Региональная экономическая безопасность и предпринимательская активность

(Зикунова И. В.) («Безопасность бизнеса», 2012, N 4) Текст документа

РЕГИОНАЛЬНАЯ ЭКОНОМИЧЕСКАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ И ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСКАЯ АКТИВНОСТЬ <*>

И. В. ЗИКУНОВА

——————————— <*> Zikunova I. V. Regional economic safety and entrepreneurial activeness.

Зикунова Ирина Валериевна, декан факультета «Менеджер», зав. кафедрой экономики предприятия и менеджмента ФГБОУ ВПО «Хабаровская государственная академия экономики и права».

В статье анализируется понятие экономической безопасности, ее взаимосвязь с активностью субъектов предпринимательской деятельности на региональном уровне.

Ключевые слова: бизнес, экономическая безопасность, предпринимательская активность.

The article analyzes the notion of economic safety, its interrelation with activeness of business subjects at the regional level.

Key words: business, economic safety, entrepreneurial activeness.

Прежде чем перейти к рассмотрению той роли, что принадлежит предпринимательской активности в обеспечении региональной безопасности, остановимся на фундаментальных основах региональной экономической безопасности на современном этапе социально-экономического развития. На законодательном и научно-категорийном уровне безопасность понимается как состояние и тенденции развития защищенности жизненно важных интересов личности, общества и государства от внешних и внутренних угроз <1>. Причем в составе безопасности комплексно сочетаются военная, политическая, культурная, экономическая, социальная, продовольственная, экологическая и др. Различные виды безопасности взаимообусловлены, тесно переплетены, очевидно, что в качестве базовых видов безопасности выступают военная и экономическая: военная безопасность обусловливает защищенность от внешних угроз любого рода, экономическая связана с удовлетворением материальных и нематериальных потребностей. ——————————— <1> Экономическая безопасность России: Общий курс / Под ред. В. К. Сенчагова. М.: Дело, 2005. С. 24.

Заметим, что экономическая безопасность трактуется неоднозначно, что предопределило широкий круг точек зрения на методологию и оценочные показатели, применяемые для характеристики экономической безопасности на разных уровнях системы. Условно можно выделить несколько подходов: анализ и оценка удельных мезоэкономических индикаторов, как правило, в расчете на единицу площади региона или численности населения; анализ и оценка совокупности социально-экономических и демографических индикаторов. Оба подхода реализуются в режиме оценок единичных показателей либо с выходом на расчет обобщающих индикаторов с построением группировок регионов по уровню экономической безопасности <2>. Вместе с тем экономическую безопасность было бы некорректно оценивать исключительно на базе устойчивости экономических индикаторов, в этом случае результат мало отличался бы от оценок экономических показателей, осуществляемых с целью общего мониторинга состояния и динамики системы. Кроме того, безопасность характеризуется составом угроз и риском их возникновения. С этой точки зрения в качестве показателей оценки безопасности исследователями предлагаются показатели уровня экономической защищенности территории, критерием выбора которых выступает следующее утверждение: «Территория защищена, если она ограждена от посягательств и нежелательного воздействия со стороны других государств, от действия сил, способных нанести существенный ущерб хозяйствующим на ее территории субъектам» <3>. В качестве ведущих угроз рассматриваются неконтролируемый приток мигрантов из других стран, влияние международных и иностранных фирм, общественных организаций, отдельных государств и их союзов и т. д. ——————————— <2> Долматов И. В. Региональные аспекты обеспечения экономической безопасности // Аудит и финансовый анализ. 2007. N 1. С. 26 — 41; Соболева С. В. Демографическая безопасность России и ее регионов: факторы, проблемы, индикаторы // Регион: экономика и социология. 2008. N 3. С. 147 — 167; Смирнов А. И. Крупные корпорации и экономическая безопасность (на примере Красноярского края) // ЭКО. 2008. N 11. С. 41 — 61; Казанцев С. В. Экономическая безопасность и оценка экономической защищенности территории (экономические проблемы федерализма) // Регион: экономика и социология. 2010. N 3. С. 40 — 55; Денежкина И. Е. Система показателей для мониторинга экономической безопасности региона // Эффективное антикризисное управление. 2011. N 3. С. 96 — 101. <3> Казанцев С. В. Указ. соч. С. 48.

С нашей точки зрения, экономическую безопасность следует более строго соотносить с экономическим характером отношений, а они, как известно, состоят в производстве, распределении и потреблении материальных ресурсов и благ в процессе удовлетворения потребностей субъектов рыночной экономики. Говоря еще более лаконично: экономика — это эффективный оборот ресурсов в процессе удовлетворения потребностей ее субъектов. Тогда региональная экономическая безопасность должна представлять собой защищенность экономических интересов субъектов региональной экономики от внешних и внутренних угроз. При этом иерархия региональной системы предопределяет многоуровневый характер региональной экономической безопасности: базовый слой представляют индивиды и субъекты домохозяйств, далее следует уровень организаций как институциональных образований, созданных индивидами, а верхний уровень региональной экономической безопасности представляет собой безопасность региона как целостного образования с оборотом ресурсов в процессе удовлетворения индивидуальных и общественных потребностей. Объектом оценки региональной безопасности выступает степень защищенности экономических интересов, свойственных субъектам, обозначенным нами на трех уровнях региональной экономической системы, а также устойчивость роста этой защищенности. Экономические интересы населения (домохозяйств) состоят в наиболее полном и качественном удовлетворении материальных и нематериальных потребностей, тогда оценка экономической безопасности на уровне домохозяйств может быть произведена с применением индикаторов реальных потребительских доходов, показателей качества трудовой жизни. При этом важен не статический уровень индикаторов, а их устойчивая позитивная динамика, которая и будет отражать защищенность от угроз. На институциональном уровне коммерческих организаций экономические интересы заключаются в устойчивом росте финансовых результатов хозяйствования, условиями к которому выступают защита от кризисных ситуаций, а также высокая плотность спроса в системе. Этот уровень для постиндустриальных систем имеет особое значение, поскольку здесь сосредоточены субъекты предпринимательской активности. Предпринимательская активность представляет собой ведущую функциональную подсистему постиндустриальной экономики, благодаря которой обеспечиваются положительные эффекты циклического развития: организация и эффективность экономической деятельности, инновационная активность, обеспечение занятости населения, возможности творческой самореализации участников хозяйственной жизни. Поэтому защита интересов субъектов предпринимательства в региональных экономических системах на постиндустриальном этапе развития представляет собой важное направление регулирующего воздействия на экономику. На этом уровне экономическая безопасность может быть охарактеризована индикаторами предпринимательской активности, показателями финансовых результатов компаний и устойчивости их динамики. На уровне экономических отношений региона экономические интересы выражаются в достижении целей стратегического развития, в качестве которых, как правило, выступают устойчивый экономический рост и эффективное использование экономического потенциала региона, поэтому на верхнем уровне региональную экономическую безопасность характеризуют с использованием показателей ВРП, плотности населения, инвестиций, многообразия видов экономической деятельности <4>. ——————————— <4> Там же.

Таким образом, достижение определенного уровня экономической безопасности подчинено законам функционирования и развития систем, когда общий уровень безопасности надсистемы является аддитивным результатом безопасности нижеследующих уровней системной структуры. Обратимся к проблеме экономической безопасности регионов и той роли, которую предпринимательская активность играет в ее обеспечении. Феномен предпринимательской активности в условиях рыночной экономической системы проявляется на уровне надсистемы — макроэкономики или мезосистемы, благодаря свойству интегративности систем в макросистеме возникают эффекты предпринимательской активности, генерируемой микросубъектами. С феноменом предпринимательской активности связаны экономические результаты движения системы: совокупный выпуск, обеспечение потребления ресурсов и их оборот, занятость населения. Уровню развития предпринимательства прямо пропорционален уровень благосостояния в обществе, поскольку предпринимательство является основой формирования среднего класса, обеспечивает занятость населения, эффекты конкуренции обусловливают повышение качества предложения. Предпринимательство представляет собой вид деятельности, в рамках которого реализация творческого потенциала человека достигает высокого уровня, субъекты предпринимательства в условиях конкурентной среды являются генераторами инновационной активности. Кроме того, высокий уровень развития предпринимательства становится возможным в условиях среды с высокой степенью свободы, преобладанием механизмов саморегулирования, поэтому развитие предпринимательской деятельности становится фактором развития демократии в обществе, фактором свободной самореализации интеллектуального потенциала человека. Кроме того, предпринимательству принадлежит особая роль в антикризисном саморегулировании, обеспечении механизма делового цикла: его повышательные и понижательные волны становятся возможными в результате мобилизации и сжатия организационно-инновационной деятельности предпринимательства. Достаточная плотность субъектов хозяйствования малых форм выступает в своем роде буфером, оперативно принимающим на себя удары экономической нестабильности, тем самым защищая крупный сектор экономики. Региональная экономическая безопасность обеспечивается в результате деятельности регулирующей подсистемы и процессов рыночного саморегулирования. От того, какая из регулирующих подсистем доминирует, зависят мобилизация факторов экономического развития, устойчивость динамических процессов, приоритеты развития — долгосрочные и краткосрочные. В условиях преобладания действий подсистемы государственного регулирования мобилизуются экзогенные факторы экономической деятельности, центры роста соотносятся со стратегическими направлениями освоения экономического потенциала регионов, приоритетными становятся краткосрочные цели региональной социально-экономической стабильности. Однако в условиях возникновения угроз бизнес-единицы проявляют меньше самостоятельности и устойчивости, характеризуются более низким уровнем эффективности. Государственное вмешательство гарантирует защиту субъектов хозяйствования в условиях кризисных периодов, предъявляет спрос посредством государственных заказов, а потому эффекты рыночной конкуренции — «качество — цена» — в определенной мере утрачиваются. Преобладание рыночного саморегулирования в обеспечении региональной экономической безопасности предполагает реализацию адаптационной региональной политики. В данном случае ведущим фактором региональной экономической безопасности выступает подсистема предпринимательской активности. Устойчивость и жизнеспособность региональной подсистемы обусловливаются за счет многообразия хозяйствующих субъектов, плотности конкурентной среды, диверсификации предложения. Приоритеты экономического развития носят долгосрочный характер постольку, поскольку субъекты предпринимательской активности, действующие на принципе неограниченности функционирования, стремятся к росту финансовых результатов и капитализации компаний. Каждая региональная подсистема экономической безопасности имеет свой баланс регулирующих подсистем и инструментов их функционирования. Объективно этот выбор предопределен состоянием региональных факторов, а также особенностями и вызовами той стадии, которую региональная подсистема переживает в условиях среднесрочной циклической динамики. Региональными особенностями предопределены также угрозы и опасности, которые возникают в условиях отдельных регионов. Стабильность и устойчивость регионального развития связаны со снижением уровня централизованного регулирующего воздействия, важнейшим фактором экономической устойчивости региональных систем выступает способность систем к самоорганизации. Роли государства и предпринимательского сектора складываются противоречиво: бизнес тяготеет к адаптационным механизмам, государство исходит из приоритетных направлений развития, не всегда отвечающих интересам бизнеса. В период последнего бизнес-цикла экономическая политика была сориентирована на развитие малого и среднего бизнеса. Однако глобальный финансовый кризис внес свои коррективы, «развернув» регулирующую систему в направлении крупного системообразующего сектора экономики. Поиск факторов сравнительно высокой уязвимости России перед лицом последнего кризиса показал, что это не только высокий уровень ресурсозависимости, это сжатие спроса на потребительском и инвестиционном рынках, обусловленное низкой отдачей мер стимулирования спроса в экономике крупного сектора, а также недостаточно высокий уровень профессионализма менеджмента на микроуровне <5>. Есть опасения, что дирижизм, объективно усиленный кризисным влиянием, создаст угрозу эффектам конкурентного рынка, на котором действует малый и средний бизнес. Направления комплексной модернизации экономики, подход к ее реализации с использованием режима «ручного управления» — все это также представляет собой факторы роста централизации в процессах регулирования экономики, и она оправданна, пожалуй, только в первые посткризисные годы <6>. ——————————— <5> Смирнов С. Факторы циклической уязвимости российской экономики // Вопросы экономики. 2010. N 6. С. 44 — 68. <6> Мау В. Экономическая политика 2009 года: между кризисом и модернизацией // Вопросы экономики. 2010. N 2. С. 4 — 25.

Есть проблема в том, насколько малый бизнес потенциален развиться в России: ожидаемых 2 — 3 млн. предпринимательских единиц и вклада в ВВП на уровне одной трети за двадцатилетие реформ так и не получено. Российская экономика остается экономикой крупного сектора с однобокой специализацией в добывающих отраслях. Возможно, что путь к эффективным решениям заключается в том, чтобы принимать предпринимательство как единую подсистему экономики и регулировать его развитие в соответствии с объективными циклическими процессами экономической динамики. Рассмотрим проблему региональной экономической безопасности Дальнего Востока и возможности ее решения за счет адаптационных механизмов, на основе активной экономической политики, реализуемой на основе роста предпринимательской активности. Именно эти задачи решаются в настоящее время региональными властями. Вопрос о предпринимательской активности — это прежде всего хрестоматийно известный вопрос о том, что производить, как производить (на каких по форме предприятиях, в каких масштабах). Его решение зависит от ресурсных возможностей региона и спроса на экономические результаты. Общеизвестно, что Дальний Восток представляет собой регион с высокой ресурсной обеспеченностью, экспортным потенциалом, выгодным транспортно-транзитным положением и одновременно это регион с тяжелой демографической ситуацией, высоким миграционным оттоком среднего класса, регион с дефицитом квалифицированной рабочей силы, с высоким относительным уровнем потребительских цен и цен на жилье, и в конечном итоге это регион с низкой плотностью конечного потребления. Понятно, что целесообразная и эффективная производственная специализация региона должна быть связана с развитием крупных промышленных предприятий, обеспечивающих глубокую переработку сырья, добываемого на территории региона. Тогда такие предприятия будут генерировать высокую добавленную стоимость в качестве основы потребительского спроса, а также как экспортно ориентированные станут факторами роста экономической безопасности в регионе. Такие формы предпринимательской активности предъявляют относительно невысокий спрос на основные категории высококвалифицированных работников узкой специализации, они могут стать основой для формирования емкого, но не широкого потребительского спроса. Такая политика по отношению к предпринимательской активности оправдывает себя в условиях стадии оживления в деловом цикле, которую на данном этапе переживает наша экономическая система. Напротив, малые и средние предприятия востребованы в экономической системе с высокой плотностью конечного потребления, основными факторами которого выступают высокая плотность населения и его достаточные потребительские доходы. В посткризисные годы на Дальнем Востоке регулирующей системой предприняты значительные усилия для стимулирования предпринимательской активности в секторе малого и среднего бизнеса. Каждый субрегион работает на основе программно-целевого подхода, широко используются самые разные инструменты для стимулирования роста числа предпринимательских единиц. Есть показательные результаты реализации политики стимулирования предпринимательства в секторе МСБ. В 2010 г. Хабаровский край среди субъектов Российской Федерации занял 15 место по числу бизнес-единиц и 4 место по темпам развития малого и среднего бизнеса. В 2011 г. количество субъектов МСБ составило 51,7 тыс. ед., из которых 67,9% составили индивидуальные предприниматели; 26,3% — микропредприятия; 5,6% — малые предприятия. В общем обороте малых предприятий 65% приходится на оптовую и розничную торговлю, ремонт автотранспортных средств, мотоциклов, изделий и предметов личного пользования, 7,9% — обрабатывающие и добывающие производства, 7,5% — строительство. Численность занятых в малом и среднем предпринимательстве в 2011 г. составила 207,0 тыс. чел., или 28,7% от занятых в экономике. Доля малого и среднего бизнеса в экономическом обороте края на сегодняшний день достигла 38%. По обороту МСП и среднесписочной численности работников Хабаровский край занимает ведущие позиции среди субъектов Дальневосточного федерального округа. Малый предпринимательский сектор в Хабаровском крае при относительно низкой инвестоемкости показывает динамичный финансовый результат, вносит относительно более высокий вклад в обеспечение занятости населения в сравнении с округом в целом. Что касается развития сектора крупного предпринимательства, то его косвенно можно оценивать по показателям деятельности обрабатывающих производств и экспортно-ориентированных предприятий. По данным 2010 г., объем отгруженной продукции обрабатывающих предприятий края сократился на 8,3%, сальдированный финансовый результат предприятий отрицательный — минус 95,7 млн. руб., уровень рентабельности продаж предприятий в сравнении с предыдущим 2009 г. снизился почти в два раза. Вместе с тем предприятия края имеют положительное внешнеторговое сальдо, большая часть экспорта (99,6%) ориентирована на страны дальнего зарубежья, однако в структуре экспорта продолжают преобладать изделия с низкой степенью переработки: 49,6% — древесина и целлюлозно-бумажные изделия; 22,5% — металлы и изделия из них; 12,7% — топливно-энергетические товары, по данным статистики за 2010 г. Печальным подтверждением низкого уровня экономической безопасности Дальнего Востока и края является продолжающийся миграционный отток населения и замещение выбывающей численности низкоквалифицированными представителями стран дальнего и ближнего зарубежья. В 2010 г. сальдо межрегиональной миграции по краю увеличилось в два раза по сравнению с предыдущим годом и составило 2971 чел. Более 14,5 тыс. молодых людей в возрасте от 16 до 30 лет покинули Хабаровский край в 2011 г., большая часть молодежи выбыла в Центральный и Южный округа России. Несмотря на то что в 2011 г. прирост населения в крае составил около четырех тысяч молодых человек, он сформировался из мигрантов из стран СНГ, а не за счет внутрироссийской межрегиональной миграции <7>. Тем самым происходит дальнейшее снижение региональной безопасности, обусловленное снижением плотности населения, уровня и качества потребительского спроса. ——————————— <7> Молодежь уезжает из Хабаровского края, зато отмечен прирост гастарбайтеров. URL: http://amurmedia. ru.

Можно заключить, что предпринимательская активность как фактор адаптивной политики укрепления экономической безопасности на Дальнем Востоке в целом и в Хабаровском крае, в частности, не проявляет себя, особенно в секторе крупного корпоративного предпринимательства. Безусловно определяющей является политика кумулятивного экономического роста, высока роль централизованного административного управления в обеспечении региональной безопасности, к сожалению, она не показала до настоящего времени долгосрочной и устойчивой результативности. В регионе не использован потенциал предпринимательской активности в качестве долгосрочного фактора формирования устойчивой и защищенной социально-экономической системы.

——————————————————————

Название документа

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *