О реализации в Вооруженных Силах Российской Федерации Постановления Правительства Российской Федерации от 29 июня 2011 года N 512 (анализ некоторых норм Приказа Министра обороны Российской Федерации от 13 октября 2011 года N 1850)

(Ильменейкин П. В.)

(«Право в Вооруженных Силах», 2012, N 7)

Текст документа

О РЕАЛИЗАЦИИ В ВООРУЖЕННЫХ СИЛАХ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ПОСТАНОВЛЕНИЯ ПРАВИТЕЛЬСТВА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОТ 29 ИЮНЯ 2011 ГОДА N 512 (АНАЛИЗ НЕКОТОРЫХ НОРМ

ПРИКАЗА МИНИСТРА ОБОРОНЫ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОТ 13 ОКТЯБРЯ 2011 ГОДА N 1850)

П. В. ИЛЬМЕНЕЙКИН

Ильменейкин П. В., юрист.

В статье анализируются нормы Приказа Министра обороны Российской Федерации от 13.10.2011 N 1850.

Ключевые слова: военнослужащие, жилые помещения, избранное место жительства, конституционные гарантии, постановление Правительства РФ.

Innovations of housing norms in the order of the Minister of Defence of the Russian Federation from 13.10.2011 of N 1850

P. V. Ilmeneykin

In article standards of the order of the Minister of Defence of the Russian Federation from 13.10.2011 of N 1850 are analyzed.

Key words: the military personnel, the premises, the chosen residence, the constitutional guarantees, the resolution of the government of the Russian Federation.

В соответствии с абз. 12 п. 1 ст. 15 Федерального закона «О статусе военнослужащих» Правительство Российской Федерации Постановлением от 29 июня 2011 г. N 512 (далее — Постановление N 512) утвердило:

— Правила признания нуждающимися в жилых помещениях военнослужащих — граждан Российской Федерации, обеспечиваемых на весь срок военной службы служебными жилыми помещениями;

— Правила предоставления военнослужащим — гражданам Российской Федерации, обеспечиваемым на весь срок военной службы служебными жилыми помещениями, жилых помещений в собственность бесплатно. При этом в п. 2 Постановления N 512 Правительство Российской Федерации поручило федеральным органам исполнительной власти привести свои нормативные правовые акты в соответствие с названным Постановлением.

Во исполнение указанного поручения был издан Приказ Министра обороны Российской Федерации от 13 октября 2011 г. N 1850 «О реализации Постановления Правительства Российской Федерации от 29 июня 2011 г. N 512» (далее — Приказ N 1850), которым были утверждены:

— Порядок принятия решения о предоставлении военнослужащим — гражданам Российской Федерации, обеспечиваемым на весь срок военной службы служебными жилыми помещениями, жилых помещений в собственность бесплатно по избранному постоянному месту жительства;

— форма решения о принятии военнослужащего — гражданина Российской Федерации, обеспечиваемого на весь срок военной службы служебным жилым помещением, на учет в качестве нуждающегося в жилом помещении;

— форма решения об отказе в принятии военнослужащего — гражданина Российской Федерации, обеспечиваемого на весь срок военной службы служебным жилым помещением, на учет в качестве нуждающегося в жилом помещении;

— форма решения о снятии военнослужащего — гражданина Российской Федерации, обеспечиваемого на весь срок военной службы служебным жилым помещением, с учета в качестве нуждающегося в жилом помещении;

— форма акта приема-передачи жилого помещения.

Следует отметить, что бесспорным преимуществом норм Приказа N 1850 является то, что субъектами их прав, в отличие от норм другого Приказа Министра обороны Российской Федерации — от 30 сентября 2010 г. N 1280, конкретно указаны не только сами военнослужащие, но и граждане, уволенные с военной службы. Но, по мнению автора, нормы Приказа N 1850 содержат в себе также и ряд существенных недостатков.

Во-первых, нормы Приказа N 1850 поручают организовать работу по его исполнению какому-то уполномоченному Министром обороны Российской Федерации органу. Таким образом, чтобы установленный Приказом правовой механизм заработал, нужен еще один правовой акт Министра обороны Российской Федерации, которым такой орган был бы определен. Можно, конечно, догадываться, что под уполномоченным органом понимается Департамент жилищного обеспечения (ДЖО) Министерства обороны Российской Федерации (в том числе в лице его территориальных управлений). А если это будет другой орган? Ведь если подразумевать ДЖО, то почему оно не было непосредственно указано?

Так, в п. 2 Порядка принятия решения о предоставлении военнослужащим — гражданам Российской Федерации, обеспечиваемым на весь срок военной службы служебными жилыми помещениями, жилых помещений в собственность бесплатно по избранному постоянному месту жительства (далее — Порядок) указано: «Для признания военнослужащего нуждающимся в жилом помещении военнослужащий подает заявление в уполномоченный орган либо в специализированную организацию (структурное подразделение специализированной организации) (далее — структурное подразделение уполномоченного органа) с указанием избранного постоянного места жительства (наименования субъекта Российской Федерации и административно-территориального образования субъекта Российской Федерации (для городов федерального значения наименование административно-территориального образования субъекта Российской Федерации не указывается), к которому прилагаются документы, указанные в пункте 3 Правил».

Таким образом, разработчики Приказа N 1850 фактически предлагают военнослужащим уподобиться литературному герою А. П. Чехова и посылать заявление и документы о приеме его на жилищный учет «на деревню дедушке»: в конкретно не указанный «уполномоченный орган» (его структурные подразделения) и по конкретно не указанному адресу, т. е. неизвестно куда и неизвестно кому. Ведь откуда на практике простой военнослужащий может узнать, какой орган Министерства обороны Российской Федерации является уполномоченным по вопросу признания его нуждающимся в жилом помещении в избранном месте жительства (или отказа ему в этом) и адрес местонахождения этого «уполномоченного органа»?

Складывается впечатление, что Министерство обороны Российской Федерации подобным правотворчеством взяло паузу в реализации социальных гарантий, предусмотренных абз. 12 п. 1 ст. 15 Федерального закона «О статусе военнослужащих». На страницах нашего журнала не раз говорилось о том, что ДЖО не справляется в установленные сроки даже с реализацией Приказа Министра обороны Российской Федерации 2010 г. N 1280. Если он еще будет заниматься реализацией Приказа N 1850, можно с уверенностью заявить, что это приведет к коллапсу.

Из данного умозаключения логично следует еще одно. По мнению автора, разработчики Приказа N 1850 намеренно не продублировали в нормах п. 2 Порядка норму п. 5 Правил, утвержденных Постановлением N 512, в соответствии с которой решение о принятии на учет или об отказе в принятии на учет принимается уполномоченными органами не позднее чем через 30 рабочих дней со дня представления в уполномоченные органы заявления и документов, предусмотренных пунктом 3 настоящих Правил (далее — документы)…

Ведь то, что в п. 2 Порядка не указан конкретный срок, не позднее которого должно быть принято решение о принятии военнослужащего на такой учет, вполне может позволить недобросовестным чиновникам неизвестного уполномоченного органа (его структурных подразделений) на протяжении многих месяцев не рассматривать заявления и документы военнослужащих и не ставить их на соответствующий учет.

Безусловно, установленный Постановлением N 512 срок не требует дублирования в акте нижестоящего органа. Это обстоятельство не является препятствием к оспариванию неправомерных действий уполномоченного органа Министерства обороны Российской Федерации по нерассмотрению в установленный Правительством Российской Федерации срок заявления военнослужащего. Однако не следует забывать, что большинство военнослужащих, в том числе и командиров, в лучшем случае читают приказы Министра обороны Российской Федерации, но никак не постановления Правительства Российской Федерации. Поэтому и осознают, что нарушены их права и эти права можно и нужно защищать в судебном порядке, только отдельные военнослужащие. Что, безусловно, на руку недобросовестным чиновникам.

Следует обратить внимание на то, что в нормах Жилищного кодекса Российской Федерации и в нормах Постановления N 512 указано, что жилые помещения предоставляются гражданам, состоящим на учете в качестве нуждающихся в жилых помещениях, в порядке очередности исходя из времени принятия таких граждан на учет. Но предварительного распределения жилых помещений нормы этих нормативных правовых актов не предусматривают, что, по мнению автора, в силу гарантий ст. 5 Жилищного кодекса Российской Федерации указывает на недопустимость введения новаций в подзаконных актах о предварительном распределении жилых помещений.

В то же время в п. 3 Порядка указано: «Военнослужащим (гражданам, уволенным с военной службы), принятым на учет в качестве нуждающихся в жилых помещениях (далее — учет), распределяются (выделено мной. — П. И.) жилые помещения уполномоченным органом по очередности, которая определяется датой принятия военнослужащих (граждан, уволенных с военной службы) на учет», чем фактически введена стадия предварительного распределения жилых помещений, предшествующая стадии их предоставления.

Само по себе предварительное распределение жилых помещений между очередниками на их получение не так уж и плохо, так как может позволить военнослужащему самому выбрать подходящее ему жилое помещение, а не получать без какого-либо выбора навязанное чиновниками Министерства обороны Российской Федерации и по каким-либо условиям не подходящее для него жилище, т. е. по принципу: «Бери, что дают, а то вообще ничего не получишь». Но реально это «право выбора» в нормах Приказа N 1850 является всего лишь искусственно созданной и профессионально замаскированной чиновниками иллюзией.

Так, по мнению автора, разработчики Приказа N 1850 ввели указанную новацию жилищных норм не в интересах самих военнослужащих, а только лишь в интересах аппарата уполномоченного жилищного органа Министерства обороны Российской Федерации, что подтверждают смысл и содержание других норм Порядка.

Так, в п. 5 Порядка указано: «В случае непоступления (здесь и далее в цитате выделено мной. — П. И.) от военнослужащих (граждан, уволенных с военной службы), которым направлены извещения, согласия с предоставлением распределенных жилых помещений, в течение пяти дней с даты поступления в уполномоченный орган уведомления о вручении извещений военнослужащим (гражданам, уволенным с военной службы) указанные жилые помещения распределяются между другими военнослужащими (гражданами, уволенными с военной службы), принятыми на учет», т. е. нормативно установлено прямое нарушение фундаментального принципа норм ст. 57 Жилищного кодекса Российской Федерации: нарушение порядка очередности предоставления жилых помещений гражданам, состоящим на учете на их получение, по причине, которая не имеет характера конституционно значимой и в большинстве случаев не зависит от волеизъявления или вины самого военнослужащего. Таким образом, разработчики Приказа N 1850 юридически неправильно и незаконно предоставили уполномоченному органу полномочие перераспределять уже распределенное жилище другим очередникам и таким образом нарушать порядок очередности предоставления жилых помещений, причем по причине, которая не является следствием вины самого гражданина-очередника, и создали тем самым для него ситуацию, образно отраженную в русской поговорке «без вины виноватый».

Ведь очевидно, что при огромных размерах территории нашей страны письмо с согласием военнослужащего откуда-нибудь с Камчатки или Дальнего Востока по пути в Москву (в «уполномоченный орган») может задержаться в пути и более пяти дней либо вообще затеряться (бывает и такое), не говоря уж о том, что этому могут «поспособствовать» и нечестные чиновники или другие «заинтересованные» лица хотя бы просто для того, чтобы навредить военнослужащему, т. е. негативные последствия (перераспределение жилья) для граждан нормативно обусловлены не негативными действиями самих граждан, а случайными причинами.

——————————————————————

Название документа

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *