Экономико-правовой механизм накопительно-ипотечной системы: к вопросу об эффективности использования федеральных бюджетных средств

(Воробьев Е. Г.) («Право в Вооруженных Силах», 2012, N 9) Текст документа

ЭКОНОМИКО-ПРАВОВОЙ МЕХАНИЗМ НАКОПИТЕЛЬНО-ИПОТЕЧНОЙ СИСТЕМЫ: К ВОПРОСУ ОБ ЭФФЕКТИВНОСТИ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ ФЕДЕРАЛЬНЫХ БЮДЖЕТНЫХ СРЕДСТВ

Е. Г. ВОРОБЬЕВ

Воробьев Е. Г., кандидат юридических наук, доцент, полковник юстиции.

Правовой и экономический анализ новой системы жилищного обеспечения военнослужащих дает основание утверждать о недостаточной эффективности целевого использования федеральных бюджетных средств, что изначально заложено в законе и в практике его применения. Данный правовой и экономический дефект подлежит устранению.

Ключевые слова: экономический механизм, правовой механизм, накопительная система, ипотечная система, право на жилище, эффективность использования федеральных бюджетных средств, жилищные права военнослужащих и членов их семей.

Economic and legal mechanism of accumulative mortgage system: about a question of efficiency of use federal budgetary state funds E. G. Vorobev

The legal and economic analysis of new system of housing providing the military personnel gives the grounds to approve about insufficient efficiency of target use federal budgetary funds that is initially put in the law and in practice of its application. This legal and economic defects are excluded.

Key words: economic mechanism, legal mechanism, accumulative system, mortgage system, right to housing, efficiency of use federal budgetary funds, housing rights of the military personnel and members of their families.

За годы, прошедшие с момента принятия специального Федерального закона от 20 августа 2004 г. N 117-ФЗ <1>, не только военнослужащие, участвующие в накопительно-ипотечной системе жилищного обеспечения <2>, но и военное сообщество в целом получили достаточный объем необходимой информации, которая позволяет сделать более или менее объективные выводы о состоянии теории и практики правового регулирования общественных отношений, охваченных названным Законом. ——————————— <1> Далее — Закон о НИС. <2> Далее — НИС.

С одной стороны, согласно официальным статистическим данным система демонстрирует свою очевидную работоспособность. В марте текущего года руководитель ФГКУ «Росвоенипотека» <3> В. С. Шумилин привел следующие данные исключительно позитивного характера. В системе участвуют около 200 тыс. офицеров и контрактников. Если в 2007 г. в рамках первого эксперимента обладателями собственных квадратных метров стали всего 300 молодых офицеров — участников НИС, то в 2011 г. это уже более 13,5 тыс. человек из всех восьми российских министерств и ведомств, где предусмотрена военная служба. Для сравнения: в 2010 г. это было 8 тыс. человек, а в 2009 г. — только 2 тыс. человек. Постепенно увеличивается и количество тех, кто уже реализует свое право на досрочное использование накоплений. По состоянию на 1 января 2012 г. участники НИС купили 23,5 тыс. квартир, а по текущему 2012 г., по расчетам ФГКУ «Росвоенипотека», ожидается приобретение еще порядка 17 тыс. квартир <4>. ——————————— <3> Далее — Росвоенипотека. <4> Владимир Шумилин: дослужиться до квартиры поможет материнский капитал: Интервью В. С. Шумилина в РИА Новости. URL: http://rosvoenipoteka. ru.

С другой стороны, каждого, внимательно следящего за проблематикой НИС, по-прежнему преследует ощущение неоднозначности в оценке действенности данной формы решения жилищных проблем граждан в погонах. Ведь наряду с положительными моментами, в основном и отраженными в приведенной выше статистике, в нормативное содержание НИС изначально были заложены и такие, которые сразу же вызвали обоснованную критику юристов (З. Х. Акчурина <5>, Р. Н. Афанасьева, А. Н. Афанасьева <6>, В. В. Бараненкова <7>, В. К. Белова <8>, А. В. Кудашкина <9>, Д. Ю. Мананникова <10>, А. Ю. Чаленко <11> и др.), выразивших сомнение в эффективности отдельных элементов правового механизма новой системы. Речь шла, в частности, по поводу: ——————————— <5> Акчурин З. Х. Проблемы обеспечения жилыми помещениями военнослужащих в условиях реформирования Вооруженных Сил Российской Федерации: накопительно-ипотечная система // Материалы межвузовской науч.-практ. конф. «Актуальные проблемы правового регулирования деятельности Вооруженных Сил Российской Федерации…». М., 2004. С. 10. <6> Афанасьев Р. Н., Афанасьев А. Н. О накопительно-ипотечной системе жилищного обеспечения военнослужащих // Российский военно-правовой сборник. 2006. N 4. С. 76 — 78; Афанасьев А. Н. В мечтах купить квартиру можно, осуществить их только сложно… // Вестник границы России. 2006. N 4. С. 14 — 17. <7> Бараненков В. В. Анализ положений Федерального закона «О накопительно-ипотечной системе жилищного обеспечения военнослужащих» // Право в Вооруженных Силах. 2005. N 7; он же. Жилищное обеспечение — не благотворительность. Системный подход как основа совершенствования правового регулирования // Вестник границы России. 2006. N 5. С. 26 — 28. <8> Белов В. К. Деньги ваши, станут наши. Кто и как будет участвовать в формировании накоплений денежных средств для реализации накопительно-ипотечной системы жилищного обеспечения военнослужащих // Право в Вооруженных Силах. 2006. N 3; он же. Операция «НИС». О возможностях приобретения жилья военнослужащим — участником накопительно-ипотечной системы жилищного обеспечения до окончания срока военной службы // Право в Вооруженных Силах. 2006. N 4. —————————————————————— КонсультантПлюс: примечание. Статья А. В. Кудашкина «Конституционное право на жилище в контексте проблем реализации жилищных прав военнослужащих» включена в информационный банк согласно публикации — «Российский военно-правовой сборник: Актуальные вопросы жилищного обеспечения военнослужащих», 2005, N 4. Серия «Право в Вооруженных Силах — консультант»; «За права военнослужащих», 2005. —————————————————————— <9> Кудашкин А. В. Конституционное право на жилище в контексте проблем реализации жилищных прав военнослужащих // Право в Вооруженных Силах. 2005. N 7. <10> Мананников Д. Ю. Сможет ли накопительно-ипотечная система решить жилищную проблему военнослужащих? // Гражданин и право. 2008. N 3. <11> Чаленко А. Ю. Права членов семьи участника накопительно-ипотечной системы на жилищное обеспечение в случае исключения его из списков личного состава воинской части в связи с гибелью или смертью либо признанием безвестно отсутствующим или объявлением умершим // Право в Вооруженных Силах. 2005. N 5.

— незначительности выделяемых бюджетных средств каждому участнику и, соответственно, их низкой покупательной способности; — недостаточной гарантированности сохранения накоплений в связи с обострением инфляционных процессов и кризисными рисками; — ограничений в возможности использования накоплений, когда Законом о НИС не предусмотрены более экономные варианты приобретения жилья, допускаемые другими федеральными законами. Конечно, за прошедшее десятилетие система в чем-то модернизировалась, ее элементы менялись и уточнялись, однако по непринципиальным «рабочим» вопросам, т. е. по своей сути, она не претерпела каких-либо кардинальных изменений. Это позволяет с достаточной долей вероятности предположить, что основные проблемные моменты в правовом механизме НИС на самом деле никуда не исчезли, а затаились в ней подобно скрытым симптомам существующей, но пока еще не проявившейся в полной мере болезни. Например, несколькими строками выше в качестве положительного эффекта действия новой системы были приведены факты того, что значительное число военнослужащих — участников НИС (более 10%) уже приобрели жилые помещения в собственность, причем в самом начале своего служебного пути. О подобном, и об этом не раз упоминали комментаторы Закона о НИС, другие категории военнослужащих, не имеющие права претендовать на постоянное жилье или на получение государственных средств ранее достижения общей календарной выслуги в 20 лет, могут только мечтать. Однако позитивная оценка, даваемая такому факту, вполне может быть существенным образом нивелирована иными, не менее достоверными, но не столь афишируемыми юридически значимыми обстоятельствами. Во-первых, речь идет о собственности, пока что приобретенной в долг, т. е. обремененной как государственными, так и частными банковскими кредитами и соответствующими обязательствами по их погашению в течение длительного периода военной службы. Во-вторых, качество досрочно купленной жилой собственности ввиду незначительности выделяемых в долг сумм также невысоко. Приобретается преимущественно скромное по размерам жилье, на вторичном рынке, в строениях многолетней, еще советской или ранней постсоветской постройки (средняя площадь приобретенных в 2010 г. квартир составила 58,6 квадратного метра, а средняя стоимость 1 квадратного метра по сделкам — всего 37,3 тыс. руб. <12>. При этом среднестатистическая стоимость жилья в I квартале 2012 г. на первичном рынке составляет 44,9 тыс. руб., а на вторичном — 51,9 тыс. руб. <13>). ——————————— <12> Информация по итогам функционирования накопительно-ипотечной системы жилищного обеспечения военнослужащих в 2010 г. URL: http://rosvoenipoteka. ru. <13> Росстат России. Стоимость 1 кв. м жилья в I квартале 2012 г. URL: http://www. gks. ru. Цены на жилье по сравнению с 2010 г. изменились незначительно (примечание автора. — Е. В.).

В-третьих, рост стоимости приобретаемого жилья (если в 2010 г. средняя стоимость 1 квадратного метра жилья по сделке НИС равнялась 37,3 тыс. руб., то в 2011 г. — уже 45,2 тыс. руб.) свидетельствует о стремлении участников увеличить покупательную способность до приемлемого потребительского качества, что нередко предполагает необходимость доплат из своего денежного содержания (в среднем в 2011 г. сделка по приобретению квартиры обеспечивалась на 7% из собственных средств военнослужащего. Для сравнения: в 2009 г. доплаты составляли 4%, в 2010 г. — 6% <14>). ——————————— <14> Итоги НИС за IV квартал 2011 г. URL: http://rosvoenipoteka. ru.

В-четвертых, приобретение жилья в собственность часто лишает участников НИС права на служебно-жилищное обеспечение <15> и тем самым делает невозможным использование не выкупленной пока еще собственности для ускорения ее выкупа посредством сдачи внаем, что в свое время обещалось государственными руководителями как важный источник существенной материальной помощи участникам системы <16>. Иными словами, эти и иные проблемные экономические реалии НИС свидетельствуют о том, что далеко не все так радужно, как это порой преподносится или может показаться на первый взгляд. ——————————— <15> Минобороны России на своем официальном сайте дает следующее разъяснение: «Военнослужащий, являющийся участником НИС, сохраняет право на служебное жилье в том случае, если квартира приобретается им не по месту прохождения службы, а также при переводе к новому месту службы». URL: http://www. dom. mil. ru. <16> Дословно: Г. Греф к В. Путину: «Получив жилье в собственность, можно будет его сдавать. Вот вам и дополнительные доходы в семейный бюджет военнослужащих». В. Путин: «Я думаю, это и без вас все сообразят». Цит. по: Награжденные ордером. С 2005 года военнослужащие смогут приобретать жилье в собственность после трех лет службы // Российская газета. 2004. 24 марта.

По поводу сомнительности общей идейной основы НИС (исходя из ее принципов в отношении жилищных прав военнослужащих и членов их семей) автор настоящей статьи уже писал на страницах журнала <17>. ——————————— <17> Воробьев Е. Г. Правовая идеология накопительно-ипотечной системы: жилищное обеспечение военнослужащих или государственный откуп от него? // Право в Вооруженных Силах. 2011. N 10, 11.

Напомним о том, что юридико-технический анализ концептуальных положений Закона о НИС привел к следующему заключению: данная система не в полной мере отвечает интересам военнослужащих, так как базируется на значительном отступлении от существующих конституционно-правовых и военно-правовых основ гарантий их права на жилище. Было показано, в частности, что правовая идеология НИС: — почти полностью игнорирует установленную Конституцией Российской Федерации и Жилищным кодексом Российской Федерации юридическую категорию жилищной нуждаемости как главного основания возникновения права на выделение государственных средств в целях жилищного обеспечения; — основана на абстрактной уравниловке в распределении денежных средств, не учитывающей ни социальных норм предоставления жилья согласно количеству членов семьи, ни существующих нормативов его стоимостной оценки; — вопреки положениям военного законодательства допускает использование денежных накоплений на любые цели, в том числе вовсе не связанные с жилищным обеспечением. Приведенные выше сомнительные по своей правовой направленности черты НИС свидетельствуют о том, что заявляемая целевая идея о выделении государством денег для жилищного обеспечения военнослужащих (для последующего самостоятельного приобретения жилья за счет государства), по сути, трансформируется в идею его необязательности и недостаточной гарантированности, в некий формальный денежный откуп от реального обеспечения военнослужащих, действительно нуждающихся в жилье с учетом установленного военным и жилищным законодательством минимального социального уровня жилищного обеспечения. Однако ту же самую правовую идеологию НИС вполне можно попытаться оценить не только с позиций прав военнослужащих как основных адресатов права, но и исходя из интересов самого государства, следует полагать, не менее заинтересованного в достижении все той же действительно правовой цели, а именно надлежащего жилищного обеспечения участников НИС. И этот взгляд как своего рода продолжение уже начатого разговора, но уже с позиций подлинно государственных (общественных) интересов и предлагается в настоящей статье. Итак, приглашаем исследовать вопрос о том, насколько заложенный в Законе о НИС экономико-правовой механизм обеспечивает эффективное использование тех средств, которые ежегодно выделяются из федерального бюджета в интересах жилищного обеспечения участников НИС. А деньги выделяются немалые. Ведь только в прошедшем 2011 г. эта сумма составила около 34 млрд. руб. (из расчета 180 тыс. военнослужащих — участников НИС <18> и установленного на 2011 г. размера накопительного взноса на одного участника в сумме 189,8 тыс. руб. <19>), а в 2012 г. составит еще более 40 млрд. руб. (из расчета 200 тыс. военнослужащих — участников НИС и установленного на 2012 г. размера накопительного взноса на одного участника в сумме 205,2 тыс. руб. <20>). ——————————— <18> Эфир проекта «Военный совет» с Владимиром Шумилиным». URL: http://www. youtube. com. <19> Часть 3 ст. 10 Федерального закона от 13 декабря 2010 г. N 357-ФЗ «О федеральном бюджете на 2011 год и на плановый период 2012 и 2013 годов». <20> Часть 3 ст. 10 Федерального закона от 30 ноября 2011 г. N 371-ФЗ «О федеральном бюджете на 2012 год и на плановый период 2013 и 2014 годов».

Всего же, по данным Росвоенипотеки, на конец 2011 г. в бюджетном секторе НИС фигурировала весьма внушительная сумма: 36,6 млрд. руб., потраченные на погашение обязательств по договорам целевого жилищного займа, и 68,9 млрд. руб., которые составили стоимость чистых активов совокупного инвестиционного портфеля НИС <21>. Нетрудно подсчитать, что в 2011 г. общий бюджет НИС составил более 100 млрд. руб., что вполне сопоставимо с третью средств, выделенных за последние три года для обеспечения всех иных категорий военнослужащих и военных пенсионеров постоянным жильем в натуре (в период с 2009 по 2011 г. на эти цели из федерального бюджета было выделено 294,2 млрд. руб. <22>). ——————————— <21> Информация по итогам функционирования накопительно-ипотечной системы жилищного обеспечения военнослужащих в 2011 году. URL: http://rosvoenipoteka. ru. <22> Божьева О. Министр обороны сдал реформу // Московский комсомолец. 2012. 21 марта.

Стремление разобраться в том, с какой отдачей используются такие значительные государственные средства, предполагает выбор соответствующего инструментария, в качестве которого предлагается избрать метод экономико-правового анализа положений Закона о НИС и фактических данных по его реализации. Дело в том, что данный метод уже получил необходимое научно-теоретическое осмысление и довольно часто используется в качестве средства правовых исследований, имеющих выход на экономические характеристики законодательно регулируемых общественных отношений <23>. ——————————— <23> Речь идет преимущественно о том отраслевом законодательстве, которое содержит в себе значительное число финансово-экономических институтов. См., напр.: Захарьин В. Р. Все изменения налогового законодательства 2010 года // Экономико-правовой бюллетень. 2011. N 2; Макалкин И. А. Новые страховые взносы // Там же. 2010. N 4; Конин Н. М. Административное право России в вопросах и ответах: Учеб. пособие. 3-е изд., перераб. и доп. М., 2010. Тема 18: Межотраслевое административно-правовое регулирование в области экономики: основные направления экономико-правового регулирования и сферы государственного управления.

В частности, по поводу места экономико-правового анализа в изучении общественных явлений профессор Т. Я. Хабриева указала следующее: «Экономическая и правовая науки имеют свое видение общественных процессов, обладают самостоятельными научным инструментарием и языком научного общения. Тем не менее экономическая теория и правоведение как общественные (социальные) науки связаны единством их всеобщего и общенаучных методов. Специфика методологических подходов к комплексным (экономико-правовым) проблемам заключается в композиции специальных (частных) методов научного познания: специально-юридических методов, методов экономической науки и методов других наук. При этом общенаучные и частнонаучные методы не действуют изолированно, между ними существует органическая связь, взаимозависимость: всеобщие методы должны быть применены для познания конкретных объектов, частнонаучные методы — основываться на всеобщих законах» <24>. ——————————— <24> Хабриева Т. Я. Экономико-правовой анализ: методологический подход // Журнал российского права. 2010. N 12.

Так как в нашем случае речь идет преимущественно о правоотношениях публично-правового порядка, а именно связанных с механизмом движения бюджетных средств, обратимся к воззрениям правоведов на главные составляющие государственных элементов экономико-правового механизма. Используем, в частности, мнение специалиста в области экологического права профессора М. М. Бринчука, выделяющего среди прочих экономико-правовых элементов такие, как планирование, финансирование и целевое использование бюджетных денежных средств <25>. Следовательно, именно такие элементы, извлеченные из норм Закона о НИС, и станут предметом дальнейших рассуждений (нормы о планировании и выделении бюджетных средств для НИС, нормы о финансировании процесса накопления средств НИС и нормы об использовании государством накопленных средств НИС). ——————————— <25> Бринчук М. М. Экологическое право: Учеб. для высших учебных заведений. Гл. XV: Экономико-правовой механизм природопользования и охраны окружающей среды // СПС «Гарант».

Экономико-правовой механизм планирования и выделения бюджетных средств на цели НИС. Сколько это будет стоить бюджету — основной вопрос любого изменения в правовом регулировании последнего десятилетия. «Бесплатные» законопроекты пекутся как пирожки, в то время как «денежные» становятся полем и открытой, и скрытой битвы политических течений различного толка и уровней. Экономическое обоснование федеральных расходов согласно проекту Закона о НИС, данное еще в 2004 г., выглядело хотя и не альтруистическим, но экономически вполне посильным для бюджета. Прежде всего, была очевидной многолетняя отсрочка реального финансового исполнения государственных обязательств в полном объеме (что там будет в 2020 — 2025 гг., т. е. к моменту планируемой массовой реализации прав участниками системы, никому не было дано знать тогда и не дано знать сейчас). Поэтому на начало текущего года подобная отсрочка позволяет государству «безболезненно» и в значительном объеме (по данным Росвоенипотеки, на 14,4 млрд. руб.) даже недофинансировать НИС <26>. ——————————— <26> Дословно: «В связи с секвестированием федерального бюджета в 2009 году на сумму 5000 млн. руб., а также увеличением фактической численности участников системы по сравнению с прогнозируемой недофинансирование накопительно-ипотечной системы по состоянию на 1 января 2012 года составило 14392,5 млн. руб.» (информация по итогам функционирования накопительно-ипотечной системы жилищного обеспечения военнослужащих в 2011 году).

Кроме того, был узаконен государственный замысел «заплатить сколько-нибудь» (сколько накопится по закону), а далее — это их, военнослужащих, дело. Ведь вследствие изменений и дополнений в военном законодательстве появились нормы, ставящие участников НИС в особое правовое положение. Например, согласно норме п. 15 ст. 15 Федерального закона «О статусе военнослужащих» (далее — Закон о статусе), жилья в собственность или по договору социального найма участникам НИС не положено, а согласно п. 2 ст. 23 Закона о статусе участников НИС разрешено увольнять с военной службы, не считаясь с их реальным жилищным обеспечением, существующим на момент увольнения. Наконец, в качестве общего ориентира для первоначального отсчета сумм ежегодных накоплений была предложена почти конфуцианская формула: «в год — одну тысячу долларов» на брата, и у каждого будет своя квартира <27>. Напомним о том, что валютный курс доллара США с этого времени колебался в пределах 28 — 32 руб. за 1 у. е. <28>, и, несмотря на очевидное несоответствие таких расчетов рыночной жилищной действительности, эту же цифру государство до сих пор считает «нормальной» начальной ценой для определения стоимости 1 квадратного метра жилья в своих долгосрочных целевых жилищных программах. Примерно такая же цифра, хотя и с небольшим завышением до 37 тыс. руб., стала отправной точкой для отсчета финансового обоснования НИС в первый год функционирования системы. ——————————— <27> Куликов В. Тысяча долларов в год — и офицер под крышей // Российская газета. 2004. 1 апр. <28> Приводится по аналитическим материалам экспертов СПС «Гарант» согласно официальным курсам иностранных валют к рублю Российской Федерации, которые устанавливаются Банком России и публикуются в «Вестнике Банка России» и в представительстве Банка России в Интернете (www. cbr. ru).

Однако игнорирование в законе жизненных реалий не только не скроется от посторонних глаз, но и обязательно даст о себе знать при реализации правовых предписаний. Так, согласно данным Росстата, средняя цена 1 квадратного метра на первичном рынке жилья составляла: в 2005 г. — 25394 руб., в 2006 г. — 36221 руб., в 2007 г. — 47482 руб., 2008 г. — 52504 руб. <29>. Цены на вторичном рынке разнились незначительно и даже постепенно опережали цены на объекты-новостройки. Поэтому с начала действия Закона о НИС всем заинтересованным лицам было очевидно искусственное занижение покупательной способности первого государственного взноса, который по заявленным исходным расчетам должен быть эквивалентен стоимости 3 квадратных метров жилой площади. Недаром правоведы, прибегнув к перспективным расчетам покупательной способности НИС образца 2005 г., единодушно заявили, что при таких размерах ежегодных накоплений ее экономическая часть несостоятельна. Чтобы не утруждать читателя разными по форме, но одинаковыми по содержанию выводами на этот счет, приведем лишь одно из мнений, высказанное в июле 2005 г. специалистом в вопросах жилищного права для военнослужащих профессором А. В. Кудашкиным: «Можно ли с помощью указанной формы решить проблему жилищного обеспечения военнослужащих в отдаленном будущем? На сегодняшний день ответ однозначно отрицательный. Если годовой взнос государства, как следует из официальных источников, будет составлять 1 тыс. долл. в год (за 20 лет примерно 20 тыс. долл.), в каком населенном пункте за эти деньги что-либо можно приобрести? В населенных пунктах, отдаленных от промышленных центров, куда добраться можно лишь на вертолете, за эти деньги можно приобрести шикарные апартаменты или их построить. ——————————— <29> URL: http://www. gks. ru.

В расчет суммы ежегодного взноса должен быть заложен критерий возможности приобретения стандартной жилой площади в промышленно развитых населенных пунктах. А этого в настоящее время нет. Сегодняшние курсанты понимают, что служебной жилплощадью их могут обеспечить разве что в отдаленном населенном пункте, а по окончании службы они жилья иметь не будут. Ради чего тогда служить? Я не считаю, что служить стоит из-за меркантильных интересов. Нет, речь идет о создании понятной всем системы, которая может адекватно удовлетворить жилищные потребности военнослужащих. В настоящее время накопительно-ипотечная система такой не является. И пока не станет, не будет интереса в службе» <30>. ——————————— —————————————————————— КонсультантПлюс: примечание. Статья А. В. Кудашкина «Конституционное право на жилище в контексте проблем реализации жилищных прав военнослужащих» включена в информационный банк согласно публикации — «Российский военно-правовой сборник: Актуальные вопросы жилищного обеспечения военнослужащих», 2005, N 4. Серия «Право в Вооруженных Силах — консультант»; «За права военнослужащих», 2005. —————————————————————— <30> Кудашкин А. В. Актуальные проблемы жилищного обеспечения военнослужащих // Право в Вооруженных Силах. 2005. N 7.

Таким образом, первичный и наиболее значимый элемент экономико-правового механизма, определяющий меру государственной гарантии возможности приобретения жилья с помощью государственных средств, с самого начала оказался с изъяном, а первый шаг в формировании накоплений для участников НИС был сделан без ориентира на их реальную покупательскую способность. В народе в таких случаях говорят, что дело было сделано «на глазок» или «от балды», как кому больше нравится. Впрочем, это уже свершившийся факт, который говорит сам за себя и о многом. Этот же «сверхэкономный» государственный подход в буквальном смысле слова отпугнул от участия в НИС значительное количество тех военнослужащих, которые в переходный период (2005 — 2008) имели право альтернативы — сохранить за собой ранее существующие формы их жилищного обеспечения постоянным жильем в натуральном виде или же стать участниками новой системы. Единственной гарантией некой экономической «справедливости» для противодействия инфляции и непрерывному росту цен на рынке жилья, хотя бы в какой-то мере позволяющей приблизить размер выделяемых средств к адекватной покупательской способности ежегодных накопительных взносов, виделась заложенная в законе ежегодная антиинфляционная индексация очередного годового взноса (ч. 2 ст. 5 Закона о НИС). Но даже в этом элементе экономико-правового механизма НИС аргумент закона о справедливости именно такой индексации также вызывает немало вопросов. Во-первых, индексация предусмотрена лишь в отношении текущего государственного взноса, закладываемого в федеральный бюджет на следующий год. Ранее начисленные взносы не индексируются (о том, каким образом гарантируется их сохранение и даже преумножение, будет сказано ниже). Следовательно, с учетом пребывания России в перманентной «ползущей» инфляции система выделения бюджетных средств для формирования накоплений сконструирована по принципу простой линейной функции, когда размер каждого предшествующего годового начисления менее последующего (2005 г. — 37 тыс. руб.; 2006 г. — 40,6 тыс. руб.; 2007 г. — 82,8 тыс. руб.; 2008 г. — 89,9 тыс. руб.; 2009 г. — 168 тыс. руб.; 2010 г. — 175,6 тыс. руб.; 2011 г. — 189,8 тыс. руб.; 2012 г. — 205,2 тыс. руб. <31>). Это значит, что покупательская способность более ранних государственных взносов объективно ниже покупательской способности последующих, что всегда существенно снижает общую суммарную покупательскую способность накоплений у каждого участника НИС в конце процесса накопления. ——————————— <31> URL: http://rosvoenipoteka. ru.

Во-вторых, существует и некоторая «лукавость» в установлении индекса инфляции, применяемого в НИС, именно в виде бюджетного индекса инфляции (отношения прогнозируемого текущего среднего уровня цен к среднему уровню цен прошедшего бюджетного периода). Известно, что в 2003 — 2004 гг. и 2005 — 2006 гг. стоимость жилья в России повсеместно увеличилась почти в два раза <32>, в то время как индекс годовой инфляции в этот же период был установлен в пределах около 10% в год, т. е. суммарно не превысил 40%. Это означает, что финансирование по показателям прогнозируемой «средней» инфляции в экономике, заложенное в Закон о НИС, не всегда является адекватным объективному уровню инфляции на рынке жилья. Но ведь формирование накоплений НИС имеет конкретное целевое предназначение и, следовательно, должно быть привязано не к абстрактно усредненному росту уровня потребительских цен вообще, а к росту цен на конкретные объекты приобретения. ——————————— <32> Индикатор рынка недвижимости. URL: http://www. irn. ru.

Следовательно, содержащийся в данном элементе экономико-правового механизма НИС индикатор формирования государственных расходов достаточно примитивен для того, чтобы иметь должную «чувствительность» в адекватном формировании расходов по действительной потребности полноценного жилищного обеспечения участников НИС. Он позволяет осуществлять лишь самое приблизительное, «грубое» регулирование, не способствующее «отзывчивости» бюджетного финансирования процессам, протекающим в реальной жилищной сфере. Внимательный читатель вправе возразить, что практика реализации НИС свидетельствует и о другом: в некоторых случаях государство все-таки реагирует на скачки цен на рынке жилья. В 2006 г. Министр обороны Российской Федерации С. Иванов поднял вопрос о существенном увеличении размера накоплений НИС в связи с ростом цен на жилье, так как при закладывании в расчеты первичного размера накоплений в сумме 37 тыс. руб. у Правительства «даже мысли не было, что цена квадратного метра жилья вырастет такими темпами и до таких высот» <33>. Действительно, законодатель дважды не индексировал, а фактически умножал надвое текущие начисления, как это имело место в 2007 г. и в 2009 г. Согласимся с этими бесспорными фактами, но лишь с учетом оговорки, объясняющей подлинную причину такой необычайной коррекции. Накануне этих самых резких скачков, в 2006 г. и в 2008 г., речь шла не о простом двойном росте размеров ежегодных накоплений, а об их повышении под публично проводимые эксперименты НИС, которые должны были продемонстрировать всем (и военнослужащим, и обществу, и самому государству) дееспособность новой системы. ——————————— <33> Кузьмин В. Армия с боем берет ипотеку. Помогает ей в этом Верховный Главнокомандующий // Российская газета. 2006. 24 октября.

Именно «экспериментальное» исполнение государственных обязательств, когда достоверность первоначально абстрактно начисляемых сумм для ежегодных накоплений необходимо было привести в соответствие с реальными ценовыми показателями на рынке жилья, заставляло это сделать. Эти эксперименты де-факто «принудили» само же государство объективно соотнести экономические реалии и свои обязанности, а потому поступить, и пусть это не покажется парадоксальным, не по закону. Именно так постепенно появилась и текущая, вполне весомая сумма ежегодного накопительного взноса в уже упомянутом размере 205,2 тыс. руб. на 2012 г. Впрочем, сказанное выше представляет собой не столько упрек, сколько, скорее, похвалу. Государство, демонстрируя в нашем случае неспособность качественного правового регулирования исследуемых отношений, тем не менее не отворачивается от некоторых из его проблем, пусть и «в ручном режиме» (перефразирование выражения Президента Российской Федерации Д. А. Медведева, озвучившего на перспективу задачу смены ручного метода государственного администрирования прозрачными, понятными и справедливыми правилами государственного регулирования <34>), но все-таки сглаживает наиболее острые социальные углы, в том числе корректируя собственные очевидные правовые промахи. ——————————— <34> Больше свободы: Президент Медведев на заседании Госсовета подвел итоги 4 лет своей работы и определил задачи на будущее // Российская газета. 2012. 26 апреля.

И это не единственное положительное проявление рассматриваемого элемента экономико-правового механизма планирования формирования накоплений средств НИС. Можно ради объективности отметить еще ряд полезных элементов механизма НИС. Прозвучавшие порицания не могут затмить очевидного плюса той части новой системы, которая содержит механизм ежегодного финансирования бюджетных государственных средств. Этого так не хватает в регулировании жилищного обеспечения в форме натурального жилья или предоставления денежных средств в иных, кроме НИС, формах. Данный механизм работает хотя и не совсем адекватно (о чем мы довольно подробно высказались выше и преимущественно в критических тонах), но зато непрерывно, постоянно генерируя бюджетные средства для соответствующих государственных расходов. Есть в указанном механизме и еще один весьма полезный работающий элемент — элемент обратной информационной связи, позволяющий корректировать объем потребности в денежных средствах в зависимости от количества адресатов права, нуждающихся в них, прогнозировать возможные расходы на текущие потребности и на ближайшую трехлетнюю перспективу <35>. Если бы подобный «датчик нуждаемости» наличествовал в законе и в интересах других категорий военнослужащих, причем не столько для информационно-расчетных целей, сколько для целей ежегодного формирования необходимых бюджетных расходов, то, пожалуй, не возник бы столь острый жилищный кризис необеспеченности постоянным и служебным жильем огромного числа военнослужащих и военных пенсионеров, который медленно, с трудом, но постепенно все-таки сглаживается многомиллиардными денежными вливаниями последних пяти лет. ——————————— <35> Согласно Приказу Министра обороны Российской Федерации от 19 августа 2009 г. N 890 «Об утверждении Инструкции по подготовке сведений о количестве участников накопительно-ипотечной системы жилищного обеспечения военнослужащих Вооруженных Сил Российской Федерации для формирования бюджетной проектировки» для формирования бюджетной проектировки расходов по НИС подаются данные по движению участников системы как на текущий год, так и на три последующие года.

В завершение разговора по поводу эффективности первого элемента экономико-правового механизма НИС есть необходимость сделать еще одно уточнение. Рассмотренный нами усредненный подход в выделении денежных средств, первоначально кажущийся столь грубым и неточным (каковым он сейчас и является на самом деле), мог бы стать вполне приемлемым и обоснованным после его надлежащей коррекции, о чем будет сказано далее. Экономико-правовой механизм накопления и сохранения средств НИС. Прежде чем приступить к освещению отдельных элементов этой части правового регулирования НИС, есть смысл предварительно внести ясность в разъяснение явления «держания» денег. Понятно, что речь идет о долговременном владении, пользовании и распоряжении накоплениями участников НИС, причем указанные выше правомочия неразрывны и едины по своей сути. Ведь объектом прав выступают деньги, особые вещи, соединяющие в себе вещные и обязательственные начала, выражающие имущество и имущественные права одновременно <36>. ——————————— <36> Гражданское право: Учебник / Под ред. А. П. Сергеева. М., 2009. С. 384 — 385.

В то же время федеральное законодательство устанавливает, что накопления участников НИС являются государственной собственностью (ч. 8 ст. 5 Закона о НИС), что неточно: деньги, переданные в управление, не могут быть собственностью лица, их передавшего, так как подобная теория «аренды» денежных средств рассчитана на экономическую и юридическую неосведомленность по поводу того, что с этими средствами происходит на самом деле. Передача денег во владение, пользование и распоряжение означает утрату правомочий собственника и, соответственно, права собственности. Речь, следовательно, может идти лишь о денежном займе или денежном кредитовании с утратой права собственности прежним владельцем (государством) <37>. Следует считать, что составители Закона о НИС, хорошо знающие это, вводя норму о сохранении права собственности на накопления участников НИС за Российской Федерацией, создали некую юридическую фикцию, декларирующую правовую гарантию государственного сбережения этих денег в процессе накопления, их государственной защиты от каких-либо посягательств со стороны и управляющих компаний, и их контрагентов в сделках с этими средствами, и даже участников НИС, досрочно воспользовавшихся правом распоряжения своими накоплениями в виде получения целевого жилищного займа (далее — ЦЖЗ). Но такая «собственность» — не что иное, как обязательственные требования публичного кредитора, одолжившего деньги, к частным должникам, их получившим. ——————————— <37> Там же. С. 577.

Итак, выделенные из федерального бюджета деньги на самом деле поступают в собственность их получателей (преимущественно в лице управляющих компаний) под обязательство их возврата с сохранением и некоторым преумножением, что как раз и совпадает с нормативной категорией «управления» ими (гл. 5 Закона о НИС). Следовательно, в Законе закреплена система длительного коммерческого использования бюджетных средств под видом их сохранения (управления). Насколько подобная конструкция необходима, станет понятным после рассуждений, которые предлагается начать от истоков, «от яйца», как говорили древнеримские юристы. Из истории вопроса. В 2001 — 2002 гг. военным ведомством были инициированы законопроектные предложения, касающиеся ежегодного формирования той части федерального бюджета, которая предназначалась для решения жилищных проблем военнослужащих. Хронический жилищный кризис, вызванный системным недофинансированием в этой области, стал вопросом, требующим экстраординарного решения. Уже в наши дни В. В. Путин признал, что для снятия этой накопившейся десятилетиями проблемы «нужен был кардинальный перелом, концентрация финансовых и организационных ресурсов государства» <38>. Суть предложений сводилась к тому, что, помимо формирования текущих расходов на жилищное строительство и приобретение жилья военнослужащим, гражданам, уволенным с военной службы, и членам их семей, необходимо было начать системное накопление бюджетных средств в целях последующего обеспечения тех, кто будет служить по новым правилам. Эти деньги должны были наличествовать к моменту возникновения права на приобретение постоянного жилья с учетом общего количества адресатов права. ——————————— <38> Владимир Путин. Быть сильными: гарантии национальной безопасности для России // Российская газета. 2012. 17 февраля.

Как охарактеризовал данную инициативу З. Х. Акчурин, предлагалось создать накопительную систему своевременного обеспечения жилыми помещениями для постоянного проживания военнослужащих путем обеспечения устойчивого бюджетного финансирования накопительных взносов, разработки и внедрения эффективного механизма сбережения и прироста накоплений, позволяющих обеспечить обязательность выплат на приобретение жилья <39>. И хотя первоначальные идеи НИС были существенно трансформированы, «накопительная система» стала «накопительно-ипотечной системой», но та часть, которая относится к регулированию самого процесса накопления средств федерального бюджета, получила свое узаконивание почти в первоначальном виде. ——————————— <39> Акчурин З. Х. Переход к накопительной системе жилищного обеспечения военнослужащих: миф или реальность // Право в Вооруженных Силах. 2003. N 8.

Таким образом, в федеральном законодательстве появились правила, согласно которым денежные средства, рассчитываемые под конкретное количество участников системы, ежегодно отдаются в управление частным организациям для их сохранения и даже преумножения. Кредитование коммерческих структур средствами бюджета под видом их хранения — золотое дно. Постоянно пополняемые извне «длинные» и «гарантированные» деньги — мечта любой кредитной организации. Доступ к этому кладезю имеют только избранные в буквальном смысле этого слова (ст. 20 Закона о НИС), причем количество их неуклонно сокращается в пользу нескольких структур <40>. Именно они получили тот заветный далеко не сказочный, а вполне осязаемый в рыночной жизни «неразменный рубль» <41>, постоянно поступающий из федерального бюджета. При этом, однако, управляющие организации даже получают вознаграждение за такое управление. С 2005 г. по 2011 г. размер вознаграждения по одному договору доверительного управления равнялся сумме 0,5% базовой части величины накоплений и 20% доходов от инвестирования средств. Поэтому суммы ежегодных «усушек» государственных средств за шесть лет функционирования системы были весьма весомыми, так как только в 2011 г. размеры указанных вознаграждений были существенно снижены: с 0,5% до 0,05% (в 10 раз) и с 20% до 1% (в отдельных случаях — до 10%) (в 20 раз) <42>. Подобный многократный скачок свидетельствует об очевидном завышении первоначальных размеров вознаграждений в пользу интересов частных банков и, соответственно, вопреки государственным интересам. ——————————— <40> В первые годы функционирования НИС количество управляющих компаний равнялось 10. К 2011 г. их осталось 8, а с 2012 г. — только 3 (ЗАО «Управляющая компания «Тройка Диалог», ЗАО «Лидер», ООО «Управляющая компания «КапиталЪ»). <41> В рассказе Н. С. Лескова с одноименным названием неразменный рубль представлен как волшебное возрождение рублевой монеты в кармане владельца после ее траты. <42> Пункт 16 ст. 2 Федерального закона «О внесении изменений в статьи 64-1 и 77 Федерального закона «Об ипотеке (залоге недвижимости)» и Федеральный закон от 28 июня 2011 г. N 168-ФЗ «О накопительно-ипотечной системе жилищного обеспечения военнослужащих».

Поиск действенного механизма, обеспечивающего длительное хранение постепенных денежных накоплений без утраты их покупательной способности, — проблема общеизвестная и касается не только НИС. Те же самые вопросы государство долго и без особых успехов пытается решить в рамках пенсионной системы России. Председатель правления Пенсионного фонда Российской Федерации А. Дроздов в 2009 г. привел следующие данные. За три последних года (2006 — 2008) государственная управляющая компания и часть негосударственных (20%) показали минимальный убыток или прибыль — от 0% до 0,3%, а большинство управляющих компаний (80%) реально работали «по нулям» или даже «в минус». Главное оправдание — все свободные средства пенсионных отчислений по закону размещаются на фондовом рынке в облигациях с минимальным риском, что в условиях кризиса не всегда гарантирует сохранение даже номинала <43>. Но общий результат «хозяйствования» говорит о плачевном состоянии и государственного, и частного управления пенсионными накоплениями граждан. По данным Государственной Думы, с 2004 по 2011 г. (за восемь лет) первоначальный накопительный взнос каждого пенсионера уменьшился примерно на 30% <44>. ——————————— <43> Невинная И. Накопление капитала. Сохранить пенсионные средства — задача государства // Российская газета. 2009. 19 февраля. <44> Грицюк М. Золото, а не пенсия. Депутаты предлагают разрешить вкладывать пенсионные накопления в драгметаллы // Российская газета. 2012. 20 июня.

Несколько иначе (внешне — более благополучно) обстоит дело с накоплениями НИС. Здесь есть некоторая стабильная доходность. Но какая и почему? Согласно информации Росвоенипотеки, с 2011 г. управляющими компаниями (с согласия государственных органов, их контролирующих) «реализовывается консервативная стратегия инвестирования накоплений для жилищного обеспечения военнослужащих, нацеленная прежде всего на сохранение средств и предусматривающая для вновь поступающих средств размещение 90% средств в депозиты банков и 10% в ценные бумаги надежных эмитентов» <45>. Структура активов все тех же пенсионных фондов в 2011 г. выглядела с точностью до наоборот: средства в акциях и облигациях составляли 80%, а наличные и депозиты — менее 10% <46>. ——————————— <45> Информация об итогах функционирования накопительно-ипотечной системы жилищного обеспечения военнослужащих в 2011 году. URL: http://rosvoenipoteka. ru. <46> Грицюк М. Указ. соч.

Если сформулировать то, что происходит сейчас с накоплениями НИС, простым языком, банки не инвестируют, а используют государственные средства по своему усмотрению, т. е. делают свою прибыль согласно общим банковским правилам работы с заемными средствами. Напомним, что, по первоначальным расчетам государства, преумножение средств НИС должно было быть весьма значительным и обеспечивать доходность от размещения накапливаемых средств не ниже уровня роста цен на рынке недвижимости и уровня инфляции <47>. Заявлялось и о том, что накопительные деньги не будут лежать мертвым грузом, а пойдут на инвестирование наиболее значимых экономических проектов <48>. На практике ничего подобного не наблюдается. В лучшем случае речь идет лишь о нейтрализации инфляционных процессов. ——————————— <47> Акчурин З. Х. Указ. соч. <48> Гаврилов Ю. Списки от министра. Сергей Иванов: участникам военной ипотеки ждать два года // Российская газета. 2005. 9 декабря.

Приведем некоторые факты. В 2007 г. руководитель Самарского филиала ФУ НИС Ф. Мутазин признал, что за 2005 — 2006 гг. на счетах каждого из первых участников НИС скопилось по 95,2 тыс. руб. накопительных взносов, а доходы от их инвестирования составили 9,2 тыс. руб. <49>, т. е. менее 10% за два года, что означает, усредненно, до 5% годовых. Согласно последним данным Росвоенипотеки, доходы от инвестирования, подлежащие разнесению на счета участников НИС в 2011 г., составили не более 10% за год. Всего же при совокупном инвестиционном портфеле НИС стоимостью 68,9 млрд. руб. доходы от инвестирования за весь период (с 2006 по 2011 г.) составили всего 9,3 млрд. руб. <50>, т. е. 13 — 14% за шесть лет. Правда, данная цифра получила и иную оценку — как весьма высокую доходность (14%) от инвестирования <51>, что вызывает вопросы в оценке представленной официальной статистики. Но и такая информация не опровергает тезис о доходности у управляющих компаний не выше размеров (в процентах), действующих по банковским вкладам. ——————————— <49> Жилье за государственный счет. URL: http://www. domnaru. ru. <50> Информация об итогах функционирования накопительно-ипотечной системы жилищного обеспечения военнослужащих в 2011 году. <51> Дословно: «Эти деньги не лежат мертвым грузом, а пускаются в оборот отобранными по конкурсу компаниями. По словам В. Шумилина, несмотря на кризис, доходность по договорам доверительного управления сейчас составляет более 14 процентов» (Гаврилов Ю. 14:0 в пользу военных. Лейтенантская ипотека благополучно прошла кризис // Российская газета. 2012. 20 февраля).

Следовательно, норма-декларация об инвестировании как средстве преумножения накоплений управляющими компаниями — еще один из сомнительных по своей эффективности инструментов НИС. Никакой инвестиции нет. Банки в лучшем случае дают доходность в виде процентов за пользование предоставленными им средствами, близкую к доходам по обычным срочным вкладам (до 10 — 12% годовых). Никто не собирается их вкладывать в реальные секторы экономики или иным образом существенно преумножать в интересах государства и, соответственно, военнослужащих — участников НИС. Экономико-правовой механизм использования средств НИС до приобретения прав на них ее участниками. Сама постановка вопроса о том, каким образом можно использовать накопления НИС, первоначально кажется некорректной, так как закон в этой части весьма конкретен. Согласно ч. 1 ст. 11 и п. п. 1, 2 ч. 1 ст. 14 Закона о НИС: — до возникновения прав на истребование средств НИС в виде ЦЖЗ деньги всегда находятся в управлении, описанном выше; — при досрочном использовании накоплений без приобретения прав на них посредством получения ЦЖЗ каждый участник вправе использовать их для приобретения жилого помещения или жилых помещений, приобретения земельного участка, занятого приобретаемыми жилым домом либо частью жилого дома и необходимого для их использования, под залог приобретаемых жилого помещения или жилых помещений, указанного земельного участка, а также приобретения жилого помещения или жилых помещений по договору участия в долевом строительстве, а также на погашение кредитных обязательств, возникших в связи с таким приобретением; при этом государство ежемесячно выделяет 1/12 годового начисления НИС на текущий год кредиторам по заемным обязательствам участника системы; — после возникновения прав на накопления, когда деньги НИС утрачивают свое «ограниченное» целевое предназначение, они могут быть использованы участниками системы на иные (любые) цели в любой момент по их истребованию. До такого востребования они сохраняют режим управления. Итак, правовое регулирование не предлагает именно государственное управление средствами НИС до момента возникновения прав на них у участников системы. И, если пристальней взглянуть на экономические результаты подобного подхода к вложению государственных средств, появляются дополнительные вопросы в части его результативности. Во-первых, государство отдает деньги, а не пользуется ими в своих интересах. Оно вообще не ищет путей прямых инвестиций «свободных» государственных средств НИС или непосредственно в жилищное строительство, или в иное социально ориентированное эффективное их применение. Причем такое применение и было бы использованием бюджетных средств по их прямому целевому назначению, как того требует бюджетное и военное законодательство. Ведь речь идет об использовании именно государственных средств, а не средств участников НИС. Напомним, что эти средства задекларированы как собственность государства. Оно ими распоряжается, а мера, границы и пути этого распоряжения закрепляются в федеральном законодательстве. Военный экономист Г. Н. Седлов еще в 1999 г. доказал, что для государства представляется целесообразной лишь такая экономика системы жилищного обеспечения военнослужащих, при которой предельные издержки на приобретение жилья были бы равны предельному доходу каждого военнослужащего за весь период его службы, а сами расходы возникали бы в отношении отдельных военнослужащих только перед завершением службы, т. е. за год-два до увольнения или в момент увольнения. При этом постепенное выделение равномерных или неравномерных по объему средств для персонального приобретения жилья еще в процессе службы Г. Н. Седлов прямо назвал «экономически нецелесообразным» для государства <52>. ——————————— <52> Седлов Г. Н. Эффективность системы обеспечения жильем военнослужащих Вооруженных Сил Российской Федерации на современном этапе: Автореф. дис. … канд. экон. наук. М., 1999. С. 20 — 21, 27 (офиц. не опубл.).

Попытаемся разъяснить это научное умозаключение не совсем научным образом. Представим идеальный механизм жилищного обеспечения военнослужащих в абстрактном применении к финансированию, аналогичному НИС. Государство ежегодно выделяет средства на жилье на каждого военнослужащего-участника. Помалу, но системно. При ежегодном входе в систему и выходе из нее до 10% от штата (эта цифра условна и соответствует статистике среднего нормального течения кадрового обновления) только 5 — 10% выходящих участников системы должны «выносить» необходимые им жилищные средства. Остальные должны быть готовыми, но в расчете лишь на объем очередного выходящего потока. Следовательно, концентрация траты бюджетных накоплений только под увольняемых военнослужащих (с момента их права на постоянное жилье, который всегда начинал исчисляться от двадцатилетнего рубежа службы, за исключением внеурочного увольнения по «льготным» основаниям) ведет к минимизации бюджетных расходов, так как сверхнормативные «излишние» средства всегда остаются временно невостребованными. Что же происходит по действующей в настоящее время модели НИС? При равномерном накоплении с передачей бюджетных денег управляющим компаниям или при равномерной их раздаче участникам до увольнения со службы, как это имеет место при получении ЦЖЗ, концентрация бюджетных средств распыляется: они или лежат мертвым грузом (для государства), или уходят из НИС с недостаточно рациональным результатом от их использования (для участников системы). Следовательно, в экономико-правовом механизме НИС в условиях ее полного господства как единственной формы жилищного обеспечения военнослужащих всегда имеется значительный излишний «жировой запас» якобы свободных средств, используемых не по целевому назначению или с низкой отдачей, что является признаком нарушения принципа эффективности публичных расходов. Раскрывая данный принцип, Е. А. Барыкин указывает: «Эффективность публичных расходов является понятием финансового права, содержание которого составляют обязательные признаки финансовой деятельности: результативность, экономность, целевой характер и своевременность публичных расходов. Результативность публичных расходов представляет собой внешний эффект финансовой деятельности государственных (муниципальных) органов, состоящий в достижении предусмотренной цели предоставления бюджетных средств, имеющий как финансовое, так и нефинансовое (социально-экономическое) выражение. Экономность публичных расходов характеризует степень снижения издержек при осуществлении государственными (муниципальными) органами действий, направленных на достижение цели предоставления бюджетных средств в полном объеме. Целевое расходование публичных средств представляет собой точное соблюдение государственными (муниципальными) органами, получателями бюджетных средств их назначения в соответствии с установленными обоснованными видами и направлениями расходования. Своевременность публичных расходов характеризует степень соблюдения государственными (муниципальными) органами установленных сроков расходования средств, в том числе сроков реализации долгосрочных целевых программ, при условии достижения целей предоставления средств в полном объеме» <53>. ——————————— <53> Барыкин Е. А. Организационно-правовые основы реализации принципа эффективности публичных расходов в Российской Федерации: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 2011. С. 10.

Прописанное в законе многолетнее «зависание» значительных бюджетных денег легализуется идеей их индивидуальности: деньги выделяются каждому участнику, учитываются на персональных счетах, предоставляются каждому участнику по его желанию. Но, как указал С. Лем в книге «Сумма технологий», для отдельного человека может быть хорошо одно, а для общества как целого — другое, и тут необходимо компромиссное решение, основанное на всестороннем знании. Мы прекрасно знаем, что экономико-правовой механизм НИС предполагает, что каждый военнослужащий вправе в любое время по своему усмотрению затребовать «свои» накопления, а потому упомянутый «жировой запас» в виде выделенных из бюджета, но пока не работающих для жилищного обеспечения денежных средств как раз и обеспечивает гарантию реализации этого самого права востребования. Однако кто так решил и для чего? Заинтересованных в существующем низкоэффективном (для общества, государства, военнослужащих) порядке использования средств НИС долго искать не приходится. Уже очевидно, что правила НИС создавались при лоббировании сугубо банковских интересов, которые «кормятся» на любой стадии ее функционирования. Цена такого «кормления» для государства и участников системы — снижение размеров накоплений и эффективности их вложения при приобретении жилья. Изменение же существующего порядка, т. е. отмена возможности использовать средства до возникновения прав на них и не в связи с избранием места жительства в преддверии окончания военной службы, позволило бы решить ту задачу повышения эффективности, о которой было сказано выше. Во-вторых, даже при существующем низкоэффективном порядке распыления средств государство упрямо открещивается от введения правил, предусматривающих использование самых экономически выгодных схем приобретения жилья (собственное индивидуальное жилищное строительство, жилищная кооперация <54>). Допускаемое нормами НИС долевое участие в строительстве жилья до сих пор считается не столь эффективным и даже рисковым вложением <55>. Это не кооперация, а всего лишь подрядные отношения коллективного заказа в строительстве, при котором заказчики (дольщики) финансируют организатора подряда. Последний, завладев средствами дольщиков, имеет возможность и стремится извлечь максимальную выгоду для себя, вплоть до их растраты, хищения, доказательством чему может служить многолетняя проблема обманутых дольщиков <56>. Кооперация — совсем иной способ самоорганизации, объединение денежных взносов членов кооператива для использования при их непосредственном участии, под их контролем и в их же интересах. Отсюда различия в эффективности от вложений формально на одни и те же цели, но фактически — на разные <57>. ——————————— <54> Самаркин К. И. Осуществление гражданами права на жилище в жилищных и жилищно-строительных кооперативах: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Екатеринбург, 2011. <55> Майборода Т. Ю. Договор долевого участия в строительстве жилья: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Екатеринбург, 2007. <56> Соболев Д. А. Гражданско-правовая ответственность застройщика по договору участия в долевом строительстве: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 2011. <57> Подрабинок Е. М. Правовое регулирование отношений по привлечению денежных средств граждан для жилищного строительства: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Екатеринбург, 2008.

Следовательно, из всех возможных способов использования средств НИС по решению участников (до возникновения полного права на них) закон предлагает наименее эффективные. Однако в отношении собственных бюджетных обязательств перед казной, за что всегда — повышенный спрос <58>, государственные органы ведут себя совсем иначе. ——————————— <58> На жилье военным Минобороны требует дополнительно 272 миллиарда рублей // Взгляд: Деловая газета. 2012. 9 апреля.

Когда в 2008 г. российский рынок жилья замер в условиях разразившегося всемирного банковского кризиса, Минобороны России решило на 21 млрд. руб. приобрести у застройщиков 16,5 тыс. квартир для военнослужащих, а Минрегион России на 11,6 млрд. руб. — еще 11 тыс. квартир для отставников <59>. Нетрудно подсчитать, что средняя цена квартир должна составлять не более 2 млн. руб. И это из расчета приобретения жилья всех видов: однокомнатных квартир площадью от 18 до 45 квадратных метров, двухкомнатных — от 36 до 63 квадратных метров, трехкомнатных — от 54 до 81 квадратного метра, четырехкомнатных — от 72 до 99 квадратных метров <60>. Для коммерсантов условия оказались неприемлемыми. Как результат, вместо 16 тыс. квартир для военнослужащих и военных пенсионеров было приобретено лишь 2200 <61>, т. е. в семь раз менее запланированного. Конечно, это был удар по планам государства, но подобный подход его представители вполне обоснованно назвали рачительностью, доказательством борьбы за экономное расходование федеральных бюджетных средств, отказом кормить жилищных спекулянтов <62>, так как через четыре года (в марте 2012 г.) Министр обороны Российской Федерации А. Э. Сердюков на заседании Военной коллегии доложил Президенту: за последние три года (с 2009 по 2011 г.) Министерством было получено 132,6 тыс. квартир на сумму 294,2 млрд. руб. <63>, т. е. по средней цене чуть более 2,2 млн. руб. за квартиру. ——————————— <59> Невинная И. 60 тысяч квартир выкупит государство на рынке для военных и переселенцев аварийных домов // Российская газета. 2008. 11 ноября. <60> Невинная И. Госзаказ на новоселье. Сегодня власти начинают выкуп жилья для военных // Российская газета. 2008. 5 декабря. <61> Невинная И. Не сошлись в цене. Государству удалось выкупить для военных только 2200 квартир вместо запланированных 16 тысяч // Российская газета. 2008. 26 декабря. <62> По данным Росстроя, в 2006 — 2007 гг. жилье в г. Москве продавалось по ценам, в четыре раза превышающим его себестоимость, а темпы роста продажной цены в два раза опережали рост себестоимости строительства (Цены на жилье в Москве в четыре раза дороже себестоимости // Вести. RU. URL: http://www. rssclub. ru). <63> Божьева О. Министр обороны сдал реформу // Московский комсомолец. 2012. 21 марта.

О чем говорят приведенные выше факты? Да о том, что, когда повышение результативности от вложения денежных средств, предназначенных для жилья военнослужащих, является государственной (ведомственной) задачей, оно вполне успешно с ней справляется. Однако, дистанцируясь от подобного рачительного использования все тех же бюджетных средств под вывеской «НИС», делая их покупательскую способность не государственным, а частным делом каждого участника в отдельности, государство фактически не выполняет требований Закона о статусе и своих правовых обязательств перед гражданами в погонах. Следовательно, государство одновременно и эконом, и транжира. В одном случае оно бьется за экономию бюджетных затрат, а в другом готово растратить средства без мысли об их экономии. Если военная организация в лице Минобороны России считает, что приобретение жилья в г. Москве для военнослужащих и лиц, уволенных с военной службы, по цене около 80 тыс. руб. за 1 квадратный метр есть непозволительная роскошь <64>, то другая государственная организация готова приобрести гостевые панельные домики в заповедном месте одного из регионов с вечной мерзлотой по 125 тыс. руб. за 1 квадратный метр <65>, т. е. по стоимости, в 1,5 раза превышающей расчетную норму на жилье в столице. А Управление делами Президента России в 2011 г. только в г. Москве на приобретение 85 квартир в районе станции метро «Речной вокзал» потратило 1,127 млрд. руб. <66>, т. е. в среднем по 14,5 млн. руб. за квартиру, хотя по расчетным социальным нормам стоимости средней 60 — 65-метровой квартиры цена должна бы быть до 5 млн. руб. Таким образом, бюджетные расходы завышены почти в три раза. Подобные противоположности в государственных подходах можно перечислять и перечислять. ——————————— <64> Согласно нормативам Минрегионразвития России в IV квартале 2011 г. цена приобретения жилья в г. Москве рассчитывалась в размере 77,5 тыс. руб. за 1 квадратный метр, в I квартале 2012 г. — 81,4 тыс. руб. URL: http://www. minregion. ru. <65> Приходько В. Жилье рядом с хищниками стоит 25,5 миллиона // Московский комсомолец. 2012. 18 апреля. <66> Аминов Х. Чиновников переселяют на Рублевку. Управделами Президента покупает здесь таунхаусы // Коммерсантъ. 2012. 18 января.

Выводы из представленных рассуждений могут составить целый ряд взаимосвязанных положений. Закрепленный в современном законодательстве о НИС экономико-правовой механизм вызывает двойственное восприятие в оценке его экономической эффективности. В целом он вполне работоспособен и может в определенной степени решать проблемы жилищного обеспечения военнослужащих, но в то же время каждый из его элементов содержит в себе признаки некой дефектности, распыления денежных средств, их нерационального и даже нецелевого использования. Так происходит при формировании денежных накоплений «на глазок», без объективного обоснования их действительно необходимого размера. Так «съедается» значительная доля из уже выделенных денег за счет «кормления» частных банковских структур, что происходит как в период накопления средств, так и при досрочном кредитовании ими участников НИС в случае использования ЦЖЗ. Очевидно и снижение покупательской способности денежных средств участников НИС за счет таких условий их реализации, при которых жилье приобретается на условиях спекулятивного курса российского рынка жилья <67>. Правда, государство давно заявляет о необходимости контроля за этим ценообразованием и прилагает к этому определенные усилия. Очевидно и то, что с 2008 по 2012 г. в России наблюдается некая ценовая стабилизация. Однако нельзя доказать, что это есть результат именно государственного управления стройиндустрией или рынком жилья <68>. ——————————— <67> Рыбакова Т. Строителям вынесут смертный приговор. Путин велел наказывать виновных в постоянном завышении цен на недвижимость // Московский комсомолец. 2010. 23 марта. <68> Выжутович В. Цена квартирного вопроса // Российская газета. 2012. 17 февраля.

Особо нерентабельными видятся закрепленный нормативно путь предоставления денежных средств всем участникам в равной доле (пропорционально выслуге), лицам, не нуждающимся в жилье, а также дозволение использовать бюджетные средства на любые цели. Ранее упоминалось, что идея усредненного подхода в НИС заслуживает дополнительного внимания. В этой идее есть как положительная, так и отрицательная сторона. Известный американский экономист М. Фридман весьма скептически относился к любым абстрактным усреднениям в экономике. По этому поводу он говорил так: «Прогнозировать средние экономические показатели — все равно что уверять не умеющего плавать человека в том, что он спокойно перейдет реку вброд потому, что ее средняя глубина не больше четырех футов» <69>. ——————————— <69> Мысли, афоризмы и шутки знаменитых мужчин / Сост. К. Душенко. М., 2005. С. 569.

Нечто похожее наблюдается в НИС. Усреднение в той части НИС, где формируется, в том числе заблаговременно, объем бюджетных средств под цели жилищного обеспечения ее участников, — необходимость, а потому оно оправданно. Подобное формирование не может быть абсолютно точным, но должно учитывать примерные объективные потребности. Однако на этапе реализации права на жилище, когда происходит предоставление государственных средств «всем по выслуге», «всем в равной мере», «всем, независимо от нуждаемости», как раз и возникает та самая аномалия экономического результата, «живущая» под прикрытием теории усреднения. Усредненных военнослужащих не существует. Все они разные. У каждого свое место жительства, свое семейное положение, своя жилищная нужда. Сроки выслуги лет не обязательно адекватно отражают меру материальной потребности для приобретения жилья. Таким образом, «усредненная» переплата государственных средств одним за счет недоплаты другим, растрата денег на иные цели — основные пороки системы, которые не вписываются в принцип социальной справедливости распределения бюджетных средств, выделенных государством именно для жилищного обеспечения всех ее участников <70>. ——————————— <70> Сажин А. В. Социальная справедливость в российском обществе: социально-философский анализ: Автореф. дис. … д-ра филос. наук. Краснодар, 2010.

Недаром специалисты в области прикладного применения теории вероятности, как это имеет место в системах массового обслуживания (НИС в этом смысле не исключение), постоянно напоминают: любые результаты, получаемые после математических вычислений по принятым формулам, требуют окончательной проверки их правильности путем их рациональной оценки с практической точки зрения. Иными словами, результаты математической логики цифр, расчетов не могут противоречить жизненной логике, здравому смыслу. Почему же абстрактные формулы НИС, созданные законодателем, не подвергаются государством такой же проверке на конечный социально ориентированный результат их действия? Государство готово выделять и выделяет немалые деньги, но по правилам, при которых не очевидна или вообще отсутствует забота о том, чтобы каждый выделенный рубль работал в интересах именно жилищного обеспечения, причем с максимальной отдачей. Имущественное расслоение в российском обществе все более нарастает, и эта тенденция не обходит стороной людей в погонах. Далеко не все действительно нуждаются в жилье. Кто-то сам или от родственников (своих или супруга) имеет жилье (квартиру, дом, дачу с качеством дома, иногда не одну). Этим военнослужащим по душе формула НИС, согласно которой военнослужащий, независимо от своего имущественного и семейного положения, жилищной нуждаемости, должен получить деньги, как и все. Но тех, кто не имеет жилья и состоятельных родственников, кто обременен большой семьей, эта формула не устраивает, так как существующий механизм НИС не гарантирует, что они как участники НИС смогут должным образом обеспечить крышей над головой себя и своих близких. По какому пути пойдет дальнейшее развитие механизма НИС? В пьесе Н. В. Гоголя «Женитьба» девица на выданье мечтательно составляет из черт реальных женихов модель некоего идеального мужа: вот если бы губы одного приставить к носу другого, дополнить развязностью третьего с дородностью четвертого, тотчас решилась бы замуж за такого. Создать реального человека из нескольких других невозможно, в то время как создать если не идеальную, то вполне близкую к этому правовую модель жилищного обеспечения военнослужащих государству вполне по силам. Не претендуя на непогрешимость, можно предположить хотя бы три возможных варианта дальнейшей эволюции НИС, которые, впрочем, могут получить и иное содержание за счет смешения разных элементов. При первом возможном подходе государство сохраняет существующую модель, предполагающую формальное выделение некоторой суммы денег, без гарантий их достаточности для надлежащего жилищного обеспечения. Эффективность этой системы уже получила подобающую оценку. К месту спрогнозировать, что формально-откупной характер НИС, не предоставляющий в полной мере справедливых социальных гарантий ее участникам, рано или поздно получит «черную метку» и от конституционного правосудия. При втором варианте, в случае полного или частичного «устранения» изъянов первого подхода, допустимо усиление патерналистического характера НИС <71>. Речь идет о привязке размеров накоплений и выплат к стоимости жилья, об учете состава семьи отдельного военнослужащего при окончательном расчете выделяемых средств, долевом (в рамках государственно-частного партнерства) или собственно государственном жилищном строительстве с использованием средств накоплений для предоставления жилья в натуре (бесплатно или на значительных льготных условиях) и пр. ——————————— <71> Вовк В. Н. Патернализм в российском правовом менталитете: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Краснодар, 2010.

Наконец, возможно и обратное: уход от государственной опеки, перевод участников НИС на самообеспечение постоянным жильем без очевидного контроля со стороны государства, но с частичным софинансированием с его стороны как в прямой (целевое субсидирование), так и в косвенной (общее существенное повышение денежного содержания, ослабление запретов на иную приносящую доход деятельность и пр.) форме. Анализ двух первых сценариев (в различных вариациях) уже был представлен, а последний заслуживает некоторого дополнительного внимания. И вот почему. Переход к новой системе жилищного обеспечения военнослужащих уже обозначил в повестке дня научных обсуждений вопрос об изменении принципов имущественных взаимоотношений между военнослужащими и государством. Наблюдаемый на примере действующей НИС очевидный отказ от полного государственного патернализма в пользу введения элементов рыночной экономической независимости сторон может получить более адекватное правовое закрепление. Текущий взнос НИС 2012 г. в размере чуть более 200 тыс. руб. при годовом доходе военнослужащих, занимающих низшие должности, близком к 600 тыс. руб., а более высокие — до 1 млн. руб. и выше, уже не представляется той весьма существенной суммой, какой он был ранее. А потому мысль о возможном полном «введении» накопительных денег в текущее денежное довольствие с гарантиями их ежегодной антиинфляционной индексации (ч. 9 ст. 2 Федерального закона от 7 ноября 2011 г. N 306-ФЗ «О денежном довольствии военнослужащих и предоставлении им отдельных выплат») выглядит вполне приемлемой, не худшим вариантом, нежели сохранение тех же денег на условиях действующего Закона о НИС. Идея перевода всех видов материального обеспечения федеральных государственных гражданских служащих, в том числе и их жилищного обеспечения, в форму доплат к существующим ежемесячным выплатам в начале этого года уже прозвучала из уст А. Дворковича, выступившего с обещанием заняться ее реализацией в ближайшее время <72>. И чем военные госслужащие лучше или хуже? ——————————— <72> Чиновникам монетизируют льготы // Московский комсомолец. 2012. 21 марта.

Так происходит в армиях большинства стран, в которых государство не занимается непосредственным жилищным обеспечением, но, к месту подчеркнуть, при этом и не узурпирует все экономические возможности таких граждан, ограничивая лишь те из них, которые несовместимы с воинской деятельностью. Денежные выплаты за службу — основной, но не единственный источник их личного и семейного бюджета. Например, в армии США военнослужащим запрещается заниматься частной предпринимательской деятельностью только в служебных целях и в служебное время. И государство не практикует бесплатное предоставление военнослужащим жилья в личную собственность не только при прохождении военной службы, но и при увольнении в запас. Жилищная проблема решается военнослужащими на общих основаниях, самостоятельно за счет высокого уровня оплаты ратного труда и различных банковских льгот, предоставляемых сотрудничающими с Министерством обороны страны финансовыми организациями. Это позволяет военнослужащим приобретать собственные дома в среднем после 20 лет службы. Во время службы военнослужащим предоставляется служебная жилплощадь или выплачивается компенсация за аренду жилья <73>. ——————————— <73> Зарубежное военное обозрение. 2011. N 4. URL: http://pentagonus. ru.

Французские военнослужащие также вправе работать в свободное от службы время, если это не мешает интересам службы. О вхождении в руководящие органы коммерческих структур они обязаны доложить командованию. Государственным жильем военнослужащие Франции также не обеспечиваются, но приобретению своего жилья им способствуют специальные жилищные программы с участием Министерства обороны <74>. ——————————— <74> Корякин В. М., Кудашкин А. В., Фатеев К. В. Военно-административное право (военная администрация): Учебник. М., 2008. С. 479 — 481.

Военнослужащие Великобритании аналогичным образом получают право стать участниками специальных государственных программ по льготному приобретению жилья с государственным долевым участием в его строительстве <75>. ——————————— <75> Струговец Д. В. Достойная оценка ратного труда. Государства Западной Европы проявляют всестороннюю заботу о своих военнослужащих // Независимое военное обозрение. 2003. 17 октября.

Военнослужащие армии Израиля по прекращении службы приобретают право на специальную помощь от государства путем получения беспроцентной банковской ссуды. Сумма ее варьируется в зависимости от района страны, в котором гражданин желает купить недвижимость, и обычно составляет от одной пятой до двух третей стоимости квартиры <76>. ——————————— <76> Гельман З. Военные медики без жилья не останутся. Солдату положено иметь дом, чтобы знать, где его родина // Независимое военное обозрение. 2012. 20 апреля.

С учетом динамики российского военно-социального законодательства вполне реально прогнозировать возможное перенесение приведенных подходов и на нашу правовую почву. Вводя новый порядок жилищного обеспечения посредством НИС, тем самым отвергая былую полную государственную гарантию полноценного жилищного обеспечения для участников этой системы, государство и де-юре, и де-факто поступает примерно так же, как и с другими видами довольствия, по которым оно избрало путь «откупа». Напомним необратимую тенденцию законодательных изменений последних лет, выразившуюся в отмене большинства из некогда действовавших натуральных и целевых денежных льгот с заменой их некоторым (далеко не всегда адекватным) увеличением общего объема денежного содержания. Для участников НИС нет ни бесплатного или льготного по оплате продовольственного пайка или его компенсации (п. 1 ст. 14 Закона о статусе в редакции 1993 г.), ни освобождения от налогов и сборов (п. п. 4, 5 ст. 17 Закона о статусе в редакции 1993 г.), ни бесплатного проезда общественным транспортом, железнодорожным, воздушным, водным и автомобильным в основной и дополнительный отпуска (п. 1 ст. 20 Закона о статусе в редакции 1993 г.), ни бесплатного оздоровления в санаториях и домах отдыха (ст. 20 Закона о статусе в редакции 1993 г.) и пр. Они не вправе претендовать на былые 50%-ные льготы по оплате проживания в период службы и после увольнения с нее (п. 9 ст. 15 Закона о статусе в редакции 1993 г.), на право первоочередного вступления в жилищные и жилищно-строительные кооперативы, получения земельных участков под строительство с возмещением расходов в виде безвозмездной финансовой помощи от 75 до 100% их стоимости (п. п. 12, 13, 14 ст. 15, п. п. 2, 3 ст. 17 Закона о статусе в редакции 1993 г.). Это ли не сигнал обществу о том, что в отношении военнослужащих абсолютные законодательные запреты на иную оплачиваемую деятельность (п. 7 ст. 10 Закона о статусе) более не вписываются в новую формулу негарантированного, согласно социальным стандартам, жилищного обеспечения участников НИС? Если государство не в полном объеме отвечает за конечный материальный результат, то насколько социально справедливы ограничения прав на самостоятельное достижение его же, независимо от государства? Ведь подобное табу — норма, дошедшая до наших дней из недр патерналистического законодательства, которого более не существует в прежнем виде. Припомним недавние события середины — конца 90-х гг. прошедшего века, когда кадровый профессиональный костяк армии сохранился лишь благодаря прямому игнорированию данного законодательного запрета на всех уровнях военного управления. Вдумчивые командиры-единоначальники не только не запрещали, но и де-факто позволяли своим подчиненным зарабатывать деньги для фактического выживания, так как, будучи представителями государства, сами были не в силах обеспечить положенное по закону своевременное и полновесное денежное, продовольственное, вещевое, квартирное и прочее материальное довольствие. Получается, что в тех тяжелых экономических условиях само же государство повсеместно шло на компромисс, сводя воедино и примиряя между собой противоположное: отвлеченный нормативный запрет и его нарушения сообразно реальным потребностям, не противоречащим закону в силу сложившихся экстраординарных обстоятельств. Известно, что из всех разнообразных вариантов правового регулирования предпочтение следует отдавать тем моделям общественного развития, которые более соответствуют уже имеющимся, устоявшимся, проверенным временем общественным отношениям. Возврата к принципам социалистического производства и распределения, очевидно, не будет. Реалии сегодняшнего дня и перспективы на горизонте — укрепление капиталистического уклада, господство правил рыночных отношений, дальнейшее разделение социума на классы эксплуатирующих и эксплуатируемых, богатых и бедных <77>. ——————————— <77> Замахина Т. Россия прыгнула в серьезное неравенство. За двадцать лет расслоение по доходам увеличилось в два раза // Московский комсомолец. 2012. 22 февраля.

Таким образом, независимо от выбора тех или иных конкретных направлений развития НИС ее экономико-правовой механизм не может быть «правильным» абстрактно, подчиняясь лишь формуле, когда-то и кем-то указанной в законе, если таковая оказывается недостаточно эффективной для государства, общества и граждан. В него должны быть вплетены положения, отражающие объективные критерии достижения правовых целей (в нашем случае — жилищного обеспечения военнослужащих и членов их семей) наиболее оптимальным образом, соответственно существующим социально-экономическим обстоятельствам. Исходя из данного постулата, можно заключить, что первоначально рожденная модель НИС с ее весьма неэффективным экономико-правовым механизмом уже сейчас требует принципиальной переработки с учетом как публичных (государственных и общественных), так и частных (гражданских) интересов. И речь идет совсем не об увеличении объема выделяемых государством бюджетных средств, а о создании иного нормативно закрепленного порядка, гарантирующего их рациональное, рачительное и целевое использование на нужды жилищного обеспечения участников НИС и членов их семей сообразно уровню установленных в обществе социальных стандартов.

——————————————————————

Название документа

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *