Ограничение гражданской правоспособности военнослужащих, проходящих военную службу по контракту, как участников имущественных отношений

(Свининых Е. А.) («Право в Вооруженных Силах», 2012, N 10) Текст документа

ОГРАНИЧЕНИЕ ГРАЖДАНСКОЙ ПРАВОСПОСОБНОСТИ ВОЕННОСЛУЖАЩИХ, ПРОХОДЯЩИХ ВОЕННУЮ СЛУЖБУ ПО КОНТРАКТУ, КАК УЧАСТНИКОВ ИМУЩЕСТВЕННЫХ ОТНОШЕНИЙ

Е. А. СВИНИНЫХ

Свининых Е. А., кандидат юридических наук, доцент.

Проведены анализ и оценка существующих ограничений гражданской правоспособности военнослужащих, проходящих военную службу по контракту, как участников имущественных отношений.

Ключевые слова: военнослужащий, ограничения в имущественной сфере, борьба с коррупцией.

Restriction of civil capacity undergoing military service under the contract, as members of Property Relations E. A. Svininykh

The analysis and evaluation of existing restrictions civil capacity undergoing military service under the contract, as the participants of property relations.

Key words: military, restrictions in the property sector, the fight against corruption.

За последние два года в военном законодательстве на волне борьбы с коррупцией был существенно расширен круг запретов для военнослужащих в имущественной сфере. Это подтолкнуло автора к проведению анализа и оценки существующих ограничений гражданской правоспособности военнослужащих, проходящих военную службу по контракту, как участников имущественных отношений (далее — военнослужащие по контракту). Как следует из п. 1 ст. 17 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — ГК РФ), под гражданской правоспособностью понимается способность иметь гражданские права и нести обязанности. Содержание правоспособности граждан раскрывается в ст. 18 ГК РФ. В целях настоящей статьи особо выделим такие составные элементы правоспособности, как возможность: а) заниматься предпринимательской и любой иной не запрещенной законом деятельностью; б) создавать юридические лица самостоятельно или совместно с другими гражданами и юридическими лицами; в) иметь имущество на праве собственности; г) совершать любые не противоречащие закону сделки и участвовать в обязательствах. Гражданской правоспособностью в равной мере обладают все граждане. Вместе с тем в п. 1 ст. 22 ГК РФ предусмотрена возможность ее ограничения в случаях и в порядке, установленных законом. Законодательное введение ограничений соответствует ч. 3 ст. 55 Конституции Российской Федерации, в силу которой оно может осуществляться исключительно в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства. Среди законодательных актов, ограничивающих гражданскую правоспособность военнослужащих по контракту как участников имущественных отношений, в первую очередь следует выделить Федеральный закон от 27 мая 1998 г. N 76-ФЗ «О статусе военнослужащих» (далее — Закон о статусе военнослужащих). Согласно п. 7 ст. 10 Закона о статусе военнослужащих военнослужащие не вправе: 1) заниматься другой оплачиваемой деятельностью, за исключением педагогической, научной и иной творческой деятельности, если она не препятствует исполнению обязанностей военной службы <1>; ——————————— <1> Федеральным законом от 2 марта 2007 г. N 24-ФЗ было введено дополнительное ограничение на занятие разрешенными видами деятельности: ими запрещено заниматься в случаях, когда они финансируются исключительно за счет средств иностранных государств, международных и иностранных организаций, иностранных граждан и лиц без гражданства, если иное не предусмотрено международным договором Российской Федерации или законодательством Российской Федерации.

2) заниматься предпринимательской деятельностью лично или через доверенных лиц, в том числе участвовать в управлении коммерческими организациями, за исключением случаев, когда непосредственное участие в управлении указанными организациями входит в должностные обязанности военнослужащего; 3) входить в состав органов управления, попечительских или наблюдательных советов, иных органов иностранных некоммерческих неправительственных организаций и действующих на территории Российской Федерации их структурных подразделений, если иное не предусмотрено международным договором Российской Федерации или законодательством Российской Федерации; 4) получать от физических и юридических лиц вознаграждения (подарки, денежные вознаграждения, ссуды, услуги, оплату развлечений, отдыха, транспортных расходов и иные вознаграждения), связанные с исполнением обязанностей военной службы, за исключением ценных подарков (в том числе именных) и денежных сумм, которыми военнослужащие награждаются в порядке поощрения в соответствии с общевоинскими уставами. При этом следует учитывать норму, установленную п. 2 ст. 575 ГК РФ, в соответствии с которой запрет на дарение лицам, замещающим государственные должности Российской Федерации, государственные должности субъектов Российской Федерации, муниципальные должности, государственным служащим, муниципальным служащим, служащим Банка России не распространяется на случаи дарения в связи с протокольными мероприятиями, служебными командировками и другими официальными мероприятиями. Подарки, которые получены лицами, замещающими государственные должности Российской Федерации, государственные должности субъектов Российской Федерации, муниципальные должности, государственными служащими, муниципальными служащими, служащими Банка России и стоимость которых превышает три тысячи рублей, признаются, соответственно, федеральной собственностью, собственностью субъекта Российской Федерации или муниципальной собственностью и передаются служащим по акту в орган, в котором указанное лицо замещает должность. По мнению А. В. Кудашкина, учитывая абсолютный характер запрета, установленный п. 7 ст. 10 Закона о статусе военнослужащих, военнослужащий обязан передавать в федеральную собственность любые полученные им в случаях, предусмотренных п. 2 ст. 575 ГК РФ, подарки независимо от их стоимости <2>. ——————————— <2> Кудашкин А. В. Подарок или взятка: вот в чем вопрос?! // Право в Вооруженных Силах. 2010. N 3.

Рассмотренные положения п. 7 ст. 10 Закона о статусе военнослужащих во многом дублируются в законах о деятельности отдельных федеральных органов исполнительной власти, в которых федеральным законом предусмотрена военная служба <3>. Однако в некоторые из них в последние годы были включены весьма существенные дополнения. Они будут рассмотрены ниже. ——————————— <3> См., например: ч. 5 ст. 9 Федерального закона от 17 декабря 1994 г. N 67-ФЗ «О федеральной фельдъегерской связи»; ч. 7 ст. 16.1 Федерального закона от 3 апреля 1995 г. N 40-ФЗ «О Федеральной службе безопасности»; ст. 18 Федерального закона от 10 января 1996 г. N 5-ФЗ «О внешней разведке»; п. 4 ст. 19 Федерального закона от 27 мая 1996 г. N 57-ФЗ «О государственной охране».

В ст. 27.1 Закона о статусе военнослужащих определено, что на военнослужащих распространяются ограничения, запреты и обязанности, установленные Федеральным законом от 25 декабря 2008 г. N 273-ФЗ «О противодействии коррупции» (далее — Закон о противодействии коррупции) и ст. ст. 17, 18 и 20 Федерального закона от 27 июля 2004 г. N 79-ФЗ «О государственной гражданской службе Российской Федерации» (далее — Закон о государственной гражданской службе). Анализ положений Закона о противодействии коррупции и Закона о государственной гражданской службе позволяет выделить следующие не охваченные положениями п. 7 ст. 10 Закона о статусе военнослужащих ограничения гражданской правоспособности военнослужащих по контракту: 1) запрет на приобретение в случаях, установленных федеральным законом, ценных бумаг, по которым может быть получен доход (п. 4 ч. 1 ст. 17 Закона о государственной гражданской службе); 2) запрет на совершение действий, связанных с влиянием каких-либо личных, имущественных (финансовых) и иных интересов, препятствующих добросовестному исполнению должностных обязанностей (подп. 5 п. 1 ст. 18 Закона о государственной гражданской службе). Кроме того, в ходе служебной деятельности и при реализации своей гражданской правоспособности в имущественных отношениях военнослужащие обязаны принимать меры по недопущению любой возможности возникновения конфликта интересов (ч. 1 ст. 11 Закона о противодействии коррупции). Конфликт интересов — это термин, обозначающий противоречие между интересами, которые защищены правом и должны быть удовлетворены действиями другого уполномоченного лица (например, действующего в интересах государства государственного служащего), и личными интересами этого уполномоченного <4>. ——————————— <4> Подробнее см.: Дедов Д. И. Конфликт интересов. М., 2004. С. 1 — 5.

В ч. 1 ст. 10 Закона о противодействии коррупции и в п. 1 ст. 19 Закона о государственной гражданской службе содержатся более развернутые определения конфликта интересов. Приняв за основу положения Закона о противодействии коррупции, учитывая его более позднее принятие и специальный характер, можно вывести следующую дефиницию конфликта интересов на военной службе: это ситуация, при которой личная заинтересованность (прямая или косвенная) военнослужащего <5> влияет или может повлиять на надлежащее исполнение им должностных (служебных) обязанностей и при которой возникает или может возникнуть противоречие между личной заинтересованностью военнослужащего и правами и законными интересами граждан, организаций, общества или государства, способное привести к причинению вреда правам и законным интересам граждан, организаций, общества или государства. ——————————— <5> При этом под личной заинтересованностью военнослужащего, которая влияет или может повлиять на надлежащее исполнение им должностных (служебных) обязанностей, понимается возможность получения военнослужащим при исполнении должностных (служебных) обязанностей доходов в виде денег, ценностей, иного имущества или услуг имущественного характера, иных имущественных прав для себя или для третьих лиц (ч. 2 ст. 10 Закона о противодействии коррупции).

Выделив закрепленные в действующем законодательстве ограничения гражданской правоспособности военнослужащих по контракту как участников имущественных отношений, рассмотрим последствия их несоблюдения. В сфере публичного права негативные последствия состоят в применении к военнослужащему мер дисциплинарного характера вплоть до досрочного увольнения с военной службы на основании подп. «е.1» п. 2 ст. 51 или подп. «е.2» п. 2 ст. 51 Федерального закона от 28 марта 1998 г. N 53-ФЗ «О воинской обязанности и военной службе». В сфере частного права последствия зависят от того, какое ограничение не было соблюдено. Например, в случае нарушения запрета дарения (ст. 575 ГК РФ) сделка будет признаваться недействительной на основании ст. 168 ГК РФ. Отметим также, что в частноправовой сфере негативные последствия могут вовсе отсутствовать. Например, в судебной практике был сделан вывод, что нарушение военнослужащим запрета на создание общества с ограниченной ответственностью (далее — ООО) и участие в управлении им не являются основанием для прекращения гражданских правоотношений по участию военнослужащего в ООО. В качестве негативного последствия нарушения запрета выступает лишь применение к военнослужащему соответствующих мер дисциплинарного характера <6>. ——————————— <6> См.: Постановление ФАС Центрального округа от 26 декабря 2003 г. N А14-10488-02/311/21; Постановление ФАС Московского округа от 30 октября 2008 г. N КГ-А40/9010-08 по делу N А40-47407/07-136-369 // СПС «КонсультантПлюс».

Не будут наступать негативные последствия в частноправовой сфере и в случае совершения сделок при несоблюдении ограничений на занятие предпринимательской и другой оплачиваемой деятельностью, а также при несоблюдении ограничения на обладание определенными видами имущества на праве собственности. Далее рассмотрим некоторые из ограничений гражданской правоспособности военнослужащих по контракту более подробно, а также дадим оценку целесообразности их введения законодателем. Первым и наиболее часто обсуждаемым ограничением является ограничение возможности заниматься предпринимательской и любой иной не запрещенной законом деятельностью. Как справедливо отмечает А. В. Кудашкин, свобода занятий, деятельности есть одно из существенных прав человека, ею определяются его призвание и избрание им наиболее подходящего способа к обеспечению его существования и к удовлетворению его потребностей. Ограничение этой свободы влечет существенное нарушение частных интересов любого лица, что может быть оправдано только наличием более важного интереса в публичной сфере, который стоит выше частного интереса <7>. ——————————— <7> Кудашкин А. В. Военная служба в Российской Федерации: теория и практика правового регулирования. М., 2003.

В связи с вышесказанным возникает вопрос о том, почему военнослужащий ограничен в праве на занятие не только предпринимательской, но и другой оплачиваемой, помимо прохождения военной службы, деятельностью. Потребность в занятии приносящей доход деятельностью, помимо военной службы, очень часто возникает у военнослужащих, зачисленных в распоряжение командира (начальника). В период нахождения в распоряжении размер денежного довольствия военнослужащего заметно снижается, так как ему выплачиваются лишь оклад по воинскому званию и оклад по последней занимаемой воинской должности, а из всех возможных надбавок — только ежемесячная надбавка за выслугу лет (ч. 28 ст. 2 Федерального закона от 7 ноября 2011 г. N 306-ФЗ «О денежном довольствии военнослужащих и предоставлении им отдельных выплат»). Наиболее остро в настоящее время это отражается на материальном положении военнослужащих, находящихся в распоряжении, которых нельзя уволить с военной службы из-за их ненадлежащего жилищного обеспечения согласно гарантии, установленной п. 1 ст. 23 Закона о статусе военнослужащих. Время нахождения военнослужащего в таком статусе может быть весьма длительным. В условиях существующего запрета на занятие оплачиваемой деятельностью ни о каком полноценном трудоустройстве военнослужащих-«распоряженцев» у стороннего работодателя или выполнении работы на условиях гражданско-правового договора не может быть и речи. Вопрос о праве военнослужащего на занятие другой оплачиваемой и предпринимательской деятельностью возникает и в связи с необходимостью распоряжаться своим имуществом. Например, в собственности военнослужащего может находиться жилое помещение. При смене места жительства в связи с переездом вместе с членами семьи к новому месту службы военнослужащему придется решать дальнейшую судьбу помещения. В случае распространения на сдачу жилого помещения внаем запрета на занятие другой оплачиваемой и предпринимательской деятельностью военнослужащий фактически понуждается либо к альтруизму поневоле, либо к бесхозяйственности, либо к совершению правонарушения, влекущего досрочное увольнение с военной службы. Ведь если вариант с отчуждением жилья будет для военнослужащего неприемлемым либо нереализуемым по причине отсутствия спроса, то помимо отказа от права собственности к правомерному поведению можно отнести лишь оставление жилого помещения пустующим или его передачу третьим лицам по договору безвозмездного срочного пользования. Вправе ли военнослужащий выступать в качестве наймодателя своего жилого помещения? Ответ на этот вопрос не очевиден по причине, с одной стороны, слишком нестрогого определения в п. 1 ст. 2 ГК РФ понятия «предпринимательская деятельность», а с другой стороны, отсутствия легальной дефиниции термина «оплачиваемая деятельность». Попытаемся определить, относится ли сдача военнослужащим своего жилого помещения внаем к другой оплачиваемой и предпринимательской деятельности. Вследствие того что, как правило, наймодатель систематически получает прибыль, его деятельность можно отнести к предпринимательской. Вместе с тем в судебной практике сдача гражданином квартиры внаем не рассматривается в качестве предпринимательства. Верховный Суд Российской Федерации в п. 2 Постановления Пленума от 18 ноября 2004 г. N 23 <8> разъяснил по этому вопросу: «В тех случаях, когда не зарегистрированное в качестве индивидуального предпринимателя лицо приобрело для личных нужд жилое помещение или иное недвижимое имущество либо получило его по наследству или по договору дарения, но в связи с отсутствием необходимости в использовании этого имущества временно сдало его в аренду или внаем и в результате такой гражданско-правовой сделки получило доход (в том числе в крупном или особо крупном размере), содеянное им не влечет ответственности за незаконное предпринимательство. Если указанное лицо уклоняется от уплаты налогов или сборов с полученного дохода, в его действиях при наличии к тому оснований содержатся признаки состава преступления, предусмотренного статьей 198 Уголовного кодекса Российской Федерации». ——————————— <8> Российская газета. 2004. 7 дек.

Вместе с тем вышеприведенное разъяснение Пленума Верховного Суда Российской Федерации имело своей целью уточнение состава преступления, предусмотренного ст. 171 Уголовного кодекса Российской Федерации («Незаконное предпринимательство»). По этой причине вопрос о возможности распространения указанной позиции на случаи несоблюдения ограничения возможности военнослужащего заниматься предпринимательской деятельностью остается открытым. Кроме того, под вопросом остается сдача внаем не одной, а нескольких квартир. Теперь определим, входит ли сдача жилого помещения внаем в содержание другого применяемого в п. 7 ст. 10 Закона о статусе военнослужащих термина — «оплачиваемая деятельность». К сожалению, понятие «оплачиваемая деятельность» не получило раскрытия в законодательстве, вследствие чего сохраняется непредсказуемость при разрешении споров в связи с нарушением военнослужащим запрета на занятие другой оплачиваемой деятельностью путем сдачи имущества внаем. Представляется, что термином «оплачиваемая деятельность» охватывается лишь деятельность, осуществляемая военнослужащим на возмездной основе путем реализации своих физических и умственных способностей. К оплачиваемой деятельности следует, в частности, отнести деятельность по трудовому договору, выполнение работ и оказание услуг по гражданско-правовым договорам, занятие адвокатской и нотариальной деятельностью, совместительство на государственной и муниципальной службе, разрешение споров в качестве третейского судьи. В свою очередь, термин «оплачиваемая деятельность» не охватывает такие виды деятельности, как продажа имущества, его сдача внаем, распоряжение исключительными правами на созданные чужим творческим трудом результаты интеллектуальной деятельности, получение дивидендов по ценной бумаге или процентов по облигации, банковскому депозиту или сберегательному сертификату. Следовательно, военнослужащий вправе заниматься такими видами деятельности при условии отсутствия в его действиях признаков предпринимательской деятельности, перечисленных в п. 1 ст. 2 ГК РФ. Таким образом, необходимо подчеркнуть явную неудачность использования законодателем термина «оплачиваемая деятельность». Отсутствие легальной дефиниции этого понятия создает риск его трактовки слишком широко. Автор считает спорным ограничение военнослужащего в праве заниматься другой оплачиваемой и предпринимательской деятельностью. В отношении, например, гражданских служащих действует лишь запрет на занятие предпринимательской деятельностью. А в ч. 2 ст. 14 Закона о государственной гражданской службе прямо закреплено право гражданского служащего выполнять при условии предварительного уведомления представителя нанимателя иную оплачиваемую работу, если это не повлечет за собой конфликт интересов. Любопытно заметить, что в ранее действовавшем Федеральном законе от 31 июля 1995 г. N 119-ФЗ «Об основах государственной службы Российской Федерации» (подп. 1 п. 1 ст. 11) применительно к государственным служащим был установлен запрет на занятие другой оплачиваемой деятельностью. Таким образом, можно отметить факт смягчения ограничений в новом законодательстве о государственной гражданской службе. Не содержит запрета на занятие другой оплачиваемой деятельностью (за исключением предпринимательской) и Федеральный закон от 7 февраля 2011 г. N 3-ФЗ «О полиции». В утратившем же силу Законе Российской Федерации от 18 апреля 1991 г. N 1026-1 «О милиции» (ч. 8 ст. 20), как и в Законе Российской Федерации от 22 января 1993 г. N 4338-1 «О статусе военнослужащих» (п. 7 ст. 10), был закреплен запрет на занятие конкретным видом оплачиваемой деятельности — работой по совместительству в организациях. Безусловно, желание государства обеспечить нахождение военнослужащего постоянно (значительную часть времени) по месту военной службы является обоснованным. Но для всех ли категорий военнослужащих государство в состоянии гарантировать высокий уровень денежного довольствия? По нашему мнению, целесообразно нормативно определить перечень воинских должностей, при замещении которых военнослужащий вправе во внеслужебное время заниматься другой оплачиваемой деятельностью при условии, что это не повлечет за собой конфликта интересов. Ограничение на занятие другой оплачиваемой деятельностью должно отпадать и при зачислении военнослужащего в распоряжение командира (начальника). Предложенный подход соответствует зарубежному опыту нормативного ограничения права военнослужащего на занятие во внеслужебное время иными видами деятельности, приносящими доход. Возьмем в качестве примера законодательство США, государства, размер бюджетных расходов которого на выплату военнослужащим денежного довольствия является одним из самых высоких в мире. В США, как и в Российской Федерации, на военнослужащих распространяются ограничения гражданской правоспособности, установленные в отношении федеральных государственных служащих. Подобные ограничения закреплены в Законе о служебной этике в правительственных органах 1978 г. <9> и ряде иных законодательных актов, принятых на федеральном уровне <10>. На подзаконном уровне следует особо выделить Стандарты поведения служащих органов исполнительной власти <11>, подготовленные Управлением служебной этики в государственных органах и опубликованные 3 февраля 1993 г. Действие данных Стандартов распространяется и на военнослужащих армии США. В отношении военнослужащих действуют также Дополнительные стандарты служебного поведения для государственных служащих Министерства обороны <12>. Требования Стандартов детализируются Совместными правилами о служебной этике <13>, введенными в действие Директивой Министерства обороны США N 5500.07. ——————————— <9> Ethics in Government Act of 1978 (Public Law 95-521) (5 United States Code app. § 101 — app. § 505). <10> 10 United States Code § 973; 18 United States Code § 201 — § 505. <11> Standards of Conduct for Employees of the Executive Branch (57 Federal Register 35042, Aug. 7, 1992). <12> Supplemental Standards of Ethical Conduct for Employees of the Department of Defense (58 Federal Register 47622, Sept. 10, 1993). <13> Joint Ethics Regulation (DOD Directive 5500.07-R).

По законодательству США практически полный запрет на занятие оплачиваемой деятельностью во внеслужебное время распространяется лишь на офицеров. В § 973 тома 10 Свода законов США установлено, что офицерам запрещено заниматься трудовой деятельностью или выполнять работу на условиях гражданско-правового договора, если при этом потребуется отлучаться с места службы или будут возникать препятствия исполнению обязанностей военной службы. По общему же правилу военнослужащим, как и другим федеральным государственным служащим, разрешено заниматься внеслужебной деятельностью. Однако такая деятельность запрещена, если она приводит к возникновению конфликта интересов на военной службе. Для тех военнослужащих армии США, на которых возложена обязанность по подаче декларации о доходах и расходах определенной формы (публичной (OGE Form 278) или конфиденциальной (OGE Form 450)), введено дополнительное требование: перед началом ведения предпринимательской или трудовой деятельности либо работы на условиях гражданско-правового договора необходимо получить предварительное письменное разрешение от уполномоченного должностного лица. В качестве уполномоченного должностного лица, как правило, выступает непосредственный начальник военнослужащего (supervisor). Указанное разрешение требуется, если доход от деятельности будет получен из запрещенного источника (5 Code of Federal Regulations § 3601.107). К запрещенным источникам в Стандартах поведения служащих органов исполнительной власти <14> отнесены любые лица, которые: ——————————— <14> 5 Code of Federal Regulations § 2635.203(d).

а) добиваются от государственного органа, в котором государственный служащий замещает должность, совершения действий (бездействия) в свою пользу или в пользу представляемых им лиц; б) участвуют в хозяйственных отношениях с государственным органом, в котором государственный служащий замещает должность, или добиваются участия в них; в) ведут деятельность, правовое регулирование которой относится к компетенции государственного органа, в котором государственный служащий замещает должность; г) обладают заинтересованностью, реализация которой существенно зависит от исполнения или неисполнения государственным служащим своих должностных обязанностей. В соответствии с Совместными правилами о служебной этике командир подразделения, руководитель организации или непосредственный начальник военнослужащего вправе запретить ему заниматься во внеслужебное время предпринимательской или трудовой деятельностью, а также работой на условиях гражданско-правового договора, если считают, что это отразится на надлежащем исполнении им служебных обязанностей или создаст риск безопасности. Помимо получения предварительного разрешения на занятие внеслужебной деятельностью военнослужащие армии США должны соблюдать следующие специальные требования: 1) следить за тем, чтобы внеслужебная деятельность не приводила к конфликту интересов на военной службе (5 Code of Federal Regulations § 2635.101(b)(14); 2) не разглашать конфиденциальные сведения, полученные при исполнении служебных обязанностей; 3) не участвовать в работе над проектами в сторонних организациях в случае наличия доступа к аналогичным проектам в армии США (5 Code of Federal Regulations § 2635.502); 4) не принимать вознаграждение за оказание третьим лицам представительских услуг в государственных органах (18 United States Code § 203); 5) не представлять интересы стороннего нанимателя в государственных органах (18 United States Code § 205); 6) не заниматься во внеслужебное время предпринимательской или трудовой деятельностью либо работой на условиях гражданско-правового договора, приводящей к конфликту интересов на военной службе (18 United States Code § 208); 7) не допускать разглашения информации о бюджетных закупках (41 United States Code § 423); 8) не заниматься в служебное время предпринимательской или трудовой деятельностью либо работой на условиях гражданско-правового договора и не использовать в ходе такой деятельности или работы государственное имущество. Как результат разрешения на занятие военнослужащими армии США другой оплачиваемой и предпринимательской деятельностью во внеслужебное время возникла потребность ввести дополнительные ограничения. В соответствии с Дополнительными стандартами служебного поведения для государственных служащих Министерства обороны (5 Code of Federal Regulations § 3601.106) военнослужащим запрещено как в служебное, так и во внеслужебное время сознательно навязывать товары, работы и услуги или заключать подобным образом договоры с младшими по воинскому званию или должности военнослужащими, а также членами семей таких военнослужащих. При условии совершения сделок не под принуждением или угрозой допускаются продажа или сдача в аренду имеющих некоммерческое назначение движимых и недвижимых вещей военнослужащего, а также продажа товаров в ходе внеслужебной деятельности на предприятиях розничной торговли <15>. ——————————— <15> Рассмотренный запрет детально раскрыт в п. 5-409 Совместных правил о служебной этике (Joint Ethics Regulation (DOD Directive 5500.07-R)).

Таким образом, можно резюмировать, что в США на нормативном уровне отдельным категориям военнослужащих неофицерского состава разрешено заниматься другой оплачиваемой и предпринимательской деятельностью во внеслужебное время. В то же время такая деятельность обусловлена недопущением возникновения конфликта интересов на военной службе. Следующее ограничение гражданской правоспособности военнослужащих, которое установлено в российском законодательстве и которому мы дадим оценку, состоит в ограничении возможности создавать юридические лица и участвовать в них. В п. 2 ст. 9 Закона о статусе военнослужащих говорится о праве военнослужащих состоять в общественных, в том числе религиозных, объединениях, не преследующих политические цели, и участвовать в их деятельности, не находясь при исполнении обязанностей военной службы. При этом следует соблюдать установленный в п. 14 ч. 1 ст. 17 Закона о государственной гражданской службе запрет на создание в государственных органах структуры общественных объединений (за исключением профессиональных союзов, ветеранских и иных органов общественной самодеятельности) и религиозных объединений или способствование созданию указанных структур. Из вышеизложенного можно сделать вывод об ограничении возможности военнослужащих создавать общественные объединения, преследующие политические цели, и участвовать в их деятельности. Ограничение возможности военнослужащих в создании юридических лиц и участии в их деятельности вытекает также из предусмотренного абз. 3 и 10 п. 7 ст. 10 Закона о статусе военнослужащих запрета на участие в управлении коммерческими организациями и рядом некоммерческих организаций <16>. Запрет распространяется и на случаи участия в управлении путем принятия решений на общем собрании участников (членов) организации. Причем формулировка нормы, закрепленной в абз. 3 п. 7 ст. 10 Закона, дает основание полагать, что не допускается не только личное участие в управлении коммерческими организациями, но и участие через доверенных лиц. ——————————— <16> В ч. 6 ст. 16.1 Федерального закона «О Федеральной службе безопасности» по сравнению с п. 7 ст. 10 Закона о статусе военнослужащих расширено ограничение, касающееся управления юридическими лицами: военнослужащим запрещено участвовать в управлении как коммерческими, так и некоммерческими организациями (за исключением участия в управлении некоммерческой организацией на безвозмездной основе, если это обусловлено решением задач оперативно-служебной деятельности, либо участия в общем собрании членов некоммерческой органи зации).

Понятие «доверенное лицо» хотя и употребляется в Законе о статусе военнослужащих, но при этом в нем не раскрывается. В свою очередь, в ГК РФ данный термин не употребляется. По-видимому, с учетом ст. 182 ГК РФ к доверенным лицам следует отнести представителей. Для гражданского права доверенное лицо — это представитель, не являющийся самостоятельным субъектом гражданского права. Вопрос о содержании понятия «доверенное лицо» представляет интерес по следующей причине. Если к доверенным лицам относятся лишь представители в смысле, заложенном в ст. 182 ГК РФ, то военнослужащие вправе выступать в качестве участников хозяйственных обществ при условии передачи акций и долей участия в доверительное управление. Мы согласны с позицией тех авторов, которые считают, что, несмотря на отсутствие прямого упоминания в п. 2 ст. 182 ГК РФ, доверительный управляющий не является представителем, так как согласно ст. 1012 ГК РФ действует от своего имени, хотя и в чужих интересах <17>. Тем самым доверительным управляющим приобретается максимальная свобода маневра. Как считает З. Э. Беневоленская, закон отрицает представительский статус доверительного управляющего в пользу принципа его самостоятельности. Справедливости ради, однако, следует заметить, что данный вывод носит дискуссионный характер <18>. ——————————— <17> Беневоленская З. Э. Доверительное управление имуществом в сфере предпринимательства. М., 2005; Кокорев Р. А. Предисловие к изданию // Зайцев О. Р. Договор доверительного управления паевым инвестиционным фондом. М., 2007. <18> Противоположный вывод см.: Токар Е. Я. Предпринимательство и представительство: тенденции и проблемы правового регулирования. М., 2008; Зайцев О. Р. Указ. соч. М., 2007.

Очевидно, что понятие «доверенное лицо» перекочевало в Закон о статусе военнослужащих в составе несколько видоизмененной формулировки из ст. 11 Федерального закона 1995 г. «Об основах государственной службы Российской Федерации». В пришедшем на смену последнему Законе о государственной гражданской службе оговорка о доверенных лицах не сохранена. Более того, запрет на участие в деятельности органа управления коммерческой организацией распространен лишь на случаи такого участия на платной основе. Такой же подход использован в Законе о противодействии коррупции (ст. 13.1). В этой связи считаем целесообразным привести положения Закона о статусе военнослужащих в рассмотренной части к единообразию с нормами Закона о противодействии коррупции и Закона о государственной гражданской службе. Итак, военнослужащие вправе, на наш взгляд, участвовать в хозяйственных обществах при условии передачи акций и долей участия в доверительное управление <19>. ——————————— <19> Согласно действующей редакции ГК РФ (абз. 5 п. 4 ст. 66) не допускается установление законодательных запретов или ограничений участия отдельных категорий граждан в открытых акционерных обществах (далее — ОАО). Следовательно, в настоящее время военнослужащие имеют безусловное право владеть акциями ОАО. Однако в случае внесения изменений в ГК РФ в результате принятия проекта Федерального закона N 47538-6 указанный в ст. 66 ГК РФ запрет будет снят.

В связи с действием запрета на занятие другой оплачиваемой деятельностью военнослужащие не вправе быть членами производственного кооператива, если это связано с необходимостью личного трудового участия в его деятельности. Если же участие военнослужащего в деятельности кооператива не связано с личным трудовым участием, то вследствие запрета на участие в управлении коммерческими организациями пай военнослужащего подлежит передаче в доверительное управление. Военнослужащие могут участвовать в товариществах на вере в качестве участников-вкладчиков (коммандитистов), так как коммандитисты, в отличие от полных товарищей, не участвуют в управлении и ведении дел товарищества на вере. Участие же военнослужащих в хозяйственных товариществах (как в полных, так и в коммандитных) на правах полных товарищей запрещено, так как именно им предоставлено право управлять делами товарищества. Кроме того, полными товарищами могут быть только индивидуальные предприниматели и (или) коммерческие организации. Далее рассмотрим ограничение возможности военнослужащих иметь имущество на праве собственности. Согласно подп. 4 ч. 1 ст. 17 Закона о государственной гражданской службе гражданскому служащему запрещается приобретать в случаях, установленных федеральным законом, ценные бумаги, по которым может быть получен доход. Между тем в федеральном законодательстве такие случаи до сих пор не установлены, вследствие чего в настоящее время военнослужащие вправе приобретать ценные бумаги, приносящие доход. Однако в соответствии с п. 6 ст. 11 Закона о противодействии коррупции и ч. 2 ст. 17 Закона о государственной гражданской службе военнослужащие должны соблюдать требование о передаче принадлежащих им ценных бумаг в доверительное управление. Прежде чем приступить к анализу данного законодательного требования, обратим внимание на существующую коллизию в действующем законодательстве. А. В. Кудашкин и Т. Л. Козлов заметили, что в отличие от Закона о государственной гражданской службе в Законе о противодействии коррупции (п. 6 ст. 11) обязанность государственных служащих передать свои ценные бумаги в доверительное управление определена без каких-либо дополнительных условий. Норма содержит лишь цель передачи — предотвращение конфликта интересов. В то же время Закон о государственной гражданской службе устанавливает такую обязанность лишь при условии, что владение государственными гражданскими служащими ценными бумагами может привести к конфликту интересов <20>. ——————————— <20> Кудашкин А. В., Козлов Т. Л. Порядок регулирования конфликта интересов нуждается в совершенствовании // Российская юстиция. 2010. N 10.

Если присоединиться к позиции А. В. Кудашкина и Т. Л. Козлова о приоритете норм Закона о противодействии коррупции над положениями Закона о государственной гражданской службе, то не обусловленное ничем требование об обязательности передачи ценных бумаг в доверительное управление выглядит достаточно абсурдным. Весьма сомнительно наличие коррупционной угрозы во владении военнослужащим небольшим количеством облигаций с невысокой номинальной стоимостью или ничтожно малым пакетом акций крупного ОАО, полученных в порядке наследственного правопреемства или в результате массовой приватизации 90-х гг. XX в. Законодательные требования распространяются на случаи нахождения в собственности любых видов ценных бумаг. Между тем Е. А. Суханов отмечает, что многие виды ценных бумаг, в частности любые векселя и чеки, просто не способны служить объектом договора доверительного управления. Наиболее распространенным объектом управления являются корпоративные ценные бумаги — акции <21>. Встречающиеся же на практике случаи передачи в доверительное управление таких документарных ценных бумаг, как векселя <22>, крайне редки и носят исключительный характер. ——————————— <21> Суханов Е. А. Договор доверительного управления имуществом // Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. 2000. N 1. <22> Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 16 декабря 1997 г. N 5843/97 по делу N 51-226 // СПС «КонсультантПлюс».

Помимо этого, при передаче ценных бумаг в доверительное управление военнослужащий может столкнуться со сложностями, связанными с выбором доверительного управляющего. В юридической литературе доверительное управление на рынке ценных бумаг делится на индивидуальное (персональное) и коллективное (управление фондами коллективных инвестиций или имущественными комплексами) <23>. Данная классификация имеет важное значение, поскольку индивидуальное и коллективное доверительные управления предполагают совершенно различные механизмы функционирования. Как отмечает Л. Г. Ефимова, «в первом случае доверительный управляющий заключает с учредителем управления индивидуальный договор и учитывает переданные им ценные бумаги на отдельном лицевом счете внутреннего бухгалтерского учета, открытом на имя учредителя управления. Во втором случае ценные бумаги нескольких учредителей объединяются… и обезличиваются» <24>. ——————————— <23> Камышанский В. П., Соловьев А. М. Формы доверительного управления имуществом на рынке ценных бумаг // Законы России: опыт, анализ, практика. 2008. N 9. <24> Ефимова Л. Г. Банковские сделки: право и практика. М., 2001. С. 625.

В случае индивидуального доверительного управления доверительные управляющие нередко выдвигают требования к минимальному размеру активов, передаваемых в управление. Помимо этого, ценные бумаги далеко не любого эмитента принимаются в доверительное управление. Как быть военнослужащему, если его ценные бумаги не соответствуют предъявляемым со стороны доверительного управляющего требованиям? Ответом на данный вопрос могло бы стать определение на нормативном уровне в соответствии с действовавшей длительное время ч. 2 ст. 71 Закона о государственной гражданской службе организации, уполномоченной государством осуществлять доверительное управление принадлежащими гражданским служащим и приносящими доход ценными бумагами, акциями (долями участия в уставных капиталах организаций). Однако Федеральный закон от 25 декабря 2008 г. N 280-ФЗ признал ч. 2 ст. 71 вышеназванного Закона утратившей силу. Одним из вариантов выхода из сложившейся ситуации является передача военнослужащим своих ценных бумаг в коллективное доверительное управление. В настоящее время возможность доверительного управления на условиях объединения ценных бумаг, принадлежащих разным лицам (коллективное доверительное управление), предусмотрена Федеральным законом от 29 ноября 2001 г. N 156-ФЗ «Об инвестиционных фондах». Следует, однако, заметить, что передача ценных бумаг для включения их в состав паевого инвестиционного фонда (далее — ПИФ) равносильна их утрате. Е. А. Суханов подчеркивает, что деятельность управляющей компании ПИФ, связанная с доверительным управлением ценных бумаг, осуществляется путем их «инвестирования», т. е. отчуждения, и, по существу, доверительным управлением не является <25>. Присоединение к договору доверительного управления ПИФ осуществляется путем приобретения инвестиционных паев ПИФ <26>, выдаваемых управляющей компанией, осуществляющей доверительное управление этим ПИФ. Раздел имущества, составляющего ПИФ, и выдел из него доли в натуре не допускаются. При прекращении доверительного управления владелец инвестиционного пая вправе лишь требовать от управляющей компании погашения инвестиционного пая и выплаты в связи с этим денежной компенсации, соразмерной приходящейся на него доле в праве общей собственности на имущество, составляющее этот ПИФ. ——————————— <25> Российское гражданское право: Учебник: В 2 т. / Отв. ред. Е. А. Суханов. М., 2011. Т. 2: Обязательственное право. С. 823. <26> Интересно заметить, что инвестиционный пай признается ценной бумагой (ст. 14 Федерального закона «Об инвестиционных фондах»). Следовательно, он также в силу требований Закона о противодействии коррупции подлежит передаче в доверительное управление.

Таким образом, можно сделать вывод, что передача военнослужащим своих ценных бумаг управляющей компании для включения их в состав ПИФ в целях соблюдения Закона о противодействии коррупции приводит к их отчуждению. Возврат этих ценных бумаг невозможен. Это, на наш взгляд, является слишком серьезным ущемлением права военнослужащего на свободное распоряжение своими ценными бумагами. Законодательное требование о передаче ценных бумаг в доверительное управление сопряжено со значительными имущественными рисками для военнослужащего. Дело в том, что до сих пор не принят специальный законодательный акт, регулирующий такую специфическую сферу, как доверительное управление ценными бумагами. Ныне же действующие общие положения об ответственности доверительного управляющего перед учредителем доверительного управления не отличаются последовательностью и ясностью <27>. ——————————— <27> Молотников А. Особенности ответственности доверительных управляющих акциями // Корпоративный юрист. 2006. N 2.

Кроме того, ни Закон о противодействии коррупции, ни Закон о государственной гражданской службе не содержат никаких специальных правил о доверительном управлении ценными бумагами, несмотря на наличие предусматривающих такое управление норм. Порядок передачи ценных бумаг в доверительное управление определен в настоящее время только для прокурорских работников <28>. Если он будет взят за основу при подготовке аналогичных порядков в других государственных органах, то можно отметить фактическое лишение государственных служащих на весь срок прохождения службы возможности свободно реализовывать свои права в качестве собственников ценных бумаг. Согласно Приказу Генеральной прокуратуры Российской Федерации от 3 мая 2011 г. N 117 передача ценных бумаг в доверительное управление должна быть осуществлена прокурорскими работниками в срок не позднее 30 дней со дня возникновения у них права на ценные бумаги либо со дня, когда государственному служащему стало известно о возникновении у него этого права. ——————————— <28> Приказ Генпрокуратуры России от 3 мая 2011 г. N 117 «О передаче в доверительное управление принадлежащих прокурорским работникам и федеральным государственным гражданским служащим органов и учреждений прокуратуры ценных бумаг, акций (долей участия, паев в уставных (складочных) капиталах организаций)» // Законность. 2011. N 8. Несмотря на наличие в Приказе ссылки на п. 6 ст. 11 Закона о противодействии коррупции в качестве обоснования его принятия, представляется сомнительным право самих государственных органов определять порядок передачи государственными служащими ценных бумаг в доверительное управление. Закон о противодействии коррупции им такого права прямо не предоставляет.

Отметим также, что за основу вышеназванных требований для прокурорских работников были взяты положения п. 6 ст. 11 Закона о противодействии коррупции. Следовательно, разработчики нормативного правового акта не принимали во внимание возможный конфликт интересов на государственной службе как необходимое условие обязательности передачи ценных бумаг в доверительное управление. Если же ориентироваться на положения ч. 2 ст. 17 Закона о государственной гражданской службе и учитывать указанное условие, то возникают следующие вопросы. В течение какого срока с момента, когда военнослужащему станет известно о возможном конфликте интересов, необходимо передать ценные бумаги в доверительное управление? На какой срок должен быть заключен договор доверительного управления ценными бумагами? Подводя итог, отметим, что действующие нормы законодательства о противодействии коррупции содержат чрезмерно строгие требования, обязывающие военнослужащих передавать принадлежащие им ценные бумаги в доверительное управление. Такие требования отсутствуют, например, в законодательстве США. Военнослужащие армии США вправе владеть корпоративными ценными бумагами (акциями, облигациями, опционами), если это не приводит к конфликту интересов на военной службе. В частности, не допускается прямая и косвенная личная заинтересованность в деятельности организации — исполнителя оборонного заказа. Эта заинтересованность может выражаться в любом размере и в любой форме (например, владение обыкновенными или привилегированными акциями, облигациями или опционами коммерческой организации) <29>. ——————————— <29> Standards of Conduct for Department of the Army Personnel (Army Regulation 600-50, 28 January 1988); 5 Code of Federal Regulations § 2635.402 (b)(1).

Ряд дополнительных ограничений возможности военнослужащих иметь имущество на праве собственности введен в последние годы законами о деятельности отдельных федеральных органов исполнительной власти, в которых федеральным законом предусмотрена военная служба. Согласно п. «д» ч. 3 ст. 16 Федерального закона от 3 апреля 1995 г. N 40-ФЗ «О Федеральной службе безопасности» (в редакции Федерального закона от 18 июля 2011 г. N 241-ФЗ) военнослужащим органов Федеральной службы безопасности под угрозой увольнения с военной службы запрещается иметь на праве собственности, зарегистрированном за пределами Российской Федерации, имущество, если это не обусловлено решением задач оперативно-служебной деятельности. Аналогичный, но уже ничем не обусловленный запрет действует в отношении военнослужащих органов государственной охраны (подп. 6 п. 5 ст. 18 Федерального закона от 27 мая 1996 г. N 57-ФЗ «О государственной охране» (в редакции Федерального закона от 8 декабря 2011 г. N 424-ФЗ). Военнослужащие, имеющие зарегистрированное за пределами Российской Федерации право собственности на имущество, обязаны в срок, определенный руководителями соответствующих федеральных органов исполнительной власти, принять меры по его отчуждению <30>. ——————————— <30> Для военнослужащих органов Федеральной службы безопасности этот срок определен Приказом ФСБ России от 22 декабря 2011 г. N 788 «О сроках принятия мер по отчуждению имущества, право собственности на которое зарегистрировано за пределами Российской Федерации» (Российская газета. 2012. 24 февр.).

Таким образом, военнослужащим органов Федеральной службы безопасности и органов государственной охраны запрещено иметь имущество на праве собственности, зарегистрированном за пределами Российской Федерации. Учитывая общемировую практику регистрации права собственности, можно отметить, что в первую очередь запрет распространяется на недвижимость, а также некоторые транспортные средства (например, морские суда, суда внутреннего плавания, воздушные суда), которые в отличие от российского гражданского законодательства могут и не причисляться зарубежными правопорядками к недвижимым вещам. Благие намерения, которые двигали разработчиками данных запретов, очевидны. Они нашли отражение в пояснительной записке к законопроекту, вносящему изменения в Федеральный закон «О Федеральной службе безопасности» <31>: совершенствование мер по предупреждению коррупции, повышение ответственности военнослужащих, а также обеспечение собственной безопасности. Вместе с тем следует задаться вопросом, принесут ли введенные запреты ожидаемый эффект. ——————————— <31> Пояснительная записка «К проекту Федерального закона «О внесении изменений в Федеральный закон «О Федеральной службе безопасности», статью 15 Федерального закона «О порядке выезда из Российской Федерации и въезда в Российскую Федерацию» и статью 51 Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе» // СПС «КонсультантПлюс».

Во-первых, вместо приобретения права собственности на имущество военнослужащий может взять имущество в долгосрочную аренду на условиях перехода арендованного имущества в собственность арендатора по истечении срока аренды. Во-вторых, разработчики рассматриваемых запретов используют при их формулировании такую категорию российского права, как «право собственности». Однако в ряде зарубежных правопорядков эта категория не применяется. Например, в англо-американском праве господствующей является доктрина расщепленной собственности, вследствие чего в отношении недвижимых вещей не характерно понимание права собственности как доминиума, т. е. абсолютного права собственности. Подобно феодальному средневековому праву эта доктрина допускает одновременное существование таких property rights (этот термин в российской литературе обычно неудачно переводится как «права собственности», в действительности же property rights являются синонимом имущественных прав), которые принадлежат разным лицам (и в действительности, конечно, не совпадают по содержанию), на один и тот же земельный участок (недвижимость) <32>. ——————————— <32> Право собственности: актуальные проблемы / Отв. ред. В. Н. Литовкин, Е. А. Суханов, В. В. Чубаров. М., 2008. С. 33 (автор главы — Е. А. Суханов).

Вместо характерного для российского гражданского права дробления прав на вещные и обязательственные, а вещных прав — на право собственности и ограниченные вещные права в англо-американском праве была создана система различных более или менее ограниченных по своему содержанию вещно-правовых титулов (estates) на недвижимость, поскольку по традиционным (феодальным) представлениям верховным собственником земли может быть только корона <33>. ——————————— <33> Конечно же, в странах англо-американской системы существуют estate, предоставляющие их обладателю наиболее полный объем возможностей в отношении объекта недвижимости. Объем таких estate сравним с содержанием права собственности в понимании, характерном для стран континентального права. Так, в США наиболее полным и самым распространенным вещно-правовым титулом является простое неограниченное (или абсолютное) право собственности (fee simple absolute). Ключевыми характеристиками данного права являются потенциально бесконечный срок его действия и отсутствие правопритязаний (future interests) на имущество, обремененное таким титулом. Абсолютный собственник фактически не ограничен в реализации своих правомочий по владению (right to possess), пользованию (right to use) и распоряжению (right to alienate) недвижимостью, а также вправе удалять из пределов владения любых нарушителей (right to exclude others) (Тягай Е. Д. Участие иностранцев в сделках по недвижимости в США // Правовые вопросы недвижимости. 2011. N 2). См. также: Коновалов А. В., Толстой Ю. К. Право собственности на недвижимость по англо-американскому праву // Криббет Д. Принципы права собственности // Правоведение. 1995. N 2.

Таким образом, в результате распространения категории российского права на случаи обладания имуществом за рубежом у контролирующих органов могут возникнуть затруднения при определении наличия в действиях военнослужащего признаков нарушения установленных запретов. В завершение рассмотрим существующие ограничения на совершение военнослужащими любых не противоречащих закону сделок и на участие в обязательствах. В начале статьи уже раскрывался запрет на дарение военнослужащим подарков, за исключением ценных подарков, которыми военнослужащие награждаются в порядке поощрения в соответствии с общевоинскими уставами. Из-за запрета на занятие предпринимательской и другой оплачиваемой деятельностью военнослужащие не вправе заключать гражданско-правовые договоры, предполагающие совершение действий, содержащих признаки указанных видов деятельности. В п. 171 Устава внутренней службы Вооруженных Сил Российской Федерации <34> содержится ограничение на участие военнослужащих в обязательствах из игр и пари: военнослужащим в расположении полка запрещается организовывать азартные игры и участвовать в них. ——————————— <34> Утвержден Указом Президента Российской Федерации от 10 ноября 2007 г. N 1495 «Об утверждении общевоинских уставов Вооруженных Сил Российской Федерации».

Заметим, что в отличие от российского законодательства в законодательстве США запрет на проведение азартных игр и участие в них раскрыт более подробно. Согласно п. 2-302 Совместных правил о служебной этике (Joint Ethics Regulation (DOD Directive 5500.07-R)) военнослужащим армии США запрещается организовывать азартные игры и участвовать в них на территориях и в помещениях, находящихся в государственной собственности или арендуемых государством, а также во время исполнения обязанностей военной службы. Данный запрет не распространяется на следующие азартные игры: а) проводимые во время официальных мероприятий; б) проводимые в рамках разрешенного сбора денег на благотворительные цели; в) пари, заключенные между военнослужащими как частными лицами и проводимые в жилых помещениях, относящихся к федеральному жилищному фонду, а также в соответствии с местными законами; г) покупку лотерейных билетов у торговцев — инвалидов по зрению, имеющих соответствующее разрешение властей штата. Подводя итог проведенному исследованию, отметим, что действующее российское законодательство, вводящее ограничения гражданской правоспособности военнослужащих по контракту, далеко от совершенства. Во-первых, существующее ограничение возможности заниматься предпринимательской и любой иной не запрещенной законом деятельностью не учитывает должностное положение военнослужащего. Считаем, что для военнослужащих неофицерского состава в законодательстве могут быть установлены менее жесткие ограничения. Во-вторых, требуется дать легальное определение понятию «оплачиваемая деятельность», применяемому в п. 7 ст. 10 Закона о статусе военнослужащих. В-третьих, запрет на участие военнослужащих в управлении коммерческой организацией следует ограничить случаями участия в деятельности органа управления коммерческой организации на платной основе. В-четвертых, требование о передаче ценных бумаг в доверительное управление должно распространяться лишь на случаи, когда владение ценными бумагами может привести к конфликту интересов на государственной службе. Кроме того, некоторые ограничения представляются неоправданными, так как, не принося положительного эффекта, чрезмерно стесняют военнослужащих в возможности участвовать в имущественных отношениях.

——————————————————————

Название документа

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *