Правовые основы призрения военных инвалидов в России в XVIII веке

(Гусарова М. Е.) («Военно-юридический журнал», 2013, N 1) Текст документа

ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ ПРИЗРЕНИЯ ВОЕННЫХ ИНВАЛИДОВ В РОССИИ В XVIII ВЕКЕ <*>

М. Е. ГУСАРОВА

——————————— <*> Gusarova M. E. Legal fundamentals of maintenance of military invalids in Russia in XVIII century.

Гусарова Марина Евгеньевна, заведующая кафедрой социально-правовых дисциплин юридического факультета Муромского института (филиала) ВлГУ, кандидат исторических наук.

Статья посвящена анализу нормативных актов, определяющих социальную политику в отношении военных инвалидов в России в XVIII веке.

Ключевые слова: призрение, военные инвалиды, богадельня.

This article deals with the analysis of the regulations which define the social policy in relation to military disabled people in Russia in the XVIII century.

Key words: charity, military disabled people, almshouse.

Термин «инвалид» (от латинского корня valid — «действенный, полноценный, могущий») в буквальном смысле означает «непригодный», «неполноценный». В России начиная с Петра I так называли военнослужащих, получивших заболевания, ранения или увечья, которые не способны были нести военную службу, и их определяли для дослуживания на штатские должности. Но кроме этого, как известно, были еще так называемые «гражданские» инвалиды, которые либо имели увечья с рождения, либо стали увечными в силу различных причин в гражданской жизни. Данное разделение необходимо потому, что формы призрения для них были различны и их проблемами занимались учреждения, принадлежащие к разным ведомствам. В данной статье речь пойдет о военных инвалидах. Каким образом было организовано призрение данной категории в XVIII веке? Ответ на этот вопрос и станет предметом нашего изучения. В качестве источниковой базы для анализа будет выступать Полное собрание законов Российской империи (ПСЗ). Анализируя содержащиеся в нем указы относительно военных инвалидов, можно определить основные формы их призрения и учреждения, в которых содержались инвалиды. Анализ ПСЗ показал, что основными формами помощи военным инвалидам было нестационарное и стационарное призрение. Забегая вперед, отметим, что наиболее распространенным было второе. К нестационарным формам можно отнести, во-первых, выплату денежного жалованья до конца жизни как самим увечным, так и их семьям. Такие указы появились еще при Петре I и касались отставных увечных офицеров и кормовщиков (в армии они занимались обеспечением продовольствием) <1>. ——————————— <1> Полное собрание законов Российской империи. Издание 1 (далее — ПСЗ-1). СПб., 1830. Т. 4. N 1821. С. 94; Т. 5. N 3003. С. 202 — 203.

Во-вторых, в отношении военных инвалидов у правительства имелся ряд мер фискальной политики. В правление Екатерины II было принято два указа. Один из них освобождал от подушного оклада раненых и увечных гусар, служивших в Слободских полках, даже если срок их службы составлял менее 15 лет <2>. Сделано это было по причине крайней бедности отставных военных. Второй указ освобождал «инвалидных Штаб, Обер и унтер-офицеров и рядовых», проживающих в городах, от налога в 50 рублей с домашних бань при условии, что они были построены с разрешения Военной коллегии только для домашнего использования <3>. ——————————— <2> Там же. Т. 19. N 13515. С. 156. <3> Там же. N 13719. С. 404 — 406.

В-третьих, раненых и увечных военных, не годных к службе, предполагалось использовать на других должностях. Этот вид нестационарной помощи был самым распространенным, о чем свидетельствуют указы, изданные и при Петре I, и при Екатерине II. Использовали их, как правило, для обучения рекрутов, несения караульной службы при военных заводах или других дел, не связанных со строевой службой <4>. Например, для несения караульной службы при Олонецких Петровских заводах создавалась инвалидная рота в количестве 128 человек, которым определялось соответствующее денежное и натуральное жалованье <5>. Во время строительства завода рота содержалась за счет церковной десятины. Впоследствии, когда завод вступит в действие и начнет приносить прибыль, деньги на содержание роты в количестве 5682 р. 47 к. необходимо было вернуть, а роту содержать за счет средств завода. К тому же в 1772 — 1773 гг. Екатериной II были сделаны попытки создания инвалидных рот, которые при сохранении воинского регламента предполагалось использовать на легких работах. Но подобные военные образцы, имевшие характер трудовых формирований, оказались неэффективными, и в 1823 г. их расформировали. Возможно, тогда впервые предпринимались попытки на основе военной системы управления использовать частичный труд призреваемых военных инвалидов. ——————————— <4> Там же. Т. 5. N 2249. С. 476; N 3003. С. 202 — 203; Т. 19. N 13863. С. 570. <5> ПСЗ-1. Т. 19. N 13939. С. 702 — 703.

Остановимся теперь на видах стационарного призрения. Во-первых, к таким учреждениям относились монастыри. При Петре I вышел ряд указов, предписывающих не способных к пропитанию увечных, раненых, дряхлых офицеров, урядников, драгун, рядовых отсылать на прокормление в монастыри <6>. Содержались они за счет средств монастырей, а там, где их не хватало, предлагалось урезать монашеское содержание, чтобы военные получали такую же долю, как и монахи. Елизавета Петровна продолжила политику отца и подтвердила обязанность монастырей содержать отставных военных инвалидов, причем с их малолетними детьми <7>. ——————————— <6> Там же. Т. 6. N 3576. С. 255; Т. 7. N 4183. С. 30. <7> Там же. Т. 12. N 9172. С. 398 — 399.

Второй вид учреждений, в которых предписывалось содержать увечных военных, — богадельни. В 1760 г. Елизавета издает указ о строительстве богаделен для отставных, раненых и увечных солдат в Казанской, Нижегородской, Воронежской, Белгородской губерниях. Выбор этих губерний был обусловлен тем, что в них «…как известно, весьма недорогою ценою хлеб покупается, а при том по тамошнему изобилию как мяса, так наипаче по текущим в тех местах не малым рекам и рыбы довольно…» <8>. Содержаться богадельни должны были за счет доходов губернии. В каждом губернском городе должно иметься по четыре богадельни, в провинциальном — по три, в приписном — по две. Одна богадельня была рассчитана на 10 человек, включая жен и детей военных. Указом регламентировалось и содержание в богадельнях: «…чтоб им утеснения не было и зимою было спокойно, и на топление тех покоев дрова приготовлять от Городовых Канцелярий, и раздавать им по стольку сажень, как на квартирах солдатам… давать определено, а кои пожелают, тем и деньгами по справочным в тех местах ценам; но при том того наблюдать, дабы излишняго казне убытка, а им недостатка не было…» <9>. Если в городах не оказывалось необходимого количества богаделен, присланных военных должны были обеспечить на время квартирами. ——————————— <8> Там же. Т. 15. N 11139. С. 359 — 361. <9> ПСЗ-1. Т. 15. N 11139. С. 359 — 361.

До указа Елизаветы подобные богадельни существовали в Санкт-Петербурге и Москве. На содержание в них определялось в год по 15 р. на человека в Санкт-Петербурге, по 20 — в Москве <10>. Богадельни предназначались для содержания «…самых дряхлых, увечных и пропитания не имеющих Штабъ, Оберъ и унтер-офицеров и рядовых и других чинов, в службе Государевой бывших…» <11>. Но кроме действительно нуждающихся там находились и здоровые, которые могли обеспечивать себя собственным трудом. Таких предполагалось выселить из богаделен, о чем следовало проследить Коллегии экономии и Военной коллегии. Часть инвалидов, годных к нестроевой службе, отправлялась вместе с женами, детьми и даже родителями в инвалидные города. Таким образом, в богадельнях должно было остаться в Санкт-Петербурге 500 человек, в Москве — 1000. Для лечения и присмотра полагались лекари и служилые работники. И впредь в эти богадельни принимать «…унтер-офицеров и солдат самых дряхлых и в неизлечимых болезнях находящихся, и коих ни в какую службу употребить и в назначенные по штату о инвалидах городы отправить не можно, и их жен, так и из разночинцов… чтобы они в оные приниманы были не инако, как с письменными и вероятными от команд своих, в коих они находились, свидетельствами, в которых бы описывано было именно о их беспорочности, о летах и что они непритворныя болезни имею, и совершенно дряхлы, а при том ни родственников, ни свойственников, которые бы их пропитать могли, не имеют» <12>. ——————————— <10> Там же. Т. 17. N 12334. С. 60. <11> Там же. <12> ПСЗ-1. Т. 17. N 12334. С. 61.

В конце 50-х годов Елизавета ищет другие средства призрения увечных отставных военных. В 1758 г. выходит указ об учреждении в Казани инвалидного дома, в который вместо монастырей следовало направлять отставных военных. Для этой цели власти должны были подыскать соответствующий каменный дом, а при отсутствии такового построить новый. Содержание определялось такое же, как в монастырях <13>. ——————————— <13> Там же. Т. 15. N 10790. С. 154.

Только через 20 лет Екатерина II издает указ об учреждении подобного заведения в Москве. Для содержания в нем увечных отставных штаб и обер-офицеров у графа Салтыкова был приобретен дом, на ремонт которого следовало потратить 200 р. Из средств Коллегии экономии выделялось 25000 р. в течение 5 лет, которые предполагалось поместить в Дворянский банк, а на полученные проценты от них содержать инвалидов. Нести караульную службу при доме должны были не годные к строевой службе унтер-офицер и рядовые <14>. ——————————— <14> Там же. Т. 20. N 14628. С. 536.

Краткий обзор правового обеспечения социального призрения раненых и увечных военных в XVIII веке позволяет определить следующие его виды: выплата денежного жалованья, частичное освобождение от подушного оклада, использование на других должностях, призрение в монастырях, богадельнях, инвалидных домах. Понятно, что все это было лишь каплей в бескрайнем море нуждающихся, поэтому количественная сторона вопроса не выдерживает никакой критики. Но содержательный аспект дает возможность определить, что правительство, озабоченное социальным самочувствием данной категории населения, предпринимало попытки его улучшения хотя бы правовыми средствами.

——————————————————————

Название документа

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *