Обеспечение права военнослужащего на защиту по делам об административных правонарушениях (по материалам судебной практики)

(Туганов Ю. Н.) («Право в Вооруженных Силах», 2012, N 5) Текст документа

ОБЕСПЕЧЕНИЕ ПРАВА ВОЕННОСЛУЖАЩЕГО НА ЗАЩИТУ ПО ДЕЛАМ ОБ АДМИНИСТРАТИВНЫХ ПРАВОНАРУШЕНИЯХ (ПО МАТЕРИАЛАМ СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ)

Ю. Н. ТУГАНОВ

Туганов Ю. Н., доктор юридических наук.

На основе изучения правоприменительной практики рассмотрения отдельных категорий дел об административных правонарушениях в отношении военнослужащих анализируются проблемы права военнослужащих на защиту.

Ключевые слова: юридическая ответственность, административная ответственность, право на защиту.

Ensure the right of a soldier on the protection of on affairs about administrative offences Yu. N. Tuganov

On the basis of study of the law enforcement practice of consideration of specific categories of cases on administrative offences in respect of military personnel analyses the problems of servicemen’s right protection.

Key words: the juridical responsibility, administrative responsibility, the right to protection.

Всеобщая декларация прав человека предусматривает, что каждый человек имеет право на эффективное восстановление в правах компетентными национальными судами в случаях нарушения его основных прав, предоставленных ему конституцией или законом (ст. 8), и что каждый человек для определения его прав и обязанностей и для установления обоснованности предъявленного ему уголовного обвинения имеет право на основе полного равенства на то, чтобы его дело было рассмотрено гласно и с соблюдением всех требований справедливости независимым и беспристрастным судом (ст. 10). Европейская конвенция о правах человека определяет, что каждый в случае спора о его гражданских правах и обязанностях или при предъявлении ему любого уголовного обвинения имеет право на справедливое и публичное разбирательство дела в разумный срок независимым и беспристрастным судом, созданным на основании закона (п. 1 ст. 6). Статьи 45 и 46 Конституции Российской Федерации также закрепляют и гарантируют право каждого на государственную защиту прав и свобод человека и гражданина, право защищать их всеми способами, не запрещенными законом, а также право на судебную защиту прав и свобод. Право на защиту, по определению С. Н. Братуся, «это предоставленная управомоченному лицу возможность применения мер правоохранительного характера для восстановления его нарушенного или оспариваемого права» <1>. ——————————— <1> Братусь С. Н. Юридическая ответственность и законность. М., 1976.

Таким образом, право на судебную защиту (англ. — Right for Legal Defence) гарантирует гражданам защиту прав и свобод в судах. Это одно из основных прав человека. Судебная защита — один из важнейших государственных способов защиты прав, свобод и законных интересов субъектов права, осуществляемый в форме правосудия и гарантированный государством. Согласно ч. 1 ст. 48 Конституции Российской Федерации каждому гарантируется право на получение квалифицированной юридической помощи. В силу ч. 1 ст. 25.5 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях (далее — КоАП РФ) для оказания юридической помощи лицу, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, в производстве по делу об административном правонарушении может участвовать защитник. В качестве защитника к участию в производстве по делу об административном правонарушении допускается адвокат или иное лицо (ч. 2 ст. 25.5 КоАП РФ). Полномочия лица, оказывающего юридическую помощь, удостоверяются доверенностью, оформленной в соответствии с законом (ч. 3 ст. 25.5 КоАП РФ). Рассмотрим первую ситуацию, при которой судья принял решение об отказе в допуске защитника к участию в деле по мотиву отсутствия в доверенности полномочий, предоставленных законом лицу, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении <2>. ——————————— <2> Если лицо, в отношении которого возбуждено дело об административном правонарушении, изъявит желание иметь для оказания юридической помощи защитника, то адвокат или иное лицо, приглашенное им для осуществления защиты при рассмотрении дела, должен быть допущен к участию в деле (Постановление по делу N 9-Ад07-6) // Обзор законодательства и судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за I квартал 2008 г. (утвержден Постановлением Президиума Верховного Суда Российской Федерации от 28 мая 2008 г.) // СПС «Гарант».

Согласно п. 8 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24 марта 2005 г. N 5 «О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях» если лицо, в отношении которого возбуждено дело об административном правонарушении, изъявит желание иметь для оказания юридической помощи защитника, то адвокат или иное лицо, приглашенное им для осуществления защиты при рассмотрении дела, должен быть допущен к участию в деле при условии соблюдения требований, перечисленных в ч. 3 ст. 25.5 КоАП РФ. По одному из дел к его материалам была приобщена заверенная копия нотариально удостоверенной доверенности, согласно которой защитник К. был уполномочен представлять интересы В., в том числе и при производстве по делам об административных правонарушениях, и наделен всеми процессуальными и иными правами, которые предоставлены законом лицу, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении. Судья отказал в допуске защитника Однако, не допустив к участию в деле защитника, полномочия которого были удостоверены в соответствии с законом, судья нарушил гарантированное Конституцией Российской Федерации право лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, на получение юридической помощи. Во второй ситуации выявляется необоснованность возвращения заявителю, защитнику правонарушителя К. адвокату П., жалобы на Постановление инспектора ДПС ГИБДД <3>. ——————————— <3> Состоявшееся судебное Определение по делу об административном правонарушении в виде нарушения правил дорожного движения подлежит отмене с направлением дела для рассмотрения по существу (Постановление заместителя Председателя Верховного Суда Российской Федерации от 17 октября 2008 г. N 8-АД08-3). Текст Постановления размещен на сайте Верховного Суда Российской Федерации (URL: http://www. supcourt. ru).

Согласно ч. 1 ст. 30.1 КоАП РФ Постановление по делу об административном правонарушении, вынесенное должностным лицом, может быть обжаловано лицами, указанными в ст. ст. 25.1 — 25.5 КоАП РФ, в вышестоящий орган, вышестоящему должностному лицу либо в районный суд по месту рассмотрения дела. Из материалов дела, в котором адвокат П. выступил в качестве защитника К., усматривается, что им (защитником) была подана жалоба на Постановление инспектора ДПС ГИБДД в Тутаевский городской суд Ярославской области. Определением судьи Тутаевского городского суда Ярославской области жалоба была возвращена заявителю. Возвращая жалобу, судья указал, что лицом, в отношении которого ведется дело об административном правонарушении, — К. ходатайства о допуске к участию в деле адвоката заявлено не было. Верховный Суд Российской Федерации данные выводы судьи признал необоснованными, указав следующее. Согласно п. 8 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24 марта 2005 г. N 5 «О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях» если лицо, в отношении которого возбуждено дело об административном правонарушении, изъявит желание иметь для оказания юридической помощи защитника, то адвокат или иное лицо, приглашенное им для осуществления защиты при рассмотрении дела, должен быть допущен к участию в деле при условии соблюдения требований, перечисленных в ч. 3 ст. 25.5 КоАП РФ. Из представленных в Верховный Суд Российской Федерации материалов видно, что к жалобе, поданной защитником К. — адвокатом П. в Тутаевский городской суд Ярославской области, был приложен ордер, выданный соответствующим адвокатским образованием и подтверждающий его полномочия. Осуществления иных процессуальных действий, в том числе и заявления ходатайства о допуске к участию в деле об административном правонарушении адвоката, нормами КоАП РФ не предусмотрено. Кроме того, возвращая жалобу защитника К. — адвоката П., судья Тутаевского городского суда Ярославской области в определении сослался на ст. 134 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации (далее — ГПК РФ). Вместе с тем ГПК РФ не определяет порядок производства по делам об административных правонарушениях, в том числе и порядок рассмотрения жалоб на Постановления, вынесенные по делам об административных правонарушениях. Этот порядок с 1 июля 2002 г. устанавливает КоАП РФ (п. 7 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 20 января 2003 г. N 2 «О некоторых вопросах, возникающих в связи с принятием и введением в действие ГПК Российской Федерации»). При таких обстоятельствах Определение судьи Тутаевского городского суда Ярославской области было обоснованно отменено и дело направлено в Тутаевский городской суд Ярославской области для рассмотрения по существу. В третьей ситуации рассмотрим возможность допуска защитника к участию в деле об административном правонарушении. К примеру, если его полномочия оформлены доверенностью, которая заверена жилищно-эксплуатационной организацией по месту жительства или организацией, в которой работает лицо, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, либо такая доверенность должна быть удостоверена в нотариальном порядке. Может ли суд допускать защитника к участию в деле, если лицо, привлекаемое к административной ответственности, устно в судебном заседании заявит ходатайство или предоставит суду письменное заявление о привлечении представителя к участию в деле об административном правонарушении <4>? ——————————— <4> Обзор законодательства и судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за III квартал 2009 г. URL: http://www. supcourt. ru.

В соответствии со ст. 25.5 КоАП РФ для оказания юридической помощи лицу, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, в этом производстве может участвовать защитник, а для оказания юридической помощи потерпевшему — представитель. В качестве защитника или представителя к участию в производстве по делу об административном правонарушении допускается адвокат или иное лицо. Полномочия адвоката удостоверяются ордером, выданным соответствующим адвокатским образованием. Полномочия иного лица, оказывающего юридическую помощь, удостоверяются доверенностью, оформленной в соответствии с законом. Порядок выдачи и оформления доверенности установлен ст. 185 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — ГК РФ), в соответствии с которой доверенностью признается письменное уполномочие, выдаваемое одним лицом другому лицу для представительства перед третьими лицами. Случаи обязательного нотариального удостоверения доверенности установлены законодательством. В частности, п. 2 ст. 185 ГК РФ предусматривает, что доверенность на совершение сделок, требующих нотариальной формы, должна быть нотариально удостоверена, за исключением случаев, предусмотренных законом. Кроме того, в соответствии с п. 3 ст. 187 ГК РФ обязательное нотариальное удостоверение предусмотрено для оформления доверенности, выданной в порядке передоверия. Нормы ГК РФ, которые устанавливают порядок выдачи и оформления доверенности, срок ее действия, основания и последствия прекращения, не содержат указания на то, что доверенность на право участия в рассмотрении дела, в том числе и об административном правонарушении, в качестве защитника требует обязательного нотариального удостоверения. Поскольку КоАП РФ не регулирует вопрос о том, каким образом должны быть оформлены полномочия представителя на участие в деле об административном правонарушении, данный вопрос может быть решен применительно к положениям ч. ч. 2 и 6 ст. 53 ГПК РФ, в которых закреплен порядок оформления полномочий представителя. По смыслу ч. 2 ст. 53 ГПК РФ доверенности, выдаваемые гражданами на участие в производстве по делу, могут быть удостоверены в нотариальном порядке либо организацией, в которой работает или учится доверитель, жилищно-эксплуатационной организацией по месту жительства доверителя, а также иными должностными лицами, указанными в данной норме. При этом Основы законодательства о нотариате от 11 февраля 1993 г. N 4462-I содержат норму, в соответствии с которой нотариусы вправе удостоверять доверенности, нотариальная форма которых не является обязательной в соответствии с законодательством Российской Федерации. Из вышеизложенного следует, что доверенность, выдаваемая гражданином представителю для привлечения его к участию в деле, может быть заверена как в нотариальном порядке, так и организацией, в которой работает или учится доверитель, а также товариществом собственников жилья, жилищным, жилищно-строительным кооперативом, осуществляющим управление многоквартирным домом, управляющей организацией по месту жительства доверителя либо иными органами, указанными в ст. 53 ГПК РФ. Вопрос о том, могут ли быть определены полномочия представителя в устном заявлении, занесенном в протокол судебного заседания, или письменном заявлении доверителя в суде, следует решать применительно к ч. 6 ст. 53 ГПК РФ. Поэтому если лицо, привлекаемое к административной ответственности, устно в судебном заседании заявит ходатайство или предоставит суду письменное заявление о привлечении представителя к участию в деле об административном правонарушении, то такой представитель должен быть допущен к участию в деле об административном правонарушении. Таким образом, в данном случае судом не были выполнены положения, содержащиеся в ст. ст. 45, 46 и 48 Конституции Российской Федерации, в том числе обусловленные и установками, содержащимися в международно-правовых актах, например, подп. «а» п. 3, п. 2 ст. 2, п. 1 ст. 14 Международного пакта о гражданских и политических правах, устанавливающих обязанность государства обеспечить осуществление права на судебную защиту, которая должна быть справедливой, компетентной, полной и эффективной. Право на получение квалифицированной юридической помощи, в том числе в случаях, предусмотренных законом, бесплатной юридической помощи гарантировано для каждого гражданина в ст. 48 Конституции Российской Федерации. Вместе с тем право на защиту в рамках административного законодательства не имеет своего четкого выражения, что является существенным пробелом в сфере данного законодательства. Четвертая ситуация — когда сотрудник полиции вправе предъявить требование о прохождении медицинского освидетельствования на состояние опьянения <5>? ——————————— <5> Судебная практика Московского окружного военного суда. URL: movs. msk. sudrf. ru. Аналогичное решение было принято и Восточно-Сибирским окружным военным судом. См: Обзор судебной практики гарнизонных военных судов Восточно-Сибирского региона по делам об административных правонарушениях в 2009 г.

Как следует из Постановления судьи гарнизонного военного суда, З. признан виновным в том, что около 5 часов 14 сентября 2008 г., управляя автомобилем марки «БМВ-523» в городе Красногорске Московской области, был остановлен сотрудниками милиции, которые, имея достаточные основания полагать, что З. находится в состоянии алкогольного опьянения, предъявили ему законное требование о прохождении медицинского освидетельствования. Однако он, в нарушение п. 2.3.2 Правил дорожного движения Российской Федерации, от прохождения медицинского освидетельствования отказался. Постановлением судьи З. признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 12.26 КоАП РФ, на основании которой лишен права управления транспортными средствами сроком на один год и шесть месяцев. Однако судьей гарнизонного военного суда не были учтены следующие обстоятельства. Согласно ч. 1 ст. 12.26 КоАП РФ административно наказуемым является невыполнение законного требования сотрудника милиции о прохождении медицинского освидетельствования на состояние опьянения. В соответствии с п. 10 Правил освидетельствования лица, которое управляет транспортным средством, на состояние алкогольного опьянения и оформления его результатов, направления указанного лица на медицинское освидетельствование на состояние опьянения, медицинского освидетельствования этого лица на состояние опьянения и оформления его результатов (далее — Правила), утвержденных Постановлением Правительства Российской Федерации от 26 июня 2008 г. N 475, направлению на медицинское освидетельствование на состояние опьянения водитель транспортного средства подлежит: при отказе от прохождения освидетельствования на состояние алкогольного опьянения; при несогласии с результатами освидетельствования на состояние алкогольного опьянения; при наличии достаточных оснований полагать, что водитель транспортного средства находится в состоянии опьянения, и отрицательном результате освидетельствования на состояние алкогольного опьянения. Именно вышеуказанные обстоятельства, как разъяснено в п. 8 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24 октября 2006 г. N 18 «О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Особенной части Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях» (в редакции Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 11 ноября 2008 г. N 23 «О внесении изменений в некоторые постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации»), свидетельствуют о наличии законных оснований для направления водителя на медицинское освидетельствование на состояние опьянения. При этом Пленум Верховного Суда Российской Федерации подчеркнул, что данные обстоятельства, послужившие законным основанием для направления на медицинское освидетельствование, должны быть указаны в протоколе о направлении водителя на медицинское освидетельствование на состояние опьянения (ч. 4 ст. 27.12 КоАП РФ) и в протоколе об административном правонарушении как относящиеся к событию административного правонарушения (ч. 2 ст. 28.2 КоАП Российской Федерации). Вместе с тем, как видно из протокола о направлении З. на медицинское освидетельствование и протокола об административном правонарушении, в данных документах ни одного из вышеперечисленных обстоятельств не указано. В качестве основания для направления З. на медицинское освидетельствование сотрудники ГИБДД сослались на наличие запаха алкоголя из его полости рта, а также невнятную речь и покраснение глаз, которые согласно Правилам являются лишь достаточными основаниями полагать, что водитель находится в состоянии опьянения, и освидетельствования его на состояние опьянения должностными лицами, которым предоставлено право государственного надзора и контроля за безопасностью движения и эксплуатации транспортных средств, в данном случае сотрудниками милиции. В соответствии с Правилами направлению на медицинское освидетельствование, которое проводится медицинским работником соответствующей специальности, имеющим специальную подготовку в данной области, должно предшествовать освидетельствование водителя работниками ГИБДД с оформлением акта по форме, предусмотренной Приказом МВД России от 4 августа 2008 г. N 676 «Об утверждении форм акта освидетельствования на состояние алкогольного опьянения и протокола о направлении на медицинское освидетельствование на состояние опьянения», который действует со 2 сентября 2008 г. Поскольку вышеуказанные требования Правил работниками ГИБДД выполнены не были, следует прийти к выводу, что законные основания для направления З. на медицинское освидетельствование отсутствовали, в связи с чем действия последнего не образуют состав административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 12.26 КоАП РФ. При таких обстоятельствах вывод в Постановлении гарнизонного военного суда о законности требования сотрудника милиции о прохождении медицинского освидетельствования противоречит вышеуказанным нормативным правовым актам и является неверным. Поэтому законных оснований для направления З. на медицинское освидетельствование на состояние опьянения не имелось. Исходя из этих обстоятельств производство по делу было обоснованно прекращено за отсутствием состава административного правонарушения. Пятая ситуация — возможно ли рассмотрение судом дела в отсутствие лица, в отношении которого ведется производство об административном правонарушении? П. был привлечен к административной ответственности за управление 16 января 2009 г. транспортным средством в состоянии алкогольного опьянения. В своей жалобе ее автор просил отменить обжалуемый судебный акт и направить материалы дела на новое рассмотрение. Рассмотрев жалобу и заслушав заключение прокурора, полагавшего необходимым состоявшееся судебное решение отменить с направлением материалов на новое судебное рассмотрение, суд нашел оспоренное Постановление подлежащим отмене в связи с существенным нарушением процессуальных требований, предусмотренных КоАП РФ <6>. ——————————— <6> См., напр.: Туганов Ю. Н. Рассмотрение дел об административных правонарушениях с участием спецсубъектов. М., 2011. С. 18.

В силу ч. 2 ст. 118 и ч. 3 ст. 123 Конституции Российской Федерации административное судопроизводство осуществляется на основе состязательности и равноправия сторон. Согласно ч. 1 ст. 25.1 КоАП РФ лицо, в отношении которого ведется производство об административном правонарушении, вправе знакомиться со всеми материалами дела, давать объяснения, представлять доказательства, заявлять ходатайства и отводы, пользоваться юридической помощью защитника, а также иными процессуальными правами в соответствии с названным Кодексом. Согласно ч. 1 ст. 1.6 КоАП РФ обеспечение законности при применении мер административного принуждения предполагает не только наличие законных оснований для применения административного взыскания, но и соблюдение установленного законом порядка привлечения лица к административной ответственности. Судебный порядок рассмотрения дел об административных правонарушениях подразумевает обязательное создание судом условий, необходимых для осуществления права на защиту лицом, привлекаемым к административной ответственности. В силу ч. 2 ст. 25.1 КоАП РФ дело об административном правонарушении рассматривается с участием лица, в отношении которого ведется производство по такому делу. В отсутствие указанного лица соответствующее дело может быть разрешено только в случаях, когда имеются сведения о надлежащем извещении лица о месте и времени рассмотрения дела и если от лица не поступило ходатайство об отложении рассмотрения дела либо если такое ходатайство оставлено без удовлетворения. На основании данной нормы с правом лица (в отношении которого осуществляется производство по делу об административном правонарушении) участвовать в рассмотрении дела и присутствовать в судебном заседании корреспондирует обязанность суда предоставить названному лицу такую возможность. В этой связи ходатайство последнего об отложении рассмотрения дела должно разрешаться судьей, исходя из уважительности содержащихся в нем доводов с точки зрения соблюдения прав данного лица, предусмотренных ч. 1 ст. 25.1 КоАП РФ, а также возможности назначения даты следующего рассмотрения дела в пределах установленных сроков и других обстоятельств конкретного дела (п. 14 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27 декабря 2007 г. N 52). Как видно из представленных материалов, до начала рассмотрения дела по существу П. 27 января 2009 г. представил в суд письменное ходатайство об отложении судебного разбирательства ввиду его пребывания на стационарном лечении и желании лично участвовать в судебном заседании. Обоснованность заявленного военнослужащим П. ходатайства вытекает из надлежащим образом оформленной справки ФГУ 333-го военного госпиталя, приложенной к ходатайству и подтверждающей нахождение П. на стационарном лечении с 23 января 2009 г. Согласно поступившему в судебное заседание выписному эпикризу П. находился на стационарном лечении в 333-м военном госпитале с 23 января по 13 февраля 2009 г. Указанные доказательства свидетельствуют о том, что в день рассмотрения дела П. не мог по объективной причине присутствовать в суде. С учетом изложенного очевидно, что приведенные П. доводы заслуживали внимания со стороны председательствующего по делу при разрешении заявленного ходатайства об отложении судебного разбирательства. Кроме того, в рамках имеющихся по делу сроков рассмотрения, возможность продления которых на основании ч. 2 ст. 29.6 КоАП РФ не исключалась, реализация процессуальных прав П. могла быть обеспечена в полной мере. При указанных обстоятельствах нельзя признать основанным на законе отказ заместителя председателя гарнизонного военного суда в удовлетворении указанной просьбы, в связи с тем что обстоятельства дела могли быть установлены без участия П. из иных представленных в суд материалов. Такой подход суда к разрешению заявленного ходатайства об отложении судебного заседания свидетельствует о существенном нарушении права привлекаемого к ответственности лица на защиту. Таким образом, поскольку дело было неправомерно рассмотрено в отсутствие лица, в отношении которого ведется административное производство, что ограничило права последнего, перечисленные в ч. 1 ст. 25.1 КоАП РФ, следует заключить, что упомянутое нарушение процессуальных требований воспрепятствовало всестороннему, полному и объективному рассмотрению дела. Согласно п. 4 ч. 1 ст. 30.7 КоАП РФ жалоба на постановление по делу об административном правонарушении подлежит отмене в случае существенного нарушения процессуальных требований, предусмотренных названным Кодексом, если это не позволило всесторонне, полно и объективно рассмотреть дело. На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 30.6 и 30.7 КоАП РФ, суд Постановление заместителя председателя гарнизонного военного суда от 29 января 2009 г. об административном правонарушении в отношении П. отменил и возвратил дело на новое рассмотрение в тот же гарнизонный военный суд. Следует признать, что в любом случае введение ответственности за правонарушение и применение конкретной меры юридической ответственности неизбежно связано с ограничением того или иного конституционного права. По смыслу ч. 3 ст. 55 Конституции Российской Федерации исходя из общих правовых принципов такое ограничение не должно приводить к умалению других гражданских, политических или иных прав, гарантированных гражданам. Подобная позиция была отражена, например, в Постановлении Конституционного Суда Российской Федерации от 20 декабря 1995 г. N 17-П. Государство должно использовать необходимые и строго обусловленные меры ограничения прав и свобод, закрепленные в ч. 3 ст. 55 Конституции Российской Федерации, поскольку введение мер юридической ответственности, связанных с ограничением прав и свобод, может быть оправданным только в том случае, если указанные меры адекватны социально оправданным и конституционно закрепленным целям и охраняемым законным интересам, а также характеру совершенного деяния. Таким образом, необходимо согласиться с мнением А. И. Микулина о том, что «…право на защиту есть гарантированная мера возможного поведения лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, выражающаяся в совокупности правовых возможностей для доказывания невиновности либо смягчения административной ответственности; в возможности требовать от судьи, должностных лиц, органа, прокурора, в производстве которых находится дело, исполнения обязанностей, корреспондирующих с правами данного лица, а также в возможности обжаловать их действия (бездействие) и решения <7>». ——————————— <7> Микулин А. И. Право на защиту в производстве по делам об административных правонарушениях: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Омск, 2009.

Административное судопроизводство, как заявлял Уполномоченный по правам человека Российской Федерации, — последняя из судебных процедур, которой не коснулись общие преобразования, вызванные судебной реформой. По-видимому, общий принцип правосудия, закрепленный в Конституции Российской Федерации, — состязательность, так и не затронул менталитета значительных сегментов судейского корпуса. Основная причина создавшейся ситуации, по нашему мнению, в том, что административное производство — это единственная процессуальная отрасль, не имеющая самостоятельного процессуального кодекса <8>. ——————————— <8> Заявление Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации от 21.10.2009. URL: http://www. rg. ru/2009/10/21/lukin-dok. html.

Все сказанное выше еще раз подтверждает необходимость как разработки детального процессуального регулирования порядка рассмотрения дел об административных правонарушениях, так и введения самостоятельной судебной процедуры (создание административных судов) для указанной категории дел.

——————————————————————

Название документа

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *