Факторы обеспечения законности в сфере военной службы

(Бондаренко М. В.) («Военно-юридический журнал», 2014, N 2) Текст документа

ФАКТОРЫ ОБЕСПЕЧЕНИЯ ЗАКОННОСТИ В СФЕРЕ ВОЕННОЙ СЛУЖБЫ

М. В. БОНДАРЕНКО

Бондаренко Максим Владимирович, доцент кафедры Академии Федеральной службы охраны России (г. Орел), кандидат юридических наук, доцент.

В статье рассмотрены концептуальные вопросы содержательных аспектов законности и факторов ее обеспечения в сфере военной службы, проанализированы наиболее характерные черты воинского правопорядка.

Ключевые слова: военная служба, воинская обязанность, законность, правопорядок.

Factors of ensuring legitimacy in the sphere of military service M. V. Bondarenko

The article discusses the conceptual issues of substantive aspects of the law and the factors of its software in the field of military service, analyzed the most characteristic features of the military order.

Key words: military service, conscription, legality, law and order.

На протяжении всего последнего времени сформировалось убеждение в том, что построение гражданского общества, политической системы, всех ее звеньев невозможно без реализации принципов законности. Охватывая своим действием наиболее существенные стороны человеческого бытия, законность обеспечивает справедливое разграничение и защиту интересов людей. По мнению С. С. Алексеева, «государство обязано создавать наиболее благоприятный режим для удовлетворения разнообразных интересов своих граждан. Всеобщность, как необходимая черта законности, в одинаковой мере относится и к государству, и к гражданину. Государство ответственно перед гражданами, а граждане — перед государством. Если в законах государства выражаются действительные интересы его граждан, то правовые предписания реализуются без принудительных мер государственного воздействия» <1>. ——————————— <1> Алексеев С. С. Общая теория права. М., 2000. С. 54.

Классическое понятие законности связывается, в основном, с реализацией нормативных предписаний. Такой обобщенный взгляд сформулирован в Большой советской энциклопедии и юридических словарях, где законность определяется как «неуклонное исполнение законов и соответствующих им иных правовых актов органами государственной власти, должностными лицами, гражданами и общественными организациями» <2>. ——————————— <2> Большой юридический словарь / Под ред. А. Я. Сухарева, В. Д. Зорькина, В. Е. Крутских. М., 2007. С. 214.

Подобная точка зрения присутствует и в трудах по общей теории права. Например, В. С. Афанасьев и Н. Л. Гранат подчеркивают, что законность — это не только принцип, но и метод, и режим реализации норм, содержащихся в законах и подзаконных актах, всеми участниками общественных отношений. Обозначенная точка зрения, претендуя на универсальность, грешит одним недостатком — в ней требование законности выражено хотя и в разных аспектах (формах), но в одном ракурсе — с позиции правоприменителя. Поэтому авторы и наделяют законность односторонним содержанием в виде требования к субъекту правоотношения. Какова же роль законности в сфере правового регулирования общественных отношений, в содержание которого помимо указанной деятельности входят «создание государством правовых норм и обеспечение их реализации» <3>, представленный теоретико-правовой вариант понимания законности ответа не дает. Хотя в справедливости вышеотмеченных представлений авторы не сомневаются. Они проверены временем, и их можно считать аксиоматическими. Авторы же ратуют за расширение исходного представления о законности и перенос акцента в исследовании в сферу правовой регламентации. Для этого необходима иная теоретическая концепция — концепция законности правового регулирования. Причем развивать ее необходимо не столько в общетеоретическом аспекте, в этом направлении как раз присутствуют глубокие научные исследования законности, а в рамках отраслевой науки <4>. При этом следует исходить из незыблемости постулатов: ——————————— <3> Теория государства и права: Курс лекций / Под ред. Н. А. Катаева, В. В. Лазарева. Уфа, 2004. С. 389. <4> Жариков Ю. С. Понятие законности административно-правового регулирования и подходы к обоснованию ее форм и содержания // Административное право и процесс. 2010. N 1. С. 36 — 39.

— законность — одна из важнейших характеристик демократического режима, антипод произвола и беззакония со стороны органов государства и их должностных лиц (представителей власти); — пренебрежение законностью в угоду целесообразности и эффективности правового регулирования недопустимо. В этой связи законность, представляя собой неотъемлемое свойство правового регулирования, сама должна опираться на такие основополагающие идеи, как: единство законности; верховенство закона; равенство всех перед законом; неотвратимость юридической ответственности. На административном аппарате государства в лице его уполномоченных органов лежит непосредственная обязанность по обеспечению принципа всеобщности законности с помощью имеющихся организационных, материальных, технических и иных средств. Данный перечень может быть дополнен также мерами принудительного характера, когда речь идет об угрозе законным правам и интересам граждан. Однако граждане должны четко знать, что полномочия по установлению режима законности являются исключительной прерогативой государства в лице его компетентных органов. Данная исключительность подразумевает и то, что государство обязано фиксировать и карать любое нарушение законности как со стороны своих органов и должностных лиц, так и со стороны граждан. Таким образом, строгое и точное соблюдение правовых нормативов и предписаний является главенствующим принципом деятельности всех государственных органов, общественных объединений, организаций и граждан. В современный период построение и функционирование правового государства немыслимо без установления режима законности. Следует отметить, что, с одной стороны, данное правовое состояние служит непосредственному обеспечению публичных интересов, охране прав и свобод граждан, общественных объединений, организаций, а с другой стороны — строгой, детальной регламентации деятельности всех субъектов права. В этом и заключается специфика законности как конституционного принципа, согласно которому отношения в государстве строятся исключительно на основе законов, причем обязанность по их соблюдению лежит на каждом без исключения. Важная роль законности в решении задач государственного строительства определила широкое исследование данной проблемы в юридической литературе, стремление выработать понятие законности, которое отразило бы всю многогранность этого сложного общественного явления, его социальное значение в обществе. Действительно, законность всегда являлась одной из ключевых проблем, которая требовала тщательного комплексного и систематизированного изучения, в том числе и в деятельности государственных органов, где законом предусмотрена военная служба. Применительно к военной организации государства под законностью понимается неуклонное и точное выполнение органами военного управления, должностными лицами, всеми военнослужащими требований законодательства; это государственно-правовой режим, утверждающий правопорядок, четкую организацию жизни и деятельности Вооруженных Сил Российской Федерации, систему контроля и надзора за соблюдением законов, пресечение правонарушений, восстановление законных прав военнослужащих и воинских частей <5>. ——————————— <5> Военная энциклопедия: В 8 т. Т. 3. М., 1995. С. 218.

Законность в Вооруженных Силах Российской Федерации, других войсках, воинских формированиях и органах, в которых предусмотрена военная служба, имеет две взаимосвязанные стороны: а) наличие системы качественных законов и иных нормативных правовых актов, которые являются условием, предпосылкой, нормативной основой законности; б) реальное воплощение требований законодательства в практической деятельности органов военного управления, должностных лиц, всех военнослужащих. Ключевым словом, определяющим изначальный смысл и суть законности является слово «соблюдение», поскольку речь идет о соответствии действий всех участников общественных отношений, складывающихся в воинской среде, требованиям юридических норм. Чем выше степень этого соответствия, тем выше уровень законности, тем она прочнее и устойчивее. Внешний аспект в соблюдении принципа законности выражается в деятельности организаций и органов, где предусмотрена военная служба, по их прямому назначению, которая должна осуществляться в строгом соответствии с законом, т. е. закрепленных в них случаях, формах, способах и методах. Ю. Н. Старилов в структуру принципа законности включает принципы верности государственных служащих государству при осуществлении своих обязанностей и принцип доверия служащим со стороны как государства, так и граждан <6>. ——————————— <6> Старилов Ю. Н. Служебное право: Учебник. М., 2006.

Принцип верности своему Отечеству, прямо не закрепленный в законодательстве, содержится в ряде законодательных и иных нормативных правовых актов. Став военнослужащим, гражданин обязуется самоотверженно выполнять свой долг по защите Отечества в случае угрозы его целостности и государственному суверенитету. Подтверждая эту обязанность, военнослужащий принимает военную присягу, в которой он обязуется достойно исполнять воинский долг, мужественно защищать свободу, независимость и конституционный строй России, народ и Отечество (ст. 40 Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе» <7>). ——————————— <7> Федеральный закон от 28 марта 1998 г. N 53-ФЗ «О воинской обязанности и военной службе» // СЗ РФ. 1998. N 13. Ст. 1475.

Кто-то может возразить, что указанный принцип, как и ряд других, является оценочно-субъективной категорией, что лишает его качества принципа. Такая позиция вряд ли оправданна, так как законодательство, в том числе и военное, должно включать некоторый минимум норм-принципов, которые потом должны быть реализованы на уровне подзаконного регулирования. Обязанность соблюдать верность своему Отечеству лежит на военнослужащих в любых условиях. Устав внутренней службы Вооруженных Сил РФ <8> обязывает военнослужащего в ходе боевых действий, даже находясь в отрыве от своей воинской части (подразделения) и в полном окружении, оказывать решительное сопротивление противнику, избегая захвата в плен. Он обязан до конца выполнить в бою свой воинский долг. Если же военнослужащий, оказавшись в отрыве от своих войск и исчерпав все средства и способы сопротивления или же находясь в беспомощном состоянии вследствие тяжелого ранения или контузии, будет захвачен в плен, он должен искать и использовать любую возможность для освобождения себя и своих товарищей из плена и возвращения в свои войска (ст. 23 УВС ВС РФ). Военнослужащий, захваченный в плен, при допросе имеет право сообщить только свою фамилию, имя, отчество, воинское звание, дату рождения и личный номер (ст. 23 УВС ВС РФ). Данная норма соответствует ст. 17 Женевской конвенции от 12 августа 1949 г. об обращении с военнопленными <9>, с той лишь разницей, что по Конвенции это является обязанностью военнопленного. В случае если военнопленный сознательно нарушит это правило, ему может угрожать ограничение преимуществ, предоставляемых военнопленным его звания или положения. ——————————— <8> Указ Президента РФ от 10 ноября 2007 г. N 1495 «Об утверждении общевоинских уставов Вооруженных Сил Российской Федерации» // СЗ РФ. 2007. N 47 (ч. 1). Ст. 5749. <9> Женевская конвенция об улучшении участи раненых, больных и лиц, потерпевших кораблекрушение, из состава вооруженных сил на море (Женева, 12 августа 1949 г.) // Сборник «Действующее международное право». Т. 2 (в извлечении).

Помимо принципа законности важное значение имеет применение критерия соразмерности, который в военной сфере означает, что применяемые меры должны соотноситься с постановкой задач, например, при проведении контртеррористической операции, военного положения и в других случаях. В контексте анализа факторов, формирующих режим законности, немаловажным будет упомянуть такую правовую категорию, как правопорядок. Функционирование отдельно взятого общества невозможно без строгого упорядочения существующих в нем связей и отношений. «Урегулированность и порядок, — писал К. Маркс, — являются именно формой общественного упрочения данного способа производства и потому его относительной эмансипации от просто случая и просто произвола» <10>. ——————————— <10> Маркс К., Энгельс Ф. Сочинения. Т. 2, ч. 2. С. 356 — 357.

Вполне справедлива и наиболее близка позиция Г. С. Котляровского и Б. Л. Назарова, которые в основу трактовки правопорядка закладывают правомерное поведение индивидов. В частности, Г. С. Котляровский пишет, что «для наличия правопорядка недостаточно одного лишь существования субъективных прав, юридических обязанностей, правоотношений. Необходимо, чтобы субъекты не просто имели права и обязанности, а действовали в строгом соответствии с ними, сообразовывали с ними свое поведение» <11>. По мнению Б. Л. Назарова, «для правопорядка наличие вытекающей из норм права юридической связи является лишь своего рода предпосылкой. Правопорядок налицо тогда, когда данная связь как юридическая форма фактических общественных отношений воплощается в поведении их участников, когда под воздействием управляющей системы (правовые нормы, соединенные с конкретными лицами, — правоотношения) в управляемой системе (фактические общественные отношения) формируется правомерное поведение» <12>. В процессе формирования правопорядка участвуют практически все основные элементы механизма правового регулирования общественных отношений. Это еще раз свидетельствует о том, что правопорядок — сложное правовое явление, исследование которого необходимо проводить с точки зрения системного анализа. ——————————— <11> Котляровский Г. С., Назаров Б. Л. Проблемы общей теории права: Учебное пособие по спецкурсу. Выпуск 1. М.: Юридическая литература, 1973. С. 21 — 22. <12> Назаров Б. Л. Указ. соч. С. 304.

Воинский правопорядок — одна из разновидностей общего правопорядка. Он строится с учетом общих основ права, выражает определенные стороны общественной жизни, которые являются определяющими для его нормального функционирования. Таким образом, воинский правопорядок — это такая система отношений, которая формируется внутри военно-служебных отношений, регулируется преимущественно нормами военного права. Структурным элементом воинского правопорядка являются уставные отношения (уставной порядок), складывающиеся между военнослужащими, которые строятся в строгом соответствии с требованиями воинских уставов. Воинский правопорядок складывается на основе законности, в результате точной реализации правовых норм всеми военнослужащими, воинскими должностными лицами и воинскими организациями. Он воплощает в себе социальную справедливость, равенство всех перед законом, демократизм и другие принципиальные правовые положения. Таким образом, режим законности представляет собой определенное состояние жизнедеятельности общества, при котором субъекты правоотношений беспрепятственно реализуют свои юридические права и обязанности. Законность есть предпосылка такого порядка в общественной жизни, который соответствует предписаниям правовых норм.

Литература

1. Алексеев С. С. Общая теория права. М., 2000. С. 54. 2. Большой юридический словарь / Под ред. А. Я. Сухарева, В. Д. Зорькина, В. Е. Крутских. М., 2007. С. 214. 3. Теория государства и права: Курс лекций / Под ред. Н. А. Катаева, В. В. Лазарева. Уфа, 2004. С. 389. 4. Жариков Ю. С. Понятие законности административно-правового регулирования и подходы к обоснованию ее форм и содержания // Административное право и процесс. 2010. N 1. С. 36 — 39. 5. Военная энциклопедия: В 8 т. Т. 3. М., 1995. С. 218. 6. Старилов Ю. Н. Служебное право: Учебник. М., 2006. 7. Федеральный закон от 28 марта 1998 г. N 53-ФЗ «О воинской обязанности и военной службе» // СЗ РФ. 1998. N 13. Ст. 1475. 8. Указ Президента РФ от 10 ноября 2007 г. N 1495 «Об утверждении общевоинских уставов Вооруженных Сил Российской Федерации» // СЗ РФ. 2007. N 47 (ч. 1). Ст. 5749. 9. Женевская конвенция об улучшении участи раненых, больных и лиц, потерпевших кораблекрушение, из состава вооруженных сил на море (Женева, 12 августа 1949 г.) // Сборник «Действующее международное право». Т. 2 (в извлечении). 10. Маркс К., Энгельс Ф. Сочинения. Ч. 2. Т. 2. С. 356 — 357. 11. Котляровский Г. С., Назаров Б. Л. Проблемы общей теории права: Учебное пособие по спецкурсу. Выпуск 1. М.: Юридическая литература, 1973. С. 21 — 22.

——————————————————————

Название документа

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *