Исторические аспекты становления и развития предварительного следствия в Вооруженных Силах СССР и Республики Армения

(Мирзоян А. С.) («Военно-юридический журнал», 2012, N 9) Текст документа

ИСТОРИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ СТАНОВЛЕНИЯ И РАЗВИТИЯ ПРЕДВАРИТЕЛЬНОГО СЛЕДСТВИЯ В ВООРУЖЕННЫХ СИЛАХ СССР И РЕСПУБЛИКИ АРМЕНИЯ <*>

А. С. МИРЗОЯН

——————————— <*> Mirzoyan A. S. Historical aspects of formation and development of preliminary investigation in the Armed Forces of the USSR and the Republic of Armenia.

Мирзоян Артем Степанович, докторант кафедры уголовного процесса ВУ МО РФ, кандидат юридических наук, подполковник юстиции.

В статье содержится анализ исторического развития предварительного следствия в Вооруженных Силах СССР и Республики Армения. Автор описывает деятельность таких государственно-правовых органов, как Военная прокуратура, Военная полиция, и показывает их роль в производстве следственных действий.

Ключевые слова: уголовный процесс, предварительное следствие, уголовно-процессуальный кодекс, следственный аппарат, Положение о прокурорском надзоре, военная прокуратура, органы предварительного следствия, квалификация преступлений, Всероссийский съезд, военный следователь.

The article contains analysis of historical development of preliminary investigation in the Armed Forces of the USSR and the Republic of Armenia. The author describes activity of such state-law agencies as the Military procurator’s office, Military police and shows the role thereof in carrying out of investigative actions.

Key words: criminal procedure, preliminary investigation, criminal-procedure code, investigative apparatus, Statute of procurator’s supervision, military procurator’s office, agencies of preliminary investigation, qualification of crimes, All-Russia congress, military investigator.

Развитие уголовного процесса Республики Армения неразрывно связано с эпохой становления, развития уголовно-процессуальной науки, а также с происходившими в Российской империи реформами в области права. Вхождение Республики Армения в 1920 г. в состав Союза Советских Социалистических Республик (далее — СССР) повлекло кардинальные изменения в области уголовного процесса. В начале 1920-х годов высказывались разные точки зрения в отношении предварительного следствия, которые в основном сводились к следующим двум. 1. Следователь есть самостоятельный орган, подчиненный прокурорскому надзору, он собирает факты под надзором прокурора. Прокурор утверждает обвинительное заключение, дает обязательные для следователя указания, может применять меры пресечения. 2. Следователь есть судья в досудебной стадии. Следователь, как и судья, должен быть независимым. Следователь должен собирать все факты: и «за», и «против» обвиняемого. «Поставьте следователя в условия, в какие вы ставите судью, и вы получите то, что до известной степени имеет место в Англии, где судья проводит предварительное следствие, и перед ним имеются обе стороны, которые при анализе и сборе фактов помогают собирать, одна — за, другая — против» <1>. ——————————— <1> Крыленко Н. В. Судоустройство РСФСР. М., 1923. С. 164.

В январе 1922 г. на 4-м Всероссийском съезде деятелей советской юстиции большинство местных органов выступило за создание прокуратуры. Полученные с мест материалы отражали много недостатков и помех в деятельности органов предварительного следствия, в частности, указывалось на: — неукомплектованность личного состава следственного отдела, отсутствие технических работников, а также бумаги и иных канцелярских принадлежностей; — низкий авторитет органов юстиции, их слабую связь с партийными и советскими органами; — вмешательство партийных, советских и иных органов в работу следователей с целью повлиять «в нужном направлении» на исход расследования; — частую смену следователей; — низкую подготовку следователей <2>; ——————————— <2> Так, например, с 1921 г. по 1929 г. на шестимесячных курсах повышения квалификации обучено 26 человек, из которых только двое работают народными следователями. Заключение ЦИК от 28.03.1929 // Гос. Архив РА. Ф. 112. Сб. N 1. Д. 470. С. 8.

— материальную необеспеченность, иногда нищенское существование следователей и членов их семей. По итогам съезда были приняты следующие решения. 1. Органы предварительного следствия объявили судебными органами (следственный аппарат должен быть сосредоточен в органах юстиции). Следственный аппарат для ведения следствия по общеуголовным делам при чрезвычайных комиссиях, уголовном розыске и других административных органах должен быть ликвидирован, функции его должны были перейти к нормальным следственным органам, состоящим при суде и подчиненным надзору прокуратуры. 2. Была обоснована необходимость следственных органов трех видов: районных (участковых) следователей; следователей по важнейшим делам и следователей при революционном трибунале. 3. Прокуратура учреждалась как надзорный орган за следствием. 4. Принятие УПК РСФСР было обусловлено необходимостью правильных взаимоотношений органов следствия с прокурорским надзором, судом и органами дознания <3>. ——————————— <3> Еженедельник Советской юстиции. 1922. N 5. С. 13 — 14.

25.05.1922 3-й сессией ВЦИК РСФСР был принят новый УПК, по которому следователь организационно принадлежал судебному ведомству. В п. 5 ст. 23 УПК 1922 г. было дано понятие термина «следователь», под которым подразумевались народные следователи, следователи, состоящие при советах народных судей, революционных трибуналах, военные следователи и следователи по важнейшим делам при Народном комиссариате юстиции. За принятием следователем важнейших решений был установлен судебный контроль. Например, суд утверждал постановление следователя о прекращении предварительного следствия (ст. 207 УПК 1922 г.) или возвращал дело следователю для производства дальнейшего предварительного следствия с указанием того, чем и в каком направлении должно быть дополнено следствие, приостанавливал предварительное следствие, а равно возобновлял его после устранения обстоятельств, вызвавших приостановление (ст. 209 УПК 1922 г.), а также направлял дело в порядке предания суду. Помимо этого суд рассматривал жалобы на действия и решения следователя (ст. 216 УПК 1922 г.). 28.05.1922 ВЦИК принял Положение о прокурорском надзоре <4>, разработанное в соответствии с указаниями В. И. Ленина, которое возложило на создаваемую прокуратуру «непосредственное наблюдение за деятельностью следственных органов и органов дознания в области раскрытия преступлений, а также за деятельностью органов ГПУ». ——————————— <4> СУ РСФСР. 1922. N 36. Ст. 424.

Надзор за предварительным следствием был возложен на прокуроров, состоящих при трибунале. В обязанности следователя входило выполнение всех указаний прокурора, что указывало на большую подчиненность следователя прокурору, чем это следовало из УПК 1922 г. В целях ограждения прокурора и следователя от влияния и произвола местных органов, а также обеспечения их неприкосновенности 16 ноября 1922 г. ВЦИК и СНК РСФСР приняли Декрет, в котором устанавливалось, что никакие органы власти не могут производить аресты прокуроров, их помощников и следователей без предварительного разрешения Прокурора Республики, а виновные в нарушении указанного Декрета будут привлечены к ответственности в уголовном порядке <5>. Данное положение получило законодательное оформление в РА лишь в ст. 9 «Положения о государственной Прокуратуре АрмССР», утвержденного ЦИК и СНК АрмССР 12.05.1932, в которой говорилось, что Прокурор Республики, его заместитель, помощники прокурора и следователи не могут быть переданы суду, подвергнуты личному аресту, личному задержанию и обыску без ведома и согласия президиума ЦИК АрмССР, а в экстренных случаях — председателя ЦИК АрмССР <6>. ——————————— <5> СУ РСФСР. 1922. N 77. Ст. 960. <6> Гос. архив РА. Ф. 113. Сб. N 1, ч. 3. Д. 3371.

УПК от 15.02.1923 закрепил главенство прокуратуры по отношению к органам следственной власти; ст. 118 УПК 1923 г., в частности, устанавливала обязательность указаний прокурора для следователя. Таким образом, уже в это время начинает побеждать тенденция подчинения следователей прокурорской власти <7>. ——————————— <7> СУ РСФСР. 1923. N 7. Ст. 106.

Начиная с 1926 г. органы прокуратуры, по существу, приобрели монопольное право на производство предварительного расследования преступлений. Утвержденное 19 ноября 1926 г. ВЦИК Положение о судоустройстве РСФСР установило правовой статус следователя органов прокуратуры, подчеркивая их процессуальную самостоятельность при принятии конкретных решений. В январе 1928 г. Коллегия НКЮ признала необходимым повсеместно передать следственный аппарат из суда в прокуратуру, тем самым повысив самостоятельность следователя при расследовании преступлений. В 1929 г. была осуществлена передача следственного аппарата из суда в подчинение прокуратуры и в АрмССР. В 1928 г. Постановлением ВЦИК и СНК РСФСР <8> были внесены изменения в Положение о судоустройстве РСФСР и следственный аппарат был передан прокуратуре. ——————————— <8> СУ РСФСР. 1929. N 22. Ст. 233.

Наряду с вышеперечисленными изменениями в общегражданских институтах предварительного следствия аналогичные процессы происходили и в области военной юстиции. Образование СССР внесло ряд новых элементов в организацию предварительного следствия. Военные и военно-транспортные трибуналы, а также находящиеся в их ведении следователи перешли в подчинение Верховного Суда СССР. Президиум ВЦИК СССР 23.11.1923 упразднил военно-транспортные трибуналы, а также существующие при них должности следователей <9>. ——————————— <9> СУ РСФСР. 1924. N 13. Ст. 119.

14.07.1924 Постановлением Президиума ВЦИК СССР в военных коллегиях была образована следственная часть, а в Постановлении ЦИК и СНК СССР от 01.08.1924 <10> упомянуты военные следователи по важнейшим делам (Циркуляр Военной коллегии и военной прокуратуры Верховного Суда СССР N 6 от 19.07.1924, Инструкция «О порядке приема и направления дел военными следователями ВРТ, действующих на территории одного и того же военного округа»). ——————————— <10> СЗ СССР. 1924. N 4. Ст. 49.

В этих документах отмечалось следующее. 1. Все материалы, поступающие из военных частей, по которым необходимо предварительное следствие, поступают к соответствующему военному прокурору или его помощнику. 2. Военный прокурор или его помощник направляет дело к старшему военному следователю соответствующего военного трибунала, который распределяет их среди военных следователей. 3. Военный следователь производит предварительное следствие лишь по делам, подсудным трибуналу, при котором он состоит. 4. Военный следователь вправе по делам, находящимся в его производстве, поручать производство отдельных следственных действий соответствующим следственным и розыскным органам республики. Изменения и дополнения в УПК АрмССР от 07.09.1927 внесли ряд новшеств в деятельность военного следователя. Так, в примечании 2 ст. 107 УПК АрмССР указывается, что на военных следователей возложена функция прокурорского надзора за дознанием, производимым в воинских частях, а общий надзор за следствием, производимым в воинских частях, возлагается на военного прокурора <11>. ——————————— <11> Гос. архив РА. Ф. 112. Сб. N 20. Д. 264.

Возложение на следователей военной прокуратуры функции надзора привело к увеличению объема их работы. В силу большой загруженности по просмотру дел, поступавших к ним от командиров воинских частей, как органов дознания в Вооруженных Силах, военные следователи оказались не в состоянии вместе с этим вести следствие по всем делам своей подследственности. Начало следующему, переломному, этапу в организации предварительного следствия положили основы уголовного судопроизводства Союза ССР и союзных республик, а также принятые в период 1959 — 1961 гг. Уголовно-процессуальные кодексы союзных республик. К органам предварительного следствия Уголовно-процессуальным кодексом АрмССР от 1961 г. были отнесены следователи органов прокуратуры, а также следователи органов государственной безопасности. По большинству уголовных дел производство предварительного следствия стало обязательным, право прокурора передавать уголовные дела на расследование из органов следствия в органы дознания было исключено. Это значительно расширило категорию дел, по которым расследование проводилось следственным аппаратом. Однако практика показала, что предварительное следствие все еще не освободилось от крупных недостатков, и его состояние не соответствовало требованиям борьбы с преступностью. Устранению основного недостатка предварительного следствия — низкой раскрываемости преступлений — мешали ведомственные преграды. Следователям прокуратуры трудно было наладить взаимодействие с оперативным составом органов дознания. Все еще много дел расследовалось и заканчивалось органами дознания. Это усложняло их работу, поскольку одно из основных качеств в их деятельности — оперативность — в связи с необходимостью производства сложных следственных действий не могло быть использовано в полной мере. В связи с этим в целях усиления борьбы с преступностью, дальнейшего совершенствования следственного аппарата Указом Президиума Верховного Совета от 6 апреля 1963 г. органам охраны общественного порядка были предоставлены права производства предварительного следствия <12>. Вслед за этим Министерством охраны общественного порядка РСФСР на основании Приказа от 8 июня 1963 г. N 318 было введено Положение об организации и деятельности следственного аппарата в органах МООП РСФСР. Следственный аппарат органов ООП учреждался как самостоятельное структурное подразделение в системе МООП. В Министерстве ООП Армянской ССР было организовано Следственное управление; в управлениях ООП — следственные отделы, в отделениях милиции — следственные отделения, группы <13>. ——————————— <12> Ведомости Верховного Совета СССР. 1963. N 16. <13> Указом Президиума Верховного Совета СССР от 25 ноября 1968 г. МООП СССР было переименовано в МВД СССР, в котором имеется Следственное управление.

Таким образом, было образовано три следственных аппарата: в органах прокуратуры, в органах государственной безопасности и в органах внутренних дел. 21 сентября 1992 г. Республика Армения провозгласила независимость, и начавшиеся реформы в правовой сфере отразились и на предварительном следствии. Органы предварительного следствия до принятия в 1999 г. Уголовно-процессуального кодекса Республики Армения руководствовались старым УПК АрмССР от 1961 г. Новый Уголовно-процессуальный кодекс РА <14> (далее — УПК РА) органами предварительного следствия в уголовном процессе Республики Армения определяет (ст. 189 УПК РА «Органы предварительного следствия») следователя, а не органы прокуратуры, полиции и службы национальной безопасности, при которых состоят следователи. ——————————— <14> УПК РА: принят Народным собранием РА 1 июля 1998 г. Утвержден Президентом РА 1 сентября 1998 г. Введен в действие с 12 января 1999 г. Ст. 500.

Расследование уголовных дел в ВС РА в форме предварительного следствия возлагается, как правило, на следователей военной прокуратуры. В деятельности военной прокуратуры РА сложилась практика возложения функций расследования уголовных дел на следователей военной прокуратуры, а военные прокуроры своим правом расследовать уголовные дела пользуются только в исключительных случаях. Это обусловливается тем, что расследование уголовных дел — прямая обязанность следователей военной прокуратуры, в том случае, когда на военного прокурора ст. 4 Закона РА «О прокуратуре» <15> кроме осуществления уголовного преследования возлагаются также обязанности по надзору за исполнением законов органами предварительного следствия и дознания, поддержанию обвинения в суде, — он представляет государственные интересы в суде, опротестовывает решения, постановления и приговоры суда, осуществляет надзор за исполнением наказаний. ——————————— <15> О прокуратуре: Закон РА: принят Народным собранием РА 1 июля 1998 г. Утвержден Президентом РА 3 августа 1998 г. Введен в действие с 12 января 1999 г. Ст. 47.

На наш взгляд, рассмотрение проблем правового регулирования взаимодействия военных прокуроров и органов дознания является предметом самостоятельного исследования. В данном исследовании представляется целесообразным рассмотрение следователя военной прокуратуры как органа предварительного следствия. То, что органом предварительного следствия в ВС РА является следователь, объясняется опять-таки характером задач предварительного следствия, требующих особых гарантий для обеспечения правильности их решения. Орган следствия должен быть таким, чтобы обеспечить прежде всего действенность одного из руководящих положений предварительного следствия — объективности, которая может быть достигнута при условии установления процессуальной самостоятельности органа предварительного следствия. Самостоятельность и независимость органа следствия могут быть гарантированы только тогда, когда они будут обращены и к личности, так же как и к государственному органу. Предварительное следствие в ВС РА по конкретным делам ведут не следственные отделы, а военные следователи, т. е. физические лица, обладающие необходимыми теоретическими знаниями и практическими навыками, а также наделенные для этого законом определенными полномочиями. Поэтому если самостоятельность и независимость будут установлены только для следственных отделов, то желаемых результатов это не даст. Можно сделать следственный отдел независимым от влияния других органов государства и создать единый следственный аппарат, который объединил бы всех следователей независимо от их ведомственной принадлежности. Следственная функция не может смешиваться, «разбавляться» никакими другими функциями. Ведение следствия — особая деятельность, для которой объективность, всесторонность и полнота не простое положение, а обязательные условия. Поэтому следственная деятельность должна ограждаться от влияния любых других функций так же, как ограждается от такого влияния деятельность судебная. Следователь военной прокуратуры при производстве предварительного следствия в ВС РА процессуально самостоятелен. Процессуальная самостоятельность следователя военной прокуратуры выражается и в его праве давать органам дознания (командирам воинских частей, военной полиции) письменные указания о производстве оперативно-розыскных и иных процессуальных действий по конкретному делу, находящемуся в его производстве. Постановления военного следователя, вынесенные в соответствии с законом по находящимся в его производстве делам, обязательны для исполнения всеми учреждениями, предприятиями, организациями, должностными лицами. По сравнению с УПК АрмССР новый УПК РА в значительной степени ограничивает процессуальную самостоятельность следователя при осуществлении различных видов процессуальной деятельности. Например, в тех случаях, когда законом предусмотрено получение судебного решения: при избрании в отношении обвиняемого мерой пресечения заключения под стражу; продлении срока содержания под стражей обвиняемого; наложении ареста на почтово-телеграфные отправления; прослушивании телефонных переговоров, обыске квартиры и других помещений. Письменные указания прокурора, данные следователю в порядке, предусмотренном Уголовно-процессуальным кодексом РА, обязательны для исполнения (ч. 5 ст. 55 УПК РА), но п. 26 ч. 4 ст. 55 УПК РА предусматривает для следователя возможность обжаловать любые указания прокурора. Обжалование указаний прокурора не приостанавливает их производство, за исключением случаев, когда эти обстоятельства касаются наиболее важных вопросов, возникающих при расследовании уголовных дел. Так, п. 27 ч. 4 ст. 55 УПК РА указывает, что следователь при несогласии с указаниями прокурора о привлечении лица в качестве обвиняемого, о квалификации преступления, об объеме обвинения, окончании предварительного следствия, о прекращении уголовного дела и уголовного преследования, не выполняя данные указания, имеет право обжаловать их вышестоящему прокурору. Выемка документов, содержащих государственную тайну, производится в согласованном с начальником соответствующего учреждения порядке и только с санкции прокурора (ч. 2 ст. 226 УПК РА). В ст. 192 УПК РА о порядке начала производства предварительного следствия содержатся следующие указания. 1. К производству предварительного следствия приступает тот следователь, который возбудил уголовное дело или которому возбужденное уголовное дело было передано. 2. О начале следователем производства предварительного следствия по уголовному делу должно быть указано в постановлении (в отдельном постановлении или в постановлении о возбуждении уголовного дела, если дело возбуждено следователем, принявшим его к своему производству). Установление такого порядка означает, что расследование уголовного дела поручается определенному следователю и что никто другой (кроме прокурора) никаких действий по делу, находящемуся в его производстве, проводить без его ведома (поручения) не может. Единоличие на предварительном следствии обеспечивает быстроту следствия и повышает ответственность за качество следствия. Исключение из этого правила установлено в ст. 194 УПК РА «Производство следствия следственной группой». Однако оно не колеблет начало единоличия на предварительном следствии, т. к. дело к своему производству принимает один следователь, он же руководит действиями других следователей, включенных в следственную бригаду, и единолично под свою персональную ответственность обязан принимать решения по всем основным вопросам следствия. Наличие у органа предварительного следствия такой черты объясняется следующим. Расследование преступлений — это сложная, трудоемкая и ответственная работа. Следователю военной прокуратуры приходится разбираться иногда в очень запутанных обстоятельствах, и при всем этом от него требуется принятие всегда правильного решения. Не преувеличивая можно сказать, что иногда расследование преступлений требует от следователя всех его физических, духовных сил, и потому возложение на следователя исполнения других функций если не всегда приводит к необъективности расследования, то почти всегда отрицательно сказывается на его полноте и всесторонности. Предварительное следствие является основным видом расследования уголовных дел в Армянском уголовном процессе. Оно представляет собой осуществляемую следователем в установленном уголовно-процессуальным законом порядке деятельность, направленную на выяснение всех обстоятельств дела, выявление и изобличение виновных в совершении преступления лиц, а также причин и условий, способствовавших совершению преступления <16>. ——————————— <16> Карев Д. С., Савгирова Н. М. Возбуждение и расследование уголовных дел. М., 1967. С. 15.

Предварительное следствие направлено на решение задач уголовного судопроизводства. Действующий Уголовно-процессуальный кодекс РА не содержит специальной нормы, закрепляющей задачи предварительного следствия. Конкретные задачи предварительного следствия выводятся из задач уголовного процесса и ряда норм Уголовно-процессуального кодекса РА, регулирующих обязанность органов предварительного следствия по возбуждению уголовных дел, раскрытию преступлений, изобличению виновных и обеспечению правильного применения закона, с тем чтобы каждый совершивший преступление был подвергнут справедливому наказанию и ни один невиновный не был привлечен к уголовной ответственности и осужден; всестороннему, полному и объективному исследованию обстоятельств дела, выявлению и устранению причин и условий, способствовавших совершению преступлений, и обеспечению возмещения материального ущерба (ст. ст. 2, 27, 55, 160, 175, 200 УПК РА). Перед предварительным следствием стоит прежде всего задача быстрого и полного раскрытия преступления. Раскрыть преступление — значит собрать такие доказательства, которые позволили бы следователю воссоздать полную картину исследуемого события, дать этому событию юридическую оценку, установить, что преступление совершено умышленно (или по неосторожности) таким-то военнослужащим и в действиях этого военнослужащего содержится состав преступления, предусмотренного конкретной нормой Уголовного кодекса РА. С понятием раскрытия преступления тесно связано понятие изобличения виновного в его совершении. Изобличение виновного выражается в обнаружении, закреплении и оценке доказательств, совокупность которых указывает на виновность определенного лица в совершении преступления. Раскрытие преступления, по существу, начинается с установления лица, его совершившего, т. е. с действий по изобличению виновного. Успех борьбы с преступностью в огромной степени зависит от быстрого раскрытия преступления и расследования дела. Быстрота раскрытия преступления не самоцель. Она необходима, во-первых, с точки зрения процессуальной. Быстро раскрыть преступление — значит избежать утраты следов преступления, исключить дополнительные трудности в обнаружении доказательств, пресечь дальнейшую преступную деятельность виновного лица и создать все необходимые условия для полного расследования и правильного разрешения дела. Она необходима, во-вторых, и с точки зрения общественно-политической, т. к. быстрое раскрытие преступления повышает воспитательный эффект уголовного процесса. Только при полном раскрытии преступления, когда собраны все доказательства, необходимые для получения достоверных выводов по всем вопросам, подлежащим разрешению в уголовном деле, возможно применение судом справедливого наказания к каждому лицу, его совершившему. Сочетание быстроты и полноты предварительного следствия способствует предупреждению и искоренению преступлений, оказывает воспитательное воздействие на военнослужащих. Следующая задача предварительного следствия заключается в привлечении виновного к уголовной ответственности, создании всех необходимых условий для применения к нему судом справедливого наказания и недопущения привлечения к уголовной ответственности невиновного. В этой общей задаче уголовного процесса четко выделены две стороны, ее составляющие: одна — это справедливое наказание каждого совершившего преступление, другая — устранение осуждения невиновного. Выполнение указанной задачи состоит в том, что виновный должен быть привлечен к уголовной ответственности и подвергнут справедливому наказанию по приговору суда, в отношении же невиновного должны быть устранены возможности привлечения к уголовной ответственности или вынесен справедливый приговор. Одной из задач предварительного следствия является обеспечение возмещения материального ущерба, причиненного преступлением. Ст. ст. 55 и 160 УПК РА обязывают следователя при наличии достаточных данных о причинении преступлением материального ущерба принять меры по обеспечению возмещения материального ущерба потерпевшему и возможного предъявления гражданского иска. Меры, предпринимаемые следователем военной прокуратуры по обеспечению возмещения материального ущерба, условно можно разделить на две группы: меры, осуществляемые независимо от установления лица, виновного или подозреваемого в совершении преступления, и меры, применяемые к подозреваемому и обвиняемому. К первым относятся установление объема имущества, приобретенного преступным путем (допрос потерпевших, свидетелей, проведение инвентаризации), розыск этого имущества, его изъятие и создание условий для сохранности, а ко вторым — розыск имущества, приобретенного преступным путем, у подозреваемого, обвиняемого и их родственников (обыск), наложение ареста на имущество обвиняемого и подозреваемого. Своевременное принятие следователем военной прокуратуры мер по обеспечению возмещения материального ущерба уже в процессе предварительного следствия позволяет фактически возместить значительную часть материального ущерба. Важнейшей задачей предварительного следствия является также выявление и устранение причин и условий, способствовавших совершению преступления. Глубокое и всестороннее исследование причин и условий каждого отдельного преступления является требованием УПК. Так, ч. 1 ст. 200 УПК РА обязывает следователя при производстве предварительного расследования принимать все предусмотренные законом меры к полному выявлению обстоятельств, способствовавших совершению преступления. Они должны быть установлены так же достоверно, как событие преступления, виновность обвиняемого, степень и характер его ответственности, причиненный преступлением ущерб. В силу особенностей воинской службы при производстве предварительного следствия по делам о преступлениях, совершенных военнослужащими, следователь военной прокуратуры должен установить данные о соблюдении в подразделении (части), где проходило службу совершившее преступление лицо, требований воинских уставов, наставлений, инструкций и приказов, регламентирующих жизнь и деятельность войск. Установить, кем и какие требования указанных нормативных актов нарушены, исследовать, в какой мере допущенные нарушения сыграли роль одного из условий, способствовавших совершению преступления, выяснить соответствие проводившейся с правонарушителем работы требованиям Дисциплинарного устава ВС РА. Внесение следователем военной прокуратуры представлений и получение сообщения о принятых по ним мерах не исчерпывают его работу в этом направлении. Обязанность военного следователя заключается не только в том, чтобы составить по ним представление, но и в том, чтобы добиться фактического устранения выявленных недостатков путем проверки действенности представлений. Таким образом, в соответствии со ст. 189 Уголовно-процессуального кодекса РА «Органы предварительного следствия» к органам предварительного следствия относятся не органы прокуратуры, а следователи прокуратуры, полиции и службы национальной безопасности. Процессуальная самостоятельность следователя выражается и в его праве давать органам дознания (командирам воинских частей, военной полиции) письменные указания о производстве оперативно-розыскных и иных процессуальных действий по конкретному делу, находящемуся в его производстве. Все решения о направлении следствия и производстве следственных действий следователь принимает самостоятельно и несет полную ответственность за их законное и своевременное проведение. Предварительное следствие представляет собой осуществляемую следователем в установленном уголовно-процессуальным законом порядке деятельность, направленную на выяснение всех обстоятельств дела, выявление и изобличение виновных в совершении преступления лиц, а также причин и условий, способствовавших совершению преступления.

——————————————————————

Название документа

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *