Актуальные правовые вопросы, связанные с возмещением вреда здоровью гражданам, проходившим военную службу (по материалам судебной практики)

(Ефремов А. В.) («Право в Вооруженных Силах», 2012, N 9) Текст документа

АКТУАЛЬНЫЕ ПРАВОВЫЕ ВОПРОСЫ, СВЯЗАННЫЕ С ВОЗМЕЩЕНИЕМ ВРЕДА ЗДОРОВЬЮ ГРАЖДАНАМ, ПРОХОДИВШИМ ВОЕННУЮ СЛУЖБУ (ПО МАТЕРИАЛАМ СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ)

А. В. ЕФРЕМОВ

Ефремов А. В., начальник юридического отделения военного комиссариата Чувашской Республики.

В статье рассмотрен вопрос о возмещении вреда здоровью бывшим военнослужащим — инвалидам вследствие военной травмы, который обусловливает проблемы правоприменительной практики.

Ключевые слова: военная служба, вред, здоровье, инвалидность, военная травма, причинитель вреда, казна, возмещение вреда здоровью.

Some topical legal issues associated with compensation of harm to citizens, military service (on materials of court practice) A. V. Efremov

The article considered the question of compensation for harm to former members of the military as a result of injury to disabled persons — which leads to problems in practice.

Key words: military service, damage health, disability, war trauma, trespasser, Treasury, compensation for harm.

Согласно ч. 1 ст. 7 Конституции Российской Федерации Российская Федерация — социальное государство, политика которого направлена на создание условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека. Человек, его права и свободы являются высшей ценностью в нашем государстве. Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина — это прежде всего обязанность государства, как об этом сказано в ст. 2 Конституции Российской Федерации. Обязанности, возлагаемые на лиц, несущих военную службу, предполагают необходимость выполнения ими поставленных задач в любых условиях, в том числе сопряженных со значительным риском для жизни и здоровья, что в силу ст. ст. 1, 2, 7, 37, 39, 41, 45, 59 и 71 Конституции Российской Федерации влечет обязанность государства гарантировать им материальное обеспечение и компенсации в случае причинения вреда жизни или здоровью при прохождении ими военной службы. Согласно ч. 2 ст. 59 Конституции Российской Федерации гражданин Российской Федерации несет военную службу в соответствии с федеральными законами. Согласно ст. 1084 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — ГК РФ) вред, причиненный жизни или здоровью гражданина при исполнении им обязанностей военной службы, службы в полиции и других соответствующих обязанностей, возмещается по правилам гл. 59 ГК РФ, если законом не предусмотрен более высокий размер ответственности. В настоящее время судебной практикой, в том числе Конституционного Суда Российской Федерации, сформирована четкая правовая позиция в отношении возможности применения норм гл. 59 ГК РФ к возмещению вреда жизни или здоровью гражданина при исполнении им обязанностей военной службы. При этом суды учитывают, что во исполнение Постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 17 мая 2011 г. N 8-П федеральный законодатель установил в Федеральном законе от 7 ноября 2011 г. N 306-ФЗ «О денежном довольствии военнослужащих и предоставлении им отдельных выплат»: — выплату единовременных пособий: в случае гибели (смерти) военнослужащего или гражданина, призванного на военные сборы, наступившей при исполнении им обязанностей военной службы, либо его смерти, наступившей вследствие увечья (ранения, травмы, контузии) или заболевания, полученных им при исполнении обязанностей военной службы (далее — военная травма), до истечения одного года со дня увольнения с военной службы (отчисления с военных сборов или окончания военных сборов); при увольнении военнослужащего с военной службы или отчислении с военных сборов гражданина, призванного на военные сборы, в связи с признанием его негодным к военной службе вследствие военной травмы; — выплату ежемесячной денежной компенсации каждому члену семьи: военнослужащего или гражданина, призванного на военные сборы, в случае гибели (смерти), наступившей при исполнении им обязанностей военной службы, либо смерти, наступившей вследствие военной травмы; инвалида вследствие военной травмы в случае его смерти (гибели); — выплату ежемесячной денежной компенсации при установлении военнослужащему или гражданину, призванному на военные сборы, в период прохождения военной службы (военных сборов) либо после увольнения с военной службы (отчисления с военных сборов или окончания военных сборов) инвалидности вследствие военной травмы. При этом законодатель предусмотрел, что размеры единовременных пособий и ежемесячной денежной компенсации ежегодно увеличиваются (индексируются) с учетом уровня инфляции (потребительских цен) в соответствии с Федеральным законом о федеральном бюджете на очередной финансовый год и плановый период. Решение об увеличении (индексации) указанных пособий принимается Правительством Российской Федерации. Судами указывается, что конституционная обязанность государства по возмещению вреда, причиненного здоровью военнослужащих в связи с исполнением ими служебных обязанностей, может осуществляться в различных юридических формах, в том числе и в форме установленного в целях обеспечения социальных интересов этих лиц и интересов государства обязательного государственного страхования их жизни и здоровья, которое финансируется за счет бюджетных средств (п. 1 ст. 969 ГК РФ, Федеральный закон от 28 марта 1998 г. N 52-ФЗ «Об обязательном государственном страховании жизни и здоровья военнослужащих, граждан, призванных на военные сборы, лиц рядового и начальствующего состава органов внутренних дел Российской Федерации, Государственной противопожарной службы, органов по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, сотрудников учреждений и органов уголовно-исполнительной системы»), в форме гражданско-правового (деликтного) возмещения вреда, причиненного здоровью гражданина при исполнении обязанностей службы в милиции (ст. 1084 ГК РФ), в форме предоставления единовременного пособия и ежемесячной денежной компенсации (Федеральный закон от 27 мая 1998 г. N 76-ФЗ «О статусе военнослужащих», Федеральный закон от 7 ноября 2011 г. N 306-ФЗ «О денежном довольствии военнослужащих и предоставлении им отдельных выплат»). Положениями гл. 59 ГК РФ предусмотрена обязанность возместить вред как мера гражданско-правовой ответственности, которая применяется к причинителю вреда, предполагает наличие состава правонарушения, включающего наступление вреда, противоправность поведения причинителя вреда, причинную связь между противоправным поведением причинителя вреда и наступлением вреда, а также вину причинителя вреда. Обязанность по возмещению вреда жизни и здоровью сотрудника милиции в порядке гл. 59 ГК РФ за счет соответствующей казны возникает в случае установления вины государственных органов или их должностных лиц в причинении этого вреда. Таким образом, ГК РФ установлена гражданско-правовая ответственность за вред жизни или здоровью граждан, в том числе причиненный при исполнении ими обязанностей военной службы, при наличии общих оснований несения такой ответственности, в связи с чем возмещение вреда в таких ситуациях возможно лишь тогда, когда причинение вреда здоровью военнослужащего имело место в результате виновных, противоправных действий должностных лиц государственных органов. Отсутствие в материалах дела доказательств каких-либо противоправных действий государственного органа в отношении истца исключает возможность возложения ответственности на него по правилам гл. 59 ГК РФ. В последнее время участились случаи обращений в судебные органы многих инвалидов боевых действий — бывших военнослужащих с требованиями, связанными с возмещением вреда здоровью. Так, Судебная коллегия по гражданским делам Ульяновского областного суда, рассмотрев 24 апреля 2012 г. в открытом судебном заседании гражданское дело N 33-1161/2612 по апелляционной жалобе гр. Х. на решение Ленинского районного суда г. Ульяновска от 16 февраля 2012 г., по которому было постановлено в удовлетворении иска гр. Х. к Министерству обороны Российской Федерации, военному комиссариату Ульяновской области о взыскании денежной компенсации в возмещение вреда, причиненного здоровью, за период с 19 декабря 2008 г. по 31 декабря 2011 г. отказать, установила следующее. Гражданин Х. обратился в суд с иском к Министерству обороны Российской Федерации, военному комиссариату Ульяновской области о возмещении вреда здоровью. В обоснование иска указал, что является инвалидом соответствующей группы по военной травме, полученной 6 февраля 1983 г. при прохождении службы в составе ограниченного контингента в Республике Афганистан. Приказом командующего войсками ПриВО от 1 сентября 1994 г. он досрочно уволен с военной службы с зачислением в запас по состоянию здоровья — в связи с признанием ВВК негодным к военной службе в военное время. Данный приказ явился основанием для его увольнения из Казанского государственного технологического университета. Полагал, что вред здоровью, причиненный ему при исполнении обязанностей военной службы, подлежит возмещению по правилам, предусмотренным гл. 59 ГК РФ (ст. ст. 1064 — 1101). Судом к участию в деле в качестве третьего лица привлечено ФБУ «Отдел финансового обеспечения Министерства обороны Российской Федерации по Ульяновской и Пензенской областям и Республике Мордовии». В апелляционной жалобе гр. Х. просит отменить решение суда как незаконное, постановить по делу новое судебное решение — об удовлетворении его требований. Жалоба мотивирована доводами, которые аналогичны доводам искового заявления. Считает, что суд ошибочно истолковал его исковые требования как направленные на двойное возмещение вреда. При этом обращает внимание, что п. 1 ст. 18 Федерального закона «О статусе военнослужащих», которым суд мотивировал свое решение об отказе в иске, признан не соответствующим Конституции Российской Федерации Постановлением Конституционного Суда Российской Федерации от 17 мая 2011 г. N 8-П, а п. 3 данной нормы, на который также сослался суд в решении, утратил силу с 1 января 2012 г. Таким образом, решение суда основано на недействующих нормах права. Указывает, что на военнослужащих, ставших инвалидами вследствие ранения, контузии или увечья, полученных при исполнении обязанностей военной службы, распространяются меры социальной поддержки, предусмотренные ст. 14 Федерального закона «О ветеранах». Состоявшимся решением, по мнению автора жалобы, нарушаются его конституционные права на полное возмещение вреда, причиненного его здоровью при исполнении обязанностей военной службы. В возражение на апелляционную жалобу представитель военного комиссариата Ульяновской области просил оставить решение суда без изменения. В обоснование возражений указывает, что военный комиссариат Ульяновской области не является причинителем вреда здоровью истца. В рамках Федерального закона «О статусе военнослужащих» гр. Х. были произведены выплаты суммы страхового возмещения и единовременного пособия, что не отрицалось представителем истца в ходе судебного разбирательства. Исковые требования гр. Х. фактически направлены на двойное возмещение вреда, что действующим законодательством не предусмотрено. Просит отказать гр. Х. в удовлетворении апелляционной жалобы. В судебном заседании представитель истца адвокат гр. Л. поддержал доводы апелляционной жалобы. Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, Судебная коллегия не находит оснований к отмене решения суда. В соответствии с ч. 1 ст. 327.1 ГПК РФ суд апелляционной инстанции рассматривает дело в пределах доводов, изложенных в апелляционных жалобе, представлении и возражениях относительно жалобы, представления. Отказывая в удовлетворении требований истца о взыскании суммы в возмещение вреда, суд первой инстанции правильно определил юридически значимые обстоятельства и пришел к обоснованному выводу, что вред, причиненный здоровью гр. Х., был возмещен в соответствии с нормами, регулирующими возмещение вреда лицам, исполнявшим обязанности военной службы, и оснований для возмещения вреда по правилам, предусмотренным гл. 59 ГК РФ, не имеется. Данный вывод суда первой инстанции основан на правильном применении и толковании норм материального права. Согласно ст. 1084 ГК РФ вред, причиненный жизни или здоровью гражданина при исполнении обязанностей военной службы, службы в милиции и других соответствующих обязанностей, возмещается по правилам гл. 59 (ст. ст. 1064 — 1101) данного Кодекса, если законом не предусмотрен более высокий размер ответственности. В системной связи со ст. 1064 ГК РФ, устанавливающей общие основания ответственности за причинение вреда, и его ст. 1069, в силу которой вред, причиненный незаконными действиями (бездействием) государственных органов либо их должностных лиц, подлежит возмещению за счет соответствующей казны, это означает, что обязанность по возмещению вреда жизни или здоровью военнослужащих и приравненных к ним лиц в порядке гл. 59 ГК РФ за счет соответствующей казны возникает в случае установления вины государственных органов или их должностных лиц в причинении данного вреда. Таким образом, возможность возмещения причиненного гр. Х. вреда здоровью на основании гл. 59 ГК РФ исключается, если не представляется возможным установить непосредственного причинителя вреда, а также его вину. Из материалов дела следует, что ответчики непосредственными причинителями вреда здоровью истца не являются, каких-либо противоправных действий по отношению к нему не совершали, что не оспаривается истцом. Таким образом, правовые основания для возмещения вреда, причиненного повреждением здоровья, по правилам гл. 59 ГК РФ в отношении истца отсутствуют. Обязанности, возлагаемые на лиц, несущих военную службу, предполагают необходимость выполнения ими поставленных задач в любых условиях, в том числе сопряженных со значительным риском для жизни и здоровья, что в силу ч. 1 ст. 1, ст. ст. 2, 7, ч. ч. 1 и 3 ст. 37, ч. ч. 1, 2 ст. 39, ч. 1 ст. 41, ч. 1 ст. 45, ст. 59 и п. п. «в», «м» ст. 71 Конституции Российской Федерации влечет обязанность государства гарантировать им материальное обеспечение и компенсации в случае причинения вреда жизни или здоровью при прохождении службы. Статьями 16 и 18 Федерального закона от 27 мая 1998 г. N 76-ФЗ «О статусе военнослужащих» определены объем и характер возмещения вреда жизни и здоровью гражданина, причиненного при исполнении обязанностей военной службы. Статьей 18 указанного Федерального закона предусмотрено государственное личное страхование военнослужащих за счет средств федерального бюджета (п. 1). Посредством обязательного государственного страхования жизни и здоровья, предполагающего выплату при наступлении страховых случаев соответствующих страховых сумм, военнослужащим обеспечиваются право на возмещение вреда, причиненного жизни или здоровью, право на охрану здоровья, защита имущественных прав, а также осуществляется социальное обеспечение граждан в случае болезни, инвалидности, потери кормильца и в иных случаях, установленных законом. На момент установления истцу соответствующей группы инвалидности действовало Постановление Правительства Российской Федерации от 5 апреля 1993 г. N 295 «О порядке проведения обязательного государственного личного страхования военнослужащих, граждан, призванных на военные сборы, лиц рядового и начальствующего состава органов внутренних дел», в соответствии с которым истцу были произведены страховые выплаты. Впоследствии данные вопросы были урегулированы Федеральным законом от 28 марта 1998 г. N 52-ФЗ «Об обязательном государственном страховании жизни и здоровья военнослужащих, граждан, призванных на военные сборы, лиц рядового и начальствующего состава органов внутренних дел Российской Федерации, Государственной противопожарной службы, органов по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, сотрудников учреждений и органов уголовно-исполнительной системы». Двойное возмещение вреда действовавшим законодательством в период установления истцу инвалидности в связи с заболеванием, полученным при исполнении обязанностей военной службы, предусмотрено не было. С учетом изложенного доводы апелляционной жалобы о праве истца на возмещение вреда здоровью по правилам гл. 59 ГК РФ нельзя признать соответствующими регулирующим спорные правоотношения нормам закона, правовых оснований для удовлетворения заявленных требований у суда не имелось. Согласно Постановлению Конституционного Суда Российской Федерации от 17 мая 2011 г. N 8-П «По делу о проверке конституционности ряда положений ст. 18 Федерального закона «О статусе военнослужащих», ст. 5 Федерального закона «Об обязательном государственном страховании жизни и здоровья военнослужащих, граждан, призванных на военные сборы, лиц рядового и начальствующего состава органов внутренних дел Российской Федерации, Государственной противопожарной службы, органов по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, сотрудников учреждений и органов уголовно-исполнительной системы» и ст. 1084 ГК РФ в связи с жалобами граждан А. П. Кузьменко и А. В. Орлова и запросом Избербашского городского суда Республики Дагестан» п. 1 и абз. 1 и 2 п. 3 ст. 18 Федерального закона «О статусе военнослужащих» и ст. 5 Федерального закона «Об обязательном государственном страховании жизни и здоровья военнослужащих, граждан, призванных на военные сборы, лиц рядового и начальствующего состава органов внутренних дел Российской Федерации, Государственной противопожарной службы, органов по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, сотрудников учреждений и органов уголовно-исполнительной системы» признаны не соответствующими Конституции Российской Федерации, ее ч. 2 ст. 7, ч. ч. 1 и 2 ст. 19, ч. 1 ст. 39, ч. 1 ст. 41 и ч. ч. 1 и 2 ст. 59, в той мере, в какой этими законоположениями в системе действующего правового регулирования допускается возмещение вреда, причиненного здоровью военнослужащего, проходящего военную службу по контракту, при досрочном увольнении в связи с признанием негодным к военной службе вследствие увечья (ранения, травмы, контузии), полученного им при исполнении обязанностей военной службы, при отсутствии виновных противоправных действий государственных органов и их должностных лиц в объеме, не обеспечивающем достаточный уровень восполнения материальных потерь, связанных с невозможностью дальнейшего прохождения военной службы. Согласно данному Постановлению Конституционного Суда Российской Федерации федеральному законодателю надлежит, руководствуясь требованиями Конституции Российской Федерации и учитывая правовые позиции, выраженные Конституционным Судом Российской Федерации в указанном Постановлении, не позднее чем в шестимесячный срок внести в действующее правовое регулирование изменения, направленные на совершенствование публично-правового механизма возмещения вреда здоровью военнослужащих, ставших инвалидами вследствие увечья (ранения, травмы, контузии), полученного при исполнении обязанностей военной службы, с тем чтобы в течение всего периода утраты трудоспособности им во всяком случае гарантировалось адекватное возмещение вреда, сопоставимое по своему объему с денежным содержанием, которое военнослужащий имел на момент увольнения с военной службы. Федеральным законом от 7 ноября 2011 г. N 306-ФЗ «О денежном довольствии военнослужащих и предоставлении им отдельных выплат» с 1 января 2012 г. установлена новая система денежного довольствия военнослужащих. Данным Законом урегулирован, в частности, и порядок расчета ежемесячной денежной компенсации вреда, причиненного здоровью военнослужащих. Согласно п. 13 ст. 3 указанного Закона истцу назначены соответствующие выплаты. Таким образом, на момент рассмотрения спора в законодательном порядке урегулирован вопрос о денежной компенсации вреда, причиненного здоровью военнослужащего. Следовательно, оснований для применения норм ГК РФ не имеется. Нарушений норм материального или процессуального права, которые привели бы к неправильному разрешению дела, судом не допущено. С учетом приведенных обстоятельств постановленное по делу решение следует признать законным и обоснованным, а доводы апелляционной жалобы — несостоятельными. Руководствуясь ст. 328 ГПК РФ, Судебная коллегия определила: решение Ленинского районного суда г. Ульяновска от 16 февраля 2012 г. оставить без изменения, а апелляционную жалобу гр. Х. — без удовлетворения <1>. ——————————— <1> URL: http://uloblsud. ru.

Автор настоящей статьи также хотел бы обратить внимание читателей на апелляционное определение Судебной коллегии по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда, которая, рассмотрев в открытом судебном заседании 26 апреля 2012 г. апелляционную жалобу П. на решение Пушкинского районного суда Санкт-Петербурга от 31 января 2012 г. по делу N 2-19/2012 по иску П. к Министерству обороны Российской Федерации о возмещении утраченного заработка, компенсации морального вреда, установила следующее. П. обратился в Пушкинский районный суд Санкт-Петербурга с иском к Министерству обороны Российской Федерации, в котором просил обязать последнее выплачивать ежемесячную компенсацию вреда, причиненного здоровью истца, в размере утраченного заработка с последующей индексацией, взыскать с ответчика сумму возмещения вреда за период с момента увольнения из Вооруженных Сил Российской Федерации до момента вынесения решения судом, взыскать компенсацию морального вреда. В обоснование заявленных требований П. ссылался на те обстоятельства, что, когда он проходил военную службу по контракту, выполняя специальное задание в зоне вооруженного конфликта на территории Чеченской Республики, был тяжело ранен, заключением военно-врачебной комиссии ГОУ ВПО «Военно-медицинская академия им. С. М. Кирова» признан негодным к военной службе вследствие заболевания, полученного в период военной службы, и военной травмы, приказом командующего войсками Ленинградского военного округа и приказом командира войсковой части был уволен с военной службы в отставку по состоянию здоровья и исключен из списков личного состава воинской части. Решением Пушкинского районного суда Санкт-Петербурга от 31 января 2012 г. в удовлетворении требований П. отказано. В апелляционной жалобе П. просит решение суда первой инстанции отменить как вынесенное с нарушением норм материального и процессуального права. Из материалов дела следует, что П. проходил военную службу по контракту. По заключению военно-врачебной комиссии П. был признан негодным к военной службе вследствие заболевания, полученного в период военной службы, и получения военной травмы. При этом было рекомендовано предоставить освобождение от исполнения обязанностей военной службы на срок до дня исключения военнослужащего из списков личного состава части. Приказом командующего войсками Ленинградского военного округа и приказом командира войсковой части был уволен с военной службы в отставку по состоянию здоровья (подп. «в» п. 1 ст. 51 Федерального закона «О воинской обязанности и воинской службе») и был исключен из списков личного состава воинской части. Имеющейся в материалах дела справкой подтверждается, что П. установлена инвалидность III группы в связи с заболеванием, полученным в период военной службы. Согласно ст. 1084 ГК РФ вред, причиненный жизни или здоровью гражданина при исполнении обязанностей военной службы, службы в милиции и других соответствующих обязанностей, возмещается по правилам гл. 59 (ст. ст. 1064 — 1101) данного Кодекса, если законом не предусмотрен более высокий размер ответственности. В системной связи со ст. 1064 ГК РФ, устанавливающей общие основания ответственности за причинение вреда, и его ст. 1069, в силу которой вред, причиненный незаконными действиями (бездействием) государственных органов либо их должностных лиц, подлежит возмещению за счет соответствующей казны, это означает, что обязанность по возмещению вреда жизни или здоровью военнослужащих и приравненных к ним лиц в порядке гл. 59 ГК РФ за счет соответствующей казны возникает в случае установления вины государственных органов или их должностных лиц в причинении данного вреда. Таким образом, возможность возмещения причиненного П. вреда здоровью на основании гл. 59 ГК РФ исключается, если не представляется возможным установить непосредственного причинителя вреда, а также его вину. Между тем из материалов дела следует, что ответчик непосредственным причинителем вреда здоровью П. не является, каких-либо противоправных действий по отношению к нему не совершал, доказательств вины ответчика в причинении вреда здоровью истца в суд также не представлено, в связи с чем правовые основания для возмещения вреда, причиненного повреждением здоровья, по правилам гл. 59 ГК РФ в отношении истца отсутствуют. Обязанности, возлагаемые на лиц, несущих военную службу, предполагают необходимость выполнения ими поставленных задач в любых условиях, в том числе сопряженных со значительным риском для жизни и здоровья, что в силу ч. 1 ст. 1, ст. ст. 2, 7, ч. ч. 1 и 3 ст. 37, ч. ч. 1, 2 ст. 39, ч. 1 ст. 41, ч. 1 ст. 45, ст. ст. 59 и п. п. «в», «м» ст. 71 Конституции Российской Федерации влечет обязанность государства гарантировать им материальное обеспечение и компенсации в случае причинения вреда жизни или здоровью при прохождении службы. Статьями 16 и 18 Федерального закона от 27 мая 1998 г. N 76-ФЗ «О статусе военнослужащих» определены объем и характер возмещения вреда жизни и здоровью гражданина, причиненного при исполнении обязанностей военной службы. Статьей 18 указанного Федерального закона предусмотрено государственное личное страхование военнослужащих за счет средств федерального бюджета (п. 1). Посредством обязательного государственного страхования жизни и здоровья, предполагающего выплату при наступлении страховых случаев соответствующих страховых сумм, военнослужащим обеспечиваются право на возмещение вреда, причиненного жизни или здоровью, право на охрану здоровья, защита имущественных прав, а также осуществляется социальное обеспечение граждан в случае болезни, инвалидности, потери кормильца и в иных случаях, установленных законом. Требований, вытекающих из положений ст. ст. 16 и 18 Федерального закона «О статусе военнослужащих», истец не заявлял. Конституционный Суд Российской Федерации в Постановлении от 17 мая 2011 г. N 8-П по делу о проверке конституционности ряда положений ст. 18 Федерального закона «О статусе военнослужащих», ст. 5 Федерального закона «Об обязательном государственном страховании жизни и здоровья военнослужащих, граждан, призванных на военные сборы, лиц рядового и начальствующего состава органов внутренних дел Российской Федерации, Государственной противопожарной службы, органов по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, сотрудников учреждений и органов уголовно-исполнительной системы» и ст. 1084 ГК РФ признал п. 1 и абз. 1 и 2 п. 3 ст. 18 Федерального закона «О статусе военнослужащих» и ст. 5 Федерального закона «Об обязательном государственном страховании жизни и здоровья военнослужащих, граждан, призванных на военные сборы, лиц рядового и начальствующего состава органов внутренних дел Российской Федерации, Государственной противопожарной службы, органов по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, сотрудников учреждений и органов уголовно-исполнительной системы» не соответствующими Конституции Российской Федерации, ее ч. 2 ст. 7, ч. ч. 1 и 2 ст. 19, ч. 1 ст. 39, ч. 1 ст. 41 и ч. ч. 1 и 2 ст. 59, в той мере, в какой этими законоположениями в системе действующего правового регулирования допускается возмещение вреда, причиненного здоровью военнослужащего, проходящего военную службу по контракту, при досрочном увольнении в связи с признанием негодным к военной службе вследствие увечья (ранения, травмы, контузии), полученного им при исполнении обязанностей военной службы, при отсутствии виновных противоправных действий государственных органов и их должностных лиц в объеме, не обеспечивающем достаточный уровень восполнения материальных потерь, связанных с невозможностью дальнейшего прохождения военной службы. При этом Конституционный Суд Российской Федерации поручил федеральному законодателю, руководствуясь требованиями Конституции Российской Федерации и учитывая правовые позиции, выраженные Конституционным Судом Российской Федерации в указанном выше Постановлении, не позднее чем в шестимесячный срок внести в действующее правовое регулирование изменения, направленные на совершенствование публично-правового механизма возмещения вреда здоровью военнослужащих, ставших инвалидами вследствие увечья (ранения, травмы, контузии), полученного при исполнении обязанностей военной службы, с тем чтобы в течение всего периода утраты трудоспособности им во всяком случае гарантировалось адекватное возмещение вреда, сопоставимое по своему объему с денежным содержанием, которое военнослужащий имел на момент увольнения с военной службы. Также Конституционный Суд Российской Федерации указал, что дела граждан, обратившихся в указанный Суд, подлежат пересмотру в установленном порядке на основе нового правового регулирования, которое должно быть установлено федеральным законодателем исходя из требований Конституции Российской Федерации и с учетом правовых позиций, выраженных Конституционным Судом Российской Федерации в вышеуказанном Постановлении. До настоящего времени федеральный законодатель не внес в действующее правовое регулирование изменения, направленные на совершенствование публично-правового механизма возмещения вреда здоровью военнослужащих, ставших инвалидами вследствие увечья (ранения, травмы, контузии), полученного при исполнении обязанностей военной службы. С учетом изложенного выводы суда об отсутствии права истца на возмещение вреда здоровью по правилам гл. 59 ГК РФ соответствуют регулирующим спорные правоотношения нормам закона, правовых оснований для удовлетворения заявленных требований у суда не имелось. В связи с указанным оснований для отмены решения суда по доводам апелляционной жалобы не имеется. Кроме того, отказывая в удовлетворении исковых требований, суд первой инстанции правильно исходил из того, что истцом не представлено доказательств, подтверждающих, что заболевание было получено им при исполнении обязанностей военной службы, что не соответствует требованиям ст. 1084 ГК РФ. Разрешая заявленные требования, суд первой инстанции также пришел к правильному выводу о том, что правовых оснований для возмещения утраченного истцом заработка не имеется, поскольку доказательств, подтверждающих наличие утраты трудоспособности П., не представлено. Из заключения, выполненного экспертной комиссией, видно, что последствия военной травмы, полученной П., проявляются у него стойкими незначительными нарушениями функций, которые не приводят к ограничению каких-либо категорий жизнедеятельности. После получения травмы П. продолжал служить в Вооруженных Силах Российской Федерации до приказа об увольнении, т. е. не имел никаких ограничений по службе. П. имеет высшее образование, и с учетом профессиональных навыков ему доступен широкий круг работ в обычных производственных условиях в полном объеме. Утраты профессиональной трудоспособности у П. вследствие травмы, полученной в армии, не произошло, и стойкой утраты профессиональной трудоспособности вследствие полученных травм у него не имелось и не имеется. Учитывая приведенные выше выводы, изложенные в заключении, экспертная комиссия, отвечая на вопросы, указанные в определении суда, отметила, что степень стойкой утраты профессиональной трудоспособности определяется только по прямым последствиям травм и профзаболеваний. Оценив все представленные по делу доказательства в их совокупности, суд первой инстанции пришел к правильному выводу, что, поскольку П. профессиональная трудоспособность не была утрачена, в связи с чем и процент ее утраты определить невозможно, законных оснований для удовлетворения иска о взыскании в пользу истца с ответчика возмещения вреда, причиненного повреждением здоровья, в виде ежемесячных платежей в размере утраченного заработка и суммы утраченного заработка за период с момента увольнения до вынесения судом решения нет. Поскольку в действиях ответчика по отношению к истцу отсутствует вина в причинении вреда здоровью и, как следствие, в причинении физических и нравственных страданий, также не имеется правовых оснований для взыскания с Министерства обороны Российской Федерации в пользу истца компенсации морального вреда в соответствии со ст. 151 ГК РФ. Судебная коллегия полагает, что выводы суда первой инстанции основаны на всестороннем, полном и объективном исследовании имеющихся в деле доказательств, правовая оценка которым дана судом по правилам ст. 67 ГПК РФ. Правовых доводов, которые могли бы повлиять на существо состоявшегося судебного решения и, соответственно, явиться основанием к его отмене, апелляционная жалоба не содержит и удовлетворению не подлежит. Учитывая изложенное, руководствуясь ст. 328 ГПК РФ, Судебная коллегия определила: решение Пушкинского районного суда Санкт-Петербурга от 31 января 2012 г. оставить без изменения, апелляционную жалобу П. — без удовлетворения <2>. ——————————— <2> URL: http://www. kadis. ru.

——————————————————————

Название документа

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *