Организационно-правовые основы подготовки офицеров в России в 1801 — 1863 гг

(Гребенкин А. Н.) («Военно-юридический журнал», 2014, N 3) Текст документа

ОРГАНИЗАЦИОННО-ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ ПОДГОТОВКИ ОФИЦЕРОВ В РОССИИ В 1801 — 1863 ГГ.

А. Н. ГРЕБЕНКИН

Гребенкин Алексей Николаевич, доцент кафедры Академии ФСО России (г. Орел), кандидат исторических наук.

Статья посвящена правовому регулированию деятельности российских кадетских корпусов в 1801 — 1863 гг. Автор рассматривает законодательную регламентацию управления военно-учебными заведениями, правил приема в кадетские корпуса и выпуска из них, вопросов воспитания и обучения, обязанностей офицеров и учителей.

Ключевые слова: кадетский корпус, организационно-правовые основы, правовое регулирование.

Organizational-law fundamentals of officers’ training in Russia in 1801 — 1863 A. N. Grebenkin

This article is devoted to the legal regulation of the work of Russian military schools in 1801 — 1863. The author examines the legislative regulation of the government of military schools, rules of entrance and graduation, the questions of education and teaching, the duties of officers and teachers.

Key words: military school, organizational and legal foundations, legal regulation.

При вступлении на престол Александра I российские военно-учебные заведения были немногочисленны и не представляли собой единой системы. В Санкт-Петербурге располагались Первый и Второй кадетские корпуса, до конца XVIII в. именовавшиеся соответственно Императорским сухопутным и Артиллерийским и инженерным шляхетскими кадетскими корпусами, а в 1800 г. подвергшиеся не только переименованию, но и частичной реорганизации «с присвоением им одинаковой войсковой организации, приспособленной для приготовления кадет к строевой офицерской службе вообще» <1>. В 1798 г. в Санкт-Петербурге был основан Императорский военно-сиротский дом, выполнявший не только образовательную, но и благотворительную функцию. В Гродно с 1800 г. размещался Шкловский кадетский корпус, до 1799 г. именовавшийся Шкловским благородным училищем. Некогда это было частное учебное заведение, основанное в 1778 г. генералом С. Г. Зоричем по образу и подобию кадетских корпусов. Формально Шкловский кадетский корпус являлся запасным отделением Первого кадетского корпуса, однако никакой связи с Петербургом он не имел: выпускники корпуса не переводились в Санкт-Петербург, а производились в офицеры и назначались на службу <2>. ——————————— <1> Лалаев М. С. Наши военно-учебные заведения под главным начальством великого князя Михаила Николаевича. 1860 — 1863. СПб., 1898. С. 8. <2> Лалаев М. С. Исторический очерк образования и развития Первого Московского кадетского корпуса, что ныне Первая Московская военная гимназия. 1778 — 1878. СПб.: Тип. М. Стасюлевича, 1898. С. 22.

В самом начале XIX в. появились ряд органов, призванных координировать деятельность существовавших военно-учебных заведений, заботиться об умножении их числа и по возможности подвести под деятельность военно-учебного ведомства правовую базу. В 1803 г. была создана Временная комиссия о военных училищах, в которой под руководством цесаревича Константина Павловича разрабатывались проекты создания губернских военных училищ. В 1805 г. Константин Павлович был назначен председателем Непременного совета о военных училищах — органа, который руководил всеми военно-учебными заведениями страны. Однако результаты деятельности Временной комиссии и Непременного совета были невелики. Александр I был равнодушен к кадетским корпусам. Константин Павлович проявлял искренний интерес к порученному ему делу, но во время наполеоновских войн цесаревичу было не до кадет, а после их окончания он жил в Варшаве и вникать в нюансы управления военно-учебными заведениями не мог <3>. В этих условиях кадетские корпуса управлялись фактически по воле их непосредственных начальников — директоров. Не существовало ни правил приема в заведения, ни общепринятого порядка выпуска из них. Какие-либо общие положения или уставы, регламентировавшие деятельность военно-учебных заведений, при Александре I так и не были созданы, и кадетские корпуса фактически существовали в условиях правового вакуума. Так, Первый кадетский корпус должен был жить по Уставу, сочиненному еще в 1766 г. И. И. Бецким, с учетом многочисленных, противоречащих друг другу и не поддававшихся упорядочению приказов его преемников на директорском посту. В основе деятельности Второго кадетского корпуса лежал Устав, разработанный П. И. Мелиссино в 1784 г. <4>. Разумеется, это вызывало большие затруднения, особенно если принять во внимание тот факт, что начиная с 1800 г. оба корпуса выполняли одну и ту же задачу — готовить офицеров во все рода оружия. Ввиду сурового режима, установленного непосредственными руководителями кадетских корпусов в начале XIX в., последние представляли собой «скорее учебные воинские команды, нежели военно-воспитательные учреждения» <5>. ——————————— <3> Данченко В. Г., Калашников Г. В. Кадетский корпус: школа русской военной элиты. М.: Центрполиграф, 2007. С. 228. <4> Жервэ Н. П., Строев В. Н. Исторический очерк 2-го кадетского корпуса. 1712 — 1912: В 2 т. Т. 1. СПб.: Тип. Тренке и Фюсно, 1912. С. 83. <5> Лалаев М. С. Наши военно-учебные заведения под главным начальством великого князя Михаила Николаевича. С. 10.

В александровское царствование были приняты лишь ряд актов, касавшихся различных сторон деятельности военно-учебных заведений. Так, в 1802 г. Пажеский корпус подвергся существенному преобразованию, превратившись из придворного пансиона в военно-учебное заведение <6>. В 1806 г. было подтверждено, что Второй кадетский корпус управляется таким же образом, как и Первый. В 1810 г. высочайшим приказом офицерам Первого и Второго кадетских корпусов было пожаловано старшинство одним чином выше против армейских до чина подполковника включительно <7>, а в 1816 г. им было повышено жалованье <8>. Запланированного расширения сети военно-учебных заведений так и не произошло. Кроме открытого в 1802 г. Тамбовского дворянского училища, были созданы ряд военно-учебных заведений на окраинах: Финляндский кадетский корпус (1812 г.), Омское войсковое училище (1813 г.), Оренбургское — Неплюевское военное училище (1824 г.). Шкловский кадетский корпус в 1806 г. был перемещен в Смоленск и стал называться Смоленским кадетским корпусом. Наконец, в 1807 г. для ускоренной подготовки офицеров при Втором кадетском корпусе был создан Волонтерный корпус, вскоре переименованный в Дворянский полк. Это заведение в первые годы своего существования, в отличие от кадетских корпусов, обеспечивало лишь строевую подготовку своих воспитанников, почти не занимаясь их обучением и воспитанием; зачастую в офицеры производились лица, не умевшие читать и писать. ——————————— <6> Хазин О. А. Пажи, кадеты, юнкера: Исторический очерк (к 200-летию Пажеского Его Императорского Величества корпуса). М.: Изд. Воробьев А. В., 2006. С. 41. <7> О пожаловании офицерам 1 и 2 кадетских корпусов старшинства против армейских одним чином выше до подполковничьего чина // ПСЗРИ. Собр. 1. N 24200а. Т. XXXI. <8> О прибавке жалованья офицерам кадетских корпусов и Военно-сиротского дома // ПСЗРИ. Собр. 1. N 26555. Т. XXXIII.

В конце царствования Александра I определенную трансформацию претерпел порядок управления военно-учебным ведомством. В 1819 г. ввиду того, что цесаревич Константин Павлович постоянно жил в Варшаве, был учрежден второстепенный центральный орган управления военно-учебными заведениями в лице главного директора Пажеского, кадетских корпусов и Дворянского полка <9>. Тем не менее состояние системы военного образования к концу первой четверти XIX в. оставляло желать много лучшего. ——————————— <9> Бернацкий В. А. Пятидесятилетие Главного управления военно-учебных заведений. 1863 — 1913. СПб., 1913. С. 5.

Николай I с первых же дней своего правления предпринял серьезные меры по ликвидации хаоса, царившего в военно-учебном ведомстве. Постоянно посещая корпуса и специальные училища, обращая внимание на малейшие детали, он в течение нескольких лет создал прочную законодательную базу деятельности военно-учебных заведений, упорядочил правила приема и выпуска, регламентировал постановку учебной, воспитательной и хозяйственной работы, а также дал значительные привилегии учебно-воспитательному персоналу — как офицерам, так и преподавателям. Прежде всего необходимо было урегулировать общие вопросы путем принятия уставов, регламентировавших все сферы деятельности военно-учебных заведений. С этой целью в 1830 г. были приняты Устав для военно-учебных заведений второго класса <10> и Общее положение для военно-учебных заведений второго класса <11>. ——————————— <10> Высочайше утвержденный Устав для военно-учебных заведений второго класса // ПСЗРИ. Собр. 2. Отд. 1. N 3598. Т. V. <11> Высочайше утвержденное общее Положение для военно-учебных заведений второго класса // ПСЗРИ. Собр. 2. Отд. 1. N 3615. Т. V.

Принятие «устав» означало подведение нормативно-правовой базы под вопросы физического, нравственного и умственного воспитания кадетов. В Уставе были четко определены полномочия батальонного и ротных командиров и отделенных офицеров, обязанности инспектора классов и учителей. Большое внимание было уделено вопросам охраны здоровья кадет и бытовым условиям их жизни, в т. ч. питанию. На первое место Устав ставил физическое развитие кадетов, на второе — нравственное. При этом цель нравственного воспитания, по мнению законодателя, состояла в «соделании воспитанников добродетельными и благочестивыми» <12>. В кадетах необходимо было развивать следующие чувства: «страх Божий, благочестие, чувство долга, беспредельную преданность Государю, повиновение начальству, нежную почтительность к родителям, уважение к старшим, благодарность и любовь к ближнему» <13>. ——————————— <12> § 15 гл. II ч. 1 Высочайше утвержденного Устава для военно-учебных заведений второго класса // ПСЗРИ. Собр. 2. Отд. 1. N 3598. Т. V. <13> Там же. § 18 гл. II ч. 1.

Вопросам образования была посвящена вторая часть Устава. В ней был очерчен круг дисциплин, подлежащих изучению в корпусах: Закон Божий, иностранные языки, чистописание, рисование, черчение, география, история, арифметика, геометрия, тригонометрия, правила строевой, гарнизонной и лагерной службы, полевая фортификация, основы артиллерии, военное судопроизводство и письмоводство <14>. Классы были поделены на три отделения, которые, в свою очередь, подразделялись на три степени; таким образом, учебный курс был рассчитан на 9 лет. ——————————— <14> Там же. § 5 гл. I ч. 2.

Цель учения состояла в том, чтобы, «возбуждая собственную деятельность ума учащихся и изощряя умственные их способности, довести их до той степени знаний, которая признана нужной» <15>. Большое внимание Устав уделял методике преподавания, требуя от учителей, чтобы они при обучении кадет старались «более действовать на их рассудок, не обременяя много памяти выучиванием наизусть преподаваемого…» <16>. Однако деятельность учителей была скована строгим запретом применять при обучении новые книги без разрешения директора корпуса. ——————————— <15> Там же. § 1 гл. I ч. 2. <16> Там же. § 10 гл. I ч. 2.

Третья часть Устава регламентировала обязанности офицеров и учителей. Офицерам (от батальонного командира до ротных офицеров) было вверено наблюдение за физическим и нравственным воспитанием кадетов, их поведением, приготовлением уроков, чтением и даже посещением церкви. Устав особо подчеркивал необходимость гуманного обращения с воспитанниками и указывал, что офицеры, даже наказывая кадетов, «не должны предаваться вспыльчивости и нетерпеливости», чтобы быть хорошим примером для своих питомцев. Инспектор классов был обязан контролировать ход учебных занятий, наблюдать за учителями, следить за соблюдением должного порядка в классах. Наконец, в обязанность учителям вменялось наблюдение, «чтобы кадеты слушали преподаваемое им со вниманием, сидели на назначенных каждому местах смирно и благопристойно и чтобы на делаемые вопросы отвечали основательно и почтительно, не сидя, а вставши…» <17>. Устав изъял розгу из рук учителя, и единственное наказание, которое педагог мог назначить своей властью, — поставить лентяя или шалуна в угол. ——————————— <17> Там же. § 122 гл. I ч. 2.

В Общем положении для военно-учебных заведений второго класса, принятом в апреле 1830 г., была сформулирована цель деятельности военно-учебных заведений и определены правила приема воспитанников в корпуса и порядок выпуска их на службу. В основу военного образования были положены нравственность, вера и патриотизм. Конечная цель деятельности военно-учебных заведений состояла в том, «чтобы юному российскому дворянству дать приличное званию сему воспитание… укоренив в воспитанниках сих правила благочестия и чистой нравственности и обучив их всему, что в… военном звании знать необходимо нужно, соделать их способными с пользой и честью служить государю и благосостояние всей жизни их основать на непоколебимой приверженности к Престолу» <18>. ——————————— <18> § 1 Высочайше утвержденного общего Положения для военно-учебных заведений второго класса // ПСЗРИ. Собр. 2. Отд. 1. N 3615. Т. V.

Возраст поступавших в кадетские корпуса был значительно повышен. Если по Уставу Бецкого в корпус поступали дети 4 — 5 лет, то по новым правилам кандидаты должны были быть не младше 10 лет и не старше 12. Они были обязаны уметь читать и писать по-русски и знать первые 4 правила арифметики. Родителям будущих кадет необходимо было представить свидетельство о дворянском происхождении, свидетельство о времени рождения и крещения ребенка и свидетельство о его здоровом телосложении <19>. ——————————— <19> Там же. § 4 — 5.

Положение покончило с практикой производства в офицеры 15 — 16-летних воспитанников. Отныне каждому производимому должно было быть не меньше 18 лет. Неспособные к военной службе выпускались гражданскими чинами. За дурное поведение воспитанники, достигшие 16-летнего возраста, выписывались из корпуса в наказание нижними чинами. Малоуспешные, но старательные кадеты по достижении 16 лет переводились в армейские полки подпрапорщиками или юнкерами. Сразу же после принятия Положения на его основе были созданы одноименные своды правил, регулировавшие порядок деятельности отдельных кадетских корпусов. В октябре 1830 г. были приняты Высочайше утвержденное Положение о Первом кадетском корпусе <20> и полностью дублировавшее его Высочайше утвержденное положение о Втором кадетском корпусе <21>. На общем Положении базировались и Положения о губернских кадетских корпусах, созданных в николаевское царствование в Москве, Новгороде, Киеве, Орле, Полтаве, Полоцке, Воронеже, Бресте и других городах. Так, в 1843 г. вышло Высочайше утвержденное Положение об Орловского — Бахтина кадетском корпусе, с неранжированной ротой, составляемой Тульским Александровским кадетским корпусом <22>. ——————————— <20> Высочайше утвержденное Положение о Первом кадетском корпусе // ПСЗРИ. Собр. 2. Отд. 2. N 4017. Т. V. <21> Высочайше утвержденное Положение о Втором кадетском корпусе // ПСЗРИ. Собр. 2. Отд. 2. N 4018. Т. V. <22> Положение об Орловского — Бахтина кадетском корпусе, с неранжированной оного ротой, составляемой Тульским Александровским кадетским корпусом // ПСЗРИ. Собр. 2. Отд. 1. N 17212а. Т. XVIII.

Общие Устав и Положения оставались законодательной базой деятельности кадетских корпусов вплоть до их расформирования в 1863 г. Существенному изменению в николаевское царствование подверглись лишь правила приема в заведения. Так, в 1833 г. был прекращен прием в кадетские корпуса воспитанников недворянского происхождения <23>. В 1836 г., стремясь оградить заведения от наплыва великовозрастных кадет, зачастую отличавшихся дурной нравственностью, Николай I запретил зачислять в кандидаты молодых дворян, достигших 11-летнего возраста <24>. ——————————— <23> О незачислении кандидатами в кадетские корпуса детей лиц, происходящих не из дворян // ПСЗРИ. Собр. 2. Отд. 1. N 5982. Т. VIII. <24> О летах для зачисления молодых дворян кандидатами в кадетские корпуса // ПСЗРИ. Собр. 2. Отд. 1. N 9020. Т. XI.

В 1845 г. последовала отмена кандидатских списков, и прием стал вестись по 26 разрядам, на которые были поделены поступающие в зависимости от служебного положения и заслуг их отцов, а также от состава семьи. Так, к первому, высшему, разряду относились сыновья военных генералов и гражданских чинов первых четырех классов, ко второму — сыновья георгиевских кавалеров, к 3 — 8 разрядам — сироты, к десятому — сыновья корпусных штаб-офицеров. Сыновья «дворян не чиновных и не служивших» были помещены в низший, двадцать шестой разряд <25>. Сыновьям состоятельных дворян было предоставлено право поступать своекоштными пансионерами на особые, выделенные специально для них вакансии. ——————————— <25> Правила для определения малолетних дворян в кадетские корпуса // ПСЗРИ. Собр. 2. Отд. 1. N 18578. Т. XX.

Ряд существенных нововведений были сделаны в 50-е гг. Так, в 1852 г. в столичных кадетских корпусах и Дворянском полку были открыты третьи специальные классы, предназначенные для подготовки воспитанников к продолжению образования в Артиллерийском и Главном инженерном училищах и Императорской военной академии, для чего каждый класс имел три соответствующих отделения: артиллерийское, инженерное и академическое <26>. ——————————— <26> Учреждение третьих специальных классов в столичных кадетских корпусах и Дворянском полку // ПСЗРИ. Собр. 2. N 26229. Т. XXVII.

В целом осуществленная Николаем I законодательная регламентация вопросов, связанных с функционированием системы военного образования, обеспечила четкую и слаженную работу кадетских корпусов, упорядочила учебно-воспитательную работу в них и покончила с произволом руководителей отдельных заведений. Благодаря этому во 2-й четверти XIX в. кадетские корпуса стали одним из основных каналов пополнения русской армии офицерскими кадрами. Цесаревич Александр Николаевич, начиная с 1849 г., являлся главным начальником военно-учебных заведений. Вступив на престол, он вплотную занялся проблемой реорганизации военно-учебного ведомства, которое, как и вся русская армия в целом, не было свободно от существенных недостатков. Главным вопросом было повышение уровня знаний офицеров, выпускаемых из кадетских корпусов. Эта задача была решена с помощью расширения курса провинциальных кадетских корпусов и привлечения в военно-учебные заведения молодых людей, получивших хорошее гражданское образование. В 1857 г. специальные классы, ранее существовавшие лишь в столичных кадетских корпусах, были открыты и в провинциальных военно-учебных заведениях. Дворяне, имевшие среднее образование, получили право поступать в специальные классы кадетских корпусов экстернами. В военно-учебные заведения был открыт доступ недворянам, получившим высшее образование. С этой целью при Константиновском кадетском корпусе создали теоретический специальный класс, курс которого включал в себя военные дисциплины <27>. С 1858 г. на правах экстернов в кадетские корпуса допустили и чиновников <28>. В 1859 г. Константиновский кадетский корпус был переименован в Константиновское военное училище, а в 1862 г. было принято решение о переводе в него всех воспитанников третьих специальных классов столичных кадетских корпусов <29>. ——————————— <27> Изменения постановлений касательно воспитания в военно-учебных заведениях // ПСЗРИ. Собр. 2. Отд. 1. N 32218. Т. XXXII. <28> Дозволение принимать гражданских чиновников в экстерны кадетских корпусов // ПСЗРИ. Собр. 2. Отд. 1. N 32840. Т. XXXIII. <29> Соединение воспитанников 3-х специальных классов и всех столичных кадетских корпусов в Константиновском военном училище // ПСЗРИ. Собр. 2. Отд. 1. N 38246. Т. XXXVII.

Эти меры являлись важными вехами на пути к серьезной военно-учебной реформе. В октябре 1862 г. начал работу особый Комитет для обсуждения вопроса о преобразовании военно-учебных заведений, в основу деятельности которого была положена мысль об отделении общего образования от военно-специального <30>. В 1863 г. Главное управление военно-учебных заведений было включено в состав Военного министерства на правах департамента и претерпело ряд преобразований (так, училища военного ведомства были подчинены ему, а военные академии, напротив, оказались вне компетенции ГУВУЗ) <31>. В этом же году на базе специальных классов кадетских корпусов в дополнение к Константиновскому военному училищу были открыты еще два — Павловское и Александровское. Следующий шаг — создание на базе общих классов кадетских корпусов военных гимназий — был сделан в 1864 г. В жизни российской военной школы начался новый этап, однако его наступление было невозможно без серьезной подготовительной работы, которая велась в течение нескольких предшествующих десятилетий. ——————————— <30> Учреждение особого комитета для обсуждения вопроса о преобразовании военно-учебных заведений // ПСЗРИ. Собр. 2. Отд. 2. N 38781. Т. XXXVII. <31> Сосредоточение управления всеми военно-учебными заведениями в военном министерстве и преобразования в сем управлении // ПСЗРИ. Собр. 2. Отд. 1. N 39192. Т. XXXVIII.

Список литературы

1. Бернацкий В. А. Пятидесятилетие Главного управления военно-учебных заведений. 1863 — 1913. СПб., 1913. 2. Высочайше утвержденное общее Положение для военно-учебных заведений второго класса // ПСЗРИ. Собр. 2. Отд. 1. N 3615. Т. V. 3. Высочайше утвержденное Положение о Втором кадетском корпусе // ПСЗРИ. Собр. 2. Отд. 2. N 4018. Т. V. 4. Высочайше утвержденное Положение о Первом кадетском корпусе // ПСЗРИ. Собр. 2. Т. V. Отд. 2. N 4017. 5. Высочайше утвержденный Устав для военно-учебных заведений второго класса // ПСЗРИ. Собр. 2. Отд. 1. N 3598. Т. V. 6. Данченко В. Г., Калашников Г. В. Кадетский корпус: школа русской военной элиты. М.: Центрполиграф, 2007. 7. Дозволение принимать гражданских чиновников в экстерны кадетских корпусов // ПСЗРИ. Собр. 2. Отд. 1. N 32840. Т. XXXIII. 8. Жервэ Н. П., Строев В. Н. Исторический очерк 2-го кадетского корпуса. 1712 — 1912: В 2 т. СПб.: Тип. Тренке и Фюсно, 1912. Т. 1. 9. Изменения постановлений касательно воспитания в военно-учебных заведениях // ПСЗРИ. Собр. 2. Отд. 1. N 32218. Т. XXXII. 10. Лалаев М. С. Исторический очерк образования и развития Первого Московского кадетского корпуса, что ныне Первая Московская военная гимназия. 1778 — 1878. СПб.: Тип. М. Стасюлевича, 1898. 11. Лалаев М. С. Наши военно-учебные заведения под главным начальством великого князя Михаила Николаевича. 1860 — 1863. СПб., 1898. 12. О летах для зачисления молодых дворян кандидатами в кадетские корпуса // ПСЗРИ. Собр. 2. Отд. 1. N 9020. Т. XI. 13. О незачислении кандидатами в кадетские корпуса детей лиц, происходящих не из дворян // ПСЗРИ. Собр. 2. Отд. 1. N 5982. Т. VIII. 14. О пожаловании офицерам 1 и 2 кадетских корпусов старшинства против армейских одним чином выше до подполковничьего чина // ПСЗРИ. Собр. 1. N 24200а. Т. XXXI. 15. О прибавке жалованья офицерам кадетских корпусов и Военно-сиротского дома // ПСЗРИ. Собр. 1. N 26555. Т. XXXIII. 16. Положение об Орловского — Бахтина кадетском корпусе, с неранжированной оного ротой, составляемой Тульским Александровским кадетским корпусом // ПСЗРИ. Собр. 2. Отд. 1. N 17212а. Т. XVIII. 17. Правила для определения малолетних дворян в кадетские корпуса // ПСЗРИ. Собр. 2. Отд. 1. N 18578. Т. XX. 18. Соединение воспитанников 3-х специальных классов и всех столичных кадетских корпусов в Константиновском военном училище // ПСЗРИ. Собр. 2. Отд. 1. N 38246. Т. XXXVII. 19. Сосредоточение управления всеми военно-учебными заведениями в военном министерстве и преобразования в сем управлении // ПСЗРИ. Собр. 2. Отд. 1. N 39192. Т. XXXVIII. 20. Учреждение особого комитета для обсуждения вопроса о преобразовании военно-учебных заведений // ПСЗРИ. Собр. 2. Отд. 2. N 38781. Т. XXXVII. 21. Учреждение третьих специальных классов в столичных кадетских корпусах и Дворянском полку // ПСЗРИ. Собр. 2. N 26229. Т. XXVII. 22. Хазин О. А. Пажи, кадеты, юнкера: Ист. очерк (к 200-летию Пажеского Его Императорского Величества корпуса). М.: Изд. Воробьев А. В., 2006.

——————————————————————

Название документа

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *