Гражданин, уволенный с военной службы, вправе подать заявление в суд о выплате ему денежной компенсации за наем жилья в порядке главы 25 ГПК РФ, так как требования заявителя вытекают из публичных правоотношений и не носят исковый характер

(Ефремов А. В.) ("Право в Вооруженных Силах", 2013, N 2) Текст документа

ГРАЖДАНИН, УВОЛЕННЫЙ С ВОЕННОЙ СЛУЖБЫ, ВПРАВЕ ПОДАТЬ ЗАЯВЛЕНИЕ В СУД О ВЫПЛАТЕ ЕМУ ДЕНЕЖНОЙ КОМПЕНСАЦИИ ЗА НАЕМ ЖИЛЬЯ В ПОРЯДКЕ ГЛАВЫ 25 ГПК РФ, ТАК КАК ТРЕБОВАНИЯ ЗАЯВИТЕЛЯ ВЫТЕКАЮТ ИЗ ПУБЛИЧНЫХ ПРАВООТНОШЕНИЙ И НЕ НОСЯТ ИСКОВЫЙ ХАРАКТЕР

А. В. ЕФРЕМОВ

Ефремов А. В., начальник юридического отделения военного комиссариата Чувашской Республики.

В статье рассмотрен вопрос о праве граждан, уволенных с военной службы на подачу заявления в суд о выплате им компенсации за наем жилья в порядке главы 25 ГПК РФ, который обусловливает проблемы правоприменительной практики.

Ключевые слова: военная служба, подсудность, исковое производство, публичные правоотношения, государственный орган, контракт, увольнение с военной службы.

Citizen, has been dismissed from military service may apply to the Court for payment of a monetary compensation for housing in chapter 25 of CPC, since the claimant arise out of public relations and are not of a nature of claim A. V. Efremov

In the article the question on the right of citizens discharged from military service to apply to the Court for payment of compensation for housing in chapter 25 of CPC, which leads to problems of russian law enforcement.

Key words: military service, competence, brief production, public relations, public agency, contract, dismissal from military service.

В п. 3 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 14 февраля 2000 г. N 9 "О некоторых вопросах применения судами законодательства о воинской обязанности, военной службе и статусе военнослужащих" (далее - Постановление N 9) дано разъяснение о подсудности гражданских дел военным судам в соответствии со ст. 7 Федерального конституционного закона от 23 июня 1999 г. N 1-ФКЗ "О военных судах Российской Федерации". Принципиальные моменты данного разъяснения заключаются в следующем: - в военные суды с исками и заявлениями могут обращаться военнослужащие, лица, проходящие военные сборы, либо граждане, уволенные с военной службы (лица, прошедшие военные сборы), при условии, что их права, свободы и охраняемые законом интересы были затронуты в период прохождения военной службы (военных сборов); - предметом рассмотрения в военном суде могут быть лишь действия (бездействие) органов военного управления, воинских должностных лиц и принятые ими решения. Нарушение правил подсудности является существенным нарушением закона, влекущим отмену судебного постановления, поскольку в соответствии со ст. 47 Конституции Российской Федерации каждый имеет право на рассмотрение его дела тем судом, к подсудности которого оно отнесено законом. Исключением из данного общего правила являются правила подсудности гражданских дел военным судам, расположенным за пределами Российской Федерации. В соответствии с международными договорами, определяющими правовой режим пребывания российских воинских контингентов за рубежом, юрисдикция Российской Федерации, как правило, распространяется на все гражданско-правовые споры, возникающие в местах дислокации российских войск, при условии, что эти правоотношения касаются только российских военнослужащих, иных российских граждан, работающих по трудовым договорам в войсковых частях, и членов их семей. Соответственно п. 4 Постановления N 9 касается разграничения дел, возникающих из публичных правоотношений, и дел, возникающих из спора о праве. Так, гр. В. обратился в Великоновгородский гарнизонный военный суд с иском к Федеральному бюджетному учреждению "Управление финансового обеспечения Министерства обороны Российской Федерации по Псковской и Новгородской областям" (далее - Учреждение) о взыскании денежной компенсации за поднаем жилого помещения, при этом указав на то, что он заключил контракт о прохождении военной службы с Министерством обороны Российской Федерации (далее - контракт) сроком на пять лет. В связи с тем что состояние его здоровья не позволяло выполнять должностные обязанности, он был вынужден написать рапорт об увольнении с военной службы и был уволен с военной службы по состоянию здоровья с оставлением в списках нуждающихся в жилье по Новгородской КЭЧ района. Согласно Федеральному закону "О статусе военнослужащих" постоянным местом жительства выбрал г. Пушкин или г. Санкт-Петербург. Поскольку ни при увольнении с военной службы, ни впоследствии жилой площадью по установленной норме обеспечен не был, служебное жилое помещение, пригодное для проживания и соответствующее установленным нормам ему предоставлено не было, он со своей семьей был вынужден снимать жилое помещение. Его заявление о выплате денежной компенсации за наем (поднаем) жилого помещения военным комиссариатом Новгородской области было оставлено без ответа и удовлетворения. Определением Великоновгородского гарнизонного военного суда от 20 апреля 2011 г. к участию в деле в качестве соответчика привлечен военный комиссариат Новгородской области. Определением Великоновгородского гарнизонного военного суда от 27 июня 2011 года гражданское дело передано на рассмотрение в Псковский городской суд Псковской области по подсудности. Определением Псковского городского суда Псковской области от 9 августа 2011 г. гражданское дело передано на рассмотрение в Новгородский районный суд Новгородской области по подсудности. Впоследствии гр. В. исковые требования уточнил, увеличил размер иска, окончательно сформулировав исковые требования следующим образом: он просил взыскать с Учреждения за счет средств федерального бюджета, выделяемых на финансирование военного комиссариата Новгородской области, денежную компенсацию за наем (поднаем) жилых помещений. Из объяснений истца и письменных материалов дела в судебном заседании установлено, что гр. В. заключил контракт о прохождении военной службы с Министерством обороны Российской Федерации в лице военного комиссариата Новгородской области сроком на пять лет. На основании приказа командующего войсками Ленинградского военного округа гр. В. уволен с военной службы с зачислением в запас по состоянию здоровья на основании подп. "б" п. 3 ст. 51 Федерального закона "О воинской обязанности и военной службе". Приказом военного комиссара Шимского, Волотовского и Солецкого районов Новгородской области гр. В. исключен из списков личного состава военного комиссариата, всех видов обеспечения, с оставлением в списках нуждающихся в получении жилья. Общая продолжительность военной службы в Вооруженных Силах Российской Федерации в календарном исчислении при увольнении по состоянию на день исключения из списков составляла 15 лет 3 месяца 28 дней. Как следует из справок военного комиссариата Новгородской области, объяснений участвующих в деле лиц, гр. В. денежную компенсацию за наем (поднаем) жилья за соответствующий период не получал. В соответствии с абз. 2 п. 14 ст. 15 Федерального закона "О статусе военнослужащих" от 27 мая 1998 г. N 76-ФЗ при невозможности обеспечить жилыми помещениями граждан, уволенных с военной службы, которые до 1 января 2005 г. были приняты органами местного самоуправления на учет в качестве нуждающихся в жилых помещениях, и совместно проживающих с ними членов их семей им ежемесячно выплачивается денежная компенсация за счет средств федерального бюджета в порядке и размерах, которые определяются Правительством Российской Федерации. Пунктом 4 Постановления Правительства Российской Федерации от 31 декабря 2004 г. N 909 "О порядке выплаты денежной компенсации за наем (поднаем) жилых помещений военнослужащим - гражданам Российской Федерации, проходящим военную службу по контракту, гражданам Российской Федерации, уволенным с военной службы, и членам их семей" установлено, что выплата денежной компенсации гражданам, уволенным с военной службы и вставшим на учет нуждающихся в улучшении жилищных условий до 1 января 2005 г., и членам их семей, а также членам семей граждан, уволенных с военной службы, вставших на учет нуждающихся в улучшении жилищных условий до 1 января 2005 г. и погибших (умерших) после увольнения с военной службы, осуществляется соответствующими органами Министерства обороны Российской Федерации или иного федерального органа исполнительной власти, в котором законом предусмотрена военная служба, в которых эти граждане состоят на учете в части их пенсионного обеспечения. Согласно п. 2 Положения о выплате денежной компенсации за наем (поднаем) жилых помещений военнослужащим - гражданам Российской Федерации, проходящим военную службу по контракту, гражданам Российской Федерации, уволенным с военной службы, и членам их семей, утвержденного вышеназванным Постановлением Правительства Российской Федерации, решение о выплате денежной компенсации принимается органом Министерства обороны Российской Федерации или иного федерального органа исполнительной власти, в котором законом предусмотрена военная служба, осуществляющим пенсионное обеспечение по месту жительства лиц, уволенных с военной службы. При таких обстоятельствах, на основании приведенных правовых норм, с учетом правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, изложенной в Постановлениях от 5 апреля 2007 г. N 5-П и от 3 февраля 2010 г. N 3-П, принимая во внимание, что право уволенных военнослужащих на получение компенсации за наем жилых помещений связано с их правом на обеспечение жилым помещением и невозможностью обеспечить их жилым помещением, гр. В. имеет выслугу свыше 10 лет, до настоящего времени жилым помещением не обеспечен, право на обеспечение жилым помещением за счет средств федерального бюджета до настоящего времени не утрачено, суд приходит к выводу о том, что гр. В. имеет право на получение ежемесячной денежной компенсации за наем (поднаем) жилого помещения за счет средств федерального бюджета. Факт несения гр. В. расходов по оплате за наем (поднаем) жилого помещения в вышеназванный период времени и их размер подтверждены документально, представителем военного комиссариата Новгородской области в судебном заседании не оспаривались, а потому суд считает исковые требования гр. В. обоснованными и подлежащими удовлетворению в полном объеме. Учитывая, что в соответствии с Приказом начальника Аппарата Министра обороны Российской Федерации - заместителя Министра обороны Российской Федерации от 15 декабря 2010 г. N 0228 "О зачислении на финансовое обеспечение воинских частей и учреждений Министерства обороны Российской Федерации" Учреждение выполняет функции финансового органа военного комиссариата Новгородской области, денежную компенсацию за наем (поднаем) жилого помещения в пользу гр. В. следует взыскать с Учреждения за счет средств федерального бюджета, выделяемых на финансирование военного комиссариата Новгородской области. Поскольку решение состоялось в пользу гр. В., а ответчики в силу подп. 19 п. 1 ст. 333.36 НК РФ освобождены от уплаты государственной пошлины, в соответствии с ч. 3 ст. 103 ГПК РФ понесенные гр. В. расходы по уплате государственной пошлины следует взыскать в его пользу за счет средств местного бюджета. Согласно подп. 1 п. 1 ст. 333.40 НК РФ истцу подлежит возврату из местного бюджета излишне уплаченная по чеку-ордеру государственная пошлина. Руководствуясь ч. 3 ст. 103, ст. ст. 194 - 199 ГПК РФ, суд решил: Иск гр. В. к Федеральному бюджетному учреждению "Управление финансового обеспечения Министерства обороны Российской Федерации по Псковской и Новгородской областям", военному комиссариату Новгородской области о взыскании с Федерального бюджетного учреждения "Управление финансового обеспечения Министерства обороны Российской Федерации по Псковской и Новгородской областям" за счет средств федерального бюджета, выделяемых на финансирование военного комиссариата Новгородской области, денежной компенсации за наем (поднаем) жилых помещений за соответствующий период удовлетворить. Взыскать с Федерального бюджетного учреждения "Управление финансового обеспечения Министерства обороны Российской Федерации по Псковской и Новгородской областям" за счет средств федерального бюджета, выделяемых на финансирование военного комиссариата Новгородской области, в пользу гр. В. денежную компенсацию за наем (поднаем) жилых помещений <1>. -------------------------------- <1> URL: http:// novgorodski. nvg. sudrf. ru/ modules. php? name= bsr&op;= show_text&srv;_num= 1&id;= 53600221112131448172031000468508.

Пленум Верховного Суда Российской Федерации 6 февраля 2007 г. принял Постановление N 6 "Об изменении и дополнении некоторых постановлений Пленума Верховного Суда Российской Федерации по гражданским делам", в котором дал четкое разъяснение о порядке рассмотрения гражданских дел, связанных со спорами военнослужащих с командованием и органами военного управления. В частности, внося изменения в п. 4 Постановления N 9, Пленум указал: "При подготовке указанных гражданских дел к судебному разбирательству необходимо учитывать, что действующим гражданским процессуальным законодательством предусмотрены различия в порядке рассмотрения дел, вытекающих из публичных и частноправовых отношений, в связи с чем особое значение приобретает правильное установление характера правоотношений сторон. Военная служба предполагает осуществление полномочий государства по обеспечению своего суверенитета и иных важнейших государственных интересов, а военнослужащие являются носителями публичной власти. В связи с этим правоотношения, связанные с исполнением военнослужащими своих служебных обязанностей, являются публично-правовыми. Согласно правовым позициям, высказанным Европейским судом по правам человека, споры, связанные с прохождением военной службы, не являются спорами о гражданских правах, в том числе при наличии требований материального характера". Ссылка на практику Европейского суда основана на Постановлении от 8 декабря 1999 г. по делу "Пеллегрен против Франции" (Pellegrin v. France, см. Постановление Большой палаты Европейского суда, жалоба N 28541/95, ECHR1999-VIII, § 64 - 67) и на ряде других решений. В п. 66 указанного Постановления Европейский суд по правам человека констатировал, что "...единственной категорией споров, которые могут быть исключены из сферы применения статьи 6 параграфа 1 Конвенции, являются споры, инициированные государственными служащими, чьи обязанности олицетворяют особую деятельность по оказанию публичных услуг до той степени, пока последние действуют в качестве депозитария публичной власти, ответственного за защиту общих интересов Правительства и иных органов государственной власти и управления. Ярким примером такого рода деятельности являются Вооруженные Силы и полиция". В п. 67 Постановления указано: "...К любым спорам между административными органами и сотрудниками, занимающими должности, связанные с участием в осуществлении полномочий, установленных публичным правом, не может быть применена ст. 6 параграфа 1 Конвенции, поскольку Суд устанавливает функциональный критерий...". Следует отметить, что в течение 2007 г. Европейский суд по правам человека изменил свою позицию по применению функционального критерия в своей прецедентной практике (решение от 19 апреля 2007 г. N 63235/00 по делу "Вилхо Эскелинен и другие против Финляндии", решение от 7 июня 2007 г. N 2999/03 по делу "Довгучиц против Российской Федерации" и др.). Однако правовые позиции, определенные в этих Постановлениях, вовсе не означают, что Европейский суд оценивает правоотношения, вытекающие из национального законодательства о государственной службе, как частные гражданско-правовые. Европейский суд лишь пришел к выводу о необходимости коррекции своей юрисдикции в сторону ее распространения и на споры между государственными служащими и государством, если в соответствии с национальным законодательством они подлежат судебному рассмотрению. Что касается публично-правового характера этих правоотношений, то по этому вопросу позиция Европейского суда осталась неизменной. В настоящее время требования военнослужащих о защите нарушенных и (или) оспариваемых прав, гарантированных "военным" законодательством, подлежат рассмотрению в порядке, установленном нормами гл. 25 ГПК РФ. При разграничении дел, возникающих из публичных правоотношений, и дел, возникающих из спора о праве, необходимо учитывать положения ст. 22 ГПК РФ, в которой, в частности, установлено, что судам подведомственны исковые дела с участием граждан, организаций, органов государственной власти, органов местного самоуправления о защите нарушенных или оспариваемых прав, свобод и законных интересов, по спорам, возникающим из гражданских, семейных, трудовых, жилищных, земельных, экологических и иных правоотношений, и дела, возникающие из публичных правоотношений. Поскольку нормы "военного" законодательства относятся к сфере публичного права, рассмотрение возникающих при их применении споров должно осуществляться в порядке, установленном нормами гл. 25 ГПК РФ, даже когда требования носят имущественный характер. Военная коллегия Верховного Суда Российской Федерации многократно в своих обзорах указывала на ошибочность позиции судей, которые считают, что все без исключения требования имущественного характера, в том числе и непосредственно вытекающие из военно-административных отношений, относятся к сфере гражданских правоотношений и подлежат рассмотрению в исковом порядке. При этом важно учитывать положения ч. 1 ст. 2 ГК РФ, устанавливающей, что гражданское законодательство определяет правовое положение участников гражданского оборота, основания возникновения и порядок осуществления права собственности и других вещных прав, исключительных прав на результаты интеллектуальной деятельности (интеллектуальной собственности), регулирует договорные и иные обязательства, а также другие имущественные и связанные с ними личные неимущественные отношения, основанные на равенстве, автономии воли и имущественной самостоятельности их участников. Очевидно, что в военно-административных отношениях, которые основаны на властном подчинении одной стороны другой, отсутствуют признаки равенства и автономии воли. Есть законодательно определенные взаимные права и обязанности. Исполнение командованием обязанностей по соблюдению прав и законных интересов военнослужащих производится не путем свободного волеизъявления, а в порядке осуществления законодательно регламентированной служебной деятельности. Таким образом, требования военнослужащих, в том числе и граждан, уволенных с военной службы, об обеспечении денежным и иными видами довольствия, дополнительными выплатами и иные требования, подлежащие оценке в денежном выражении, наряду с другими спорами, не связанными с материальными претензиями, подлежат рассмотрению в порядке, установленном для дел, возникающих из публичных правоотношений. В качестве примера приведем следующий случай из судебной практики. Так, гр. М. обратился в суд в порядке гл. 25 ГПК РФ с заявлением об оспаривании действий военного комиссариата Новгородской области, выразившихся в отказе гр. М. в выплате денежной компенсации за наем жилья, ссылаясь на то, что в период с 30 апреля 1999 г. по 14 декабря 2008 г. он проходил военную службу по контракту в войсковой части Министерства обороны Российской Федерации. Приказом командира войсковой части от 11 сентября 2008 г. заявитель уволен с военной службы по состоянию здоровья, а Приказом от 23 октября 2008 г. с 14 декабря 2008 г. он был исключен из списков личного состава войсковой части с оставлением в списке нуждающихся в улучшении жилищных условий. Поскольку при увольнении с военной службы гр. М. не был обеспечен жилым помещением, ему пришлось снимать жилую площадь на условиях договора найма. В период военной службы заявителю выплачивалась денежная компенсация за наем жилья, однако с момента увольнения данные выплаты были прекращены. Заявитель 29 августа 2011 г. обратился в военный комиссариат Новгородской области с заявлением и необходимыми документами по вопросу выплаты денежной компенсации за наем жилого помещения за период с 15 декабря 2008 г. и до дня обеспечения жилым помещением, в чем ему было отказано ответом от 14 сентября 2011 г., так как гр. М. на финансовом и других видах обеспечения в военном комиссариате Новгородской области не состоял и в списках части не значился; в ответе также указано, что для получения данной выплаты заявителю необходимо обратиться и направить представленный пакет документов в адрес командования последнего места службы или в территориальный довольствующий орган. Определением Новгородского районного суда Новгородской области от 20 декабря 2011 г., оставленным без изменения Определением судебной коллегии по гражданским делам Новгородского областного суда от 29 февраля 2012 г., заявление гр. М. оставлено без рассмотрения и ему разъяснено право обращения в суд для разрешения спора в порядке искового производства. Определением судьи Новгородского областного суда от 20 апреля 2012 г. в передаче кассационной жалобы гр. М. для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции было отказано. В кассационной жалобе, поданной в Верховный Суд Российской Федерации, гр. М. просил отменить Определения судов первой и второй инстанций. Судебная коллегия по административным делам Верховного Суда Российской Федерации в Определении от 17 октября 2012 г. по гражданскому делу N 84-КГ12-3 указала буквально следующее: "Оставляя без рассмотрения указанное заявление гр. М., суд исходил из того, что в данном случае имеет место спор о праве заявителя, заявлены требования материального характера, которые должны быть рассмотрены в порядке искового производства. Между тем, как усматривается из представленных материалов, заявитель оспаривает действия военного комиссариата Новгородской области, выразившиеся в отказе гр. М. в выплате компенсации за наем жилья. В силу статьи 254 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации гражданин, организация вправе оспорить в суде решение, действие (бездействие) органа государственной власти, органа местного самоуправления, должностного лица, государственного или муниципального служащего, если считают, что нарушены их права и свободы. Поскольку требования заявителя вытекают из публичных правоотношений и не носят исковой характер, то оспариваемые судебные Определения нельзя признать законными (выделено нами. - А. Е.). Такой вывод находит подтверждение в разъяснениях Пленума Верховного Суда Российской Федерации, содержащихся в пункте 9 Постановления от 10 февраля 2009 года N 2 "О практике рассмотрения судами дел об оспаривании решений, действий (бездействия) органов государственной власти, органов местного самоуправления, должностных лиц, государственных или муниципальных служащих", согласно которым правильное определение судами вида судопроизводства (имеется в виду исковое или по делам, возникающим из публичных правоотношений), в котором подлежат защите права и свободы гражданина или организации, несогласных с решением, действием (бездействием) органа государственной власти, органа местного самоуправления, должностного лица, государственного или муниципального служащего, зависит от характера правоотношений, из которых вытекает требование лица, обратившегося за судебной защитой" <2>. -------------------------------- <2> Более подробно см.: Определение Судебной коллегии по административным делам Верховного Суда Российской Федерации от 17 октября 2012 года по гражданскому делу N 84-КГ12-3.

Что касается разъяснения о возможности рассмотрения военными судами исков, то такие ситуации встречаются достаточно редко, но не исключены. Например, в исковом порядке должны рассматриваться требования о возмещении убытков, причиненных неправомерными действиями командования, морального вреда, если эти требования заявлены отдельно от основного требования о признании действия (бездействия) неправомерным. К подсудности военных судов относятся также дела о защите чести, достоинства и деловой репутации на основании ст. 152 ГПК РФ, если эти нематериальные блага "затронуты" органами военного управления и воинскими должностными лицами. Допустимо рассмотрение в исковом порядке и жилищных споров с органами военного управления, если только осуществление жилищных прав производится не в порядке военно-административных отношений. В исковом порядке также могут рассматриваться дела, хотя и возникающие из военно-административных отношений, но рассмотрение которых по существу затрагивает и права других лиц, не являющихся субъектами этих правоотношений <3>. -------------------------------- <3> Балабанов Н. Н., Туганов Ю. Н. Настольная книга судьи военного суда по гражданским делам. М., 2011.

По мнению автора, в первом приведенном примере судебной практики гражданское дело гражданина, уволенного с военной службы, претендующего на выплату денежной компенсации за поднаем жилья и обратившегося в гражданский суд за защитой своих прав, подлежало рассмотрению в порядке производства по делам, возникающим из публичных правоотношений, а не в порядке искового производства. Таким образом, учитывая ст. 256 ГПК РФ, которой предусмотрен трехмесячный срок обращения в суд со дня, когда гражданину, уволенному с военной службы, стало известно о невыплате ему денежной компенсации за поднаем жилья, в случае пропуска такого срока без уважительных причин, гражданину должно быть отказано в удовлетворении заявленных требований. Однако необходимо при этом учитывать то, что пропуск указанного срока не является для суда основанием для отказа в принятии заявления, но при отсутствии уважительных причин является основанием для принятия судом решения об отказе в удовлетворении требований заявителя в предварительном судебном заседании или в судебном заседании без исследования фактических обстоятельств дела, в том числе при отсутствии заявления об этом государственного органа или должностного лица, действия которого оспариваются заявителем. Как совершенно точно и верно подметил А. Ф. Воронов, проблемам разграничения видов производств в суде первой инстанции уделялось много внимания в Обзоре судебной практики рассмотрения гражданских дел по искам и жалобам военнослужащих на действия и решения органов военного управления и воинских должностных лиц за 2003 г., подготовленной Военной коллегией Верховного Суда Российской Федерации (основы такого разграничения был и заложены в аналогичном Обзоре за 2002 г.). Анализируя примеры рассмотрения конкретных дел, авторы Обзора, в частности указывали: "Поскольку заявителем оспорены конкретные действия командира воинской части, основанные на административно-властных полномочиях и связанные с изданием обязательного для исполнения для исполнения приказа о продовольственном обеспечении военнослужащих, оснований для рассмотрения данного дела в порядке искового производства не было". Основным критерием разграничения видов производств названо наличие или отсутствие властных полномочий одной из сторон по отношению к другой, другими критериями - субъектный состав дел и характер обжалуемых (оспариваемых) действий и решений. В п. 24 Постановления от 10 февраля 2009 г. N 2 подчеркивается, как пишет А. Ф. Воронов, что, "принимая во внимание положения статьи 256 ГПК Российской Федерации, необходимо по каждому делу выяснять, соблюдены ли сроки обращения заявителя в суд и каковы причины их нарушения, а вопрос о применении последствий несоблюдения данных сроков следует обсуждать независимо от того, ссылались ли на это обстоятельство заинтересованные лица <4>. -------------------------------- <4> Воронов А. Ф. Вид производства в гражданском процессе и гарантии защиты прав военнослужащих // Право в Вооруженных Силах. 2012. N 7. С. 34.

------------------------------------------------------------------

Название документа