспечение строгого соблюдения военнослужащими правопорядка; установление правильных взаимоотношений между военнослужащими, способствующих укреплению и поддержанию единоначалия; безусловное повиновение подчиненных законным приказам и распоряжениям командиров (начальников) в целях реализации принципа единоначалия, а также главного обеспечивающего фактора воинской дисциплины — боевой готовности воинских частей и подразделений. Боевая готовность достигается определенной укомплектованностью соединений, частей, кораблей и подразделений личным составом, вооружением и боевой техникой; наличием необходимых запасов материальных средств; содержанием в исправном состоянии и готовым к применению оружия и боевой техники; высокой боевой подготовкой войск и т. д. Каждый такой элемент боевой готовности обеспечивается определенной стороной воинской дисциплины, которая, как правило, нарушается несколькими однородными воинскими дисциплинарными проступками. В соответствии с видовыми объектами дисциплинарно-правовой охраны формируется система составов воинских дисциплинарных проступков.

Поскольку в законодательстве нет четкого перечня воинских дисциплинарных проступков, то выделить видовую составляющую объекта воинского дисциплинарного проступка можно лишь при анализе перечня грубых дисциплинарных проступков, приведенного в ст. 28.5 Федерального закона «О статусе военнослужащих»:

1) воинские дисциплинарные проступки против порядка воинских уставных взаимоотношений (нарушение уставных правил взаимоотношений между военнослужащими);

2) воинские дисциплинарные проступки против порядка пребывания на военной службе (самовольное оставление воинской части или установленного за пределами воинской части места военной службы военнослужащим, проходящим военную службу по призыву (за исключением офицеров), или гражданином, призванным на военные сборы; неявка в срок без уважительных причин на службу при увольнении из расположения воинской части или с корабля на берег, при назначении, переводе, а также из командировки, отпуска или лечебного учреждения; отсутствие военнослужащего, проходящего военную службу по контракту, или офицера, проходящего военную службу по призыву, в воинской части или установленном за пределами воинской части месте военной службы без уважительных причин более четырех часов подряд в течение установленного ежедневного служебного времени; уклонение от исполнения обязанностей военной службы; исполнение обязанностей военной службы в состоянии опьянения, а также отказ военнослужащего от прохождения медицинского освидетельствования на состояние опьянения);

3) воинские дисциплинарные проступки против порядка несения специальных видов военной службы (нарушение правил несения боевого дежурства (боевой службы); нарушение правил несения пограничной службы; нарушение уставных правил караульной службы; нарушение уставных правил несения внутренней службы; нарушение уставных правил патрулирования в гарнизоне; нарушение правил несения службы по охране общественного порядка и обеспечению общественной безопасности);

4) воинские дисциплинарные проступки против порядка сбережения военного имущества (умышленные уничтожение, повреждение, порча, незаконное расходование или использование военного имущества; уничтожение или повреждение по неосторожности военного имущества; нарушение правил сбережения вверенного для служебного пользования военного имущества, повлекшее по неосторожности его утрату или повреждение);

5) воинские дисциплинарные проступки против порядка эксплуатации военно-технических средств (нарушение правил обращения с оружием, боеприпасами, радиоактивными материалами, взрывчатыми или иными веществами и предметами, представляющими повышенную опасность для окружающих, военной техникой или правил эксплуатации военной техники, повлекшее по неосторожности причинение вреда здоровью человека, уничтожение, повреждение или утрату военного имущества либо иные вредные последствия; нарушение правил управления транспортными средствами или их эксплуатации, повлекшее по неосторожности причинение вреда здоровью человека, повреждение военного имущества либо иные вредные последствия);

6) воинские должностные дисциплинарные проступки (непринятие командиром в пределах его компетенции необходимых мер по предупреждению или пресечению дисциплинарного проступка, совершенного подчиненным ему по службе военнослужащим или гражданином, призванным на военные сборы, привлечению военнослужащего или гражданина, призванного на военные сборы, к установленной Федеральным законом «О статусе военнослужащих» дисциплинарной ответственности за совершение дисциплинарного проступка либо по устранению причин и условий, способствовавших его совершению, а равно сокрытие командиром информации о совершении подчиненным ему по службе военнослужащим или гражданином, призванным на военные сборы, преступления, административного правонарушения или дисциплинарного проступка);

7) воинские административные проступки (административные правонарушения, за которые военнослужащие или граждане, призванные на военные сборы, в соответствии с КоАП РФ несут дисциплинарную ответственность).

Отдельный воинский дисциплинарный проступок посягает на непосредственный объект, который выделяется внутри видового объекта. В качестве его выступает определенная сторона воинской дисциплины, направленная на обеспечение военно-служебных отношений, которой непосредственно причиняется вред или создается угроза его причинения со стороны военнослужащего (гражданина, призванного на военные сборы).

Следует отличать от объекта предмет воинского дисциплинарного проступка, под которым понимаются различные материальные образования, по поводу или в связи с которыми устанавливается определенный порядок военно-служебных отношений. Предметами воинских дисциплинарных проступков могут быть оружие, боеприпасы, радиоактивные материалы, взрывчатые и иные вещества и предметы, представляющие повышенную опасность для окружающих, предметы военной техники, транспортные средства и др. Установление признаков этих предметов является необходимым условием правильной квалификации воинских дисциплинарных проступков по степени и характеру тяжести.

Объективная сторона воинского дисциплинарного проступка — это внешнее проявление посягательства на охраняемый законодательством объект. Объективная сторона воинского дисциплинарного проступка в качестве слагаемых включает: внешнюю сторону поведенческого акта военнослужащего в форме совершения каких-либо действий или бездействия; вредные последствия или создание угрозы причинения вреда; причинную связь между проступком и последствиями, а также ряд обстоятельств, представляющих собой условия, место, время, обстановку совершения проступка.

Отличительной чертой признаков объективной стороны воинских дисциплинарных проступков является специфичность их содержания, обусловленная воинским объектом посягательства.

Обязательным признаком состава любого воинского дисциплинарного проступка является деяние, которое всегда представляет собой нарушение правовых норм, правил воинской дисциплины, закрепляющих требования, предъявляемые к военнослужащим (гражданам, призванным на военные сборы), и порядок их выполнения (тех или иных правил исполнения служебных обязанностей), установленных нормативными правовыми актами. Воинские дисциплинарные проступки могут проявляться в форме действия, в форме бездействия, а также в форме нарушения специальных правил. Сущность нарушения специальных правил заключается в неисполнении правовых требований к несению военной службы в отдельных ее сферах, которые лицо было обязано и могло выполнить.

Вредные последствия в воинских дисциплинарных проступках имеют специальный характер, определяемый особенностями объекта проступка. Вредные последствия в воинских дисциплинарных проступках представляют собой, прежде всего, причиненные деянием вредные изменения охраняемых законом интересов военной службы (ослабление боевой готовности воинских подразделений, неполное выполнение боевых (учебно-боевых) задач, стоящих перед подразделением, и т. п.).

По содержанию вредные последствия в воинских дисциплинарных проступках могут быть: а) физическими (например, причинение вреда здоровью военнослужащего); б) имущественными (например, повреждение военного имущества); в) организационными (например, срыв каких-нибудь военных мероприятий); г) нравственными (унижение чести и достоинства военнослужащего).

Воинские дисциплинарные проступки могут быть с материальным или формальным составом.

Ряд составов дисциплинарных проступков носят так называемый формальный характер. К ним относятся различные виды уклонений от военной службы, указанные в п. 2 ст. 28.5 Федерального закона «О статусе военнослужащих». Последствия этих преступлений носят неопределенный и достаточно многозначный характер.

В воинских дисциплинарных проступках с материальным составом обязательным условием дисциплинарной ответственности военнослужащих или граждан, призванных на военные сборы, является наличие причинной связи между деянием и наступившими последствиями (например, умышленное уничтожение, повреждение, порча, незаконное расходование или использование военного имущества).

Причинная связь в воинских дисциплинарных проступках выражается в действии или бездействии и характеризуется общими признаками. К их числу можно отнести следующие: 1) действие или бездействие при нарушении воинской дисциплины должно быть совершено ранее наступления вредных последствий; 2) действие или бездействие должно быть обязательным условием наступления вредных последствий; 3) действие или бездействие должно создавать реальную возможность наступления вредных последствий или обусловливать превращение реальной возможности этих последствий в действительность.

Субъектом воинского дисциплинарного проступка признается физическое вменяемое лицо, совершившее предусмотренное законодательством деяние, выражающееся в нарушении воинской дисциплины, достигшее предусмотренного законом возраста и являющееся участником охраняемых законодательством специальных военно-служебных отношений, связанных с прохождением военной службы или пребыванием на военных сборах.

Под субъектом воинского дисциплинарного проступка понимаются военнослужащий, а также гражданин, призванный на военные сборы. Военную службу граждане проходят в Вооруженных Силах Российской Федерации, других войсках, воинских формированиях и органах, перечисленных в ст. 2 Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе».

Согласно п. 27 Положения о проведении военных сборов, утвержденного Постановлением Правительства Российской Федерации от 29 мая 2006 г. N 333, на граждан, призванных на военные сборы, распространяется статус военнослужащих в случаях и порядке, которые предусмотрены законодательством Российской Федерации в области обороны.

Под военными сборами понимается комплекс мероприятий по подготовке граждан к военной службе, проводимых в Вооруженных Силах Российской Федерации, других войсках, воинских формированиях и органах.

Военные сборы подразделяются следующим образом:

а) учебные сборы:

— в составе воинских частей (подразделений) на штатных воинских должностях, на которые граждане предназначены (приписаны) для прохождения военной службы в военное время;

— по подготовке граждан по военно-учетным специальностям и воинским должностям;

— по обслуживанию материальных средств неприкосновенного запаса;

б) сборы по проверке боевой и мобилизационной готовности воинских частей и военных комиссариатов.

Продолжительность военных сборов, место и время их проведения определяются Министерством обороны Российской Федерации, другими федеральными органами исполнительной власти, в которых федеральным законом предусмотрена военная служба.

При этом продолжительность военных сборов не может превышать два месяца, а общая продолжительность военных сборов, к которым привлекается гражданин за время пребывания в запасе, не может превышать 12 месяцев.

Началом военных сборов считается:

— для граждан, призванных на военные сборы, доставка которых к месту проведения военных сборов осуществляется в день их отправки из военного комиссариата (пункта сбора), — день зачисления гражданина в списки личного состава воинской части;

— для граждан, призванных на военные сборы, доставка (прибытие) которых к месту проведения военных сборов осуществляется в дни, следующие за днем их отправки из военного комиссариата (пункта сбора), — день убытия гражданина из военного комиссариата (пункта сбора) к месту проведения военных сборов, указанный в командировочном удостоверении гражданина (старшего команды), выданном военным комиссариатом.

Окончанием военных сборов считается:

— для граждан, призванных на военные сборы, доставка которых в военный комиссариат осуществляется в день их отправки с места проведения военного сбора, — день исключения гражданина из списков личного состава воинской части;

— для граждан, призванных на военные сборы, доставка (прибытие) которых в военный комиссариат осуществляется в дни, следующие за днем их отправки с места проведения военного сбора, — день прибытия гражданина в военный комиссариат, указанный в командировочном удостоверении гражданина (старшего команды), выданном военным комиссариатом.

В соответствии с п. 2 ст. 28 Федерального закона «О статусе военнослужащих» субъектом воинского дисциплинарного проступка является военнослужащий, отбывающий наказание в виде содержания в дисциплинарной воинской части. Основания и порядок привлечения такого военнослужащего к дисциплинарной ответственности закреплены в вышеназванном Федеральном законе, а также в УИК РФ.

В силу установления, закрепленного в ст. 28.2 Федерального закона «О статусе военнослужащих», о том, что субъектами дисциплинарной ответственности являются военнослужащие и граждане, призванные на военные сборы, не являются субъектами воинского дисциплинарного проступка граждане, уволенные с военной службы с правом ношения военной формы одежды, при ношении ими военной формы одежды, поскольку они исключены из сферы военно-служебных отношений, не проходят военную службу и не находятся на военных сборах.

Помимо специальных признаков субъекта воинского дисциплинарного проступка, к которым относятся прохождение военной службы или пребывание на военных сборах, выделяются общие признаки субъекта — возраст и вменяемость.

Возраст, с которого может наступать дисциплинарная ответственность за воинский дисциплинарный проступок, — 16 лет. С этого возраста, в силу п. 1 ст. 35 Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе», для граждан, поступивших в военные образовательные учреждения профессионального образования, может наступать дисциплинарная ответственность.

Вменяемость — обязательный признак субъекта воинского дисциплинарного проступка. Невменяемым признается лицо, которое во время совершения воинского дисциплинарного проступка не могло осознавать фактический характер и опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими вследствие хронического психического расстройства, временного психического расстройства, слабоумия или иного болезненного состояния психики. Ответственность такого лица за совершение воинского дисциплинарного проступка исключается (п. 2 ст. 28.3 Федерального закона «О статусе военнослужащих»).

Таким образом, состояние невменяемости может быть признано при наличии совокупности трех обязательных условий, относящихся к содержанию невменяемости, моменту ее определения и источнику невменяемости.

Психологическое, правовое и временное условия в единстве называются юридическим критерием невменяемости. Он означает, что юридическое поведение имеет болезненные отклонения в интеллектуальной и волевой сферах психической деятельности, наличествовавшие в момент совершения военнослужащим или гражданином, призванным на военные сборы, воинского дисциплинарного проступка.

Психологическое условие раскрывает содержание невменяемости как определенного психического состояния. Оно характ еризуется неспособностью лица осознавать фактический и социальный смысл совершаемых действий или руководить ими. Неспособность осознавать фактический характер и опасность своих действий является следствием расстройства интеллектуальной сферы психической деятельности (интеллектуальный момент невменяемости).

Дефектность волевой сферы психической деятельности (волевой момент невменяемости) выражается в том, что военнослужащий или гражданин, призванный на военные сборы, не способен осуществлять контроль за своим поведением, направлять свои действия в соответствии с существующими нормами, т. е. руководить ими. Волевой момент невменяемости практически всегда связан с интеллектуальным моментом невменяемости.

Правовое условие: нельзя говорить о невменяемости военнослужащего или гражданина, призванного на военные сборы, если он не совершил воинского дисциплинарного проступка.

Временное условие: имеет значение, в какой момент времени по отношению к совершенному деянию военнослужащий или гражданин, призванный на военные сборы, признается невменяемым. Это состояние относится только ко времени совершения деяния. Расстройство интеллектуальной и волевой сфер, имевшее место до либо после совершения воинского дисциплинарного проступка, не влияет на установление наличия невменяемости. Военнослужащий или гражданин, призванный на военные сборы, признается в этом случае субъектом воинского дисциплинарного проступка, поскольку он в момент совершения деяния был вменяемым.

В воинских дисциплинарных проступках определенную специфику имеет субъективный элемент. Признаки субъективного элемента — вина, мотив, цель, эмоции — отражают психическое отношение субъекта к совершенному нарушению воинской дисциплины и наступившим последствиям. Форма субъективного элемента одинакова для всех воинских дисциплинарных проступков — это психические процессы; однако содержание субъективного элемента каждого проступка специфично, признаки его отражают специфику нарушения воинской дисциплины, объекта, деяния, последствий и других обстоятельств.

Субъективная сторона слагается из психических процессов, направляющих и корректирующих поведение лица, определяющих степень осознанности военнослужащим или гражданином, призванным на военные сборы, своего поведения, характер предвидения вредных последствий, мотивацию поведения, что в целом характеризует его вину в форме умысла или неосторожности.

Если в деянии — воинском дисциплинарном проступке отсутствует вина, то это означает, что в содеянном отсутствует состав дисциплинарного правонарушения.

Военнослужащий или гражданин, призванный на военные сборы, привлекается к дисциплинарной ответственности только за тот дисциплинарный проступок, в отношении которого установлена его вина.

Вина — это психическое отношение лица к совершаемому им нарушению воинской дисциплины и наступившим последствиям. В воинских дисциплинарных проступках вина отражает воинский характер деяния и его последствия.

Виновность является обязательным субъективным свойством воинского дисциплинарного проступка (п. 1 ст. 28.2 Федерального закона «О статусе военнослужащих»). Реализация принципа вины предполагает, что воинским дисциплинарным проступком может быть только виновно совершенное нарушение воинской дисциплины. По содержанию виновность и вина рассматриваются как синонимы, означающие психическое отношение к содеянному в виде умысла или неосторожности и его последствиям. Воинская специфика заключается в предметном содержании вины. Конкретное интеллектуальное (осознание и предвидение) и волевое (желание) содержание вины в воинских дисциплинарных проступках может быть различным, например прямой или косвенный умысел, преступное легкомыслие, преступная небрежность.

Виновным в совершении дисциплинарного проступка признается военнослужащий или гражданин, призванный на военные сборы, совершивший противоправное действие (бездействие) умышленно или по неосторожности.

Дисциплинарный проступок признается совершенным умышленно, если военнослужащий или гражданин, призванный на военные сборы, осознавал противоправный характер своего действия (бездействия), предвидел возможность или неизбежность наступления вредных последствий и желал наступления этих последствий либо не желал наступления вредных последствий, но сознательно допускал эти последствия либо относился к ним безразлично.

По содержанию интеллектуального и волевого моментов умысел в п. 4 ст. 28.2 Федерального закона «О статусе военнослужащих» делится на два вида: прямой и косвенный.

Воинский дисциплинарный проступок признается совершенным с прямым умыслом, если военнослужащий или гражданин, призванный на военные сборы, осознавал противоправный характер своего действия (бездействия), предвидел возможность или неизбежность наступления вредных последствий и желал их наступления.

Воинский дисциплинарный проступок признается совершенным с косвенным умыслом, если военнослужащий или гражданин, призванный на военные сборы, осознавал противоправный характер своего действия (бездействия), предвидел возможность наступления вредных последствий, хотя и не желал их наступления, но сознательно допускал эти последствия либо относился к ним безразлично.

Из приведенных определений видно, что в прямом и косвенном умысле интеллектуальные моменты имеют частично одинаковое содержание и выражаются в осознании военнослужащим или гражданином, призванным на военные сборы, противоправности совершенного действия или бездействия и предвидении возможности наступления вредных последствий.

Вместе с тем по содержанию интеллектуального момента прямой умысел отличается от косвенного тем, что военнослужащий или гражданин, призванный на военную службу, совершающий воинский дисциплинарный проступок с прямым умыслом, предвидит либо неизбежность, либо возможность наступления вредных последствий, тогда как при косвенном умысле он предвидит лишь возможность наступления вредных последствий.

Волевой момент прямого умысла и волевой момент косвенного умысла различаются по содержанию: при прямом умысле военнослужащий или гражданин, призванный на военные сборы, желает наступления вредных последствий, а при косвенном хотя и не желает наступления вредных последствий, но сознательно допускает эти последствия либо относится к ним безразлично.

Дисциплинарный проступок признается совершенным по неосторожности, если военнослужащий или гражданин, призванный на военные сборы, предвидел возможность наступления вредных последствий своего действия (бездействия), но без достаточных на то оснований самонадеянно рассчитывал на предотвращение этих последствий либо не предвидел возможности наступления вредных последствий, хотя при необходимой внимательности и предусмотрительности должен был и мог предвидеть эти последствия.

Воинский дисциплинарный проступок признается совершенным по легкомыслию, если военнослужащий или гражданин, призванный на военные сборы, предвидел возможность наступления вредных последствий своего действия (бездействия), но без достаточных на то оснований самонадеянно рассчитывал на предотвращение этих последствий.

С интеллектуальной стороны неосторожность в виде легкомыслия характеризуется тем, что военнослужащий или гражданин, призванный на военные сборы, предвидя возможность наступления вредных последствий, полагает, что при существующих обстоятельствах принимаемые им меры являются достаточными для того, чтобы обезопасить совершаемое действие и не допустить наступления вредных последствий.

Волевой момент указывает на самонадеянность, которая выражается в том, что военнослужащий или гражданин, призванный на военные сборы, не желал и не допускал вредных последствий, которые фактически наступили.

Основанием дисциплинарной ответственности за нарушение воинской дисциплины, совершенное по легкомыслию, является то, что военнослужащий или гражданин, призванный на военные сборы, при наличии к тому возможности не проявил должной внимательности, не оценил объективно сложившуюся ситуацию и не сделал всего необходимого, что требовалось для предотвращения вредных последствий, хотя имел такую возможность.

Воинский дисциплинарный проступок признается совершенным по небрежности, если военнослужащий или гражданин, призванный на военные сборы, не предвидел возможности наступления вредных последствий своих действий (бездействия), хотя при необходимой внимательности и предусмотрительности должен был и мог предвидеть эти последствия.

Непредвидение возможности наступления вредных последствий при нарушении воинской дисциплины часто объясняется тем, что военнослужащий или гражданин, призванный на военные сборы, совершая определенное действие (бездействие), считает его правомерным, соответствующим правилам, установленным в сфере военно-служебных отношений, хотя в действительности совершаемое виновным деяние является нарушением соответствующих правил или общепринятых мер предосторожности.

В целях установления того, должен ли был и мог ли военнослужащий или гражданин, призванный на военные сборы, предвидеть вредные последствия своего действия или бездействия, можно выделить два критерия: объективный и субъективный.

Объективный критерий небрежности — «должен был предвидеть», выраженный в Федеральном законе «О статусе военнослужащих», предполагает установление наличия нормы права или иного предписания, возлагающих на военнослужащего или гражданина, призванного на военные сборы, обязанность выполнить соответствующее действие, с тем чтобы при данных обстоятельствах, в которых он действует, предотвратить наступление вредных последствий.

Субъективный критерий, выраженный в Федеральном законе «О статусе военнослужащих» (п. 5 ст. 28.2) словами «мог предвидеть», предполагает, что данный военнослужащий или гражданин, призванный на военные сборы, с учетом личных способностей и качеств может в конкретных обстоятельствах совершения воинского дисциплинарного проступка предвидеть возможность наступления вредных последствий и предотвратить их.

Под мотивом понимают обусловленные определенными потребностями и интересами внутренние побуждения, которые вызывают у военнослужащего или гражданина, призванного на военные сборы, решимость совершить воинский дисциплинарный проступок и которыми он руководствовался при его совершении.

Цель воинского дисциплинарного проступка — это мысленная модель будущего результата, к достижению которого военнослужащий или гражданин, призванный на военные сборы, стремится при совершении проступка.

Эмоции — это душевные переживания, чувства.

Содержание мотива и цели имеет важное значение для определения сущности воинского дисциплинарного проступка. Цель, как и мотив, является обязательным признаком любого воинского дисциплинарного проступка. Но степень совпадения цели (желаемого результата) с фактически наступившими вредными последствиями нарушения воинской дисциплины неодинакова в различных видах умысла. При прямом умысле цель и мотив совпадают с последствиями, а при косвенном — нет.

Вина военнослужащего или гражданина, призванного на военные сборы, при привлечении его к дисциплинарной ответственности должна быть доказана в порядке, определенном Федеральным законом от 27 мая 1998 г. N 76-ФЗ «О статусе военнослужащих», Федеральным законом от 1 декабря 2006 г. N 199-ФЗ «О судопроизводстве по материалам о грубых дисциплинарных проступках при применении к военнослужащим дисциплинарного ареста и об исполнении дисциплинарного ареста», Федеральным законом от 4 декабря 2006 г. N 203-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросам ответственности военнослужащих», и установлена решением командира на основании проведенного административного (служебного) расследования или разбирательства или вступившим в законную силу постановлением судьи военного суда.

Привлечение к дисциплинарной ответственности только при наличии вины образует сущность субъективного вменения, т. е. вменения военнослужащему или гражданину, призванному на военные сборы, того деяния, в котором он выразил или имел возможность выразить противоправные сознание и волю. Не допускается объективное вменение, при котором субъект привлекается к дисциплинарной ответственности только за сам факт совершения нарушения воинской дисциплины и причинения вредного последствия, без учета его психического отношения к содеянному. Деяние, совершенное невиновно, дисциплинарным проступком не является, и военнослужащий или гражданин, призванный на военные сборы, его совершивший, дисциплинарной ответственности не несет.

Военнослужащий или гражданин, призванный на военные сборы, который привлекается к дисциплинарной ответственности, имеет право давать объяснения, представлять доказательства, пользоваться юридической помощью защитника с момента принятия судьей гарнизонного военного суда решения о назначении судебного рассмотрения материалов о грубом дисциплинарном проступке, а в случае задержания в связи с совершением грубого дисциплинарного проступка — с момента задержания, знакомиться по окончании разбирательства со всеми материалами о дисциплинарном проступке, обжаловать действия и решения командира, осуществляющего привлечение его к дисциплинарной ответственности. Военнослужащий или гражданин, призванный на военные сборы, в отношении которого ведется производство по материалам о грубом дисциплинарном проступке, также имеет право участвовать в судебном рассмотрении указанных материалов.

Досудебное производство по материалам о грубом дисциплинарном проступке и направление в гарнизонный военный суд указанных материалов осуществляются в соответствии с Федеральным законом «О статусе военнослужащих» и общевоинскими уставами.

Исходя из конституционного принципа презумпции невиновности военнослужащий или гражданин, призванный на военные сборы, привлекаемый к дисциплинарной ответственности, не обязан доказывать свою невиновность.

Неустранимые сомнения в виновности военнослужащего или гражданина, призванного на военные сборы, привлекаемого к дисциплинарной ответственности, толкуются в его пользу, что соответствует положению ч. 3 ст. 49 Конституции Российской Федерации. То, что доказано сомнительно, небесспорно, недостоверно, не может быть истолковано во вред военнослужащему или гражданину, призванному на военные сборы, привлекаемому к дисциплинарной ответственности.

Обязанность доказывания нарушения воинской дисциплины, за которое военнослужащий или гражданин, призванный на военные сборы, привлекается в дисциплинарной ответственности, лежит на том, кто обвиняет.

Запрещается перелагать обязанность доказывания на военнослужащего или гражданина, призванного на военные сборы, привлекаемого к дисциплинарной ответственности, т. е. требовать от него представления, поисков доказательств в обоснование выдвигаемых им версий, тех или иных положений под угрозой нежелательных для него последствий.

Военнослужащий или гражданин, призванный на военные сборы, не может быть привлечен к дисциплинарной ответственности по истечении срока давности привлечения к дисциплинарной ответственности, т. е. одного года со дня совершения дисциплинарного проступка, в том числе в случае отказа в возбуждении в отношении военнослужащего или гражданина, призванного на военные сборы, уголовного дела или прекращения в отношении его уголовного дела, но при наличии в его действии (бездействии) признаков дисциплинарного проступка.

В соответствии с абз. 5 п. 2 ст. 28.3 Федерального закона «О статусе военнослужащих» не допускается привлечение к дисциплинарной ответственности военнослужащего или гражданина, призванного на военные сборы, по истечении срока давности привлечения к дисциплинарной ответственности, т. е. по истечении одного года с момента совершения проступка. Вместе с тем срок военных сборов не может превышать два месяца. По окончании военных сборов привлечение к дисциплинарной ответственности не допускается.

Военная служба носит непрерывный характер. Привлечение военнослужащего или гражданина, призванного на военные сборы, к дисциплинарной ответственности не освобождает его от исполнения обязанности, за неисполнение которой дисциплинарное взыскание было назначено.

Военнослужащий или гражданин, призванный на военные сборы, обязан возместить вред, причиненный в результате совершения противоправного действия (бездействия) при нарушении воинской дисциплины.

Возмещение вреда, причиненного противоправным действием (бездействием) военнослужащего или гражданина, призванного на военные сборы, осуществляется в порядке, установленном ГК РФ и ГПК РФ, при привлечении к гражданско-правовой ответственности и Федеральным законом «О материальной ответственности военнослужащих», — в порядке, установленном при привлечении к материальной ответственности.

В соответствии со ст. 6 ДУ ВС РФ уважение личности, национального достоинства, забота о социальной и правовой защищенности военнослужащих — важнейшие обязанности командира (начальника).

При привлечении военнослужащего или гражданина, призванного на военные сборы, к дисциплинарной ответственности не допускаются унижение его личного достоинства, причинение ему физических страданий и проявление по отношению к нему грубости.

Запрещаются срывание погон, срезание нашивок и другие действия, унижающие личность военнослужащего.

Командир (начальник), не обеспечивший необходимых условий для соблюдения уставного порядка и требований воинской дисциплины, не принявший мер для их восстановления, несет за это ответственность. Согласно п. 2 ст. 28.5 Федерального закона «О статусе военнослужащих» такие действия командира (начальника) рассматриваются как грубый дисциплинарный проступок.

/»Право в Вооруженных Силах», 2012, N 2/

Статья 28.3 Федерального закона «О статусе военнослужащих» определяет обстоятельства, исключающие дисциплинарную ответственность военнослужащего.

Так, установлено, что не является дисциплинарным проступком действие (бездействие), совершенное:

— во исполнение обязательного для военнослужащего или гражданина, призванного на военные сборы, приказа или распоряжения командира;

— в состоянии необходимой обороны, т. е. при защите личности и прав обороняющегося или другого лица, охраняемых законом интересов общества или государства от общественно опасного посягательства, если при этом не было допущено превышения пределов необходимой обороны. Не являются превышением пределов необходимой обороны: причинение вреда посягающему лицу, если это посягательство было сопряжено с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, либо с непосредственной угрозой применения такого насилия; защита от посягательства, не сопряженного с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, либо с непосредственной угрозой применения такого насилия, если при этом не было допущено умышленных действий, явно не соответствующих характеру и опасности посягательства; действия обороняющегося лица, если это лицо вследствие неожиданности посягательства не могло объективно оценить степень и характер опасности нападения;

— при задержании лица, совершившего преступление, для доставления органам власти и пресечения возможности совершения им новых преступлений, если иными средствами задержать такое лицо не представлялось возможным и при этом не было допущено превышения необходимых для этого мер. Превышением мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление, признается их явное несоответствие характеру и степени общественной опасности совершенного задерживаемым лицом преступления и обстоятельствам задержания, когда лицу без необходимости причиняется явно чрезмерный, не вызываемый обстановкой вред;

— в состоянии крайней необходимости, т. е. для устранения опасности, непосредственно угрожающей личности и правам данного военнослужащего или гражданина, призванного на военные сборы, либо другого лица, охраняемым законом интересам общества или государства, если эта опасность не могла быть устранена иными средствами и при этом не было допущено превышения пределов крайней необходимости. Превышением пределов крайней необходимости признается причинение вреда, явно не соответствующего характеру и степени угрожавшей опасности и обстоятельствам, при которых опасность устранялась, когда указанным интересам был причинен вред, равный или более значительный, чем предотвращенный;

— при обоснованном риске для достижения общественно полезной цели. Риск признается обоснованным, если указанная цель не могла быть достигнута не связанными с риском действиями (бездействием) и военнослужащий или гражданин, призванный на военные сборы, допустивший риск, предпринял достаточные меры для предотвращения вреда охраняемым законом интересам. Риск не признается обоснованным, если он заведомо был сопряжен с угрозой для жизни многих людей, с угрозой экологической катастрофы или общественного бедствия;

— в результате физического принуждения, если вследствие такого принуждения военнослужащий или гражданин, призванный на военные сборы, не мог руководить своими действиями (бездействием). Вопрос о дисциплинарной ответственности за причинение вреда охраняемым законом интересам в результате психического принуждения, а также в результате физического принуждения, вследствие которого лицо сохранило возможность руководить своими действиями (бездействием), решается с учетом положений абз. 5 п. 1 ст. 28.3 вышеназванного Федерального закона.

Причинение вреда интересам военной службы, а также тем или иным личным, общественным либо государственным интересам при определенных обстоятельствах не является воинским дисциплинарным проступком, даже если оно содержит внешне признаки такового и все элементы состава воинского дисциплинарного проступка.

Обстоятельствами, исключающими дисциплинарную ответственность военнослужащего или гражданина, призванного на военные сборы, являются обстоятельства, при наличии которых деяния указанных лиц, внешне подпадающие под признаки воинского дисциплинарного проступка, но совершенные для защиты правоохраняемых интересов и интересов военной службы, не образуют воинского дисциплинарного проступка.

Обстоятельства, исключающие дисциплинарную ответственность военнослужащего или гражданина, призванного на военные сборы, полностью совпадают с обстоятельствами, исключающими преступность деяния, указанными в ст. ст. 37 — 42 УК РФ.

Указанные обстоятельства, исключающие дисциплинарную ответственность, не содержат состава дисциплинарного проступка, поскольку являются общественно полезными и правомерными, поощряются общественной моралью, а причиненный при таких обстоятельствах вред компенсируется социально оправданными последствиями совершенного деяния.

Действуя при указанных обстоятельствах, военнослужащий или гражданин, призванный на военные сборы, преследует общественно полезные цели, выполняет моральный долг перед обществом. Законодательное закрепление в Федеральном законе «О статусе военнослужащих» обстоятельств, исключающих дисциплинарную ответственность, признание действий, совершенных при этих обстоятельствах, правомерными стимулирует участие военнослужащих в борьбе с правонарушениями и способствует формированию у них уважительного отношения к законам.

Совершение действий при обстоятельствах, исключающих дисциплинарную ответственность, при необходимой обороне, причинении вреда при задержании лица, совершившего преступление, крайней необходимости, физическом или психическом принуждении не является юридической обязанностью военнослужащих или граждан, призванных на военные сборы, а представляет собой выполнение общественного долга, моральной обязанности и свидетельствует об их активной жизненной позиции, нетерпимости к антиобщественным проявлениям.

При исполнении обязательного приказа или распоряжения командира, а также при обоснованном риске для достижения общественно полезной цели речь идет о юридической обязанности для военнослужащего или гражданина, призванного на военные сборы.

Так, в соответствии со ст. 9 Дисциплинарного устава Вооруженных Сил Российской Федерации (далее — ДУ ВС РФ) право командира (начальника) отдавать приказ и обязанность подчиненного беспрекословно повиноваться являются основными принципами единоначалия.

В случае открытого неповиновения или сопротивления подчиненного командир (начальник) обязан для восстановления порядка и дисциплины принять все установленные законами и воинскими уставами меры принуждения, вплоть до ареста виновного и привлечения его к уголовной ответственности. При этом оружие может быть применено только в боевой обстановке, а в условиях мирного времени — в исключительных случаях, не терпящих отлагательства, в соответствии с требованиями ст. ст. 13, 14 Устава внутренней службы Вооруженных Сил Российской Федерации (далее — УВС ВС РФ).

Согласно п. 2 ст. 1 Федерального закона «О статусе военнослужащих» на военнослужащих возлагаются обязанности по подготовке к вооруженной защите и вооруженная защита Российской Федерации, которые связаны с необходимостью беспрекословного выполнения поставленных задач в любых условиях, в том числе с риском для жизни. Вместе с тем риск должен быть обоснованным. Риск — это возможность опасности, неудачи. При обоснованном риске возможность опасности, неудачи должна быть сведена к минимуму. Разновидностью обоснованного риска является оправданный служебный риск. В соответствии с п. 3 ст. 3 Федерального закона «О материальной ответственности военнослужащих» не допускается привлечение военнослужащих к материальной ответственности за ущерб, причиненный в результате оправданного служебного риска.

Исполнение обязательного для военнослужащего или гражданина, призванного на военные сборы, приказа или распоряжения командира является обстоятельством, исключающим дисциплинарную ответственность.

Приказ (распоряжение) командира (начальника) является формой управления действиями подчиненного, поэтому точное выполнение его требований освобождает подчиненного от ответственности за наступившие последствия, даже если они содержат признаки дисциплинарного проступка.

Данное положение исходит из необходимости беспрекословного подчинения военнослужащих приказам своих командиров (начальников), что закреплено в п. 2 ст. 1 Федерального закона «О статусе военнослужащих», а также требований Военной присяги (обязательства — для иностранных граждан и лиц без гражданства или подданства иностранного государства) и УВС ВС РФ. При этом признается, что военнослужащий или гражданин, призванный на военные сборы, в силу ограниченности имеющейся у него информации не в состоянии оценить соответствие отданного ему приказа командира (начальника) требованиям закона и, следовательно, не должен нести ответственность за действия, не выходящие за пределы такого приказа. В таком случае ответственность за причиненный вред должен нести тот командир (начальник), который отдал приказ (распоряжение).

Вместе с тем существует некая «граница правомерности» исполнения обязательного для военнослужащего или гражданина, призванного на военные сборы, приказа или распоряжения. В ст. 42 УК РФ указывается, что лицо, совершившее умышленное преступление во исполнение заведомо незаконных приказа или распоряжения, подлежит уголовной ответственности на общих основаниях. Таким образом, приказ или распоряжение, предписывающие подчиненному совершение общественно опасного и уголовно наказуемого деяния, не только не обязательны для исполнения, а наоборот, за умышленное их исполнение подчиненный подлежит уголовной ответственности за содеянное.

Подчиненный, выполнивший приказ, не осознавая его незаконного характера, а также учитывая то обстоятельство, что в соответствии со ст. 44 УВС ВС РФ командир (начальник) несет ответственность за отданный приказ и его последствия, за соответствие приказа законодательству, а также за злоупотребление властью и превышение власти или служебных полномочий в отдаваемом приказе и за непринятие мер по его выполнению, не может нести дисциплинарную ответственность за свои действия и их последствия.

В соответствии с уставным требованием о беспрекословном и точном выполнении приказов командиров (начальников) подчиненный не должен обсуждать приказ. Поэтому он не подлежит ответственности и в тех случаях, когда сомневался в законности выполняемого приказа (распоряжения) и мог сознавать, что, выполняя приказ, совершает дисциплинарный проступок.

Не является дисциплинарным проступком действие (бездействие), совершенное в состоянии необходимой обороны, т. е. при защите личности и прав обороняющегося или другого лица, охраняемых законом интересов общества или государства от общественно опасного посягательства, если при этом не было допущено превышения пределов необходимой обороны.

Необходимая оборона от общественно опасных посягательств — это естественное субъективное право каждого человека, признаваемое и закрепленное законом. Федеральный закон «О статусе военнослужащих» с учетом нормы ст. 37 УК РФ по-новому определил приоритетность объектов защиты при необходимой обороне: личность и права обороняющегося или других лиц, охраняемые законом интересы общества, охраняемые законом интересы государства.

Право на необходимую оборону имеют в равной мере все военнослужащие или граждане, призванные на военные сборы, независимо от их профессиональной или иной специальной подготовки и служебного положения.

Соответствующие обязанности по пресечению преступлений и правонарушений с правом применения физической силы, специальных средств и оружия возложены на военнослужащих внутренних войск (ст. ст. 25 — 29 Федерального закона «О внутренних войсках Министерства внутренних дел Российской Федерации»), военнослужащих органов федеральной службы безопасности (ст. 14 Федерального закона «О Федеральной службе безопасности»), военнослужащих федеральных органов государственной охраны (ст. ст. 24 — 27 Федерального закона «О государственной охране»). Признавая за этими лицами такое же право на необходимую оборону, как и у других граждан, следует все же отметить, что их профессиональная подготовка, специальные навыки, психологическая готовность к возможным столкновениям с правонарушителями и другие подобные качества должны приниматься во внимание при установлении эксцесса необходимой обороны.

Условия правомерности необходимой обороны разделяются на условия, относящиеся к посягательству, и условия, относящиеся к защите.

К условиям посягательства относятся: а) общественная опасность посягательства; б) наличность посягательства; в) действительность посягательства; г) неспровоцированность нападения.

Условиями, относящимися к защите при необходимой обороне, на основании закона выступают: а) защита охраняемых законом благ; б) соразмерность защиты характеру и степени общественной опасности посягательства; в) причинение вреда только посягающему.

Необходимая оборона допустима только в отношении общественно опасного преступного посягательства, так как признак общественной опасности характерен только для преступлений.

Посягательство считается наличным, когда нападающий начал причинять вред объекту или создал реальную непосредственную угрозу причинения вреда. Состояние необходимой обороны существует до тех пор, пока посягательство не окончено.

В Постановлении Пленума Верховного Суда СССР от 16 августа 1984 г. N 14 «О применении судами законодательства, обеспечивающего право на необходимую оборону от общественно опасных посягательств» отмечалось, что состояние необходимой обороны не может считаться устраненным и в том случае, когда акт самозащиты последовал непосредственно за актом хотя бы и оконченного нападения, но по обстоятельствам дела для обороняющегося не был ясен момент окончания нападения.

Действительность посягательства означает, что оно существует реально, а не в воображении обороняющегося. Действительное нападение следует отличать от мнимого. При мнимой обороне имеет место фактическая ошибка и применяются правила о влиянии фактической ошибки на ответственность. В п. 13 указанного Постановления Пленума Верховного Суда СССР было разъяснено, что при мнимой обороне лицо не несет уголовной ответственности за причиненный вред в тех случаях, когда вся обстановка происшествия давала лицу, применившему средства защиты, достаточные основания полагать, что имело место реальное посягательство. Если лицо должно было и могло осознавать ошибочность своего предположения, оно несет ответственность за неосторожное преступление.

Неспровоцированность посягательства означает, что поведение нападающего не было спровоцировано самим обороняющимся с намерением причинить ему физический вред. Не может быть признано находившимся в состоянии необходимой обороны лицо, которое намеренно вызвало нападение, чтобы использовать его как повод для совершения противоправных действий (развязывание драки, учинение расправы, совершение акта мести и т. п.). В таких случаях содеянное должно квалифицироваться на общих основаниях.

Важное значение имеет соразмерность защиты нападению. Соразмерность защиты нападению означает, что причиненный вред нападающему не должен быть чрезмерным: он может быть равным и даже несколько большим, чем намеревался причинить посягающий, однако минимальным в данных конкретных обстоятельствах и условиях.

Не являются превышением пределов необходимой обороны: причинение вреда посягающему лицу, если это посягательство было сопряжено с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, либо с непосредственной угрозой применения такого насилия; защита от посягательства, не сопряженного с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, либо с непосредственной угрозой применения такого насилия, если при этом не было допущено умышленных действий, явно не соответствующих характеру и опасности посягательства; действия обороняющегося лица, если это лицо вследствие неожиданности посягательства не могло объективно оценить степень и характер опасности нападения.

Если же посягательство сопряжено с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, или хотя бы с непосредственной угрозой применения такого насилия, то возможно причинение любого вреда нападающему, вплоть до лишения его жизни.

В иных случаях характер защитительных действий, вид и тяжесть причиненного вреда для отражения посягательства должны быть разумно необходимыми для отражения посягательства. При оценке правомерности необходимой обороны учитываются как степень и характер опасности, угрожающей обороняющемуся, так и его силы и возможности отразить нападение. В частности, должны учитываться количество посягающих и обороняющихся, их возраст, физическое состояние, наличие оружия, место и время посягательства и другие обстоятельства, влияющие на реальное соотношение сил посягающего и защищающегося (п. 8 Постановления Пленума Верховного Суда СССР от 16 августа 1984 г. N 14).

Превышение пределов необходимой обороны — это очевидное несоответствие защиты характеру и степени общественной опасности посягательства, когда посягающему без необходимости умышленно причиняется вред.

Определение пределов защиты должно решаться для каждого случая сугубо индивидуально. Однако следует иметь в виду, что в соответствии с п. 9 Постановления Пленума Верховного Суда СССР от 16 августа 1984 г. N 14 в состоянии душевного волнения, вызванного посягательством, обороняющийся не всегда может точно взвесить характер опасности и избрать соразмерные средства защиты.

Также недопустима защита после очевидного окончания нападения (нападающий убегает или повержен и просит пощады). Месть нападающему должна расцениваться как умышленное преступление (обычное или совершенное в состоянии сильного душевного волнения), а не превышение пределов необходимой обороны.

Вместе с тем состояние необходимой обороны может иметь место и тогда, когда защита последовала непосредственно за актом хотя бы и оконченного посягательства, но по обстоятельствам дела обороняющемуся не был ясен момент его окончания. Переход же оружия или других предметов, использованных при нападении, от посягавшего к обороняющемуся сам по себе не может свидетельствовать об окончании посягательства (п. 5 Постановления Пленума Верховного Суда СССР от 16 августа 1984 г. N 14).

Обстоятельством, исключающим дисциплинарную ответственность, является причинение вреда при задержании лица, совершившего преступление, для доставления органам власти и пресечения возможности совершения им новых преступлений, если иными средствами задержать такое лицо не представлялось возможным и при этом не было допущено превышения необходимых для этого мер.

Право задержания преступника предоставляется любому военнослужащему или гражданину, призванному на военные сборы. Он может воспользоваться этим правом независимо от возможности обращения за помощью к представителям власти после совершения лицом деяния, которое со всей очевидностью является преступлением, т. е. деянием, запрещенным УК РФ.

Цель задержания лица, совершившего преступление, — пресечение возможности совершения новых преступлений, не месть, а передача задержанного органам власти.

Меры, применяемые для задержания преступника, признаются правомерными при наличии определенных условий, относящихся к общественной опасности совершенного преступления и к обстоятельствам задержания.

Под задержанием преступника понимается доставление лица, совершившего преступление, органам власти или его удержание до передачи указанным органам и выяснения данных о личности. Подобное задержание следует отличать от задержания подозреваемого в порядке ст. 91 УПК РФ, т. е. от кратковременного (до 48 часов) лишения его свободы (ст. 92 и ст. 94 УПК РФ).

Основанием для задержания лица служит совершение им преступления. Правила задержания лица, совершившего преступление, не распространяются на лиц, совершивших административные правонарушения или дисциплинарные проступки, а также совершивших общественно опасные деяния в состоянии невменяемости или если они не достигли установленного УК РФ возраста уголовной ответственности. Причинение вреда этим лицам не может рассматриваться по правилам задержания лица, совершившего преступление.

Задержание предполагает наличие достаточных данных, свидетельствующих о том, что именно задерживаемый является лицом, совершившим преступление.

В ст. 91 УПК РФ определены основания задержания лица, подозреваемого в совершении преступления, органом дознания, следователем или прокурором. Такое задержание допускается, когда лицо застигнуто при совершении преступления или непосредственно после его совершения, когда потерпевшие или очевидцы укажут на данное лицо как на совершившее преступление либо когда на этом лице или его одежде, при нем или в его жилище обнаружены явные следы преступления.

Задержание лица, совершившего преступление, следует отличать от необходимой обороны. Последняя является пресечением совершающегося, уже начавшегося (либо начинающегося, когда налицо реальная угроза нападения) и еще не закончившегося общественно опасного посягательства на личность, права и интересы обороняющегося или других лиц, интересы общества или государства. Нередко военнослужащий или представитель власти применяет насилие к лицу, совершающему общественно опасное деяние, преследуя одновременно цели пресечения этого посягательства и задержания виновного для доставления его органам власти и пресечения возможности совершения им новых преступлений. В таких случаях правовая оценка причиненного вреда должна даваться на основании правил о необходимой обороне, предусмотренных законом.

Задержание преступника может перерасти в необходимую оборону, если задерживаемый начинает оказывать сопротивление. В этом случае действуют правила института необходимой обороны.

Соответствие мер задержания характеру и степени общественной опасности содеянного означает, что чем опаснее преступление, тем интенсивнее могут быть меры задержания.

Соответствие мер задержания обстоятельствам задержания предполагает, во-первых, учет демографических и физических данных задерживаемого: пола, возраста, состояния здоровья, роста, телосложения, эмоционального состояния, наличия или отсутствия опьянения и т. д. Во-вторых, должны учитываться количество задерживаемых и их поведение при задержании: подчинение, неповиновение, сопротивление, попытка скрыться и т. д.

Превышением мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление, признается их явное несоответствие характеру и степени общественной опасности совершенного задерживаемым лицом преступления и обстоятельствам задержания, когда лицу без необходимости причиняется явно чрезмерный, не вызываемый обстановкой вред.

Крайняя необходимость как обстоятельство, исключающее дисциплинарную ответственность военнослужащих и граждан, призванных на военные сборы, — это состояние, при котором происходит причинение вреда охраняемым законом интересам в целях устранения грозящей опасности, угрожающей причинением большего вреда другим правоохраняемым интересам, и когда эта опасность не могла быть устранена иными средствами.

Таким образом, при крайней необходимости происходит столкновение двух в равной мере охраняемых законом интересов, причем охрана одного достигается нарушением другого. Поэтому к правомерности крайней необходимости предъявляются более жесткие требования, чем к необходимой обороне. Эти требования делят на две группы: относящиеся к грозящей опасности и относящиеся к действиям по ее устранению.

Первую группу образуют наличность и действительность грозящей опасности.

Опасность, угрожающая охраняемым законом интересам, должна отвечать следующим требованиям:

— угрожать охраняемым законом интересам личности, общества или государства;

— быть наличной;

— быть действительной (реальной).

Источники опасности могут быть различными: поведение человека, действия непреодолимой силы, стихийные бедствия, нападение животных, неисправность техники, болезнь и т. д.

Наличность и действительность опасности понимаются так же, как и при необходимой обороне, с одной лишь разницей, что прошедшая опасность не создает состояния крайней необходимости.

Вторая группа требований правомерности крайней необходимости состоит в том, что: а) защищать можно только охраняемые уголовным законом блага (ценности); б) грозящая опасность должна быть неустранима другими средствами; в) причиненный вред должен быть менее значительным, чем предотвращенный; г) вред причиняется интересам третьих лиц.

Защита от грозящей опасности должна быть:

— направлена на устранение опасности, угрожающей охраняемым законом интересам личности, общества или государства;

— направлена на причинение ущерба не лицу, создавшему угрозу, а третьим лицам;

— своевременной.

Неустранимость опасности другими средствами, не причиняющими вреда правоохраняемым благам, должна быть безусловна.

Причинение меньшего вреда, чем предотвращенный, является принципиальным требованием, так как причинение вреда большего или равного не может быть оправдано никакими обстоятельствами, включая неустранимость опасности другими средствами.

У состояния крайней необходимости имеются пределы, за которыми устранение угрозы, осуществляемое таким способом, становится противоправным. Превышением пределов крайней необходимости признается причинение вреда, явно не соответствующего характеру и степени угрожавшей опасности и обстоятельствам, при которых опасность устранялась, когда указанным интересам был причинен вред, равный или более значительный, чем предотвращенный.

Действия в состоянии крайней необходимости — субъективное право военнослужащего или гражданина, призванного на военные сборы. Однако военнослужащие, которые обязаны предотвратить наступление вреда правоохраняемым благам, не могут уклоняться от риска для своей жизни или здоровья, ссылаясь на крайнюю необходимость.

Вред, причиненный в состоянии крайней необходимости, согласно ст. 1067 ГК РФ должен быть возмещен лицом, причинившим вред. Учитывая обстоятельства, при которых был причинен такой вред, суд может возложить обязанность его возмещения на третье лицо, в интересах которого действовал причинивший вред, либо освободить от возмещения вреда полностью или частично как это третье лицо, так и причинившего вред.

В качестве одного из обстоятельств, исключающих дисциплинарную ответственность военнослужащего или гражданина, призванного на военные сборы, Федеральный закон «О статусе военнослужащих» предусматривает обоснованный риск.

Риск признается обоснованным, если указанная цель не могла быть достигнута не связанными с риском действиями (бездействием) и военнослужащий или гражданин, призванный на военные сборы, допустивший риск, предпринял достаточные меры для предотвращения вреда охраняемым законом интересам. Обоснованный риск — это оправданное опасное действие.

Обоснованный риск, присутствующий в любой профессиональной деятельности, связанной с необходимостью учета множества обстоятельств, которые подчас трудно точно измерить и оценить, признается исключающим наступление юридической ответственности и другими отраслями права — уголовным и трудовым.

Так, ст. 41 УК РФ в качестве обстоятельства, исключающего преступность деяния, предусматривает причинение вреда при обоснованном риске для достижения общественно полезной цели; ст. 239 ТК РФ исключает материальную ответственность работника в случае возникновения ущерба, в частности и вследствие нормального хозяйственного риска.

«Оправданный», «обоснованный», «нормальный хозяйственный» риски — различные определения одного и того же понятия, а именно обоснованного правомерного риска, т. е. такого риска, который признается, допускается правом, а лицо, причинившее вред в его состоянии, не подлежит юридической ответственности.

Понятие «риск» определяется как возможный убыток или неудача в каком-либо деле. Риск также определяется как действие (поступок), выполняемое в условиях выбора, когда существует опасность в случае неудачи оказаться в худшем положении, чем до выбора.

В процессе военно-служебной деятельности военнослужащий или гражданин, призванный на военные сборы, связан и взаимодействует со сложной военной техникой, участвует в управлении комплексными процессами. Осуществление такой деятельности, как правило, носит коллективный характер, т. е. производится не самостоятельно, а при участии многих лиц. При этом, объективно существующие недостатки в военной технике, пробелы в познании закономерностей используемых технических процессов и недостатки организационного порядка часто не могут быть поставлены в вину конкретным лицам. Таким образом, ущерб, причиняемый военному имуществу в результате таких явлений, — следствие сил, выходящих из-под контроля отдельного человека. Поэтому в условиях военной службы принято говорить о наличии военно-служебного риска.

Риск чаще всего имеет место при разработке, освоении и испытании новых образцов вооружения и военной техники, оборудования, новых технологий, при решении различного рода нестандартных задач, возникающих как в повседневной деятельности войск (сил), так и в боевой обстановке. Так, ущерб возмещается за счет государства, если он был допущен в ходе испытаний и учений и нет оснований для возмещения суммы причиненного ущерба за счет виновных лиц.

Под состоянием военно-служебного риска понимается служебно-хозяйственная деятельность, допускающая возможность получения результатов, не восполняющих полностью или частично понесенных воинской частью расходов.

Важнейшим для выяснения условий освобождения военнослужащих от дисциплинарной ответственности является определение критериев оправданности (правомерности) обоснованного военно-служебного риска.

В законодательстве, а также в теории и практике выработаны следующие критерии правомерности обоснованного риска, которые необходимо применять: а) цель не могла быть достигнута средствами, не связанными с риском; б) цель является общественно полезной; в) совершенное действие соответствует современным знаниям и опыту; г) лицо, допустившее риск, предприняло достаточные меры для предотвращения возможного вреда охраняемым законом интересам. Только совокупность всех перечисленных условий определяет правомерность рискованных действий, исключает их противоправность. При этом право на риск признается только за военнослужащим, гражданином, призванным на военные сборы, обладающим соответствующей профессиональной подготовкой. По этим критериям необходимо отличать обоснованный военно-служебный риск от необоснованных решений ради выполнения поставленных задач любой ценой.

Необходимо также иметь в виду, что обоснованный риск имеется в наличии только тогда, когда существует лишь некоторая вероятность, возможность наступления негативных последствий. Если же наступление таких последствий несомненно, ситуацию (при всех прочих равных условиях) следует оценивать уже с точки зрения крайней необходимости.

Риск не признается обоснованным, если он заведомо был сопряжен с угрозой для жизни многих людей, с угрозой экологической катастрофы или общественного бедствия.

Причинение вреда в результате физического принуждения, если вследствие такого принуждения военнослужащий или гражданин, призванный на военные сборы, не мог руководить своими действиями (бездействием), является обстоятельством, исключающим дисциплинарную ответственность.

Под принуждением военнослужащего или гражданина, призванного на военные сборы, к причинению вреда правоохраняемым интересам понимается применение к нему незаконных методов физического или психического воздействия с целью заставить его совершить общественно опасные действия (бездействие).

Под физическим принуждением понимается такое воздействие на военнослужащего или гражданина, призванного на военные сборы, которое лишает его возможности действовать по своему усмотрению, т. е. руководить своими действиями. Физическое принуждение может заключаться в физическом насилии (побоях, пытках, истязаниях, связывании, незаконном лишении свободы, запирании, введении инъекций, снотворного и т. д.).

Физическое принуждение является обстоятельством, исключающим преступность деяния, при следующих условиях: а) наличность физического принуждения; б) направленность физического принуждения на ограничение физических функций принуждаемого лица; в) действительность физического принуждения; г) непреодолимый характер физического принуждения.

Направленность физического принуждения на ограничение физических функций означает, что физическое принуждение заключается в воздействии на телесную неприкосновенность и телесные функции, в результате которого лицо лишается возможности руководить своими действиями.

Непреодолимость физического принуждения предполагает, что лицо оказалось в условиях, когда оно полностью лишено возможности руководить своими действиями.

Психическое принуждение — это такое воздействие на психику военнослужащего или гражданина, призванного на военные сборы, которое приводит к тому, что он не в полной мере может руководить своими действиями; например, под угрозой убийства совершается разглашение сведений в военной области, отнесенных к государственной тайне. Психическое принуждение заключается в психическом воздействии (угрозой или причинением вреда здоровью, изнасилованием и др.). Психическое принуждение возможно и путем использования психотропных веществ, гипноза и т. п.

Возможны случаи, когда физическое или психическое принуждение было незначительным и не могло существенно повлиять на совершение военнослужащим или гражданином, призванным на военные сборы, общественно опасного деяния, когда он сохранял контроль за своим поведением, имел свободу выбора, т. е. не был в состоянии крайней необходимости. В таких случаях военнослужащий или гражданин, призванный на военные сборы, причинивший вред правоохраняемым интересам, не освобождается от ответственности за содеянное, но имевшее место принуждение может быть признано обстоятельством, смягчающим уголовную ответственность (ст. 61 УК РФ).

Вопрос о дисциплинарной ответственности за причинение вреда охраняемым законом интересам в результате психического принуждения, а также в результате физического принуждения, вследствие которого лицо сохранило возможность руководить своими действиями (бездействием), решается с учетом положения о превышении пределов крайней необходимости, когда был причинен вред, явно не соответствующий характеру и степени угрожавшей опасности и обстоятельствам, при которых опасность устранялась, когда указанным интересам был причинен вред, равный или более значительный, чем предотвращенный. Дисциплинарная ответственность наступает за такое превышение пределов крайней необходимости только в случае умышленного причинения вреда.

Статья 28.3 Федерального закона «О статусе военнослужащих» не допускает привлечение военнослужащего или гражданина, призванного на военные сборы, к дисциплинарной ответственности в ряде случаев. К ним относятся:

— отсутствие события воинского дисциплинарного проступка;

— отсутствие состава воинского дисциплинарного проступка;

— совершение воинского дисциплинарного проступка вследствие хронического психического расстройства, временного психического расстройства, слабоумия или иного болезненного состояния психики;

— повторное привлечение за один и тот же воинский дисциплинарный проступок;

— истечение срока давности совершения воинского дисциплинарного проступка;

— отмена или признание утратившим силу федерального закона либо его положения, предусматривающего дисциплинарную ответственность военнослужащего или гражданина, призванного на военные сборы, за совершенное противоправное действие (бездействие), либо положения федерального закона или иного нормативного правового акта Российской Федерации, которое военнослужащим или гражданином, призванным на военные сборы, было нарушено;

— исключение военнослужащего из списков личного состава воинской части в связи с его увольнением с военной службы (отчисление гражданина, призванного на военные сборы, с военных сборов или окончание военных сборов).

Не допускается привлечение к дисциплинарной ответственности военнослужащего или гражданина, призванного на военные сборы, в случае отсутствия факта воинского дисциплинарного проступка.

Отсутствие факта воинского дисциплинарного проступка предполагает отсутствие самого факта (события) нарушения воинской дисциплины. Это основание включает в себя также случаи, когда факт предполагавшегося воинского дисциплинарного проступка явился результатом действия стихийных сил природы (наводнение, землетрясение, удар молнии и т. д.), физиологических, физических или химических процессов, не зависящих от сознания и волевого контроля военнослужащего или гражданина, призванного на военные сборы.

Отсутствие события воинского дисциплинарного проступка налицо также в случае, когда происшедшее событие явилось результатом действия самого потерпевшего (самоубийство, несчастный случай в результате вины пострадавшего при отсутствии вины других лиц). В этом случае необходимо учитывать положения ст. 8 ДУ ВС РФ о том, что командир (начальник) не несет дисциплинарной ответственности за правонарушения, совершенные его подчиненными, за исключением случаев, когда он скрыл правонарушение или не принял необходимых мер в пределах своих полномочий по предупреждению правонарушений и привлечению к ответственности виновных лиц.

В соответствии с указанием Министра обороны Российской Федерации от 18 февраля 2006 г. N 205/2/35 от воинских должностных лиц требуется исключить огульное привлечение к дисциплинарной ответственности командиров (начальников) и личного состава при наличии фактов совершения преступлений и происшествий и не использовать своевременные и откровенные доклады по фактам совершения преступлений, происшествий и проступков как основание к привлечению к дисциплинарной ответственности докладывающих должностных лиц.

Согласно вышеназванным указаниям требуется принять меры по оценке деятельности командиров (начальников) по поддержанию дисциплины не по количеству правонарушений в воинской части (подразделении), а по точному соблюдению ими законов и воинских уставов, полному использованию своей дисциплинарной власти и исполнению своих обязанностей в целях наведения порядка и своевременного предупреждения нарушения воинской дисциплины.

Отсутствие в деянии состава воинского дисциплинарного проступка означает, что сам факт деяния, совершенного конкретным лицом, установлен, но оно не расценивается в качестве дисциплинарного проступка вследствие того, что не является противоправным или виновным, в том числе по основаниям, исключающим дисциплинарную ответственность, установленным п. 1 ст. 28.3 Федерального закона «О статусе военнослужащих».

Кроме того, противоправность действия (бездействия) может быть устранена отменой или признанием утратившим силу: федерального закона либо его положения, предусматривающего дисциплинарную ответственность военнослужащего или гражданина, призванного на военные сборы, за совершенное противоправное действие (бездействие), либо положения федерального закона или иного нормативного правового акта Российской Федерации, которое военнослужащим или гражданином, призванным на военные сборы, было нарушено.

Не допускается привлечение военнослужащего или гражданина, призванного на военные сборы, к дисциплинарной ответственности по медицинским критериям невменяемости, которые характеризуют причины, приведшие к утрате лицом способности осознавать характер и противоправность деяния (воинского дисциплинарного проступка) или руководить им.

Невменяемость является результатом определенного психического заболевания, т. е. болезненного состояния психики, которое имеет следующие виды: хроническое психическое расстройство, временное психическое расстройство, слабоумие, иное болезненное состояние психики.

Хроническое психическое расстройство представляет собой длительное, трудноизлечимое либо вовсе не излечимое психическое заболевание. Чаще всего оно возникает в результате органического поражения мозга. Проявляются такие болезненные состояния в форме шизофрении, эпилепсии, прогрессивного паралича, сифилиса мозга и других заболеваний психики.

К временному психическому расстройству относятся психические заболевания, протекающие в течение некоторого периода времени. В обычной обстановке люди, страдающие подобным заболеванием, как правило, не обнаруживают психических отклонений. Формы временного психического расстройства различные, чаще всего это реактивные состояния, аффективные расстройства, пароксизмальные (эпилептиформные) состояния и т. п.

Слабоумие (олигофрения) выражается в снижении познавательной способности человека до такого уровня, что он оказывается неспособным правильно оценивать свое поведение. Различают идиотию (наиболее глубокую степень олигофрении, характеризующуюся почти полным отсутствием речи и мышления); имбецильность (среднюю по тяжести степень олигофрении, характеризующуюся пониманием речи окружающих и возможностью произносить короткие фразы); дебильность (легкая степень слабоумия, при которой возможно вести самостоятельную жизнь).

Иное болезненное состояние психики выражается в различного рода психопатиях, неврозах и других заболеваниях психики (помрачение сознания, пресенильные психозы, психоорганический синдром, интоксикационный психоз, амнестический синдром и т. п.).

Не допускается привлечение военнослужащего или гражданина, призванного на военные сборы, к дисциплинарной ответственности повторно за один и тот же дисциплинарный проступок. Вместе с тем военнослужащий или гражданин, призванный на военные сборы, подвергнутый дисциплинарному взысканию за совершенное преступление и причиненный государству материальный ущерб, не освобождается от уголовной и материальной ответственности.

Вышестоящий командир (начальник) не имеет права отменить или уменьшить дисциплинарное взыскание, примененное младшим командиром (начальником), по причине строгости взыскания, если последний не превысил предоставленной ему власти.

Старший командир (начальник) имеет право отменить дисциплинарное взыскание, примененное младшим командиром (начальником), если найдет, что это взыскание не соответствует тяжести совершенного проступка, и наложить более строгое взыскание.

Истечение сроков давности привлечения к дисциплинарной ответственности является основанием непривлечения военнослужащего или гражданина, призванного на военные сборы, к дисциплинарной ответственности.

Согласно п. 8 ст. 28.2 Федерального закона «О статусе военнослужащих» военнослужащий или гражданин, призванный на военные сборы, не может быть привлечен к дисциплинарной ответственности по истечении одного года со дня совершения дисциплинарного проступка, в том числе в случае отказа в возбуждении в отношении военнослужащего или гражданина, призванного на военные сборы, уголовного дела или прекращения в отношении его уголовного дела, но при наличии в его действии (бездействии) признаков дисциплинарного проступка.

Срок давности привлечения к дисциплинарной ответственности исчисляется со дня совершения дисциплинарного проступка и до момента наложения дисциплинарного взыскания (вступления Постановления военного судьи гарнизона в законную силу). В случае совершения лицом нового дисциплинарного проступка сроки давности по каждому дисциплинарному проступку исчисляются отдельно.

В соответствии со ст. 34 Федерального закона от 1 декабря 2006 г. N 199-ФЗ «О судопроизводстве по материалам о грубых дисциплинарных проступках при применении к военнослужащим дисциплинарного ареста и об исполнении дисциплинарного ареста» постановление судьи гарнизонного военного суда о назначении дисциплинарного ареста не подлежит исполнению в случае, если исполнение указанного постановления не было начато в течение срока давности, установленного Федеральным законом «О статусе военнослужащих» для привлечения к дисциплинарной ответственности.

Прохождение военной службы или пребывание на военных сборах военнослужащим или гражданином, призванным на военные сборы, является обязательным условием его привлечения к дисциплинарной ответственности.

В случае исключения военнослужащего из списков личного состава воинской части в связи с увольнением с военной службы привлечение его к дисциплинарной ответственности не допускается.

Согласно п. 31 Положения о проведении военных сборов, утвержденного Постановлением Правительства Российской Федерации от 29 мая 2006 г. N 333, граждане, призванные на военные сборы, могут быть с них отчислены. Отчисление граждан с военных сборов осуществляется по представлению командиров воинских частей, проводящих военные сборы, старшими командирами (начальниками). О причинах и времени отчисления граждан с военных сборов уведомляются военные комиссариаты, которые немедленно доводят эту информацию до руководителей организаций, в которых работают отчисленные с военных сборов граждане.

Не допускается привлечение к дисциплинарной ответственности гражданина, призванного на военные сборы, в случае отчисления его с военных сборов или в связи с окончанием военных сборов.

Военнослужащие являются субъектами административной ответственности, особенности которой определены ДУ ВС РФ, КоАП РФ и иными федеральными законами.

Административная ответственность военнослужащих установлена ст. 2.5 КоАП РФ «Административная ответственность военнослужащих, граждан, призванных на военные сборы, и лиц, имеющих специальные звания» (в редакции Федерального закона от 4 декабря 2006 г. N 203-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросам ответственности военнослужащих»), а также рядом иных статей КоАП РФ.

Административная ответственность по общему правилу наступает за административные правонарушения. Административным правонарушением (проступком) признается посягающее на государственный или общественный порядок, собственность, права и свободы граждан, на установленный порядок управления противоправное, виновное (умышленное или неосторожное) действие либо бездействие, за которое законодательством предусмотрена административная ответственность.

Административная ответственность за правонарушения, предусмотренные КоАП РФ, наступает, если эти нарушения по своему характеру не влекут за собой в соответствии с действующим законодательством уголовной ответственности.

Административное правонарушение признается совершенным умышленно, если лицо, его совершившее, сознавало противоправный характер своего действия или бездействия, предвидело его вредные последствия и желало их или сознательно допускало наступление этих последствий.

Административное правонарушение признается совершенным по неосторожности, если лицо, его совершившее, предвидело возможность наступления вредных последствий своего действия либо бездействия, но легкомысленно рассчитывало на их предотвращение либо не предвидело возможности наступления таких последствий, хотя должно было и могло их предвидеть.

Должностные лица, в том числе являющиеся военнослужащими, подлежат административной ответственности за административные правонарушения, связанные с несоблюдением установленных правил в сфере охраны порядка управления, государственного и общественного порядка, природы, здоровья населения и других правил, обеспечение выполнения которых входит в их служебные обязанности.

Особенность ответственности военнослужащих и лиц, призванных на военные сборы, за административные правонарушения заключается в том, что по общему правилу за них военнослужащие несут дисциплинарную ответственность и только в порядке исключения за административные правонарушения, предусмотренные ч. 2 ст. 2.5 КоАП РФ, для военнослужащих наступает административная ответственность.

Административная ответственность военнослужащих и лиц, призванных на военные сборы, на общих основаниях, согласно КоАП РФ, наступает за следующие правонарушения:

— административные правонарушения, посягающие на отдельные права граждан (ст. ст. 5.1 — 5.26);

— нарушение законодательства о выборах и референдумах (ст. ст. 5.45 — 5.52, 5.56);

— нарушение законодательства в области обеспечения санитарно-эпидемиологического благополучия населения (ст. 6.3);

— административные правонарушения в области охраны окружающей природной среды и природопользования (гл. 8);

— нарушение правил пожарной безопасности на железнодорожном, морском, внутреннем водном или воздушном транспорте (ст. 11.16 — в части нарушения правил пожарной безопасности вне места военной службы (службы) или прохождения военных сборов, поскольку в ином случае наступает дисциплинарная ответственность);

— административные правонарушения в области дорожного движения (гл. 12);

— административные правонарушения в области финансов, налогов и сборов, рынка ценных бумаг (гл. 15);

— административные правонарушения в области таможенного дела (нарушения таможенных правил) (гл. 16);

— невыполнение законных требований прокурора, следователя, дознавателя или должностного лица, осуществляющего производство по делу об административном правонарушении (ст. 17.7);

— некоторые административные правонарушения в области защиты Государственной границы Российской Федерации и обеспечения режима пребывания иностранных граждан или лиц без гражданства на территории Российской Федерации (ст. ст. 18.1 — 18.4);

— нарушение требований пожарной безопасности (ст. 20.4 — в части нарушения требований пожарной безопасности вне места военной службы (службы) или прохождения военных сборов, поскольку в ином случае наступает дисциплинарная ответственность).

В случае, когда административное правонарушение совершено военнослужащим или лицом, призванным на военные сборы, за исключением ранее перечисленных случаев, когда за такое административное правонарушение это лицо несет административную ответственность на общих основаниях, производство по делу об административном правонарушении после выяснения всех обстоятельств совершения административного правонарушения подлежит прекращению для привлечения указанного лица к дисциплинарной ответственности (ч. 2 ст. 24.5 КоАП РФ в редакции Федерального закона от 4 декабря 2006 г. N 203-ФЗ).

В данном случае постановление о прекращении производства по делу об административном правонарушении со всеми материалами дела в течение суток с момента вынесения постановления направляется в воинскую часть, орган или учреждение по месту военной службы (службы) или месту прохождения военных сборов лица, совершившего административное правонарушение, для привлечения указанного лица к дисциплинарной ответственности (ч. 2 ст. 28.9 КоАП РФ в редакции Федерального закона от 4 декабря 2006 г. N 203-ФЗ). В остальных случаях военнослужащий может быть привлечен к административной ответственности, но без применения к нему административного ареста (ст. 3.9 КоАП РФ).

За совершение административных правонарушений могут применяться следующие виды административных наказаний (ст. 3.2 КоАП РФ):

— предупреждение;

— административный штраф;

— возмездное изъятие орудия совершения или предмета административного правонарушения;

— конфискация орудия совершения или предмета административного правонарушения;

— лишение специального права, предоставленного физическому лицу;

— административный арест;

— административное выдворение за пределы Российской Федерации иностранного гражданина или лица без гражданства;

— дисквалификация.

В соответствии с ранее действовавшей редакцией ст. 2.5 КоАП РФ к военнослужащим и гражданам, проходящим военные сборы, не могли быть применены административные наказания в виде административного ареста, а к военнослужащим, проходящим военную службу по призыву, также в виде административного штрафа.

С 1 января 2007 г. с принятием Федерального закона от 4 декабря 2006 г. N 203-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросам ответственности военнослужащих» действуют следующие ограничения по применению административных взысканий:

— административный штраф не может применяться к сержантам, старшинам, солдатам и матросам, проходящим военную службу по призыву, а также к курсантам военных образовательных учреждений профессионального образования до заключения с ними контракта о прохождении военной службы (ст. 3.5 КоАП РФ). Указанное исключение не касается офицеров, призванных на военную службу, а также лиц, призванных на военные сборы;

— административный арест не может быть применим ко всем категориям военнослужащих и лиц, призванных на военные сборы (ст. 3.9 КоАП РФ). В то же время к ним в этом случае может быть применен дисциплинарный арест;

— административное выдворение за пределы Российской Федерации не может применяться к военнослужащим — иностранным гражданам (ст. 3.10 КоАП РФ).

Лишение военнослужащих права управления транспортными средствами является лишением физического лица специального права (ст. 3.2 КоАП РФ), которое назначается судьей (ст. 3.8 КоАП РФ).

В то же время в отдельных случаях у военнослужащих может быть изъято водительское удостоверение на месте совершения административного правонарушения, т. е. до назначения судом указанного наказания.

Согласно п. 3 ст. 27.10 КоАП РФ при совершении административного правонарушения, влекущего лишение права управления транспортным средством соответствующего вида, у водителя, судоводителя, пилота изымается до вынесения постановления по делу об административном правонарушении водительское удостоверение, удостоверение тракториста-машиниста (тракториста), удостоверение судоводителя, удостоверение пилота и выдается временное разрешение на право управления транспортным средством соответствующего вида до вступления в законную силу постановления по делу об административном правонарушении.

Возмездное изъятие орудия совершения или предмета административного правонарушения, административное выдворение могут применяться в качестве как основных, так и дополнительных административных взысканий; другие административные взыскания могут применяться только в качестве основных.

За одно административное правонарушение может быть наложено основное либо основное и дополнительное взыскание.

Предупреждение как мера административного взыскания выносится в письменной форме. В предусмотренных законодательством случаях предупреждение оформляется иным установленным способом.

Штраф есть денежное взыскание, налагаемое за административные правонарушения в случаях и пределах, предусмотренных законом, выражающееся в величине, кратной минимальному размеру месячной оплаты труда (без учета районных коэффициентов), установленному законодательством Российской Федерации на момент окончания или пресечения правонарушения, а также в величине, кратной стоимости похищенного, утраченного, поврежденного имущества либо размеру незаконного дохода, полученного в результате административного правонарушения. Штраф устанавливается в пределах от 100 до 5000 руб. для физических лиц, от 100 до 50000 руб. для должностных лиц (ст. 3.5 КоАП РФ).

Возмездное изъятие предмета, явившегося орудием совершения или непосредственным предметом административного правонарушения, состоит в его принудительном изъятии и последующей реализации с передачей вырученной суммы бывшему собственнику за вычетом расходов по реализации изъятого предмета. Возмездное изъятие огнестрельного оружия и боевых припасов не может применяться к лицам, для которых охота является основным источником существования.

Конфискация предмета, явившегося орудием совершения или непосредственным объектом административного правонарушения, состоит в принудительном безвозмездном обращении этого предмета в собственность государства. Конфискован может быть лишь предмет, находящийся в личной собственности нарушителя, если иное не предусмотрено законодательными актами. Конфискация огнестрельного оружия и боевых припасов, других орудий охоты не может применяться к лицам, для которых охота является основным источником существования.

Лишение специального права, предоставленного гражданину (права управления транспортными средствами, права охоты), применяется на срок до двух лет за грубое или систематическое нарушение порядка пользования этим правом. Срок лишения такого права не может быть менее одного месяца.

Лишение специального права в виде права управления транспортным средством не может применяться к лицу, которое пользуется транспортным средством в связи с инвалидностью, за исключением случаев управления транспортным средством в состоянии опьянения, уклонения от прохождения в установленном порядке медицинского освидетельствования на состояние опьянения, а также оставления указанным лицом в нарушение установленных правил места дорожно-транспортного происшествия, участником которого он являлся.

Лишение права охоты не может применяться к лицам, для которых охота является основным источником существования.

Обстоятельства, смягчающие, отягчающие дисциплинарную ответственность и исключающие ее, а также учитываемые при назначении дисциплинарного взыскания, определяются Федеральным законом «О статусе военнослужащих» (ст. 28.5).

Обстоятельствами, смягчающими дисциплинарную ответственность, признаются:

— раскаяние военнослужащего или гражданина, призванного на военные сборы, совершившего дисциплинарный проступок;

— добровольное сообщение военнослужащим или гражданином, призванным на военные сборы, о совершенном им дисциплинарном проступке командиру;

— предотвращение военнослужащим или гражданином, призванным на военные сборы, совершившим дисциплинарный проступок, вредных последствий дисциплинарного проступка, добровольное возмещение причиненного ущерба или устранение причиненного вреда;

— совершение дисциплинарного проступка в состоянии сильного душевного волнения (аффекта) либо при стечении тяжелых личных или семейных обстоятельств.

Командир или судья военного суда, применяющий к военнослужащему или гражданину, призванному на военные сборы, дисциплинарное взыскание, может признать смягчающими и иные обстоятельства.

Обстоятельствами, отягчающими дисциплинарную ответственность, признаются:

— продолжение противоправного действия (бездействия), несмотря на требование командира прекратить его;

— повторное совершение такого же дисциплинарного проступка, если за первый дисциплинарный проступок к военнослужащему или гражданину, призванному на военные сборы, уже применялось дисциплинарное взыскание и оно в установленном порядке не снято;

— совершение двух и более дисциплинарных проступков, ни за один из которых к военнослужащему или гражданину, призванному на военные сборы, не было применено дисциплинарное взыскание, а также совершение одного действия (бездействия), содержащего признаки двух и более дисциплинарных проступков;

— совершение дисциплинарного проступка группой военнослужащих или граждан, призванных на военные сборы;

— совершение дисциплинарного проступка в состоянии опьянения.

Таким образом, понятия воинской дисциплины, воинского дисциплинарного проступка и дисциплинарной ответственности военнослужащих — емкие и многогранные понятия. Правильное понимание содержания этих понятий дает ответ на многие вопросы в правоприменительной практике воинских должностных лиц и иных правоприменителей.

——————————————————————

Название документа

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *