К вопросу о понятийном аппарате в механизме гражданско-правовой защиты некоторых неимущественных прав военнослужащих

(Бондаренко М. В.) («Администратор суда», 2012, N 1) Текст документа

К ВОПРОСУ О ПОНЯТИЙНОМ АППАРАТЕ В МЕХАНИЗМЕ ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВОЙ ЗАЩИТЫ НЕКОТОРЫХ НЕИМУЩЕСТВЕННЫХ ПРАВ ВОЕННОСЛУЖАЩИХ

М. В. БОНДАРЕНКО

Бондаренко М. В., преподаватель кафедры гражданского права и гражданского процесса Академии ФСО России, кандидат юридических наук.

Одним из важнейших направлений военно-правовой реформы в Российской Федерации является решение проблемы совершенствования правовых гарантий реализации статуса военнослужащих. Это имеет большое значение и для теории военного права, а также практической деятельности государственных органов по совершенствованию военного законодательства в данной области. Формулируя понятие «механизм гражданско-правовой охраны прав военнослужащих», ряд авторов руководствуются семантическим анализом термина «механизм», под которым понимается внутреннее устройство, система чего-либо; совокупность состояний и процессов, из которых складывается какое-либо явление <1>. При этом система — определенный порядок, основанный на планомерном расположении и взаимной связи частей чего-либо; средство — прием, способ действия для достижения чего-либо <2>. ——————————— <1> Лапчинский М. В. Некоторые аспекты исследования понятия «юридические средства охраны гражданских прав» // Гос-во и право. 2003. N 5. С. 90. <2> Большой толковый словарь русского языка / Сост. и гл. ред. С. А. Кузнецов. СПб., 2000. С. 539, 1189, 1256.

Под механизмом гражданско-правовой охраны прав военнослужащих следует понимать закрепленную в законе и взятую в единстве, внутренне согласованную систему правовых средств, при помощи которой обеспечивается реализация юридических гарантий прав указанной категории граждан, а при необходимости — правовое воздействие на общественные отношения, выражающееся в пресечении и предупреждении нарушений прав военнослужащих, а также в восстановлении прав в случае их нарушения. Особый правовой статус военнослужащих, обусловленный особенностями их государственной службы, проявляется в т. ч. в дополнительных гарантиях защиты нематериальных благ, предоставляемых данной категории субъектов, а именно чести, достоинства, репутации. Федеральный закон «О статусе военнослужащих» определяет, что никто не вправе вмешиваться в служебную деятельность военнослужащих, за исключением лиц, уполномоченных на то федеральными конституционными законами, федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации, а также общевоинскими уставами. Оскорбление, посягательство на честь и достоинство военнослужащего и нарушение иных прав, происшедшее в связи с исполнением им своих служебных обязанностей, рассматривается законодателем в качестве квалифицирующего признака, отягчающего ответственность правонарушителя <3>. В данном контексте категория, именуемая как «деловая репутация», является весьма оригинальной и заслуживает самого пристального внимания. ——————————— <3> Федеральный закон от 27 мая 1998 г. N 76-ФЗ «О статусе военнослужащих». Ст. 5.

Термин «репутация» произошел от латинского reputatio — обдумывание, размышление. Этот термин заимствован из французского языка, где под репутацией понимается «создавшееся общее мнение о чьих-либо достоинствах или недостатках». Понятие «деловая репутация» находится в органической связи с такими категориями, как «честь» и «достоинство», однако их смысловая нагрузка различна. Если под достоинством понимается внутренняя самооценка, то честь — это прежде всего внешняя социально значимая оценка моральных и иных черт и свойств личности гражданина. Честь и достоинство могут принадлежать только физическому лицу, в то время как деловой репутацией обладают не только граждане, но и юридические лица. Представляется, что деловая репутация — это категория более широкая, нежели нематериальные активы, а «репутационный» вред (в отличие от убытков, вызванных ущемлением деловой репутации) носит нематериальный характер, причем при определении его размера возникают те же проблемы, что и при определении размера компенсации морального вреда. Исходя из вышеизложенного можно сделать вывод о том, что деловая репутация представляет собой частный случай репутации вообще и проявляется в сложившемся мнении о достоинствах и недостатках не только организации, но и конкретного физического лица, в т. ч. в сфере предпринимательства. Данный вывод все чаще находит свое отражение в юридической литературе последних лет, закрепляя, в частности, мнение о том, что «понятия «честь», «достоинство», «репутация», по существу, совпадают, определяя моральный статус личности, ее самооценку и положение в обществе. Достоинство и право на защиту своего доброго имени признаются за каждым человеком и охраняются государством как высшие ценности. Деловая репутация характеризует гражданина как работника, представляет собой оценку его профессиональных качеств, значимых для востребованности на рынке труда» <4>. ——————————— —————————————————————— КонсультантПлюс: примечание. Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации: В 3 т. Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части первой (том 1) (под ред. Т. Е. Абовой, А. Ю. Кабалкина) включен в информационный банк согласно публикации — Юрайт-Издат, 2007 (3-е издание, переработанное и дополненное). —————————————————————— <4> Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации: В 2 т. / Под ред. Т. Е. Абовой, А. Ю. Кабалкина. Ин-т государства и права РАН. 6-е изд., перераб. и доп. М.: Юрайт, 2011; «Гарант». Т 1: Части первая, вторая ГК РФ.

Профессиональная служебная деятельность граждан Российской Федерации имеет свою специфику, и поэтому применительно к служащим, на наш взгляд, следует говорить не просто о деловой, а именно о служебной репутации. Категории «служебная репутация» и «деловая репутация» схожи, но не тождественны. Их схожесть проявляется в том, что это прежде всего внешняя оценка «успешности», т. е. добрая или дурная слава о ком-либо. Однако в отличие от служебной деловая репутация не несет в себе «властной окраски», в то время как первая, касающаяся в основном участия военнослужащего в военно-служебных (т. е. административных) правоотношениях, определяется не только воинским званием и должностью, но и умением управлять, принимать волевые решения, добиваться их исполнения с минимальными потерями времени и других ресурсов, включая человеческие. На служебную репутацию большое влияние оказывает полученное профессиональное образование (в т. ч. престижность оконченного учебного заведения), боевой опыт, наличие у военнослужащего государственных или ведомственных наград, что невозможно представить для субъекта, не являющегося участником властно-распорядительных отношений. В отличие от деловой репутации, которая присуща не только физическим, но и юридическим лицам, служебной репутацией может обладать только сам военнослужащий, а не какое-либо воинское подразделение или соединение. Служебная репутация во многом схожа с такой категорией, как авторитет, под которым С. И. Ожегов и Н. Ю. Шведова понимают «общепризнанное значение, влияние, общее уважение» <5>. Однако в отличие от служебной репутации авторитет проявляется не столько в отношениях власти и подчинения (т. е. в службе), сколько во взаимной моральной оценке независимых субъектов (авторитет врача, авторитет учителя и пр.). ——————————— <5> Там же.

Видится, что в силу своей значимости для индивидуализации военнослужащего как субъекта правоотношений, определения его личного статуса в законодательство наряду с категориями «честь», «достоинство» следует ввести и категорию «служебная репутация», сформулировав ее следующим образом: «Служебная репутация — это нематериальное благо, неразрывно связанное с личностью военнослужащего, основанное на предшествующем знании о выполнении им служебных обязанностей и его поведении, проявляющееся во внешней оценке деятельности военнослужащего со стороны воинского командования и сослуживцев, признании его профессионального военного авторитета и определяющее потенциальные возможности его карьерного роста». Распространение сведений, порочащих честь, достоинство, служебную репутацию военнослужащего, может осуществляться различными способами: путем опубликования в средствах массовой информации, распространения в сети Интернет, изложения в служебных характеристиках, публичных выступлениях, заявлениях, адресованных должностным лицам, или посредством сообщения в той или иной форме, в т. ч. устной, хотя бы одному лицу. Порочащими, в частности, являются сведения, содержащие утверждения о нарушении военнослужащим действующего законодательства, совершении им нечестного поступка, о неправильном, неэтичном поведении в быту, общественной жизни, недобросовестности при осуществлении служебной деятельности, нарушении служебной этики, если эти сведения не соответствуют действительности и умаляют служебную репутацию военнослужащего. Надлежащими ответчиками по искам о защите служебной репутации военнослужащего следует признавать авторов не соответствующих действительности, порочащих сведений, а также лиц, распространивших эти сведения. Верховный Суд РФ указывает, что если оспариваемые сведения были распространены в средствах массовой информации, то надлежащим ответчиком, помимо автора материала, является и редакция соответствующего средства массовой информации. Если эти сведения были распространены в средствах массовой информации с указанием лица, являющегося их источником, то это лицо также признается надлежащим ответчиком. При опубликовании или ином распространении не соответствующих действительности порочащих сведений без обозначения имени автора (например, в редакционной статье) надлежащим ответчиком по делу следует признавать редакцию соответствующего средства массовой информации, а если редакция не является юридическим лицом, то к участию в деле в качестве ответчика может быть привлечен учредитель данного средства массовой информации. В случае если сведения были распространены работником в связи с осуществлением им профессиональной деятельности от имени организации, в которой он работает (например, в служебной характеристике, заявлении пресс-секретаря или сотрудника пресс-службы), надлежащим ответчиком в соответствии со ст. 1068 ГК РФ <6> следует признавать юридическое лицо, работником которого распространены такие сведения. В соответствии с п. 1 ст. 152 ГК РФ <7> обязанность доказывать соответствие распространяемых сведений действительности лежит на ответчике. Истец-военнослужащий обязан доказать лишь факт распространения сведений лицом, к которому предъявлен иск, а также порочащий характер этих сведений. Вместе с тем исходя из смысла п. 3 названной статьи в случае, когда гражданином, в отношении которого средством массовой информации опубликованы сведения, соответствующие действительности, но тем не менее ущемляющие его права и охраняемые законом интересы, оспаривается отказ редакции средства массовой информации опубликовать его ответ на данную публикацию, истец обязан доказать, что распространенные сведения ущемляют его права и охраняемые законом интересы <8>. Учитывая, что служебная репутация является личным неимущественным благом, неразрывно связанным с личностью, нельзя восстановить положение, существовавшее до нарушения права, хотя можно и необходимо пресечь действия, нарушающие указанные неимущественные права или создающие угрозу такого нарушения. Неприменим и такой способ защиты, как признание оспоримой сделки недействительной, и нельзя применить последствия признания ее недействительной. Однако применить последствия недействительности ничтожной сделки можно, поскольку любые сделки, направленные на умаление чести и достоинства или служебной репутации, следует считать ничтожными. Возможно признание недействительным акта государственного органа, если это касается неправомерного лишения государственных наград или муниципальных знаков, которыми награжден военнослужащий. Однако нельзя применить такой способ защиты, как взыскание неустойки, присуждение к исполнению обязанности в натуре. Что же касается возмещения убытков, то, если под убытками понимать все те расходы, которые военнослужащий понес или понесет для защиты своего нарушенного права, это применимо. И конечно, вполне допустим такой способ защиты, как компенсация морального вреда, а также неприменение судом акта государственного органа (в т. ч. органа государственного военного управления) или органа местного самоуправления, противоречащего закону. Уместной будет классификация способов защиты таких нематериальных благ, как честь, достоинство, деловая репутация, а в рассматриваемом случае — и служебная репутация, на основные и дополнительные. В. В. Пиляева в качестве основного способа защиты выделяет признание сведений, порочащих честь, достоинство и репутацию того или иного субъекта, не соответствующих действительности, и их опровержение, а в качестве дополнительного — опубликование ответа в средствах массовой информации <9>. В случаях невыполнения решения суда по делам о защите чести, достоинства и репутации на правонарушителя может быть наложен штраф, который взыскивается в доход государства, причем уплата штрафа не освобождает нарушителя от обязанности выполнить предусмотренное решением суда действие. ——————————— <6> Гражданский кодекс Российской Федерации (часть вторая) от 26.01.1996 N 14-ФЗ. <7> Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая) от 30.11.1994 N 51-ФЗ. <8> Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 24 февраля 2005 г. N 3 «О судебной практике по делам о защите чести, достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц», П. 9. <9> Пиляева В. В. Гражданское право. Части общая и особенная: Учебник. М.: ТК Велби, 2008. С. 85.

Подводя итог сказанному, необходимо еще раз подчеркнуть, что в современных условиях институт гражданско-правовой защиты является одним из основополагающих в гражданско-правовой отрасли. Курс Российской Федерации на построение правового социального государства невозможен без усиления внимания к вопросам защиты прав военнослужащих от неправомерных действий органов власти, органов военного управления и их должностных лиц. Установление гражданско-правовых санкций за их незаконную деятельность по отношению к военнослужащим и членам их семей, равно как и совершенствование понятийного аппарата в данной сфере, — принципиальное направление доктрины российского права и, в частности, отечественной цивилистики на современном этапе развития нашего общества.

——————————————————————

Название документа

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *