Еще раз об окончании срока военной службы (уголовно-правовой аспект)

(Туганов Ю. Н.) («Военно-юридический журнал», 2012, N 9) Текст документа

ЕЩЕ РАЗ ОБ ОКОНЧАНИИ СРОКА ВОЕННОЙ СЛУЖБЫ (УГОЛОВНО-ПРАВОВОЙ АСПЕКТ) <*>

Ю. Н. ТУГАНОВ

——————————— <*> Tuganov Y. N. Once again about the ending of period of the military service (the criminal law aspect).

Туганов Юрий Николаевич, доктор юридических наук, доцент.

В статье исследуются некоторые вопросы окончания срока военной службы. Основное внимание автор уделяет проблематике определения даты окончания службы. Кроме того, в статье затрагивается уголовно-правовой аспект данной проблемы.

Ключевые слова: военная служба, увольнение, уголовное право, специальный субъект в уголовном праве, вооруженные силы.

The article examines some questions about the ending of period of the military service. The author pays the main attention to the problems of the determination of date of the ending of the service. Moreover, the article affects the criminal law aspect of this problem.

Key words: military service, dismissal, criminal law, special subject in criminal law, military forces.

В печати уже неоднократно поднимался вопрос, связанный с исполнением военнослужащим обязанностей военной службы после истечения срока контракта о прохождении военной службы <1>. ——————————— <1> Кудашкин А. В. Особенности правового положения военнослужащих, проходящих военную службу по контракту, подлежащих увольнению с военной службы, но не исключенных из списков личного состава воинской части (учреждения) // Право в Вооруженных Силах. 2010. N 5; Титов А. В. О реализации юридических обязанностей военнослужащих после истечения срока контракта о прохождении военной службы // Право в Вооруженных Силах. 2008. N 5; Новиков Н. А. Служба после окончания срока контракта: правовые последствия // Право в Вооруженных Силах. 2002. N 4; Харитонов С. С. О правовом значении установления факта истечения срока контракта о прохождении военной службы для правильной квалификации деяний, совершаемых военнослужащими в связи с их уклонением от военной службы // Право в Вооруженных Силах. 2010. N 12. С. 6 — 8.

Однако в настоящее время наиболее острые дискуссии вызывают вопросы исполнения военнослужащими обязанностей после истечения срока, указанного в контракте, и его взаимосвязи с датой исключения военнослужащего из списков личного состава воинской части. Это непосредственно связано прежде всего с проблемами исполнения военнослужащими возложенных на них обязанностей, а также вероятной юридической ответственности, при совершении военнослужащим противоправного деяния за пределами даты исключения его из списков личного состава части (при несовпадении этой даты с указанной в заключенном с ним контракте о прохождении военной службы датой окончания действия этого контракта). Согласно Положению о порядке прохождения военной службы (далее — Положение) срок контракта исчисляется со дня (календарной даты) вступления его в силу (п. 8 ст. 4). В соответствии с п. 9 ст. 4 Положения контракт прекращает свое действие, в частности, со дня исключения военнослужащего из списков личного состава воинской части при увольнении с военной службы, в связи с гибелью (смертью), признанием безвестно отсутствующим или объявлением умершим. Положение подп. «е» п. 1 ст. 38 Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе» предусматривает, что для военнослужащих, проходящих военную службу по контракту, срок военной службы устанавливается в соответствии с контрактом о прохождении военной службы, а окончанием военной службы считается дата исключения военнослужащего из списков личного состава воинской части (п. 11 ст. 38 Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе»). Контракт о прохождении военной службы вступает в силу со дня его подписания соответствующим должностным лицом в соответствии с Положением и прекращает свое действие со дня заключения военнослужащим иного контракта о прохождении военной службы, исключения военнослужащего из списков воинской части (выделено нами. — Ю. Т.) в случае, указанном в п. 6 ст. 32 Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе», а также в иных случаях, установленных федеральными законами. При этом необходимо иметь в виду положения подп. «е» п. 1 ст. 38 Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе», в соответствии с которым для военнослужащих, проходящих военную службу по контракту, срок военной службы должен устанавливаться в соответствии с контрактом о прохождении военной службы, а окончанием военной службы должна считаться дата исключения военнослужащего из списков личного состава воинской части (п. 11 ст. 38 Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе»). В соответствии с п. 3 ст. 32 указанного Закона и п. п. 4 и 5 ст. 4 Положения о порядке прохождения военной службы, к условиям контракта относятся: обязанность гражданина (иностранного гражданина) проходить военную службу в Вооруженных Силах Российской Федерации, других войсках, воинских формированиях или органах в течение установленного контрактом срока, добросовестно исполнять все общие, должностные и специальные обязанности военнослужащих, установленные законодательными и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации, а также право гражданина (иностранного гражданина) на соблюдение его прав и прав членов его семьи, включая получение социальных гарантий и компенсаций, установленных законодательными и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации, определяющими статус военнослужащих и порядок прохождения военной службы. Таким образом, следует согласиться с утверждением С. С. Харитонова о том, что «…из названных нормативных положений следует, что военнослужащий, заключая контракт о прохождении военной службы, добровольно принимает на себя обязанность в течение установленного контрактом срока подчиняться ограничивающим его права и свободы требованиям закона, в том числе неукоснительно соблюдать воинскую дисциплину, имея при этом в виду возможное применение к нему юридической, в том числе уголовной ответственности за совершенные правонарушения в особом порядке, определенном для подобных случаев в УПК РФ (расследование уголовных дел военными следственными органами, утверждение обвинительного заключения военными прокурорами и рассмотрение дел военными судами), и при наличии оснований, установленных для военнослужащих в УК РФ <2>. Следовательно, установление уголовной ответственности и ее применение в отношении военнослужащего, проходящего военную службу по контракту и совершившего преступление против военной службы в течение установленного контрактом срока, не затрагивает его конституционное право на труд и не может расцениваться как дискриминационное» <3>. ——————————— <2> Лица, являющиеся военнослужащими, в данном случае несут особую уголовную ответственность по сравнению с гражданскими лицами. <3> Харитонов С. С. Указ. соч. С. 6 — 7.

Истечение срока контракта о прохождении военной службы, который относится к одному из условий контракта, является юридическим фактом, имеющим значение для правильного исключения военнослужащего из списков личного состава воинской части. При условии соблюдения требований законодательства о прохождении военной службы в обычных условиях (кроме условий, объективно исключающих возможность заключения нового контракта) день исключения военнослужащего из списков личного состава воинской части должен совпадать с днем истечения срока, указанного в контракте о прохождении военной службы. Это требование п. 11 ст. 38 Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе» соотносится с п. 4 ст. 32 указанного Закона. Но каким образом поступать в случае, если дата исключения из списков личного состава части изменяется командованием на более раннюю по сравнению с первоначальной (например, с 24 июня на 10 июня), в связи с тем что военнослужащий не использовал время для следования в отпуск (т. к. никуда из части не выезжал) <4>, ранее срока, указанного в приказе, выписался из госпиталя, а из списков части был исключен с учетом этого времени. Именно дата исключения из списков личного состава части может повлиять как на квалификацию совершенного гражданином противоправного деяния, так и на возникновение различных прав и обязанностей. ——————————— <4> В данном случае имеется в виду случай, когда военнослужащему был предоставлен отпуск с выездом к определенному военнослужащим месту его проведения с учетом времени на проезд (пролет) к этому месту.

Таким образом, в данной ситуации возникает несколько следующих вопросов. 1. Возможно ли после исключения из списков личного состава части исполнение военнослужащим обязанностей военной службы, и может ли военнослужащий совершить какое-либо деяние в связи с исполнением этих обязанностей? 2. Распространяются ли на него после исключения из списков личного состава части какие-либо права, льготы и обязанности, предусмотренные для военнослужащих? 3. Является ли данное лицо после исключения его из списков личного состава части субъектом преступлений против военной службы и может ли быть привлечено к уголовной ответственности за данные преступления в этот период времени? Для правильного ответа на вышеприведенные вопросы необходимо рассмотреть данную ситуацию с точки зрения не только теоретического подхода, но и судебной практики. Так, например, подполковник С. признан судом виновным в нанесении побоев начальнику во время исполнения им обязанностей военной службы и в связи с исполнением этих обязанностей и осужден по ч. 1 ст. 334 УК РФ. В надзорной жалобе, адресованной в Военную коллегию Верховного Суда Российской Федерации, осужденный просил отменить вынесенные в отношении его судебные постановления и дело производством прекратить, указывая в том числе и на то, что выводы судов о нахождении его в прямом подчинении у Сал. в период конфликта, который возник на бытовой почве, не соответствуют действительности. Цели нарушить уставной порядок взаимоотношений между военнослужащими и причинить Сал. телесные повреждения он не имел. В тот период он не являлся военнослужащим и его подчиненным, поскольку с 15 июня 2006 г. был исключен из списков части. Военная коллегия, рассматривая данное дело в порядке надзора, в своем постановлении указала, что суды обоснованно не согласились с мнением стороны защиты о неисполнении Сал. и С. каких-либо служебных обязанностей в период совершения последним правонарушения, поскольку преступление осужденным было совершено 24 июня 2006 года, как до исключения его из списков личного состава по первоначально изданному приказу командира части от 8 июня 2006 года, так и до издания приказа от 26 июня 2006 года во изменение даты исключения С. из списков части с 15 июня 2006 года. Кроме того, в тот момент С. находился в служебное время на своем рабочем месте. Более того, причиной возникновения конфликта между осужденным и потерпевшим, как правильно указано в судебных постановлениях, послужило законное требование Сал., связанное со служебной деятельностью. При этом данное им распоряжение было отдано С. в присутствии других военнослужащих. Не нашло в материалах дела подтверждение о неправомерном поведении Сал. в отношении осужденного, что якобы спровоцировало С. на преступное деяние. Исходя из изложенного, Военная коллегия, признав, что действия С. по ч. 1 ст. 334 УК РФ квалифицированы правильно, отказала в удовлетворении надзорной жалобы С. <5>. ——————————— <5> См.: Постановление от 21 июня 2011 г. по делу N 207-Д11-2, в отношении военнослужащего С. // Официально опубликовано не было.

На данном примере видно, что военнослужащий может исполнять обязанности военной службы и может совершить деяние в связи с исполнением этих обязанностей и после исключения его из списков личного состава части. При этом данное лицо после исключения его из списков личного состава части является субъектом преступлений <6> против военной службы и может быть привлечено к уголовной ответственности за данные преступления в этот период времени. ——————————— <6> Хотя здесь можно вести речь и о «негодном» субъекте преступления (человек осознает либо должен осознавать себя военнослужащим, каковым по объективным обстоятельствам, по сути, не являлся, либо являться не мог, либо не должен был). (В отличие от негодного объекта преступного посягательства (должного квалифицироваться как покушение на этот объект), примеров из судебной практики по данному вопросу автором не обнаружено.)

Что же касается возможности распространения на него после исключения из списков личного состава части каких-либо прав, льгот и обязанностей, предусмотренных для военнослужащих, то, как указывает С. В. Корнишин, «…между командирами (начальниками) и гражданами, пребывающими на военной службе по истечении ее срока, сохраняются отношения власти и подчинения. Соблюдение данных отношений обеспечивается в соответствии с законом, в том числе санкциями правовых норм» <7>. По нашему мнению, данная точка зрения является логичной и вполне обоснованной, теоретически подтверждающей вывод о том, что военнослужащий и после исключения его из списков личного состава воинской части может нести юридическую ответственность. ——————————— <7> См.: Корнишин С. В. Правовое положение граждан, пребывающих на военной службе после истечения ее срока // Журнал российского права. 2003. N 12.

Таким образом, справедлив вывод о том, что по истечении срока контракта о прохождении военной службы, но до момента исключения военнослужащего из списков личного состава воинской части последний обязан исполнять общие должностные и специальные обязанности.

——————————————————————

Название документа

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *